Львы на стекле

Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Мастерская:
СПИЧ
Проект:
Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4
Россия, Москва, Яузская улица, 11/6к4

Авторский коллектив:
Сергей Чобан, Игорь Членов, Алина Гарновская, Сергей
Попов (архитектурное бюро СПИЧ)
Фотосъемка архитектурных элементов исторического корпуса: Дмитрий Чистопрудов
Адаптация цветотехнического решения: Владимир Донсков («АКМА»)

2018 — 2019 / 2019 — 2020
В начале XIX века усадьба Ивана Родионовича Баташева, владельца чугунопавильных заводов в Выксе, была самым роскошным дворцом в Заяузье, с видовыми площадками и с тонкими, нестрандартными рельефами на грани раннего и зрелого классицизма. Авторство неизвестно, но дворец приписывают то Василию Баженову, то Шарлю да Вальи (без особенных оснований), то его ученику Родиону Казакову (что уже более вероятно). За работами наблюдал Михаил Кисельников, выпускник и пансионер Академии Художеств, по одним сведениям крепостной Баташевых, по другим купеческий сын; ему же, как считается, принадлежат рельефы фасадов (о рельефах см., например, здесь).
Отреставрированный флигель усадьбы Баташева, фрагмент
Фотография: Архи.ру

Дворец хорошо сохранился, хотя в 1812 году горел. В 1870-е годы усадьбу Баташева продали городу и реконструировали для Яузской больницы; в начале XX века появилось несколько корпусов в духе неоампира серебряного века, автор одного из них – Илларион Иванов-Шиц. В советское время больницу переименовали в Медсантруд, в 1920-е она принадлежала ГПУ, затем медицинским институтам. Сейчас больница названа в честь одного из профессоров, который работал в ней в 1930-е годы, Ипполита Васильевича Давыдковского, патологоанатома, во время войны – организатора системы полевой хирургии.

Иными словами, и больница более чем известна, специализируется на хирургии и неврологии, и дворец – известнейший памятник московского классицизма. Его реставрация началась в 2019 году, вместе с комплексной реконструкцией больницы, и рассматриваемый корпус №4 – часть реконструкции. Шестиэтажное здание построено в 1972 году по типовому проекту серии 2МГ-05-5, на восточной границе территории больницы, вдоль Землянского переулка. Лаконичный панельный корпус белого цвета, функциональная постройка на бывшей дворцовой территории.
Корпус 4, вид до реконструкции. Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского
Фотография: СПИЧ
Корпус 4, вид до реконструкции. Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского
Фотография: СПИЧ

Реконструкция таких зданий в Москве как правило состоит, помимо инженерных и интерьерных работ, в утеплении фасадов, которые покрывают, поверх минеральной ваты, штукатуркой, керамогранитом или, в самом лучшем случае, алюминиевыми кассетами.

Архитекторы СПИЧ предложили вариант более сложный, откликающийся на соседство знаменитого дворца. В рамках благотворительного проекта они бесплатно разработали для больницы проект реконструкции фасадов, основанный на идее, реализованной Сергеем Чобаном 10-15 лет назад в Петербурге, в бизнес-центрах «Лангензипен», «Бенуа» и «Временах года», – стеклянные кассеты с фотографиями исторического декора, нанесенными на стекло с внутренней стороны кассеты.
Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4
Фотография © Дмитрий Чистопрудов

Главный вход в 4 корпус расположен с внутренней стороны, с территории больницы. Здесь по сторонам входной группы, к которой ведет пологий пандус, авторы поместили два уникальных отпечатка – увеличенные фотографии рельефов с главной лестницы баташевского дворца, переоформленной после пожара 1812 года под наблюдением Жилярди: «Прощание с воином» и «Возвращение Одиссея».
Прощание с воином (возможная альтернативная интерпретация – знамение Энею оставить Трою. См. дисс. С.М. Царевой). Рельеф парадной лестницы дома Ивана Баташева. Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского
Фотография © Дмитрий Чистопрудов
Возвращение Одиссея. Рельеф парадной лестницы дома Ивана Баташева. Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского
Фотография © Дмитрий Чистопрудов

Эти рельефы несколько более поздние, чем фасадный декор главного дома, они относятся к периоду послепожарного ампира. Именно поэтому моделировка, тонкая и детализированная включая лица и костюмы, легко выдержала увеличение. Подлинные рельефы на лестнице меньше размером, удалены от зрителя и рассчитаны на разглядывание снизу. В напечатанном рисунке они увеличены, хотя и остаются чуть меньше человеческого роста, и максимально приближены: все, кто пройдет мимо на пути ко входу, могут разглядеть детали и даже масштабно сопоставить себя этими фигурами.

Любопытна иллюзия объема: контрастная светотень фотографий подчеркивает рельеф, и в какой-то момент кажется, что фигуры лишь помещены под стекло, как на музейной витрине; но с другой стороны они – рисунок на стекле, и немного напоминают голограмму.
Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4
Фотография © Дмитрий Чистопрудов
Возвращение Одиссея, фрагмент шелкографии. Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4
Фотография: Архи.ру

Все остальные рельефы, воспроизведенные на стеклянных панелях – декоративные и относятся к внешнему убранству дворца, по всей видимости выполненному пансионером Академии Михаилом Кисельниковым до пожара. Историки отмечают оригинальность этих деталей, вероятно, вдохновленных итальянским опытом крепостного. Действительно, выражения лиц маскаронов – совершенно нетиповые и могут напомнить гримасу на колокольне Santa Maria Formosa в Венеции; не менее интересны композиции с тритонами, трезубцами и «собакой» по центру – из состава лепных украшений главного фасада дворца Баташева.
  • zooming
    1 / 8
    Дворец Ивана Баташева. Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Детали фасада здания начала XIX века
    Фотография © Дмитрий Чистопрудов
  • zooming
    2 / 8
    Дворец Ивана Баташева. Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Детали фасада здания начала XIX века
    Фотография © Дмитрий Чистопрудов
  • zooming
    3 / 8
    Дворец Ивана Баташева. Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Детали фасада здания начала XIX века
    Фотография © Дмитрий Чистопрудов
  • zooming
    4 / 8
    Дворец Ивана Баташева. Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Детали фасада здания начала XIX века
    Фотография © Дмитрий Чистопрудов
  • zooming
    5 / 8
    Дворец Ивана Баташева. Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Детали фасада здания начала XIX века
    Фотография © Дмитрий Чистопрудов
  • zooming
    6 / 8
    Дворец Ивана Баташева. Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Детали фасада здания начала XIX века
    Фотография © Дмитрий Чистопрудов
  • zooming
    7 / 8
    Дворец Ивана Баташева. Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Детали фасада здания начала XIX века
    Фотография © Дмитрий Чистопрудов
  • zooming
    8 / 8
    Дворец Ивана Баташева. Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Детали фасада здания начала XIX века
    Фотография © Дмитрий Чистопрудов

Плюс розетки, декоративные балюстрады и консоли с богатым лиственным рисунком. Все эти элементы стали основой для декора, нанесенного па стеклянные панели, все они гипертрофированы – сильно увеличены в масштабе, и, в основном, потеряли свои места в рамках логики фасада здания классицизма и получили новые.
Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4
Фотография © Дмитрий Чистопрудов

Общая логика размещения элементов – декоративная, сродни ковру. Хотя классическая основа в ней также есть: белый параллелепипед с окнами получил вертикали и горизонтали, верх и низ, аттик с розетками и цокольный ярус с консолями. Горизонтали балюстрад прорезают вертикали «пилястр», на всю высоту, они начинаются с консолей и завершаются «капителями»– львами. Для дельфинов с главного, обращенного к переулку, фасада дворца нашлось место на уличном фасаде корпуса.

Шаг увеличения тоже различен: миниатюрные розетки, размещенные в исходном рельефе под окнами, и фрагмент волнистого паттерна увеличены очень сильно, перевернуты относительно их базовой горизонтальной позиции и служат декором «пилястр». Но намеренного «жонглирования» элементами, фрагментирования, игры здесь нет – скорее мотивы, обоснованные соседством классицистического дворца, складываются в некий новый крупный узор со своей внутренней логикой.
Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4
Фотография © Дмитрий Чистопрудов

Узор этот похож на гризайль, утопленную в имитирующем травертин золотисто-бежевом тоне, апеллирующем в большей степени к камню классической архитектуры в широком смысле, чем к желтой краске фасадов классицизма. Новый фасад – не попытка превратить корпус 1972 года в подобие дворцового флигеля, он скорее становится неким напоминанием о памятнике, гигантской гравюрой на его тему, подобной оформлению выставки. Попыткой актуализировать ценные рельефы, обратить на них внимание прохожего или пациента. И, конечно же, украсить, насытить фактурой и эмоциями как собственно дом, так и окружение.

Фотографии фасадных рельефов красивы сами по себе, особенно в косом свете и в увеличении. Скульптурная поверхность, задуманная автором, в реальном рельефе сочетается с неровностями, потеками краски, городской копотью – эти два рисунка, задуманный и реальный, накладываются друг на друга и в таком сочетании наделены особенной привлекательностью. Их хочется фотографировать, рассматривать, увеличивать. Любоваться. В сущности это и предлагают нам авторы проекта фасадов корпуса 4 – любоваться рельефами в увеличении, просто проходя мимо. Удивляться, увидев за зарослями американских кленов огромную консоль, то ли рельефную, то ли «нарисованную», но похожую на часть какого-то паркового грота из Италии, где стажировался крепостной архитектор Кисельников.
  • zooming
    1 / 5
    Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4
    Фотография © Дмитрий Чистопрудов
  • zooming
    2 / 5
    Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4
    Фотография © Дмитрий Чистопрудов
  • zooming
    3 / 5
    Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4
    Фотография © Дмитрий Чистопрудов
  • zooming
    4 / 5
    Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4
    Фотография © Дмитрий Чистопрудов
  • zooming
    5 / 5
    Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4
    Фотография: Архи.ру

У стеклянных кассет есть еще одна особенность: кроме того, что рисунок развит, сложен и точен, – стеклянная поверхность отражает окружение. На изъятые из контекста и увеличенные картинки накладываются тени, отражения соседних зданий, к примеру дворцовых флигелей или церкви Симеона Столпника, и контуры деревьев, – что еще раз усложняет и обогащает рисунок при его непосредственном восприятии.
Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4
Фотография: Архи.ру
Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4
Фотография: Архи.ру

Конечно, реконструкция фасада ограничена в возможностях и в данном случае стеклянные кассеты помогли лишь немного «собрать» объем здания и недвусмысленно погрузить его в орнаментику. Окна сохранили свои небольшие размеры и узнаваемые пропорции, хотя откосы придали им глубину.
  • zooming
    1 / 7
    Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4
    Фотография © Дмитрий Чистопрудов
  • zooming
    2 / 7
    Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4
    Фотография © Дмитрий Чистопрудов
  • zooming
    3 / 7
    Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4. Фасад 1. Вид с ул. Яузская
    Проект © СПИЧ
  • zooming
    4 / 7
    Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4. Фасад 2. Вид по Землянскому пер.
    Проект © СПИЧ
  • zooming
    5 / 7
    Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4. Фасад 3 и 4. Вид с Тетеринского переулка и Николоямской улицы
    Проект © СПИЧ
  • zooming
    6 / 7
    Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4. Главный фасад
    Проект © СПИЧ
  • zooming
    7 / 7
    Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4. Фасад по Землянскому пер.
    Проект © СПИЧ

Однако не стоит забывать, что, в сущности, речь шла об утеплении фасадов – а получился новый опыт работы с рельефами, которые, будучи превращены в графику, сохранили и часть признаков скульптуры, поскольку под определенным углом зрения иллюзия объема напоминает о себе. С одной стороны, повтор и тиражирование очевидны, с другой стороны, копирования нет, поскольку мотивы перенесены на иной материал и поняты как часть другой системы, где они заняли другие места. Скорее уж это коллаж с увеличением, сродни подходу коллекционера, рассматривающего интересные ему детали под лупой – и предлагающего прохожему заняться тем же самым.

Мастерская:
СПИЧ
Проект:
Городская клиническая больница №23 им. И.В. Давыдовского. Реконструкция корпуса 4
Россия, Москва, Яузская улица, 11/6к4

Авторский коллектив:
Сергей Чобан, Игорь Членов, Алина Гарновская, Сергей
Попов (архитектурное бюро СПИЧ)
Фотосъемка архитектурных элементов исторического корпуса: Дмитрий Чистопрудов
Адаптация цветотехнического решения: Владимир Донсков («АКМА»)

2018 — 2019 / 2019 — 2020

29 Сентября 2020

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Сейчас на главной
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту Berger + Parkkinen и Querkraft в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО