Магистральное направление: как реализовывалась программа «Моя улица» в условиях советской Москвы

Эссе Сергея Кузнецова, главного архитектора Москвы, о реконструкции Тверской улицы в 1930-е годы: планировке, передвижении домов, благоустройстве.

Автор текста:
Сергей Кузнецов

mainImg
zooming
Перепланировка Ленинградского проспекта
Проект А.В. Щусева, 1933 / Источник: Архитектура СССР

Сергей Кузнецов,
главный архитектор Москвы

Сегодня, глядя на Тверскую и Ленинградский проспект, застройка которых считается квинтэссенцией тоталитарной архитектуры сталинской эпохи, сложно поверить, что в свое время это был настоящий экспериментальный полигон. Здесь испытывались новые архитектурные подходы, передовые технологии индустриального домостроения и доселе невиданные инженерные решения – начиная от рельсов, по которым вместе с жильцами внутри переезжали целые здания, и заканчивая на тот момент крупнейшим в мире подземным коллектором.

Дорога в светлое будущее...
Перестройка Москвы 1930-1940-х годов знаменита тем, что, хотя и не все планы были реализованы полностью, но те проекты, которые удалось осуществить, составили хрестоматийный образ столицы сталинской эпохи: монументальные по своей архитектуре проспекты и станции метро, гранитные набережные, высотные здания. Перед архитекторами была поставлена цель эмоционального воздействовать на зрителя и всеми способами демонстрировать величие идей социализма.

Под стать задаче в 1930-е годы была преобразована и система столичных проектных организаций – специально для планировки города создано Архитектурно-планировочное управление при Моссовете (АПУ). Назначенный в 1932 году главный архитектор АПУ Владимир Семенов – первый главный архитектор Москвы – был убежден, что установка «демонстрировать величие» требовала усиления роли архитекторов в планировочных проектах. В том числе – через создание «индивидуальных мастерских», в которых крупные зодчие выступали бы главными архитекторами наиболее значимых улиц, парков и площадей.
zooming
Генеральный план застройки правой стороны улицы Горького от Охотного ряда до Советской площади
Источник: Архитектура СССР

В результате, когда в 1933 году АПУ было расформировано на десять архитектурно-планировочных мастерских, каждая из которых отвечала за ту ли иную магистральную улицу, руководили ими, как и хотел Семенов, мэтры советской архитектуры. При этом главными направлениями считались два: улица Горького – Пролетарский район и перпендикулярное ему Дворец Советов – Сокольники. Проектировать первое из них назначили Сергея Чернышева (мастерская №1), позже сменившего Владимира Семенова на посту главного архитектора столицы. Под его началом реконструкция улицы Горького – нынешней Тверской – и ее продолжения в виде Ленинградского проспекта продемонстрировала не просто величие новой идеологии, но ее устремленность в будущее, когда высокая идея оказывается двигателем научно-технического прогресса и стимулом развития всех смежных производственных отраслей.

… лежит через ансамбль
Первая и главная заслуга Чернышева как руководителя проекта реконструкции улицы Горького состояла в том, что он рассматривал его гораздо шире – как проект всестороннего развития целого городского участка. В своей автобиографии Чернышев писал: «После Великой Октябрьской Революции, когда проблема проектирования отдельного дома закономерно связалась с проблемой планировки всего квартала, магистрали, района, целого города – мое внимание привлекают вопросы городской планировки, архитектурного ансамбля города, градостроительные проблемы». Улицу Горького он называл «магистралью пролетарской культуры» и, дабы создать на ней единый стилевой ансамбль, застройку магистрали после расширения в 3,5 раза – с 16,5 до 59,5 метров – поручили одному архитектору, Аркадию Мордвинову. «Не впадая в преувеличение, мы имеем право сказать, что последнее столетие не знало примеров ансамблевого городского строительства такого размаха, – писали в прессе, сравнивая новую улицу Горького с улицей Росси в Ленинграде (в настоящее время – улица Зодчего Росси в Санкт-Петербурге). – Ансамбль улицы является одним из первых опытов застройки целого квартала на основе единого замысла».
Новый жилой дом на ул. Горького в Москве. Арх. А.Г. Мордвинов. 1938
Источник: Архитектура СССР

При этом собственно улицу Горького проект Чернышева рассматривал как магистраль «чисто городского типа. Ее оформление должно быть построено в большей степени на исследовании чисто архитектурных моментов. Применение скульптуры, живописи, озеленение усилит выразительность магистрали. Хотя архитектурные ансамбли в различных частях магистрали будут неоднородны, объемно-пространственное решение магистрали в целом должно дать единый ансамбль-комплекс», – писал архитектор. В то время как Ленинградский проспект на участке от вокзала до линии Окружной железной дороги «допускает более свободную комбинацию объемных форм и более богатое включение в архитектурный ансамбль зеленых массивов и просторных спортивных площадок».

Квартальный расчет
Впрочем, «ансамбль» подразумевал не просто создание единообразного по стилю уличного фронта, но и включение в него и, следовательно, тотальную реконструкцию всех прилегающих кварталов – в соответствии с требованиями времени. Вот как описывают их предшествующее состояние современники: «Передняя часть трех кварталов, прилегающих к улице Горького, была раздроблена более чем на 14 частных владений. Старую застройку этих владений характеризовало множество дворов-тупиков (22 двора). Ломаные границы владений были изрезаны подпорными стенками, а сами жилые здания были в разной степени охвачены коммунальным обслуживанием. Здесь встречались дома с голландским или центральным отоплением, дома с подводкой газа и дома без водопровода. В одном доме не было даже уборных, а дворы были так затеснены, что в случае пожара трудно было бы его локализовать… ». И этот случай был отнюдь не уникален: аналогичным образом характеризовалось подавляющее большинство старомосковских двух- и трехэтажных кварталов.
Основной тип карниза
Источник: Архитектура СССР

По завершении реконструкции улицы Горького в 1937-1938 годах ситуация кардинально поменялась: сохраненные ценные здания выровняли по новым границам улицы, дворы реорганизовали, избавились от дворов-«колодцев», сделали внутриквартальные и пожарные проезды, переложили коммуникации. Во всех домах появились электричество, газ, канализация. Параллельно разрабатывались детальные композиционные решения районов, прилегающих к Ленинградскому шоссе: Ходынского поля, села Всехсвятского, Покровского-Стрешнева и Октябрьского поля. Согласно замыслу Чернышева, в этих местах создавалась «система обширных городских кварталов, свободных от фабрик и заводов, с широкими озелененными улицами и с большими озелененными массивами».

И хотя далеко не все эти идеи получили воплощение, в последующие годы выработанный комплексный подход к застройке городских магистралей – с захватом прилегающих кварталов и районов – фактически спас московский центр от неминуемой деградации.

Сподвижник-передвижник
Большую роль в осуществлении планов по реконструкции улицы Горького сыграл инженер и специалист по реставрационным работам Эммануил Гендель, за годы работы над проектом ставший Сергею Чернышеву близким другом и соратником. Поскольку архитектор стремился максимально бережно подойти к исторической застройке вверенного ему участка, то, для того чтобы сохранить ценные памятники, но при этом выстроить их согласно новому плану улицы, нужно было их... аккуратно перенести. Что и проделал Гендель, возглавивший в 1936 году целый «Трест по разборке и передвижке зданий». На несколько метров вглубь улицы переехало здание Моссовета (его сегодня занимает московская мэрия), Саввинское подворье весом 23 тысячи тонн и первый московский кинотеатр – ныне Электротеатр «Станиславский»: он представлял собой комплекс из трех зданий весом более 25 тыс. тонн, и, по словам Генделя, подобного в мире тогда никто не делал. Причем переезд происходил прямо с жильцами внутри – да так, что те посреди ночи могли ничего не заметить. Всего силами «Треста» в Москве передвинули около 70 домов.

Кузница технологий
Итак, громадный фронт застройки улицы Горького был оформлен на основе единого замысла. Но этим не исчерпываются преимущества концентрации всей работы в одних руках. По свидетельствам очевидцев, она сократила сроки проектирования и ускорила темпы ведения строительства. Аркадий Мордвинов – архитектор новых домов – «опирался на передовую индустриально-строительную технику. Он ввел в обиход нашей жилищной архитектуры новые отделочные материалы заводского изготовления и способствовал наиболее быстрому освоению их монтажа и установки на фасады. Это стало возможным только потому, что архитектор уже в проекте учел многие из существенных требований индустриального возведения зданий». На фасадах в лучших традициях русской классической школы впервые в широком масштабе была применена искусственная цементная облицовочная плита. Кроме того, заводским путем были изготовлены все тяги, карнизы, пилястры и так далее.
Конструкции перекрытий и жб плит
Источник: Архитектура СССР
zooming
Реконструкция улицы Горького. Процесс. 1930-е
Источник: Архитектура СССР

Ноухау Мордвинова стало и использование такого нового для советской строительной отрасли материала, как терракота, из которой были изготовлены вставки-наличники на фасадах. «Московская область с ее огромными запасами цветных глин имеет исключительные возможности широкого применения этого материала. Техника производства легко освоена горшечниками Гжеля», – писал журнал «Архитектура СССР» в 1938 году.
zooming
Новый тротуар на улице Горького. 1938
Источник: Архитектура СССР

Наконец, отдельно стоит сказать про инженерную сторону проекта, важность которой для Москвы того времени нельзя недооценивать. По воспоминаниям Никиты Хрущева в начале 1930-х годов, столица тогда «была крупным городом, но с довольно отсталым городским хозяйством: улицы не благоустроены; не было должной канализации, водопровода и водостоков; мостовая, как правило, булыжная, да и булыга лежала не везде; транспорт в основном был конным. Сейчас страшно даже вспомнить, но было именно так».
Улица Горького после реконструкции 1936-1937.
Фотография Н. Грановского / Источник: Архитектура СССР

Так что в смысле благоустройства улица Горького тоже стала образцовым проектом. Тротуары и проезжая часть расширились, рельеф магистрали был значительно смягчен, а сама она получила асфальто-бетонное покрытие. Под землей же вместо 22 отдельных сооружений, обслуживающих каждое из хозяйств, был выстроен единый коллектор – железобетонный канал высотой 2,7 м и шириной 2,4 м, в котором «в надлежащей чистоте и порядке расположены энергетические кабели, телефонная и осветительная сеть, сеть водопровода, теплоцентрали, водостока и так далее». Кроме того, подземный коллектор оборудовался собственной диспетчерской, в которой дежурный специалист постоянно следил за работой сооружения. «До устройства подземного тоннеля, как известно, устранение любой незначительной аварии в подземном хозяйстве требовало вскрытия тротуаров и мостовых. Сейчас надобность в этом отпадает», – писал в журнале «Архитектура СССР» В. Станкеев. И, говоря о реконструкции в целом, заключал: «Перестроено было решительно все… Старая Тверская улица окончательно ушла в область истории, в область преданий».

С этим трудно не согласиться: в рамках одного проекта были решены проблемы с транспортом, коммуникациями, озеленением, ветхой застройкой и пожарной безопасностью; перестроены и улучшены жилые кварталы; сохранены исторические дома и создан образ новой главной магистрали советской столицы. Что возможно, только если планировочные и композиционно-проектные задачи сосредоточены в одних руках, как это было в случае с Сергеем Чернышевым. Лишь тогда «каждый квартал, каждый отрезок улицы, вся улица, площадь будут оформляться как целостные ансамбли и город – как архитектурный комплекс, единый по замыслу и выполнению».

Библиография
Весь СССР. Справочник-путеводитель. М.: Издание Трансрекламы НКПС, 1930. С. 57; СССР в цифрах. Москва: Союзоргучет, 1934
Архитектура СССР. Номера разных лет. 1933-1938
 

09 Сентября 2019

Автор текста:

Сергей Кузнецов
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Крепости «Красной Вены»
Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.
Макеты в масштабе 1:1
Поселок Веркбунда в Вене, идеальное социальное жилье, построенное ведущими европейскими архитекторами для выставки 1932 года – в фотографиях Дениса Есакова.
Будущее вчера и сегодня
Публикуем статью Александра Скокана, впервые появившуюся в прошедшем году в Академическом сборнике РААСН: о Будущем, как его видели в 1960-е, о НЭР, и о том будущем, которое наступило.
Руины Лондона. Часть II
Продолжаем публикацию эссе историка архитектуры Александра Можаева, посвященного практике сохранения остатков старинных зданий в Лондоне. На этот раз речь о средневековье.
Руины Лондона. Часть I
Архитектор и историк Александр Можаев – о лондонской практике сохранения и экспонирования археологического наследия в свете недавнего открытия музея храма Митры. В сравнении с московскими утратами выглядит особенно остро.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха