Магистральное направление: как реализовывалась программа «Моя улица» в условиях советской Москвы

Эссе Сергея Кузнецова, главного архитектора Москвы, о реконструкции Тверской улицы в 1930-е годы: планировке, передвижении домов, благоустройстве.

Автор текста:
Сергей Кузнецов

mainImg
0
zooming
Перепланировка Ленинградского проспекта
Проект А.В. Щусева, 1933 / Источник: Архитектура СССР

Сергей Кузнецов,
главный архитектор Москвы

Сегодня, глядя на Тверскую и Ленинградский проспект, застройка которых считается квинтэссенцией тоталитарной архитектуры сталинской эпохи, сложно поверить, что в свое время это был настоящий экспериментальный полигон. Здесь испытывались новые архитектурные подходы, передовые технологии индустриального домостроения и доселе невиданные инженерные решения – начиная от рельсов, по которым вместе с жильцами внутри переезжали целые здания, и заканчивая на тот момент крупнейшим в мире подземным коллектором.

Дорога в светлое будущее...
Перестройка Москвы 1930-1940-х годов знаменита тем, что, хотя и не все планы были реализованы полностью, но те проекты, которые удалось осуществить, составили хрестоматийный образ столицы сталинской эпохи: монументальные по своей архитектуре проспекты и станции метро, гранитные набережные, высотные здания. Перед архитекторами была поставлена цель эмоционального воздействовать на зрителя и всеми способами демонстрировать величие идей социализма.

Под стать задаче в 1930-е годы была преобразована и система столичных проектных организаций – специально для планировки города создано Архитектурно-планировочное управление при Моссовете (АПУ). Назначенный в 1932 году главный архитектор АПУ Владимир Семенов – первый главный архитектор Москвы – был убежден, что установка «демонстрировать величие» требовала усиления роли архитекторов в планировочных проектах. В том числе – через создание «индивидуальных мастерских», в которых крупные зодчие выступали бы главными архитекторами наиболее значимых улиц, парков и площадей.
zooming
Генеральный план застройки правой стороны улицы Горького от Охотного ряда до Советской площади
Источник: Архитектура СССР

В результате, когда в 1933 году АПУ было расформировано на десять архитектурно-планировочных мастерских, каждая из которых отвечала за ту ли иную магистральную улицу, руководили ими, как и хотел Семенов, мэтры советской архитектуры. При этом главными направлениями считались два: улица Горького – Пролетарский район и перпендикулярное ему Дворец Советов – Сокольники. Проектировать первое из них назначили Сергея Чернышева (мастерская №1), позже сменившего Владимира Семенова на посту главного архитектора столицы. Под его началом реконструкция улицы Горького – нынешней Тверской – и ее продолжения в виде Ленинградского проспекта продемонстрировала не просто величие новой идеологии, но ее устремленность в будущее, когда высокая идея оказывается двигателем научно-технического прогресса и стимулом развития всех смежных производственных отраслей.

… лежит через ансамбль
Первая и главная заслуга Чернышева как руководителя проекта реконструкции улицы Горького состояла в том, что он рассматривал его гораздо шире – как проект всестороннего развития целого городского участка. В своей автобиографии Чернышев писал: «После Великой Октябрьской Революции, когда проблема проектирования отдельного дома закономерно связалась с проблемой планировки всего квартала, магистрали, района, целого города – мое внимание привлекают вопросы городской планировки, архитектурного ансамбля города, градостроительные проблемы». Улицу Горького он называл «магистралью пролетарской культуры» и, дабы создать на ней единый стилевой ансамбль, застройку магистрали после расширения в 3,5 раза – с 16,5 до 59,5 метров – поручили одному архитектору, Аркадию Мордвинову. «Не впадая в преувеличение, мы имеем право сказать, что последнее столетие не знало примеров ансамблевого городского строительства такого размаха, – писали в прессе, сравнивая новую улицу Горького с улицей Росси в Ленинграде (в настоящее время – улица Зодчего Росси в Санкт-Петербурге). – Ансамбль улицы является одним из первых опытов застройки целого квартала на основе единого замысла».
Новый жилой дом на ул. Горького в Москве. Арх. А.Г. Мордвинов. 1938
Источник: Архитектура СССР

При этом собственно улицу Горького проект Чернышева рассматривал как магистраль «чисто городского типа. Ее оформление должно быть построено в большей степени на исследовании чисто архитектурных моментов. Применение скульптуры, живописи, озеленение усилит выразительность магистрали. Хотя архитектурные ансамбли в различных частях магистрали будут неоднородны, объемно-пространственное решение магистрали в целом должно дать единый ансамбль-комплекс», – писал архитектор. В то время как Ленинградский проспект на участке от вокзала до линии Окружной железной дороги «допускает более свободную комбинацию объемных форм и более богатое включение в архитектурный ансамбль зеленых массивов и просторных спортивных площадок».

Квартальный расчет
Впрочем, «ансамбль» подразумевал не просто создание единообразного по стилю уличного фронта, но и включение в него и, следовательно, тотальную реконструкцию всех прилегающих кварталов – в соответствии с требованиями времени. Вот как описывают их предшествующее состояние современники: «Передняя часть трех кварталов, прилегающих к улице Горького, была раздроблена более чем на 14 частных владений. Старую застройку этих владений характеризовало множество дворов-тупиков (22 двора). Ломаные границы владений были изрезаны подпорными стенками, а сами жилые здания были в разной степени охвачены коммунальным обслуживанием. Здесь встречались дома с голландским или центральным отоплением, дома с подводкой газа и дома без водопровода. В одном доме не было даже уборных, а дворы были так затеснены, что в случае пожара трудно было бы его локализовать… ». И этот случай был отнюдь не уникален: аналогичным образом характеризовалось подавляющее большинство старомосковских двух- и трехэтажных кварталов.
Основной тип карниза
Источник: Архитектура СССР

По завершении реконструкции улицы Горького в 1937-1938 годах ситуация кардинально поменялась: сохраненные ценные здания выровняли по новым границам улицы, дворы реорганизовали, избавились от дворов-«колодцев», сделали внутриквартальные и пожарные проезды, переложили коммуникации. Во всех домах появились электричество, газ, канализация. Параллельно разрабатывались детальные композиционные решения районов, прилегающих к Ленинградскому шоссе: Ходынского поля, села Всехсвятского, Покровского-Стрешнева и Октябрьского поля. Согласно замыслу Чернышева, в этих местах создавалась «система обширных городских кварталов, свободных от фабрик и заводов, с широкими озелененными улицами и с большими озелененными массивами».

И хотя далеко не все эти идеи получили воплощение, в последующие годы выработанный комплексный подход к застройке городских магистралей – с захватом прилегающих кварталов и районов – фактически спас московский центр от неминуемой деградации.

Сподвижник-передвижник
Большую роль в осуществлении планов по реконструкции улицы Горького сыграл инженер и специалист по реставрационным работам Эммануил Гендель, за годы работы над проектом ставший Сергею Чернышеву близким другом и соратником. Поскольку архитектор стремился максимально бережно подойти к исторической застройке вверенного ему участка, то, для того чтобы сохранить ценные памятники, но при этом выстроить их согласно новому плану улицы, нужно было их... аккуратно перенести. Что и проделал Гендель, возглавивший в 1936 году целый «Трест по разборке и передвижке зданий». На несколько метров вглубь улицы переехало здание Моссовета (его сегодня занимает московская мэрия), Саввинское подворье весом 23 тысячи тонн и первый московский кинотеатр – ныне Электротеатр «Станиславский»: он представлял собой комплекс из трех зданий весом более 25 тыс. тонн, и, по словам Генделя, подобного в мире тогда никто не делал. Причем переезд происходил прямо с жильцами внутри – да так, что те посреди ночи могли ничего не заметить. Всего силами «Треста» в Москве передвинули около 70 домов.

Кузница технологий
Итак, громадный фронт застройки улицы Горького был оформлен на основе единого замысла. Но этим не исчерпываются преимущества концентрации всей работы в одних руках. По свидетельствам очевидцев, она сократила сроки проектирования и ускорила темпы ведения строительства. Аркадий Мордвинов – архитектор новых домов – «опирался на передовую индустриально-строительную технику. Он ввел в обиход нашей жилищной архитектуры новые отделочные материалы заводского изготовления и способствовал наиболее быстрому освоению их монтажа и установки на фасады. Это стало возможным только потому, что архитектор уже в проекте учел многие из существенных требований индустриального возведения зданий». На фасадах в лучших традициях русской классической школы впервые в широком масштабе была применена искусственная цементная облицовочная плита. Кроме того, заводским путем были изготовлены все тяги, карнизы, пилястры и так далее.
Конструкции перекрытий и жб плит
Источник: Архитектура СССР
zooming
Реконструкция улицы Горького. Процесс. 1930-е
Источник: Архитектура СССР

Ноухау Мордвинова стало и использование такого нового для советской строительной отрасли материала, как терракота, из которой были изготовлены вставки-наличники на фасадах. «Московская область с ее огромными запасами цветных глин имеет исключительные возможности широкого применения этого материала. Техника производства легко освоена горшечниками Гжеля», – писал журнал «Архитектура СССР» в 1938 году.
zooming
Новый тротуар на улице Горького. 1938
Источник: Архитектура СССР

Наконец, отдельно стоит сказать про инженерную сторону проекта, важность которой для Москвы того времени нельзя недооценивать. По воспоминаниям Никиты Хрущева в начале 1930-х годов, столица тогда «была крупным городом, но с довольно отсталым городским хозяйством: улицы не благоустроены; не было должной канализации, водопровода и водостоков; мостовая, как правило, булыжная, да и булыга лежала не везде; транспорт в основном был конным. Сейчас страшно даже вспомнить, но было именно так».
Улица Горького после реконструкции 1936-1937.
Фотография Н. Грановского / Источник: Архитектура СССР

Так что в смысле благоустройства улица Горького тоже стала образцовым проектом. Тротуары и проезжая часть расширились, рельеф магистрали был значительно смягчен, а сама она получила асфальто-бетонное покрытие. Под землей же вместо 22 отдельных сооружений, обслуживающих каждое из хозяйств, был выстроен единый коллектор – железобетонный канал высотой 2,7 м и шириной 2,4 м, в котором «в надлежащей чистоте и порядке расположены энергетические кабели, телефонная и осветительная сеть, сеть водопровода, теплоцентрали, водостока и так далее». Кроме того, подземный коллектор оборудовался собственной диспетчерской, в которой дежурный специалист постоянно следил за работой сооружения. «До устройства подземного тоннеля, как известно, устранение любой незначительной аварии в подземном хозяйстве требовало вскрытия тротуаров и мостовых. Сейчас надобность в этом отпадает», – писал в журнале «Архитектура СССР» В. Станкеев. И, говоря о реконструкции в целом, заключал: «Перестроено было решительно все… Старая Тверская улица окончательно ушла в область истории, в область преданий».

С этим трудно не согласиться: в рамках одного проекта были решены проблемы с транспортом, коммуникациями, озеленением, ветхой застройкой и пожарной безопасностью; перестроены и улучшены жилые кварталы; сохранены исторические дома и создан образ новой главной магистрали советской столицы. Что возможно, только если планировочные и композиционно-проектные задачи сосредоточены в одних руках, как это было в случае с Сергеем Чернышевым. Лишь тогда «каждый квартал, каждый отрезок улицы, вся улица, площадь будут оформляться как целостные ансамбли и город – как архитектурный комплекс, единый по замыслу и выполнению».

Библиография
Весь СССР. Справочник-путеводитель. М.: Издание Трансрекламы НКПС, 1930. С. 57; СССР в цифрах. Москва: Союзоргучет, 1934
Архитектура СССР. Номера разных лет. 1933-1938
 

09 Сентября 2019

Автор текста:

Сергей Кузнецов
Похожие статьи
Архитектурная модернизация среды жизнедеятельности:...
Публикуем полный текст первой книги коллективной монографии сотрудников НИИТИАГ. Книга посвящена разным аспектам обновления рукотворной среды, как городской, так и сельской, как древности, так и современной архитектуре, в частности, в ней есть глава, посвященная Николасу Гримшо. В монографии больше 450 страниц.
Поддержка архитектуры в Дании: коллаборации большие...
Публикуем главу из недавно опубликованного исследования Москомархитектуры, посвященного анализу практик поддержки архитектурной деятельности в странах Европы, США и России. Глава посвящена Дании, автор – Татьяна Ломакина.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Технологии и материалы
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Школа как сообщество
Лондонское бюро AdjoubeiScott-Whitby Studio превратило здание Александровского училища в Калуге в уникальную школу на 150 учеников. Здание начала XX века адаптировали под британскую образовательную систему – как в программном смысле, так и в архитектурном.
Пена дней
В интерьере ресторана Sparkle бюро Archpoint переосмысляет эстетику винных погребов и обращается к образам, связанным с игристым вином – пузырькам, пене и жизнелюбию.
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.
Маяк на сопке
Смотровая площадка, построенная в рамках проекта «Мой залив», дает жителям Мурманска возможность насладиться природой родного края, поймать северное солнце или укрыться от непогоды.