Магистральное направление: как реализовывалась программа «Моя улица» в условиях советской Москвы

Эссе Сергея Кузнецова, главного архитектора Москвы, о реконструкции Тверской улицы в 1930-е годы: планировке, передвижении домов, благоустройстве.

Автор текста:
Сергей Кузнецов

mainImg
zooming
Перепланировка Ленинградского проспекта
Проект А.В. Щусева, 1933 / Источник: Архитектура СССР

Сергей Кузнецов,
главный архитектор Москвы

Сегодня, глядя на Тверскую и Ленинградский проспект, застройка которых считается квинтэссенцией тоталитарной архитектуры сталинской эпохи, сложно поверить, что в свое время это был настоящий экспериментальный полигон. Здесь испытывались новые архитектурные подходы, передовые технологии индустриального домостроения и доселе невиданные инженерные решения – начиная от рельсов, по которым вместе с жильцами внутри переезжали целые здания, и заканчивая на тот момент крупнейшим в мире подземным коллектором.

Дорога в светлое будущее...
Перестройка Москвы 1930-1940-х годов знаменита тем, что, хотя и не все планы были реализованы полностью, но те проекты, которые удалось осуществить, составили хрестоматийный образ столицы сталинской эпохи: монументальные по своей архитектуре проспекты и станции метро, гранитные набережные, высотные здания. Перед архитекторами была поставлена цель эмоционального воздействовать на зрителя и всеми способами демонстрировать величие идей социализма.

Под стать задаче в 1930-е годы была преобразована и система столичных проектных организаций – специально для планировки города создано Архитектурно-планировочное управление при Моссовете (АПУ). Назначенный в 1932 году главный архитектор АПУ Владимир Семенов – первый главный архитектор Москвы – был убежден, что установка «демонстрировать величие» требовала усиления роли архитекторов в планировочных проектах. В том числе – через создание «индивидуальных мастерских», в которых крупные зодчие выступали бы главными архитекторами наиболее значимых улиц, парков и площадей.
zooming
Генеральный план застройки правой стороны улицы Горького от Охотного ряда до Советской площади
Источник: Архитектура СССР

В результате, когда в 1933 году АПУ было расформировано на десять архитектурно-планировочных мастерских, каждая из которых отвечала за ту ли иную магистральную улицу, руководили ими, как и хотел Семенов, мэтры советской архитектуры. При этом главными направлениями считались два: улица Горького – Пролетарский район и перпендикулярное ему Дворец Советов – Сокольники. Проектировать первое из них назначили Сергея Чернышева (мастерская №1), позже сменившего Владимира Семенова на посту главного архитектора столицы. Под его началом реконструкция улицы Горького – нынешней Тверской – и ее продолжения в виде Ленинградского проспекта продемонстрировала не просто величие новой идеологии, но ее устремленность в будущее, когда высокая идея оказывается двигателем научно-технического прогресса и стимулом развития всех смежных производственных отраслей.

… лежит через ансамбль
Первая и главная заслуга Чернышева как руководителя проекта реконструкции улицы Горького состояла в том, что он рассматривал его гораздо шире – как проект всестороннего развития целого городского участка. В своей автобиографии Чернышев писал: «После Великой Октябрьской Революции, когда проблема проектирования отдельного дома закономерно связалась с проблемой планировки всего квартала, магистрали, района, целого города – мое внимание привлекают вопросы городской планировки, архитектурного ансамбля города, градостроительные проблемы». Улицу Горького он называл «магистралью пролетарской культуры» и, дабы создать на ней единый стилевой ансамбль, застройку магистрали после расширения в 3,5 раза – с 16,5 до 59,5 метров – поручили одному архитектору, Аркадию Мордвинову. «Не впадая в преувеличение, мы имеем право сказать, что последнее столетие не знало примеров ансамблевого городского строительства такого размаха, – писали в прессе, сравнивая новую улицу Горького с улицей Росси в Ленинграде (в настоящее время – улица Зодчего Росси в Санкт-Петербурге). – Ансамбль улицы является одним из первых опытов застройки целого квартала на основе единого замысла».
Новый жилой дом на ул. Горького в Москве. Арх. А.Г. Мордвинов. 1938
Источник: Архитектура СССР

При этом собственно улицу Горького проект Чернышева рассматривал как магистраль «чисто городского типа. Ее оформление должно быть построено в большей степени на исследовании чисто архитектурных моментов. Применение скульптуры, живописи, озеленение усилит выразительность магистрали. Хотя архитектурные ансамбли в различных частях магистрали будут неоднородны, объемно-пространственное решение магистрали в целом должно дать единый ансамбль-комплекс», – писал архитектор. В то время как Ленинградский проспект на участке от вокзала до линии Окружной железной дороги «допускает более свободную комбинацию объемных форм и более богатое включение в архитектурный ансамбль зеленых массивов и просторных спортивных площадок».

Квартальный расчет
Впрочем, «ансамбль» подразумевал не просто создание единообразного по стилю уличного фронта, но и включение в него и, следовательно, тотальную реконструкцию всех прилегающих кварталов – в соответствии с требованиями времени. Вот как описывают их предшествующее состояние современники: «Передняя часть трех кварталов, прилегающих к улице Горького, была раздроблена более чем на 14 частных владений. Старую застройку этих владений характеризовало множество дворов-тупиков (22 двора). Ломаные границы владений были изрезаны подпорными стенками, а сами жилые здания были в разной степени охвачены коммунальным обслуживанием. Здесь встречались дома с голландским или центральным отоплением, дома с подводкой газа и дома без водопровода. В одном доме не было даже уборных, а дворы были так затеснены, что в случае пожара трудно было бы его локализовать… ». И этот случай был отнюдь не уникален: аналогичным образом характеризовалось подавляющее большинство старомосковских двух- и трехэтажных кварталов.
Основной тип карниза
Источник: Архитектура СССР

По завершении реконструкции улицы Горького в 1937-1938 годах ситуация кардинально поменялась: сохраненные ценные здания выровняли по новым границам улицы, дворы реорганизовали, избавились от дворов-«колодцев», сделали внутриквартальные и пожарные проезды, переложили коммуникации. Во всех домах появились электричество, газ, канализация. Параллельно разрабатывались детальные композиционные решения районов, прилегающих к Ленинградскому шоссе: Ходынского поля, села Всехсвятского, Покровского-Стрешнева и Октябрьского поля. Согласно замыслу Чернышева, в этих местах создавалась «система обширных городских кварталов, свободных от фабрик и заводов, с широкими озелененными улицами и с большими озелененными массивами».

И хотя далеко не все эти идеи получили воплощение, в последующие годы выработанный комплексный подход к застройке городских магистралей – с захватом прилегающих кварталов и районов – фактически спас московский центр от неминуемой деградации.

Сподвижник-передвижник
Большую роль в осуществлении планов по реконструкции улицы Горького сыграл инженер и специалист по реставрационным работам Эммануил Гендель, за годы работы над проектом ставший Сергею Чернышеву близким другом и соратником. Поскольку архитектор стремился максимально бережно подойти к исторической застройке вверенного ему участка, то, для того чтобы сохранить ценные памятники, но при этом выстроить их согласно новому плану улицы, нужно было их... аккуратно перенести. Что и проделал Гендель, возглавивший в 1936 году целый «Трест по разборке и передвижке зданий». На несколько метров вглубь улицы переехало здание Моссовета (его сегодня занимает московская мэрия), Саввинское подворье весом 23 тысячи тонн и первый московский кинотеатр – ныне Электротеатр «Станиславский»: он представлял собой комплекс из трех зданий весом более 25 тыс. тонн, и, по словам Генделя, подобного в мире тогда никто не делал. Причем переезд происходил прямо с жильцами внутри – да так, что те посреди ночи могли ничего не заметить. Всего силами «Треста» в Москве передвинули около 70 домов.

Кузница технологий
Итак, громадный фронт застройки улицы Горького был оформлен на основе единого замысла. Но этим не исчерпываются преимущества концентрации всей работы в одних руках. По свидетельствам очевидцев, она сократила сроки проектирования и ускорила темпы ведения строительства. Аркадий Мордвинов – архитектор новых домов – «опирался на передовую индустриально-строительную технику. Он ввел в обиход нашей жилищной архитектуры новые отделочные материалы заводского изготовления и способствовал наиболее быстрому освоению их монтажа и установки на фасады. Это стало возможным только потому, что архитектор уже в проекте учел многие из существенных требований индустриального возведения зданий». На фасадах в лучших традициях русской классической школы впервые в широком масштабе была применена искусственная цементная облицовочная плита. Кроме того, заводским путем были изготовлены все тяги, карнизы, пилястры и так далее.
Конструкции перекрытий и жб плит
Источник: Архитектура СССР
zooming
Реконструкция улицы Горького. Процесс. 1930-е
Источник: Архитектура СССР

Ноухау Мордвинова стало и использование такого нового для советской строительной отрасли материала, как терракота, из которой были изготовлены вставки-наличники на фасадах. «Московская область с ее огромными запасами цветных глин имеет исключительные возможности широкого применения этого материала. Техника производства легко освоена горшечниками Гжеля», – писал журнал «Архитектура СССР» в 1938 году.
zooming
Новый тротуар на улице Горького. 1938
Источник: Архитектура СССР

Наконец, отдельно стоит сказать про инженерную сторону проекта, важность которой для Москвы того времени нельзя недооценивать. По воспоминаниям Никиты Хрущева в начале 1930-х годов, столица тогда «была крупным городом, но с довольно отсталым городским хозяйством: улицы не благоустроены; не было должной канализации, водопровода и водостоков; мостовая, как правило, булыжная, да и булыга лежала не везде; транспорт в основном был конным. Сейчас страшно даже вспомнить, но было именно так».
Улица Горького после реконструкции 1936-1937.
Фотография Н. Грановского / Источник: Архитектура СССР

Так что в смысле благоустройства улица Горького тоже стала образцовым проектом. Тротуары и проезжая часть расширились, рельеф магистрали был значительно смягчен, а сама она получила асфальто-бетонное покрытие. Под землей же вместо 22 отдельных сооружений, обслуживающих каждое из хозяйств, был выстроен единый коллектор – железобетонный канал высотой 2,7 м и шириной 2,4 м, в котором «в надлежащей чистоте и порядке расположены энергетические кабели, телефонная и осветительная сеть, сеть водопровода, теплоцентрали, водостока и так далее». Кроме того, подземный коллектор оборудовался собственной диспетчерской, в которой дежурный специалист постоянно следил за работой сооружения. «До устройства подземного тоннеля, как известно, устранение любой незначительной аварии в подземном хозяйстве требовало вскрытия тротуаров и мостовых. Сейчас надобность в этом отпадает», – писал в журнале «Архитектура СССР» В. Станкеев. И, говоря о реконструкции в целом, заключал: «Перестроено было решительно все… Старая Тверская улица окончательно ушла в область истории, в область преданий».

С этим трудно не согласиться: в рамках одного проекта были решены проблемы с транспортом, коммуникациями, озеленением, ветхой застройкой и пожарной безопасностью; перестроены и улучшены жилые кварталы; сохранены исторические дома и создан образ новой главной магистрали советской столицы. Что возможно, только если планировочные и композиционно-проектные задачи сосредоточены в одних руках, как это было в случае с Сергеем Чернышевым. Лишь тогда «каждый квартал, каждый отрезок улицы, вся улица, площадь будут оформляться как целостные ансамбли и город – как архитектурный комплекс, единый по замыслу и выполнению».

Библиография
Весь СССР. Справочник-путеводитель. М.: Издание Трансрекламы НКПС, 1930. С. 57; СССР в цифрах. Москва: Союзоргучет, 1934
Архитектура СССР. Номера разных лет. 1933-1938
 

09 Сентября 2019

Автор текста:

Сергей Кузнецов
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Крепости «Красной Вены»
Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливой клинкерной плиткой разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.