Николай Белоусов: «Наша задача – дать студентам поверить в себя»

20 июля стартует очередной практикум по современной деревянной архитектуре «Древолюция». В преддверии этого события мы встретились с идеологом и куратором проекта, Николаем Белоусовым.

Елена Петухова

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
0 Почему вы увлеклись работой с деревом и стали специализироваться на деревянной архитектуре? Это был осознанный выбор или все произошло случайно?

Как и многие наши склонности, все идет из детских воспоминаний и впечатлений. Половина моего детства прошла в подмосковном поселке НИЛ, в классической деревянной даче, такой же, как и большинство домов в поселке: изначально срубленной, а потом многократно достроенной и перестроенной. Поселок НИЛ – это был особый, неповторимый мир, с удивительной атмосферой дачной жизни и ощущением, что лучше деревянного дома нет ничего.

Потом, уже в студенческие годы, учась в архитектурном институте, мы много ездили на обмеры и путешествовали по русскому Северу. А лет сорок назад абсолютно случайно мы с друзьями купили несколько домов в заброшенной деревне в 700 километрах от Москвы, на северо-восточной границе Костромской области, рядом со славным городом Кологрив. Нам пришлось на протяжении нескольких лет самим восстанавливать дома, учиться валить лес, перекладывать венцы, менять фундаменты, класть печи. Недостаток знаний мы поначалу восполняли энтузиазмом и куражом. Но постепенно, мы все основательнее погружались в предмет, изучили всю доступную литературу в Ленинской библиотеке и Библиотеке иностранной литературы. Кроме того, немало справочников по деревянной архитектуре было и в нашей семейной библиотеке благодаря разносторонним интересам моего прадеда. Постепенно, я уже мог выступать в роли эксперта и с удовольствием помогал друзьям не только с ремонтом, но и когда они просили меня помочь с проектированием нового дома или дачи. И не раз это приводило к неожиданным результатам: людям так нравилось жить за городом, что они меняли свой уклад, чтобы проводить как можно больше времени там.

Затем наступило время, когда я руководил собственной мастерской и занимался большими проектами в Москве и Париже. Еще лет пять дерево оставалось моим хобби. Но в 2002 году я понял, что хочу заниматься именно деревянной архитектурой, к которой у меня всегда лежала душа. Я закрыл бюро и начал создавать собственную компанию по проектированию и строительству деревянных домов. Я очень хорошо видел все сложности и проблемы их изготовления и одновременно понимал, какие необъятные возможности таит в себе эта технология, если использовать традиционные и разрабатывать новые, современные приемы работы с деревом. Каков потенциал сруба и всех соединений, таких как: «ласточкин хвост», скрытые пазы и так далее, что можно изменить или скомбинировать по-новому, и как это все повлияет на формообразование. Чтобы мои проекты не зависели от низкоквалифицированных и не заинтересованных в качестве конечного результата плотников, мы решили создать собственное производство и купили брошенную машинно-тракторную станцию под Галичем.
zooming
  • zooming
    1 / 7
    Древолюция 2016. Команда «В ДИНАмиКе». Объект: Скульптурная группа «Раскол». Древолюция2016 Авторы: Черемнова Анна, Дудина Ксения, Кузина Анастасия, Мухин Дмитрий, Сметанин Илья. Фото: Анастасия Кузина
    © Древолюция
  • zooming
    2 / 7
    Древолюция 2016. Объект: «Тропа Мёбиуса» Авторы: Подагуц Галина, Покатович Александра, Сотникова Ксения, Шевчук Полина
    © Древолюция
  • zooming
    3 / 7
    Древолюция 2017. Объект: «Липовый чай». Авторы: Алымова Мария, Костерин Алексей, Крутиков Иван, Кудряков Денис, Николаев Александр, Репина Ольга, Таслунов Александр
    © Древолюция
  • zooming
    4 / 7
    Древолюция 2017. Объект: «О.Р.» Авторы: Воротникова Ксения, Жернакова Наталья, Посадский Ян, Сущин Александр, Черемнова Анна
    © Древолюция
  • zooming
    5 / 7
    Древолюция 2017. Объект: «ПРО… СУХАНОВО» Авторы: Выборова Дарья, Левченко Мария, Николаенков Антон, Пуренков Антон
    © Древолюция
  • zooming
    6 / 7
    Древолюция 2017. Объект: «СКЕЛЕТ ПРОШЛОГО (КАРКАС БУДУЩЕГО)» Авторы: Полищук Мария, Разумовский Ярослав, Ушаков Алексей, Яковлева Мария, Алексей Колесов
    © Древолюция
  • zooming
    7 / 7
    © Древолюция

Она расположена в удивительном месте – на одной из самых высоких точек в Костромской области, прямо на водоразделе ручьев и рек, часть из которых течет на юг и впадает в Волгу и дальше в Каспийское море, а другая – на север, в Северную Двину и Белое море. Прекрасное место, открытое солнцу и ветрам, в окружении лесов, самое подходящее для обработки конструкций для деревянных домов. Выстроенная производственная система позволила нам иметь ту деревянную архитектуру, которую мы презентуем нашим заказчикам, показываем на всех выставках.
  • zooming
    1 / 4
    Дом Николая Белоусова на заводе под Галичем
    © Древолюция
  • zooming
    2 / 4
    На производстве под Галичем
    © Проект ОБЛО
  • zooming
    3 / 4
    На производстве под Галичем
    © Проект ОБЛО
  • zooming
    4 / 4
    «Древолюция 2003» на заводе под Галичем
    © Древолюция

Вы не ограничились развитием собственного бизнеса. В какой момент и почему возникла идея «Древолюции»?

Изучая тему, исследуя традиций русской деревянной архитектуры, я понял, насколько ограниченна и не развита вся эта отрасль в нашей стране сейчас и как мало специалистов, умеющих и стремящихся работать с деревом. Ни в одном архитектурном вузе не читают курс деревянной архитектуры, молодым архитекторам просто негде узнать о ее возможностях. Сначала я хотел выпускать журнал по деревянной архитектуре, а потом пришла идея создания своеобразной школы при нашем заводе. И уже в 2003 году у нас под Галичем прошла первая «Древолюция». Изначально я хотел сделать постоянно действующую летнюю школу-практику для архитекторов и студентов, где они могли бы изучать секреты владения деревом, этим очень сложным, живым, единственным возобновляемым из всех существующих строительных материалов. Но организовать трехмесячный курс было очень сложно, поэтому мы разработали концепцию двухнедельного практикума, которая вот уже пятнадцать лет практически не меняется.

Суть идеи заключается в продуманном сочетании теории и практики. Студенты и молодые архитекторы оказываются в необычной среде, где они учатся понимать дерево и работать с ним. В начале им читают лекции по истории деревянной архитектуры. Одновременно, они изучают технологический процесс: способы соединения деревянных элементов, крепеж, конструктивные особенности древесины и различных пиломатериалов. Также они исследуют предлагаемую в качестве полигона территорию и пытаются сформировать свои представления о ней, о том, что этой территории нужно, что они могут ей предложить, какие проблемы решить, используя дерево. Пять дней они проектируют свои объекты и защищают их перед жюри, которое фактически дает допуск к реализации.

Следующие полторы недели участники практикума реализуют свои проекты. Составляется спецификации на пило- и лакокрасочные материалы, крепеж и так далее. Наши партнеры – производители инструментов предоставляют их участникам бесплатно. Все эти две недели, с утра до вечера, я провожу с участниками, консультируя, объясняя им, в какое место можно и в какое нельзя крутить шурупы и множество других нюансов. В конце практикума проходит общая презентация построенных объектов для основного жюри, в которое традиционно входят мои друзья: знаменитые архитекторы и авторитетные эксперты, занимающиеся деревянной архитектурой. Авторы рассказывают о процессе создания проекта: от первой мысли, первого наброска и до реализованного объекта. И самое главное – студенты формулируют свое ощущение соответствия или не соответствия финального результата изначальному образу. Вечером последнего дня жюри объявляет свое решение и вручает дипломы лауреатам. По правилам практикума, жюри имеет право не присуждать первый приз, но это бывает очень редко. Празднование проходит совместно, так что у молодых архитекторов есть возможность пообщаться с членами жюри и, мне кажется это очень важным, потому что создает ощущение общности и выводит конкурсантов сразу на уровень профессионального разговора, не как с учителями или «звездами», а как с коллегами. Благодаря такому формату практикума, все участники получают в свое портфолио реализованный объект, что всегда значимо для архитекторов, и опыт прохождения всего цикла воплощения архитектурного проекта. Кроме того, я горжусь тем, что работы студентов «Древолюции» получают первые премии и на АрхиWOOD, и на «Зодчестве», и на конкурсах ландшафтной архитектуры. Значит, наши усилия по достоинству оценивают не только люди, вовлеченные в наш процесс, но и широкий круг профессионалов, абсолютно не ангажированных.
  • zooming
    1 / 3
    Дом «Ловушка для солнца». Московская обл., поселок «Зеленая роща». Архитектурная мастерская Николая Белоусова: Николай Белоусов, Николай Соловьев. 2014.
    Фотография © Алексей Народицкий
  • zooming
    2 / 3
    Дом у озера. Архитектурная мастерская Николая Белоусова: Николай Белоусов, Владимир Белоусов. 2018.
    © Древолюция
  • zooming
    3 / 3
    Загородный дом в Завидово. Поселок Завидово, Тверская область. Архитектурная мастерская Николая Белоусова: Николай Белоусов, Владимир Белоусов. 2018.
    © Древолюция

Чему вы отдаете приоритет в построении программы «Древолюции»: овладению навыками работы с деревом или креативным поискам студентов и экспериментам с формой?

Моя задача – дать студентам возможность поверить в себя, научить их уважать себя и раскрыться. Большее за две недели сделать очень сложно, слишком маленький срок. И достигается эта цель в ходе напряженного образовательного и творческого процесса, благодаря которому студенты устанавливают глубокую ассоциативную связь со средой и облекают эту связь в архитектурную форму из дерева.
В этом отношении очень показательными стали результаты прошлогоднего практикума, который прошел в Лесном тереме Асташово, в Чухломском районе Костромской области. Каждый из созданных год назад объектов, помимо высокого художественного качества и, в отдельных случаях, практической функции, нес в себе глубокий философский смысл. Например, в проекте «Дом пророс», получившем гран-при, авторам: Ксении Дудиной, Настасье Ивановой, Дмитрию Мухину, Яну Посадскому, – удалось как бы проститься с тем, что уже ушло и не вернется.

Призраки умершей деревни и рассыпавшихся домов улетают, взмахивая, словно крыльями, веерами стропил. И сделано это безупречно и с архитектурной, и с ландшафтной точки зрения. Или двенадцатиметровые качели, объект «Над», созданные той же командой, были вдохновлены полетом ласточек, живущих в тереме, даже тогда, когда он был почти разрушен. Эта конструкция дает возможность человеку оторваться от земли, от рутины и взлететь, как птица над лесом.
  • zooming
    1 / 3
    «Древолюция 2003» на заводе под Галичем
    © Древолюция
  • zooming
    2 / 3
    «Древолюция 2003» на заводе под Галичем
    © Древолюция
  • zooming
    3 / 3
    «Древолюция 2003» на заводе под Галичем
    © Древолюция

Все объекты рассказывали свои собственные истории, и при этом они достаточно скрупулезно, внимательно проработаны в деталях: в примыканиях, в пересечениях, в вопросах обеспечения пространственной жесткости. Это крайне важный для меня показатель того, что на нашем практикуме студенты не занимаются экспериментами ради экспериментов, а учатся создавать деревянную архитектуру и делать это осмыслено, конструктивно и технологически грамотно. Студенты, молодые архитекторы пересматривают свое восприятие дерева, начинают чувствовать его по-новому.

С чем, на ваш взгляд, связана все возрастающая популярность дерева во всем мире? Из-за развития новых технологий, благодаря которым расширяются возможности по применению деревянных конструкций, или из-за экологии и вопросов ресурсосбережения?

Я всегда студентам и молодым архитекторам говорю, что дерево – это первый материал, который люди начали обрабатывать, выйдя из пещер. Именно из дерева люди начали строить дома для защиты от неблагоприятной среды. За прошедшие тысячелетия технология развивалась, подарив такие шедевры, как деревянные храмы русского Севера, достигающие тридцатиметровой высоты. Но у нас эта традиция не развивается в том масштабе и с тем уровнем государственной поддержки, как это происходит в мире, особенно в европейских странах. Они давно осознали, что строить из дерева дешево и экологично. Там по закону предписывается строить из дерева дома для инвалидов, дома престарелых, детские сады, ясли, и так далее, потому что в деревянных объектах дети меньше болеют, лучше учатся.

Но самая главная причина, по которой я считаю, что за деревом будущее, – восполняемость этого ресурса. Мы строим из дерева дом и за время жизни этого дома вырастет больше деревьев, чем было срублено. Никакой другой строительный материал не может быть восполнен: ни песок, ни глина, ни камень, ни железная руда, не появятся за следующие тысячелетия. Нужны миллиарды лет, чтобы получился простой песок.
  • zooming
    1 / 4
    «Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
    © Древолюция
  • zooming
    2 / 4
    «Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
    © Древолюция
  • zooming
    3 / 4
    «НАД» / Команда АПИЛ ПИЛА
    © Древолюция
  • zooming
    4 / 4
    «НАД» / Команда АПИЛ ПИЛА
    © Древолюция

Как вы оцениваете динамику изменения интереса к дереву на основании опыта преподавания в МАРШ и проведения «Древолюции»?

Интерес постоянно растет. В МАРШе вот уже три года я веду преддипломный семестровый курс по дереву у магистров. И могу сказать, что ребята делают невероятные работы, с макетами, с деталями в крупном масштабе, и с показным материалом.

Создается впечатление, что молодым архитекторам очень не хватает возможности поработать с деревом и как только она появляется, они начинают фонтанировать идеями.
  • zooming
    1 / 5
    Древолюция 2015. Объект: Ива с дуплом. Авторы: Стрельников Дмитрий, Бахышев Тимур, Мельникова Ольга, Радченко Светлана. Фото: Ника Демидова
    © Древолюция
  • zooming
    2 / 5
    Древолюция 2015. Объект: Театр теней. Авторы: Дейкин Алексей, Щербаков Фёдор, Яковлев Антон, Сайфутдинов Сафиулла, Журкина Мария, Стаканкова Екатерина, Новикова Анна, Александров Федот, Ковалёв Дмитрий, Александров Андрей, Портнова Оксана, Хохлов Владислав, Грибанова Анастасия. Фото: Ника Демидова
    © Древолюция
  • zooming
    3 / 5
    Объект: Четыре татами. Команда4. Авторы: Боброва Анастасия, Герасимчук Надежда, Грибанова Анастасия, Колесов Никита, Наумов Леонид, Пестрякова Екатерина, Руднева Валерия
    © Древолюция
  • zooming
    4 / 5
    Древолюция 2016. Объект: «Дом призрак». Команда WOODсток. Автор: Долженкова Алина (СПб), Егорычев Егор, Колесов Алексей, Овчинникова Елизавета, Стаханова Евгения, Улько Александр
    © Древолюция
  • zooming
    5 / 5
    Древолюция 2016. Команда 171. Объект: «Отзвук» Авторы: Иванова Анастасия, Медведенко Николай, Никитин Артем, Степанов Артем, Чугреев Всеволод, Шакурьянова Альфия
    © Древолюция

Аналогичная ситуация с «Древолюцией». Благорая работе всей команды и, в первую очередь, организационного куратора Ольги Старковой год от года количество желающих принять участие в практикуме постоянно растет, как и количество публикаций о проекте. В этом году мы получили рекордное число заявок – свои проекты-заявки прислали 56 команд. Это 117 человек. И, хотя я изначально планировал пригласить к участию лишь 30 студентов, пришлось увеличить квоту до 45. Всего мы планируем сделать 5-6 объектов, которые мы будем презентовать 4 августа. Приглашаю всех в Арт-Плей.
 

17 Июля 2019

Елена Петухова

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Проникновение?
Фонтан не фонтан, таран не таран, скамейка не скамейка, архив не архив, в коридор входить не рекомендуется: Древолюция 2019 года прошла на Арт Плее, оставив кластеру шесть объектов, не лишенных экзистенциальной печали.
В теме окна
Идеи восьми команд, отобранных для фестиваля «Древолюция», с комментариями жюри. Победители будут работать над новыми проектами в конце июля, на сей раз в Арт Плее на Сыромятнической.
«Древолюция» в гостях у сказки
В этом году фестиваль «Древолюция» забрался даже не на территорию заброшенной усадьбы: недавно отреставрированный русский терем в Костромской области окружен километрами девственного леса. За две недели молодые архитекторы успели сначала в ней прорасти, а потом уйти в полный отрыв.
Технологии и материалы
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Сейчас на главной
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Черно-белая Казань
Знакомим читателей с проектом Андрея Ефимова и приглашаем начинающих архитектурных фотографов рассказать о себе на страницах Архи.ру
Классика для современников
Архитекторы бюро Megabudka выполнили проект комплекса гостиницы и апартаментов класса deluxe в центре новой федеральной территории «Сириус». Сдержанно-классичное решение фасадов заставило нас задуматься о цикличности столетий.
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Культ цикличности
На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос.
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.