17.07.2019
беседовала: Елена Петухова

Николай Белоусов: «Наша задача – дать студентам поверить в себя»

20 июля стартует очередной практикум по современной деревянной архитектуре «Древолюция». В преддверии этого события мы встретились с идеологом и куратором проекта, Николаем Белоусовым.

информация:

Николай Белоусов, руководитель Архитектурной мастерской Николая Белоусова, куратор проекта «Древолюция»

Почему вы увлеклись работой с деревом и стали специализироваться на деревянной архитектуре? Это был осознанный выбор или все произошло случайно?

Как и многие наши склонности, все идет из детских воспоминаний и впечатлений. Половина моего детства прошла в подмосковном поселке НИЛ, в классической деревянной даче, такой же, как и большинство домов в поселке: изначально срубленной, а потом многократно достроенной и перестроенной. Поселок НИЛ – это был особый, неповторимый мир, с удивительной атмосферой дачной жизни и ощущением, что лучше деревянного дома нет ничего.

Потом, уже в студенческие годы, учась в архитектурном институте, мы много ездили на обмеры и путешествовали по русскому Северу. А лет сорок назад абсолютно случайно мы с друзьями купили несколько домов в заброшенной деревне в 700 километрах от Москвы, на северо-восточной границе Костромской области, рядом со славным городом Кологрив. Нам пришлось на протяжении нескольких лет самим восстанавливать дома, учиться валить лес, перекладывать венцы, менять фундаменты, класть печи. Недостаток знаний мы поначалу восполняли энтузиазмом и куражом. Но постепенно, мы все основательнее погружались в предмет, изучили всю доступную литературу в Ленинской библиотеке и Библиотеке иностранной литературы. Кроме того, немало справочников по деревянной архитектуре было и в нашей семейной библиотеке благодаря разносторонним интересам моего прадеда. Постепенно, я уже мог выступать в роли эксперта и с удовольствием помогал друзьям не только с ремонтом, но и когда они просили меня помочь с проектированием нового дома или дачи. И не раз это приводило к неожиданным результатам: людям так нравилось жить за городом, что они меняли свой уклад, чтобы проводить как можно больше времени там.

Затем наступило время, когда я руководил собственной мастерской и занимался большими проектами в Москве и Париже. Еще лет пять дерево оставалось моим хобби. Но в 2002 году я понял, что хочу заниматься именно деревянной архитектурой, к которой у меня всегда лежала душа. Я закрыл бюро и начал создавать собственную компанию по проектированию и строительству деревянных домов. Я очень хорошо видел все сложности и проблемы их изготовления и одновременно понимал, какие необъятные возможности таит в себе эта технология, если использовать традиционные и разрабатывать новые, современные приемы работы с деревом. Каков потенциал сруба и всех соединений, таких как: «ласточкин хвост», скрытые пазы и так далее, что можно изменить или скомбинировать по-новому, и как это все повлияет на формообразование. Чтобы мои проекты не зависели от низкоквалифицированных и не заинтересованных в качестве конечного результата плотников, мы решили создать собственное производство и купили брошенную машинно-тракторную станцию под Галичем.

Она расположена в удивительном месте – на одной из самых высоких точек в Костромской области, прямо на водоразделе ручьев и рек, часть из которых течет на юг и впадает в Волгу и дальше в Каспийское море, а другая – на север, в Северную Двину и Белое море. Прекрасное место, открытое солнцу и ветрам, в окружении лесов, самое подходящее для обработки конструкций для деревянных домов. Выстроенная производственная система позволила нам иметь ту деревянную архитектуру, которую мы презентуем нашим заказчикам, показываем на всех выставках.

Вы не ограничились развитием собственного бизнеса. В какой момент и почему возникла идея «Древолюции»?

Изучая тему, исследуя традиций русской деревянной архитектуры, я понял, насколько ограниченна и не развита вся эта отрасль в нашей стране сейчас и как мало специалистов, умеющих и стремящихся работать с деревом. Ни в одном архитектурном вузе не читают курс деревянной архитектуры, молодым архитекторам просто негде узнать о ее возможностях. Сначала я хотел выпускать журнал по деревянной архитектуре, а потом пришла идея создания своеобразной школы при нашем заводе. И уже в 2003 году у нас под Галичем прошла первая «Древолюция». Изначально я хотел сделать постоянно действующую летнюю школу-практику для архитекторов и студентов, где они могли бы изучать секреты владения деревом, этим очень сложным, живым, единственным возобновляемым из всех существующих строительных материалов. Но организовать трехмесячный курс было очень сложно, поэтому мы разработали концепцию двухнедельного практикума, которая вот уже пятнадцать лет практически не меняется.

Суть идеи заключается в продуманном сочетании теории и практики. Студенты и молодые архитекторы оказываются в необычной среде, где они учатся понимать дерево и работать с ним. В начале им читают лекции по истории деревянной архитектуры. Одновременно, они изучают технологический процесс: способы соединения деревянных элементов, крепеж, конструктивные особенности древесины и различных пиломатериалов. Также они исследуют предлагаемую в качестве полигона территорию и пытаются сформировать свои представления о ней, о том, что этой территории нужно, что они могут ей предложить, какие проблемы решить, используя дерево. Пять дней они проектируют свои объекты и защищают их перед жюри, которое фактически дает допуск к реализации.

Следующие полторы недели участники практикума реализуют свои проекты. Составляется спецификации на пило- и лакокрасочные материалы, крепеж и так далее. Наши партнеры – производители инструментов предоставляют их участникам бесплатно. Все эти две недели, с утра до вечера, я провожу с участниками, консультируя, объясняя им, в какое место можно и в какое нельзя крутить шурупы и множество других нюансов. В конце практикума проходит общая презентация построенных объектов для основного жюри, в которое традиционно входят мои друзья: знаменитые архитекторы и авторитетные эксперты, занимающиеся деревянной архитектурой. Авторы рассказывают о процессе создания проекта: от первой мысли, первого наброска и до реализованного объекта. И самое главное – студенты формулируют свое ощущение соответствия или не соответствия финального результата изначальному образу. Вечером последнего дня жюри объявляет свое решение и вручает дипломы лауреатам. По правилам практикума, жюри имеет право не присуждать первый приз, но это бывает очень редко. Празднование проходит совместно, так что у молодых архитекторов есть возможность пообщаться с членами жюри и, мне кажется это очень важным, потому что создает ощущение общности и выводит конкурсантов сразу на уровень профессионального разговора, не как с учителями или «звездами», а как с коллегами. Благодаря такому формату практикума, все участники получают в свое портфолио реализованный объект, что всегда значимо для архитекторов, и опыт прохождения всего цикла воплощения архитектурного проекта. Кроме того, я горжусь тем, что работы студентов «Древолюции» получают первые премии и на АрхиWOOD, и на «Зодчестве», и на конкурсах ландшафтной архитектуры. Значит, наши усилия по достоинству оценивают не только люди, вовлеченные в наш процесс, но и широкий круг профессионалов, абсолютно не ангажированных.

Чему вы отдаете приоритет в построении программы «Древолюции»: овладению навыками работы с деревом или креативным поискам студентов и экспериментам с формой?

Моя задача – дать студентам возможность поверить в себя, научить их уважать себя и раскрыться. Большее за две недели сделать очень сложно, слишком маленький срок. И достигается эта цель в ходе напряженного образовательного и творческого процесса, благодаря которому студенты устанавливают глубокую ассоциативную связь со средой и облекают эту связь в архитектурную форму из дерева.
В этом отношении очень показательными стали результаты прошлогоднего практикума, который прошел в Лесном тереме Асташово, в Чухломском районе Костромской области. Каждый из созданных год назад объектов, помимо высокого художественного качества и, в отдельных случаях, практической функции, нес в себе глубокий философский смысл. Например, в проекте «Дом пророс», получившем гран-при, авторам: Ксении Дудиной, Настасье Ивановой, Дмитрию Мухину, Яну Посадскому, – удалось как бы проститься с тем, что уже ушло и не вернется.

Призраки умершей деревни и рассыпавшихся домов улетают, взмахивая, словно крыльями, веерами стропил. И сделано это безупречно и с архитектурной, и с ландшафтной точки зрения. Или двенадцатиметровые качели, объект «Над», созданные той же командой, были вдохновлены полетом ласточек, живущих в тереме, даже тогда, когда он был почти разрушен. Эта конструкция дает возможность человеку оторваться от земли, от рутины и взлететь, как птица над лесом.

Все объекты рассказывали свои собственные истории, и при этом они достаточно скрупулезно, внимательно проработаны в деталях: в примыканиях, в пересечениях, в вопросах обеспечения пространственной жесткости. Это крайне важный для меня показатель того, что на нашем практикуме студенты не занимаются экспериментами ради экспериментов, а учатся создавать деревянную архитектуру и делать это осмыслено, конструктивно и технологически грамотно. Студенты, молодые архитекторы пересматривают свое восприятие дерева, начинают чувствовать его по-новому.

С чем, на ваш взгляд, связана все возрастающая популярность дерева во всем мире? Из-за развития новых технологий, благодаря которым расширяются возможности по применению деревянных конструкций, или из-за экологии и вопросов ресурсосбережения?

Я всегда студентам и молодым архитекторам говорю, что дерево – это первый материал, который люди начали обрабатывать, выйдя из пещер. Именно из дерева люди начали строить дома для защиты от неблагоприятной среды. За прошедшие тысячелетия технология развивалась, подарив такие шедевры, как деревянные храмы русского Севера, достигающие тридцатиметровой высоты. Но у нас эта традиция не развивается в том масштабе и с тем уровнем государственной поддержки, как это происходит в мире, особенно в европейских странах. Они давно осознали, что строить из дерева дешево и экологично. Там по закону предписывается строить из дерева дома для инвалидов, дома престарелых, детские сады, ясли, и так далее, потому что в деревянных объектах дети меньше болеют, лучше учатся.

Но самая главная причина, по которой я считаю, что за деревом будущее, – восполняемость этого ресурса. Мы строим из дерева дом и за время жизни этого дома вырастет больше деревьев, чем было срублено. Никакой другой строительный материал не может быть восполнен: ни песок, ни глина, ни камень, ни железная руда, не появятся за следующие тысячелетия. Нужны миллиарды лет, чтобы получился простой песок.

Как вы оцениваете динамику изменения интереса к дереву на основании опыта преподавания в МАРШ и проведения «Древолюции»?

Интерес постоянно растет. В МАРШе вот уже три года я веду преддипломный семестровый курс по дереву у магистров. И могу сказать, что ребята делают невероятные работы, с макетами, с деталями в крупном масштабе, и с показным материалом.

Создается впечатление, что молодым архитекторам очень не хватает возможности поработать с деревом и как только она появляется, они начинают фонтанировать идеями.

Аналогичная ситуация с «Древолюцией». Благорая работе всей команды и, в первую очередь, организационного куратора Ольги Старковой год от года количество желающих принять участие в практикуме постоянно растет, как и количество публикаций о проекте. В этом году мы получили рекордное число заявок – свои проекты-заявки прислали 56 команд. Это 117 человек. И, хотя я изначально планировал пригласить к участию лишь 30 студентов, пришлось увеличить квоту до 45. Всего мы планируем сделать 5-6 объектов, которые мы будем презентовать 4 августа. Приглашаю всех в Арт-Плей.
 
беседовала: Елена Петухова

Комментарии
comments powered by HyperComments

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Андрей Романов
  • Анатолий Столярчук
  • Павел Андреев
  • Даниил Лоренц
  • Иван Рубежанский
  • Наталия Порошкина
  • Екатерина Кузнецова
  • Никита Явейн
  • Александра Кузьмина
  • Сергей Скуратов
  • Евгений Герасимов
  • Антон Надточий
  • Иван Кожин
  • Левон Айрапетов
  • Александр Бровкин
  • Сергей Кузнецов
  • Наталия Шилова
  • Александр Скокан
  • Василий Крапивин
  • Андрей Гнездилов
  • Всеволод Медведев
  • Антон Лукомский
  • Никита Токарев
  • Владимир Ковалёв
  • Зураб Басария
  • Дмитрий Васильев
  • Илья Уткин
  • Сергей Труханов
  • Игорь Шварцман
  • Кристина Павлова
  • Валерий Лукомский
  • Роман Леонидов
  • Тотан Кузембаев
  • Андрей Асадов
  • Валерия Преображенская
  • Александр Попов
  • Александр Порошкин
  • Полина Воеводина
  • Константин Ходнев
  • Вероника Дубовик
  • Дмитрий Ликин
  • Вера Бутко
  • Илья Машков
  • Наталия Зайченко
  • Юлий Борисов
  • Арсений Леонович
  • Антон Яр-Скрябин
  • Юлия Тряскина
  • Сергей Орешкин
  • Сергей Чобан
  • Олег Мединский
  • Александр Асадов
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Наталья Сидорова
  • Алексей Гинзбург
  • Катерина Грень
  • Евгений Подгорнов
  • Дмитрий Реутт
  • Карен Сапричян
  • Олег Шапиро
  • Владимир Плоткин
  • Станислав Белых
  • Михаил Канунников
  • Николай Миловидов
  • Олег Карлсон

Постройки и проекты (новые записи):

  • Особняк Данилова
  • Гимназия им. Е.М. Примакова, 2 очередь
  • Жилой комплекс «Счастье на Серпуховке»
  • Торговый центр Brosko Mall
  • Павильон в Днепропетровской области
  • Жилой комплекс на территории комбината «Петмол»
  • Общественное пространство «Презервация тишины»
  • Дворец единоборств в Лужниках
  • Проект благоустройства Павелецкой площади и строительства под ней торгового центра с паркингом

Технологии:

14.08.2019

Свет и тень

Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
EQUITONE
12.08.2019

Центр художественной гимнастики в Лужниках: кровельная конструкция как изящный взмах гимнастической ленты

Самой заметной особенностью проекта, как и сложностью, стала нелинейная форма гигантской металлической «скульптуры» – кровли. Детали проектирования и реализации.
Riverclack
08.08.2019

Ключевой элемент

Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.
ОртОст-Фасад
07.08.2019

GRAPHISOFT BIM PROJECT 2019: активные вузы, талантливые студенты и профессиональные BIM-проекты

Компания GRAPHISOFT завершила подведение итогов Второго конкурса «BIM PROJECT 2019». К участию принимались курсовые или дипломные студенческие проекты, выполненные в среде ARCHICAD в рамках обучения.
GRAPHISOFT
02.08.2019

Живой дизайн для фасадов

Скучные однообразные фасадные решения уходят в прошлое с появлением новых дизайнерских решений от RHEINZINK: с разнообразием привлекательных вариантов дизайна любая поверхность теперь становится многомерным, несомненно, привлекающим внимание, зрелищем.
RHEINZINK
01.08.2019

Baumit Klima: чистый воздух в вашем доме

Продукты линейки Baumit Klima на натуральной известковой основе очищают воздух в помещении, не содержат вредных примесей и поддерживают влажность на оптимальном уровне.
Baumit
другие статьи