Николай Белоусов: «Наша задача – дать студентам поверить в себя»

20 июля стартует очередной практикум по современной деревянной архитектуре «Древолюция». В преддверии этого события мы встретились с идеологом и куратором проекта, Николаем Белоусовым.

Елена Петухова

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
Почему вы увлеклись работой с деревом и стали специализироваться на деревянной архитектуре? Это был осознанный выбор или все произошло случайно?

Как и многие наши склонности, все идет из детских воспоминаний и впечатлений. Половина моего детства прошла в подмосковном поселке НИЛ, в классической деревянной даче, такой же, как и большинство домов в поселке: изначально срубленной, а потом многократно достроенной и перестроенной. Поселок НИЛ – это был особый, неповторимый мир, с удивительной атмосферой дачной жизни и ощущением, что лучше деревянного дома нет ничего.

Потом, уже в студенческие годы, учась в архитектурном институте, мы много ездили на обмеры и путешествовали по русскому Северу. А лет сорок назад абсолютно случайно мы с друзьями купили несколько домов в заброшенной деревне в 700 километрах от Москвы, на северо-восточной границе Костромской области, рядом со славным городом Кологрив. Нам пришлось на протяжении нескольких лет самим восстанавливать дома, учиться валить лес, перекладывать венцы, менять фундаменты, класть печи. Недостаток знаний мы поначалу восполняли энтузиазмом и куражом. Но постепенно, мы все основательнее погружались в предмет, изучили всю доступную литературу в Ленинской библиотеке и Библиотеке иностранной литературы. Кроме того, немало справочников по деревянной архитектуре было и в нашей семейной библиотеке благодаря разносторонним интересам моего прадеда. Постепенно, я уже мог выступать в роли эксперта и с удовольствием помогал друзьям не только с ремонтом, но и когда они просили меня помочь с проектированием нового дома или дачи. И не раз это приводило к неожиданным результатам: людям так нравилось жить за городом, что они меняли свой уклад, чтобы проводить как можно больше времени там.

Затем наступило время, когда я руководил собственной мастерской и занимался большими проектами в Москве и Париже. Еще лет пять дерево оставалось моим хобби. Но в 2002 году я понял, что хочу заниматься именно деревянной архитектурой, к которой у меня всегда лежала душа. Я закрыл бюро и начал создавать собственную компанию по проектированию и строительству деревянных домов. Я очень хорошо видел все сложности и проблемы их изготовления и одновременно понимал, какие необъятные возможности таит в себе эта технология, если использовать традиционные и разрабатывать новые, современные приемы работы с деревом. Каков потенциал сруба и всех соединений, таких как: «ласточкин хвост», скрытые пазы и так далее, что можно изменить или скомбинировать по-новому, и как это все повлияет на формообразование. Чтобы мои проекты не зависели от низкоквалифицированных и не заинтересованных в качестве конечного результата плотников, мы решили создать собственное производство и купили брошенную машинно-тракторную станцию под Галичем.
zooming
  • zooming
    1 / 7
    Древолюция 2016. Команда «В ДИНАмиКе». Объект: Скульптурная группа «Раскол». Древолюция2016 Авторы: Черемнова Анна, Дудина Ксения, Кузина Анастасия, Мухин Дмитрий, Сметанин Илья. Фото: Анастасия Кузина
    © Древолюция
  • zooming
    2 / 7
    Древолюция 2016. Объект: «Тропа Мёбиуса» Авторы: Подагуц Галина, Покатович Александра, Сотникова Ксения, Шевчук Полина
    © Древолюция
  • zooming
    3 / 7
    Древолюция 2017. Объект: «Липовый чай». Авторы: Алымова Мария, Костерин Алексей, Крутиков Иван, Кудряков Денис, Николаев Александр, Репина Ольга, Таслунов Александр
    © Древолюция
  • zooming
    4 / 7
    Древолюция 2017. Объект: «О.Р.» Авторы: Воротникова Ксения, Жернакова Наталья, Посадский Ян, Сущин Александр, Черемнова Анна
    © Древолюция
  • zooming
    5 / 7
    Древолюция 2017. Объект: «ПРО… СУХАНОВО» Авторы: Выборова Дарья, Левченко Мария, Николаенков Антон, Пуренков Антон
    © Древолюция
  • zooming
    6 / 7
    Древолюция 2017. Объект: «СКЕЛЕТ ПРОШЛОГО (КАРКАС БУДУЩЕГО)» Авторы: Полищук Мария, Разумовский Ярослав, Ушаков Алексей, Яковлева Мария, Алексей Колесов
    © Древолюция
  • zooming
    7 / 7
    © Древолюция

Она расположена в удивительном месте – на одной из самых высоких точек в Костромской области, прямо на водоразделе ручьев и рек, часть из которых течет на юг и впадает в Волгу и дальше в Каспийское море, а другая – на север, в Северную Двину и Белое море. Прекрасное место, открытое солнцу и ветрам, в окружении лесов, самое подходящее для обработки конструкций для деревянных домов. Выстроенная производственная система позволила нам иметь ту деревянную архитектуру, которую мы презентуем нашим заказчикам, показываем на всех выставках.
  • zooming
    1 / 4
    Дом Николая Белоусова на заводе под Галичем
    © Древолюция
  • zooming
    2 / 4
    На производстве под Галичем
    © Проект ОБЛО
  • zooming
    3 / 4
    На производстве под Галичем
    © Проект ОБЛО
  • zooming
    4 / 4
    «Древолюция 2003» на заводе под Галичем
    © Древолюция

Вы не ограничились развитием собственного бизнеса. В какой момент и почему возникла идея «Древолюции»?

Изучая тему, исследуя традиций русской деревянной архитектуры, я понял, насколько ограниченна и не развита вся эта отрасль в нашей стране сейчас и как мало специалистов, умеющих и стремящихся работать с деревом. Ни в одном архитектурном вузе не читают курс деревянной архитектуры, молодым архитекторам просто негде узнать о ее возможностях. Сначала я хотел выпускать журнал по деревянной архитектуре, а потом пришла идея создания своеобразной школы при нашем заводе. И уже в 2003 году у нас под Галичем прошла первая «Древолюция». Изначально я хотел сделать постоянно действующую летнюю школу-практику для архитекторов и студентов, где они могли бы изучать секреты владения деревом, этим очень сложным, живым, единственным возобновляемым из всех существующих строительных материалов. Но организовать трехмесячный курс было очень сложно, поэтому мы разработали концепцию двухнедельного практикума, которая вот уже пятнадцать лет практически не меняется.

Суть идеи заключается в продуманном сочетании теории и практики. Студенты и молодые архитекторы оказываются в необычной среде, где они учатся понимать дерево и работать с ним. В начале им читают лекции по истории деревянной архитектуры. Одновременно, они изучают технологический процесс: способы соединения деревянных элементов, крепеж, конструктивные особенности древесины и различных пиломатериалов. Также они исследуют предлагаемую в качестве полигона территорию и пытаются сформировать свои представления о ней, о том, что этой территории нужно, что они могут ей предложить, какие проблемы решить, используя дерево. Пять дней они проектируют свои объекты и защищают их перед жюри, которое фактически дает допуск к реализации.

Следующие полторы недели участники практикума реализуют свои проекты. Составляется спецификации на пило- и лакокрасочные материалы, крепеж и так далее. Наши партнеры – производители инструментов предоставляют их участникам бесплатно. Все эти две недели, с утра до вечера, я провожу с участниками, консультируя, объясняя им, в какое место можно и в какое нельзя крутить шурупы и множество других нюансов. В конце практикума проходит общая презентация построенных объектов для основного жюри, в которое традиционно входят мои друзья: знаменитые архитекторы и авторитетные эксперты, занимающиеся деревянной архитектурой. Авторы рассказывают о процессе создания проекта: от первой мысли, первого наброска и до реализованного объекта. И самое главное – студенты формулируют свое ощущение соответствия или не соответствия финального результата изначальному образу. Вечером последнего дня жюри объявляет свое решение и вручает дипломы лауреатам. По правилам практикума, жюри имеет право не присуждать первый приз, но это бывает очень редко. Празднование проходит совместно, так что у молодых архитекторов есть возможность пообщаться с членами жюри и, мне кажется это очень важным, потому что создает ощущение общности и выводит конкурсантов сразу на уровень профессионального разговора, не как с учителями или «звездами», а как с коллегами. Благодаря такому формату практикума, все участники получают в свое портфолио реализованный объект, что всегда значимо для архитекторов, и опыт прохождения всего цикла воплощения архитектурного проекта. Кроме того, я горжусь тем, что работы студентов «Древолюции» получают первые премии и на АрхиWOOD, и на «Зодчестве», и на конкурсах ландшафтной архитектуры. Значит, наши усилия по достоинству оценивают не только люди, вовлеченные в наш процесс, но и широкий круг профессионалов, абсолютно не ангажированных.
  • zooming
    1 / 3
    Дом «Ловушка для солнца». Московская обл., поселок «Зеленая роща». Архитектурная мастерская Николая Белоусова: Николай Белоусов, Николай Соловьев. 2014.
    Фотография © Алексей Народицкий
  • zooming
    2 / 3
    Дом у озера. Архитектурная мастерская Николая Белоусова: Николай Белоусов, Владимир Белоусов. 2018.
    © Древолюция
  • zooming
    3 / 3
    Загородный дом в Завидово. Поселок Завидово, Тверская область. Архитектурная мастерская Николая Белоусова: Николай Белоусов, Владимир Белоусов. 2018.
    © Древолюция

Чему вы отдаете приоритет в построении программы «Древолюции»: овладению навыками работы с деревом или креативным поискам студентов и экспериментам с формой?

Моя задача – дать студентам возможность поверить в себя, научить их уважать себя и раскрыться. Большее за две недели сделать очень сложно, слишком маленький срок. И достигается эта цель в ходе напряженного образовательного и творческого процесса, благодаря которому студенты устанавливают глубокую ассоциативную связь со средой и облекают эту связь в архитектурную форму из дерева.
В этом отношении очень показательными стали результаты прошлогоднего практикума, который прошел в Лесном тереме Асташово, в Чухломском районе Костромской области. Каждый из созданных год назад объектов, помимо высокого художественного качества и, в отдельных случаях, практической функции, нес в себе глубокий философский смысл. Например, в проекте «Дом пророс», получившем гран-при, авторам: Ксении Дудиной, Настасье Ивановой, Дмитрию Мухину, Яну Посадскому, – удалось как бы проститься с тем, что уже ушло и не вернется.

Призраки умершей деревни и рассыпавшихся домов улетают, взмахивая, словно крыльями, веерами стропил. И сделано это безупречно и с архитектурной, и с ландшафтной точки зрения. Или двенадцатиметровые качели, объект «Над», созданные той же командой, были вдохновлены полетом ласточек, живущих в тереме, даже тогда, когда он был почти разрушен. Эта конструкция дает возможность человеку оторваться от земли, от рутины и взлететь, как птица над лесом.
  • zooming
    1 / 3
    «Древолюция 2003» на заводе под Галичем
    © Древолюция
  • zooming
    2 / 3
    «Древолюция 2003» на заводе под Галичем
    © Древолюция
  • zooming
    3 / 3
    «Древолюция 2003» на заводе под Галичем
    © Древолюция

Все объекты рассказывали свои собственные истории, и при этом они достаточно скрупулезно, внимательно проработаны в деталях: в примыканиях, в пересечениях, в вопросах обеспечения пространственной жесткости. Это крайне важный для меня показатель того, что на нашем практикуме студенты не занимаются экспериментами ради экспериментов, а учатся создавать деревянную архитектуру и делать это осмыслено, конструктивно и технологически грамотно. Студенты, молодые архитекторы пересматривают свое восприятие дерева, начинают чувствовать его по-новому.

С чем, на ваш взгляд, связана все возрастающая популярность дерева во всем мире? Из-за развития новых технологий, благодаря которым расширяются возможности по применению деревянных конструкций, или из-за экологии и вопросов ресурсосбережения?

Я всегда студентам и молодым архитекторам говорю, что дерево – это первый материал, который люди начали обрабатывать, выйдя из пещер. Именно из дерева люди начали строить дома для защиты от неблагоприятной среды. За прошедшие тысячелетия технология развивалась, подарив такие шедевры, как деревянные храмы русского Севера, достигающие тридцатиметровой высоты. Но у нас эта традиция не развивается в том масштабе и с тем уровнем государственной поддержки, как это происходит в мире, особенно в европейских странах. Они давно осознали, что строить из дерева дешево и экологично. Там по закону предписывается строить из дерева дома для инвалидов, дома престарелых, детские сады, ясли, и так далее, потому что в деревянных объектах дети меньше болеют, лучше учатся.

Но самая главная причина, по которой я считаю, что за деревом будущее, – восполняемость этого ресурса. Мы строим из дерева дом и за время жизни этого дома вырастет больше деревьев, чем было срублено. Никакой другой строительный материал не может быть восполнен: ни песок, ни глина, ни камень, ни железная руда, не появятся за следующие тысячелетия. Нужны миллиарды лет, чтобы получился простой песок.
  • zooming
    1 / 4
    «Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
    © Древолюция
  • zooming
    2 / 4
    «Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
    © Древолюция
  • zooming
    3 / 4
    «НАД» / Команда АПИЛ ПИЛА
    © Древолюция
  • zooming
    4 / 4
    «НАД» / Команда АПИЛ ПИЛА
    © Древолюция

Как вы оцениваете динамику изменения интереса к дереву на основании опыта преподавания в МАРШ и проведения «Древолюции»?

Интерес постоянно растет. В МАРШе вот уже три года я веду преддипломный семестровый курс по дереву у магистров. И могу сказать, что ребята делают невероятные работы, с макетами, с деталями в крупном масштабе, и с показным материалом.

Создается впечатление, что молодым архитекторам очень не хватает возможности поработать с деревом и как только она появляется, они начинают фонтанировать идеями.
  • zooming
    1 / 5
    Древолюция 2015. Объект: Ива с дуплом. Авторы: Стрельников Дмитрий, Бахышев Тимур, Мельникова Ольга, Радченко Светлана. Фото: Ника Демидова
    © Древолюция
  • zooming
    2 / 5
    Древолюция 2015. Объект: Театр теней. Авторы: Дейкин Алексей, Щербаков Фёдор, Яковлев Антон, Сайфутдинов Сафиулла, Журкина Мария, Стаканкова Екатерина, Новикова Анна, Александров Федот, Ковалёв Дмитрий, Александров Андрей, Портнова Оксана, Хохлов Владислав, Грибанова Анастасия. Фото: Ника Демидова
    © Древолюция
  • zooming
    3 / 5
    Объект: Четыре татами. Команда4. Авторы: Боброва Анастасия, Герасимчук Надежда, Грибанова Анастасия, Колесов Никита, Наумов Леонид, Пестрякова Екатерина, Руднева Валерия
    © Древолюция
  • zooming
    4 / 5
    Древолюция 2016. Объект: «Дом призрак». Команда WOODсток. Автор: Долженкова Алина (СПб), Егорычев Егор, Колесов Алексей, Овчинникова Елизавета, Стаханова Евгения, Улько Александр
    © Древолюция
  • zooming
    5 / 5
    Древолюция 2016. Команда 171. Объект: «Отзвук» Авторы: Иванова Анастасия, Медведенко Николай, Никитин Артем, Степанов Артем, Чугреев Всеволод, Шакурьянова Альфия
    © Древолюция

Аналогичная ситуация с «Древолюцией». Благорая работе всей команды и, в первую очередь, организационного куратора Ольги Старковой год от года количество желающих принять участие в практикуме постоянно растет, как и количество публикаций о проекте. В этом году мы получили рекордное число заявок – свои проекты-заявки прислали 56 команд. Это 117 человек. И, хотя я изначально планировал пригласить к участию лишь 30 студентов, пришлось увеличить квоту до 45. Всего мы планируем сделать 5-6 объектов, которые мы будем презентовать 4 августа. Приглашаю всех в Арт-Плей.
 

17 Июля 2019

Елена Петухова

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Проникновение?
Фонтан не фонтан, таран не таран, скамейка не скамейка, архив не архив, в коридор входить не рекомендуется: Древолюция 2019 года прошла на Арт Плее, оставив кластеру шесть объектов, не лишенных экзистенциальной печали.
В теме окна
Идеи восьми команд, отобранных для фестиваля «Древолюция», с комментариями жюри. Победители будут работать над новыми проектами в конце июля, на сей раз в Арт Плее на Сыромятнической.
«Древолюция» в гостях у сказки
В этом году фестиваль «Древолюция» забрался даже не на территорию заброшенной усадьбы: недавно отреставрированный русский терем в Костромской области окружен километрами девственного леса. За две недели молодые архитекторы успели сначала в ней прорасти, а потом уйти в полный отрыв.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.