Дом отшельника

Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.

mainImg

В этом году «Древолюция», как и весь мир, перешла в новый формат: вместо арт-объектов молодые архитекторы сочиняли вполне прагматичный, хоть и не лишенный лирики, индивидуальный проект. Заказчик, он же будущий отшельник, – генеральный директор платформы Forumhouse Алексей Кутейников, который около года назад купил землю в отдаленной Московской области. Основной дом, который уже построен, хозяин решил дополнить сооружением для уединения и медитаций. Место для него подобралось с ходу: в дальней точке участка, у двух оврагов с речкой и ручьем, окруженных лесом, из которого иногда выходят лоси. Творческий поиск Алексея поддержал бренд кровельных материалов «Ондулин», который искал возможность поработать с архитекторами над оригинальными проектами кровли. А «Древолюцию» во главе с ее бессменным вдохновителем Николаем Белоусовым пригласили этот поиск организовать и возглавить, поскольку дом отшельника представлялся именно деревянным.

Техзадание включало следующие обязательные условия: использовать кровлю «Ондулин» и деревянные конструкции, сохранить ландшафт, не превышать площадь в 20 м2, внутри разместить пространство для физических упражнений и минимальные удобства – чтобы можно было и руки помыть, и чашку чая согреть, ведь коммуникации сюда тянуть не планируется.

Получив 42 заявки от 80 индивидуальных и командных участников организаторы конкурса решили структурировать процесс оценки работ, разбив его на три этапа. На первом голосовали сами архитекторы и все работы, получившие хотя бы один голос, перешли во второй этап. В результате не прошла только одна работа, которая предлагала готовый для проживания дом.

Далее подключилось традиционное жюри «Древолюции»: Кирилл Александров, Сергей Антонов, Алексей Бавыкин, Анатолий Голубовский, Елена Гонсалес, Тотан Кузембаев, Николай Лызлов, Сергей Скуратов, Татьяна Царева. Было отмечено 19 работ, семь из которых стали финалистами. Жюри учредило специальную премию, чтобы поддержать молодежь финансово, и большинством голосов присудило ее Анвару Гарипову за проект «Дом для наблюдения за сосульками».

Далее, с уверенностью, подкрепленной мнением 69 архитекторов, жюри рекомендовало заказчику финальные варианты. Алексей на основе всех данных и он-лайн переговоров с авторами, принял окончательное решение, которое совпало с мнением жюри. Дом по проекту Анвара Гарипова начнут строить летом. «Древолюция» же планирует продолжить историю и своими силами реализовать еще несколько домов.
***

Анвар Гарипов. Победитель
«Дом для наблюдения за сосульками» собран из грубых необрезных досок и представляет собой почти кубический объем, поставленный на каменные валуны. Дом – не просто укрытие, а скорее призма или волшебная коробка, которая преломляет, дополняет и акцентирует внимание на окружающих природных явлениях – лучах солнца, рисунке леса, сосульках, звездах, облаках.

Небольшой объем вмещает череду пространственных переживаний. Входная часть – «притвор», темноватый и длинный, заставляет менять направление движения, уменьшает скорость шага и готовит ко входу в дом. Далее зал медитаций, пустой и свободный, откуда можно следить за ростом сосулек и смотреть на лес, который вплетается в ритм проемов. За занавеской спрятан альков, лежа в котором можно увидеть звезды.
  • zooming
    1 / 4
    Дом для наблюдения за сосульками. Общий вид.
    Анвар Гарипов
  • zooming
    2 / 4
    Дом для наблюдения за сосульками. Зал
    Анвар Гарипов
  • zooming
    3 / 4
    Дом для наблюдения за сосульками. Коридор
    Анвар Гарипов
  • zooming
    4 / 4
    Дом для наблюдения за сосульками. Кровать
    Анвар Гарипов


Далее финалисты в порядке убывания количества голосов.

Созоныч / Антон Пуренков и Евгений Карманов
В основе дома – пирамидой потребностей. Первый уровень – вход и освобождение от лишнего, здесь хранятся вещи и прячутся баки водоснабжения. Второй уровень – подготовка к возвышению, место предназначено для сна, еды, тепла и укрытия. Здесь помещается софа, а рядом с камином расположен отсек для хранения дров и уличной обуви. На крышке камина есть конфорка для приготовления пищи. Дымоход отапливает третий уровень, художественную студию, пространство для творчества, созерцания и общения. При желании здесь можно устроить и вечеринку на шесть человек. Последний, верхний уровень предназначен для самопознания и возвышения: занятий йогой, медитаций и наблюдения за звездами. Ограждение верхнего уровня имеет проем, в который удобно смотреть сидя.
  • zooming
    1 / 5
    Башня. Путь отшельника.
    Созоныч / Антон Пуренков и Евгений Карманов
  • zooming
    2 / 5
    Башня. Путь отшельника.
    Созоныч / Антон Пуренков и Евгений Карманов
  • zooming
    3 / 5
    Взрыв-схема. Башня. Путь отшельника.
    Созоныч / Антон Пуренков и Евгений Карманов
  • zooming
    4 / 5
    Взрыв-схема. Башня. Путь отшельника.
    Созоныч / Антон Пуренков и Евгений Карманов
  • zooming
    5 / 5
    Башня. Путь отшельника.
    Созоныч / Антон Пуренков и Евгений Карманов

Денис Гаврилин
Внутри небольшого и на первый взгляд простого двускатного дома есть секрет: квадратная комната со своей четырехскатной крышей. Архитектура строится на диалоге этих двух оболочек: внешней и внутренней. Та, что снаружи – зеленая и вертикальная. Цвет и ритм досок, переходящий в ритм черепицы, маскирует дом, форма здания спокойна и скромна. Оболочка ядра собрана из фанеры и окрашена в красный цвет. Она возвышенно остроконечна и, будучи квадратной, сконцентрирована на себе. По своему устройству она напоминает вывернутый наизнанку шкаф: в полу скрываются ящики, а некоторые стены оказываются оконными ставнями. Отшельник может закрыть все ящики и ставни и сконцентрироваться на себе. Или наоборот, использовать ящики как мебель, открыть окна, любоваться природой и заниматься повседневными делами. Сокровенность внутреннего пространства, его кажущаяся независимость от пространства внешнего, делают отшельничество таинством.
  • zooming
    1 / 9
    Дом для отшельника
    Денис Гаврилин
  • zooming
    2 / 9
    Дом для отшельника
    Денис Гаврилин
  • zooming
    3 / 9
    Дом для отшельника
    Денис Гаврилин
  • zooming
    4 / 9
    Дом для отшельника
    Денис Гаврилин
  • zooming
    5 / 9
    Дом для отшельника
    Денис Гаврилин
  • zooming
    6 / 9
    Дом для отшельника
    Денис Гаврилин
  • zooming
    7 / 9
    Дом для отшельника
    Денис Гаврилин
  • zooming
    8 / 9
    Дом для отшельника
    Денис Гаврилин
  • zooming
    9 / 9
    Дом для отшельника
    Денис Гаврилин

Настасья Иванова и Артур Хопкинс
Шкаф – место из детства, которое хранило много тайн: там можно было спрятаться и через щелку наблюдать за домашней суетой, там родители прятали подарки, верилось, что там можно найти еще одну дверь, которую никто кроме тебя не увидит. Авторы хотели привнести ощущение игры, при котором отшельник сбрасывает груз взрослости и становится мальчишкой или девчонкой, которым просто любопытно, что там будет дальше. Получилось место со входом через шкаф, где можно побыть одному, а оставив все ненужное и взрослое, пролезть через в потолочный люк в свой собственный почти секретный мир, где можно делать все, что захочется.

Дом располагается над шкафом, в антресоли можно спать, смотреть на звезды и кормить птиц через специальное круглое окно как на старинном корабле. Внизу удобно заниматься гимнастикой напротив окна, двигать стол на колесиках, чтобы сидеть в центре комнаты, пить чай и никого не впускать. Сидя на стул можно смотреть в окно, читать книгу или писать ее. И быть собой. Восьмое правило игры в прятки: прятаться следует наверху, потому что наверх никто не смотрит.
  • zooming
    1 / 7
    Дом для отшельника
    Настасья Иванова и Артур Хопкинс
  • zooming
    2 / 7
    Дом для отшельника
    Настасья Иванова и Артур Хопкинс
  • zooming
    3 / 7
    Дом для отшельника
    Настасья Иванова и Артур Хопкинс
  • zooming
    4 / 7
    Дом для отшельника
    Настасья Иванова и Артур Хопкинс
  • zooming
    5 / 7
    Дом для отшельника
    Настасья Иванова и Артур Хопкинс
  • zooming
    6 / 7
    Дом для отшельника
    Настасья Иванова и Артур Хопкинс
  • zooming
    7 / 7
    Дом для отшельника
    Настасья Иванова и Артур Хопкинс

Александр Кошка и Анна Бычкова
Этот дом вращается и дает хозяину право самому выбирать вид из окна, поворачивать дом в тень, фокусироваться на сползающем за горизонт солнце или следить за тем самым лосем, оставаясь незамеченным. Габариты дома намеренно малы, здесь удобно лишь одному отшельнику. Внутри есть маленькая печь и шкаф с двумя отсеками: больший предназначен для хранения спального матраса, раскладного стола и стула, а меньший – для книг и других предметов. Остальное пространство предназначено для медитаций и отдыха перед панорамным окном.
  • zooming
    1 / 2
    Дом для отшельника
    Александр Кошка и Анна Бычкова
  • zooming
    2 / 2
    Дом для отшельника
    Александр Кошка и Анна Бычкова

Егор Егорычев и Ирина Новикова
Дом поднят над землей, чтобы минимально воздействовать на окружающую среду и подарить отшельнику ощущение невесомости. Для усиления эффекта огромный витраж ориентирован на крутой овраг. Рейки ограждения винтовой лестницы, мимикрируя под ветви и стволы деревьев, постепенно вытягиваясь и вырастая, скрывают террасу и переходят на фасад. Еще не преодолев порог дома отшельник погружается в атмосферу уединения и защищенности.

Внутри четыре функциональные зоны: прихожая с местами хранения, кабинет с библиотекой, основное пространство для занятия йогой и антресоль для сна. Необычное впечатление создает криволинейная поверхность кровли – все стропила прямые, но с разным углом наклона. Это решение позволило не только создать яркий интерьер, но и продемонстрировать податливость кровельного материала к скручиванию с изгибом. Подобно кораблю дом плывет над землей, крыша изогнута как парус, а опора лестницы стала флагштоком. Поднятый флаг – способ объявить миру о том, что отшельник нашел пристанище.
  • zooming
    1 / 7
    Ракурс 1. Дом отшельника
    Егор Егорычев и Ирина Новикова
  • zooming
    2 / 7
    Ракурс 2. Дом отшельника
    Егор Егорычев и Ирина Новикова
  • zooming
    3 / 7
    Аксонометрия. Дом отшельника
    Егор Егорычев и Ирина Новикова
  • zooming
    4 / 7
    Взрыв-схема. Дом отшельника
    Егор Егорычев и Ирина Новикова
  • zooming
    5 / 7
    Планы. Дом отшельника
    Егор Егорычев и Ирина Новикова
  • zooming
    6 / 7
    Разрезы. Дом отшельника
    Егор Егорычев и Ирина Новикова
  • zooming
    7 / 7
    Фасады. Дом отшельника
    Егор Егорычев и Ирина Новикова

 
NTML architects / Мария Ляшко и Никита Тимонин
В проекте было важно подчеркнуть уединенность и связь с природой. Двусветный объем жилой части с односкатной кровлей компактный и функциональный. Он сконструирован так, чтобы превратить скромную по площади комнату в платформу панорамного просмотра. На первом этаже расположена основная комната с небольшим рабочим местом, санузел и прихожая, на антресоли – спальня. Большое окно пропускает в дом достаточно света, параллельно позволяя жильцу наслаждаться видами окружающего леса. Раздвижные двери в летнее время соединяют пространство комнаты с летней террасой.
  • zooming
    1 / 6
    Дом отшельника
    NTML architects / Мария Ляшко и Никита Тимонин
  • zooming
    2 / 6
    Дом отшельника
    NTML architects / Мария Ляшко и Никита Тимонин
  • zooming
    3 / 6
    Дом отшельника
    NTML architects / Мария Ляшко и Никита Тимонин
  • zooming
    4 / 6
    Интерьер. Дом отшельника
    NTML architects / Мария Ляшко и Никита Тимонин
  • zooming
    5 / 6
    Разрез. Дом отшельника
    NTML architects / Мария Ляшко и Никита Тимонин
  • zooming
    6 / 6
    Фасады. Дом отшельника
    NTML architects / Мария Ляшко и Никита Тимонин


Жюри отметило еще 12 объектов, их можно рассмотреть ниже.
  • zooming
    1 / 12
    «Выход на балкон»
    Даниил Наринский
  • zooming
    2 / 12
    «Павильон для одного человека»
    Кирилл Бережнов
  • zooming
    3 / 12
    Дом отшельника
    PAP design / Крупин Иван, Сергей Григорьев
  • zooming
    4 / 12
    Дом отшельника
    Александр Николаев
  • zooming
    5 / 12
    Флигель трепетных размышлений
    АБ Рокот / Готлиб Илья, Алексейцева Елена, Кармазина Дарья, Кучеров Николай
  • zooming
    6 / 12
    Леший
    АМ «РЕКА» / Гагин Николай, Горшкова Софья, Халидуллина Алина
  • zooming
    7 / 12
    3333
    Крымская Наташа и Чикаев Даниил
  • zooming
    8 / 12
    Дом отшельника
    Ициксон Екатерина
  • zooming
    9 / 12
    Мимикрия
    Наталья Пападука
  • zooming
    10 / 12
    Дом-дверь
    Алексей Колесов
  • zooming
    11 / 12
    Дом отшельника
    Караганов Александр и Глебов Олег
  • zooming
    12 / 12
    Твой угол
    Творческое объединение KLIN / Филип Ангелина, Ситникова Екатерина


14 Мая 2020

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.