Дом отшельника

Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.

mainImg

В этом году «Древолюция», как и весь мир, перешла в новый формат: вместо арт-объектов молодые архитекторы сочиняли вполне прагматичный, хоть и не лишенный лирики, индивидуальный проект. Заказчик, он же будущий отшельник, – генеральный директор платформы Forumhouse Алексей Кутейников, который около года назад купил землю в отдаленной Московской области. Основной дом, который уже построен, хозяин решил дополнить сооружением для уединения и медитаций. Место для него подобралось с ходу: в дальней точке участка, у двух оврагов с речкой и ручьем, окруженных лесом, из которого иногда выходят лоси. Творческий поиск Алексея поддержал бренд кровельных материалов «Ондулин», который искал возможность поработать с архитекторами над оригинальными проектами кровли. А «Древолюцию» во главе с ее бессменным вдохновителем Николаем Белоусовым пригласили этот поиск организовать и возглавить, поскольку дом отшельника представлялся именно деревянным.

Техзадание включало следующие обязательные условия: использовать кровлю «Ондулин» и деревянные конструкции, сохранить ландшафт, не превышать площадь в 20 м2, внутри разместить пространство для физических упражнений и минимальные удобства – чтобы можно было и руки помыть, и чашку чая согреть, ведь коммуникации сюда тянуть не планируется.

Получив 42 заявки от 80 индивидуальных и командных участников организаторы конкурса решили структурировать процесс оценки работ, разбив его на три этапа. На первом голосовали сами архитекторы и все работы, получившие хотя бы один голос, перешли во второй этап. В результате не прошла только одна работа, которая предлагала готовый для проживания дом.

Далее подключилось традиционное жюри «Древолюции»: Кирилл Александров, Сергей Антонов, Алексей Бавыкин, Анатолий Голубовский, Елена Гонсалес, Тотан Кузембаев, Николай Лызлов, Сергей Скуратов, Татьяна Царева. Было отмечено 19 работ, семь из которых стали финалистами. Жюри учредило специальную премию, чтобы поддержать молодежь финансово, и большинством голосов присудило ее Анвару Гарипову за проект «Дом для наблюдения за сосульками».

Далее, с уверенностью, подкрепленной мнением 69 архитекторов, жюри рекомендовало заказчику финальные варианты. Алексей на основе всех данных и он-лайн переговоров с авторами, принял окончательное решение, которое совпало с мнением жюри. Дом по проекту Анвара Гарипова начнут строить летом. «Древолюция» же планирует продолжить историю и своими силами реализовать еще несколько домов.
***

Анвар Гарипов. Победитель
«Дом для наблюдения за сосульками» собран из грубых необрезных досок и представляет собой почти кубический объем, поставленный на каменные валуны. Дом – не просто укрытие, а скорее призма или волшебная коробка, которая преломляет, дополняет и акцентирует внимание на окружающих природных явлениях – лучах солнца, рисунке леса, сосульках, звездах, облаках.

Небольшой объем вмещает череду пространственных переживаний. Входная часть – «притвор», темноватый и длинный, заставляет менять направление движения, уменьшает скорость шага и готовит ко входу в дом. Далее зал медитаций, пустой и свободный, откуда можно следить за ростом сосулек и смотреть на лес, который вплетается в ритм проемов. За занавеской спрятан альков, лежа в котором можно увидеть звезды.
  • zooming
    1 / 4
    Дом для наблюдения за сосульками. Общий вид.
    Анвар Гарипов
  • zooming
    2 / 4
    Дом для наблюдения за сосульками. Зал
    Анвар Гарипов
  • zooming
    3 / 4
    Дом для наблюдения за сосульками. Коридор
    Анвар Гарипов
  • zooming
    4 / 4
    Дом для наблюдения за сосульками. Кровать
    Анвар Гарипов


Далее финалисты в порядке убывания количества голосов.

Созоныч / Антон Пуренков и Евгений Карманов
В основе дома – пирамидой потребностей. Первый уровень – вход и освобождение от лишнего, здесь хранятся вещи и прячутся баки водоснабжения. Второй уровень – подготовка к возвышению, место предназначено для сна, еды, тепла и укрытия. Здесь помещается софа, а рядом с камином расположен отсек для хранения дров и уличной обуви. На крышке камина есть конфорка для приготовления пищи. Дымоход отапливает третий уровень, художественную студию, пространство для творчества, созерцания и общения. При желании здесь можно устроить и вечеринку на шесть человек. Последний, верхний уровень предназначен для самопознания и возвышения: занятий йогой, медитаций и наблюдения за звездами. Ограждение верхнего уровня имеет проем, в который удобно смотреть сидя.
  • zooming
    1 / 5
    Башня. Путь отшельника.
    Созоныч / Антон Пуренков и Евгений Карманов
  • zooming
    2 / 5
    Башня. Путь отшельника.
    Созоныч / Антон Пуренков и Евгений Карманов
  • zooming
    3 / 5
    Взрыв-схема. Башня. Путь отшельника.
    Созоныч / Антон Пуренков и Евгений Карманов
  • zooming
    4 / 5
    Взрыв-схема. Башня. Путь отшельника.
    Созоныч / Антон Пуренков и Евгений Карманов
  • zooming
    5 / 5
    Башня. Путь отшельника.
    Созоныч / Антон Пуренков и Евгений Карманов

Денис Гаврилин
Внутри небольшого и на первый взгляд простого двускатного дома есть секрет: квадратная комната со своей четырехскатной крышей. Архитектура строится на диалоге этих двух оболочек: внешней и внутренней. Та, что снаружи – зеленая и вертикальная. Цвет и ритм досок, переходящий в ритм черепицы, маскирует дом, форма здания спокойна и скромна. Оболочка ядра собрана из фанеры и окрашена в красный цвет. Она возвышенно остроконечна и, будучи квадратной, сконцентрирована на себе. По своему устройству она напоминает вывернутый наизнанку шкаф: в полу скрываются ящики, а некоторые стены оказываются оконными ставнями. Отшельник может закрыть все ящики и ставни и сконцентрироваться на себе. Или наоборот, использовать ящики как мебель, открыть окна, любоваться природой и заниматься повседневными делами. Сокровенность внутреннего пространства, его кажущаяся независимость от пространства внешнего, делают отшельничество таинством.
  • zooming
    1 / 9
    Дом для отшельника
    Денис Гаврилин
  • zooming
    2 / 9
    Дом для отшельника
    Денис Гаврилин
  • zooming
    3 / 9
    Дом для отшельника
    Денис Гаврилин
  • zooming
    4 / 9
    Дом для отшельника
    Денис Гаврилин
  • zooming
    5 / 9
    Дом для отшельника
    Денис Гаврилин
  • zooming
    6 / 9
    Дом для отшельника
    Денис Гаврилин
  • zooming
    7 / 9
    Дом для отшельника
    Денис Гаврилин
  • zooming
    8 / 9
    Дом для отшельника
    Денис Гаврилин
  • zooming
    9 / 9
    Дом для отшельника
    Денис Гаврилин

Настасья Иванова и Артур Хопкинс
Шкаф – место из детства, которое хранило много тайн: там можно было спрятаться и через щелку наблюдать за домашней суетой, там родители прятали подарки, верилось, что там можно найти еще одну дверь, которую никто кроме тебя не увидит. Авторы хотели привнести ощущение игры, при котором отшельник сбрасывает груз взрослости и становится мальчишкой или девчонкой, которым просто любопытно, что там будет дальше. Получилось место со входом через шкаф, где можно побыть одному, а оставив все ненужное и взрослое, пролезть через в потолочный люк в свой собственный почти секретный мир, где можно делать все, что захочется.

Дом располагается над шкафом, в антресоли можно спать, смотреть на звезды и кормить птиц через специальное круглое окно как на старинном корабле. Внизу удобно заниматься гимнастикой напротив окна, двигать стол на колесиках, чтобы сидеть в центре комнаты, пить чай и никого не впускать. Сидя на стул можно смотреть в окно, читать книгу или писать ее. И быть собой. Восьмое правило игры в прятки: прятаться следует наверху, потому что наверх никто не смотрит.
  • zooming
    1 / 7
    Дом для отшельника
    Настасья Иванова и Артур Хопкинс
  • zooming
    2 / 7
    Дом для отшельника
    Настасья Иванова и Артур Хопкинс
  • zooming
    3 / 7
    Дом для отшельника
    Настасья Иванова и Артур Хопкинс
  • zooming
    4 / 7
    Дом для отшельника
    Настасья Иванова и Артур Хопкинс
  • zooming
    5 / 7
    Дом для отшельника
    Настасья Иванова и Артур Хопкинс
  • zooming
    6 / 7
    Дом для отшельника
    Настасья Иванова и Артур Хопкинс
  • zooming
    7 / 7
    Дом для отшельника
    Настасья Иванова и Артур Хопкинс

Александр Кошка и Анна Бычкова
Этот дом вращается и дает хозяину право самому выбирать вид из окна, поворачивать дом в тень, фокусироваться на сползающем за горизонт солнце или следить за тем самым лосем, оставаясь незамеченным. Габариты дома намеренно малы, здесь удобно лишь одному отшельнику. Внутри есть маленькая печь и шкаф с двумя отсеками: больший предназначен для хранения спального матраса, раскладного стола и стула, а меньший – для книг и других предметов. Остальное пространство предназначено для медитаций и отдыха перед панорамным окном.
  • zooming
    Дом для отшельника
    Александр Кошка и Анна Бычкова
  • zooming
    Дом для отшельника
    Александр Кошка и Анна Бычкова

Егор Егорычев и Ирина Новикова
Дом поднят над землей, чтобы минимально воздействовать на окружающую среду и подарить отшельнику ощущение невесомости. Для усиления эффекта огромный витраж ориентирован на крутой овраг. Рейки ограждения винтовой лестницы, мимикрируя под ветви и стволы деревьев, постепенно вытягиваясь и вырастая, скрывают террасу и переходят на фасад. Еще не преодолев порог дома отшельник погружается в атмосферу уединения и защищенности.

Внутри четыре функциональные зоны: прихожая с местами хранения, кабинет с библиотекой, основное пространство для занятия йогой и антресоль для сна. Необычное впечатление создает криволинейная поверхность кровли – все стропила прямые, но с разным углом наклона. Это решение позволило не только создать яркий интерьер, но и продемонстрировать податливость кровельного материала к скручиванию с изгибом. Подобно кораблю дом плывет над землей, крыша изогнута как парус, а опора лестницы стала флагштоком. Поднятый флаг – способ объявить миру о том, что отшельник нашел пристанище.
  • zooming
    1 / 7
    Ракурс 1. Дом отшельника
    Егор Егорычев и Ирина Новикова
  • zooming
    2 / 7
    Ракурс 2. Дом отшельника
    Егор Егорычев и Ирина Новикова
  • zooming
    3 / 7
    Аксонометрия. Дом отшельника
    Егор Егорычев и Ирина Новикова
  • zooming
    4 / 7
    Взрыв-схема. Дом отшельника
    Егор Егорычев и Ирина Новикова
  • zooming
    5 / 7
    Планы. Дом отшельника
    Егор Егорычев и Ирина Новикова
  • zooming
    6 / 7
    Разрезы. Дом отшельника
    Егор Егорычев и Ирина Новикова
  • zooming
    7 / 7
    Фасады. Дом отшельника
    Егор Егорычев и Ирина Новикова

 
NTML architects / Мария Ляшко и Никита Тимонин
В проекте было важно подчеркнуть уединенность и связь с природой. Двусветный объем жилой части с односкатной кровлей компактный и функциональный. Он сконструирован так, чтобы превратить скромную по площади комнату в платформу панорамного просмотра. На первом этаже расположена основная комната с небольшим рабочим местом, санузел и прихожая, на антресоли – спальня. Большое окно пропускает в дом достаточно света, параллельно позволяя жильцу наслаждаться видами окружающего леса. Раздвижные двери в летнее время соединяют пространство комнаты с летней террасой.
  • zooming
    1 / 6
    Дом отшельника
    NTML architects / Мария Ляшко и Никита Тимонин
  • zooming
    2 / 6
    Дом отшельника
    NTML architects / Мария Ляшко и Никита Тимонин
  • zooming
    3 / 6
    Дом отшельника
    NTML architects / Мария Ляшко и Никита Тимонин
  • zooming
    4 / 6
    Интерьер. Дом отшельника
    NTML architects / Мария Ляшко и Никита Тимонин
  • zooming
    5 / 6
    Разрез. Дом отшельника
    NTML architects / Мария Ляшко и Никита Тимонин
  • zooming
    6 / 6
    Фасады. Дом отшельника
    NTML architects / Мария Ляшко и Никита Тимонин


Жюри отметило еще 12 объектов, их можно рассмотреть ниже.
  • zooming
    1 / 12
    «Выход на балкон»
    Даниил Наринский
  • zooming
    2 / 12
    «Павильон для одного человека»
    Кирилл Бережнов
  • zooming
    3 / 12
    Дом отшельника
    PAP design / Крупин Иван, Сергей Григорьев
  • zooming
    4 / 12
    Дом отшельника
    Александр Николаев
  • zooming
    5 / 12
    Флигель трепетных размышлений
    АБ Рокот / Готлиб Илья, Алексейцева Елена, Кармазина Дарья, Кучеров Николай
  • zooming
    6 / 12
    Леший
    АМ «РЕКА» / Гагин Николай, Горшкова Софья, Халидуллина Алина
  • zooming
    7 / 12
    3333
    Крымская Наташа и Чикаев Даниил
  • zooming
    8 / 12
    Дом отшельника
    Ициксон Екатерина
  • zooming
    9 / 12
    Мимикрия
    Наталья Пападука
  • zooming
    10 / 12
    Дом-дверь
    Алексей Колесов
  • zooming
    11 / 12
    Дом отшельника
    Караганов Александр и Глебов Олег
  • zooming
    12 / 12
    Твой угол
    Творческое объединение KLIN / Филип Ангелина, Ситникова Екатерина

14 Мая 2020

comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.