«Древолюция» в гостях у сказки

В этом году фестиваль «Древолюция» забрался даже не на территорию заброшенной усадьбы: недавно отреставрированный русский терем в Костромской области окружен километрами девственного леса. За две недели молодые архитекторы успели сначала в ней прорасти, а потом уйти в полный отрыв.

author pht

Автор текста:
Юлия Шишалова

mainImg
«Дебри сказочной тайги»
Терем крестьянина Сазонова в Асташово; XIX в.

Терем XIX века в Асташово выглядит как красочная иллюстрация из книги русских сказок. И кажется еще сюрреалистичнее оттого, что из ближайших сел и деревень, расположенных в нескольких десятках километров, сюда ведет дорога, по которой в дождь или снег проедет далеко не всякий транспорт. Местные предпочитают квадроциклы: трясешься себе на ухабах, углубляясь в лесную чащу, – и вдруг на поляне он. С новенькими цветными витражами и окнами, восстановленными стенами и деревянным декором, номерами как в пятизвездочной гостинице, кухней ресторанного уровня и музеем русского деревенского антиквариата. Чудеса да и только. Тем более, что шесть лет назад на этом месте была лишь развалина, заросшая настолько, что Андрей и Ольга, специально приехавшие отыскивать дом зажиточного крестьянина Сазонова, даже не сразу его заметили. Зато потом уже не смогли оставить – и проделали колоссальную работу, по достоинству оцененную профессионалами, в 2017 году вручившими терему гран-при премии АРХИWOOD. Так что встреча с «Древолюцией» была предрешена: объекты из дерева, которые рождаются в результате фестиваля, затеянного архитектором Николаем Белоусовым, регулярно становятся победителями единственной в России премии по деревянной архитектуре. Кроме того, первая «Древолюция» 15 лет назад случилась неподалеку, в Галиче, где сегодня находится завод Белоусова по производству авторских деревянных срубов «Проект ОБЛО».
Участники фестиваля Древолюция перед Асташовским теремом


Все в укрытие?
Несмотря на очевидность выбора места (и навеянной им темы – «Укрытие»), он был смелым. Потому что практически сразу за порогом терема вокруг сгущается первородный лес. От бывших здесь когда-то деревень и сел почти ничего не осталось. Главный прогулочный маршрут – петля сохранившихся трактов, по которым мужики уезжали на заработки, – после ливней местами превращается в болото.
Мальчик Саша приехал на фестиваль из Питера и был вынужден прервать свое пребывание, гонимый невесть на что прорезавшейся аллергией. Девочка Ира случайно наступила на осиное гнездо, и ей пришлось на собственной шкуре проверить народный способ лечения – обмазывание грязью. Слепни должны были исчезнуть еще во второй половине июля, но, видимо, почуяв, что другого такого шанса может и не представиться, остались до августа, и на пару с комарами пытались омрачить любую прогулку – не говоря уже о тех напряженных часах, когда работаешь на высоте десятка метров под проливным дождем или несешь на собственных плечах 9-метровые жерди под палящим солнцем. Ребятам предлагали выбрать места для объектов поближе и конструкции попроще – но они отказались. «Прямо как мы – не ищут легких путей», – смеялись хозяева терема.

И именно благодаря этому, кажется, все и произошло.


Бабочки-ласточки, или Полет навстречу счастью и свободе
Гран-при
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА: Ксения Дудина, Настасья Иванова, Дмитрий Мухин – Санкт-Петербург; Ян Посадский, Воронеж

«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
© Древолюция

«Этот объект о том, что было. О том, что стало. О том, что остается после нас. О силе времени и о силе природы. О брошенном и об открытом вновь». После преодоления 6 километров околотеремного «туристического маршрута» открывается поле с воспарившими над ним деревянными крыльями. При ближайшем рассмотрении оказывается, что крылья «выросли» у остатков деревянных срубов. «Когда-то там была деревня. А сейчас осталось только два дома. И эти дома почти исчезли, а другие исчезли совсем. Их скрыло время. Их очень трудно увидеть, если не знать о них. И мы решили их показать. Заново открыть», – объясняет команда «Апил пила» свою идею в аннотации к объекту.
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
© Древолюция
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
У самой большой «бабочки» высота крыла 9 метров, а в основании трапеция, у двух других – 6 метров и в основании темный треугольник. Все три сделаны из доски сечением 18 на 92 мм.

Ребята познакомились здесь, на фестивале. Искали остатки цивилизации – и случайно наткнулись на огромную старую пилу, ставшую первым трофеем и поводом дать название команде. Останки деревни обнаружили тоже случайно – сначала искали в другой стороне. Но теперь их ошибки не повторить. «Сейчас здесь все перевернулось. Сейчас в доме лес. А вместо крыши небо. Она просто раскрылась и дала лесу путь».

Установив над каждым уцелевшим фундаментом дома конструкцию из соединенных внизу балок (причем способ крепления во всех случаях разный, в зависимости от конфигурации основания и рельефа), архитекторы, по их словам, выпускают наружу запертые в руине души тех, кто в ней когда-то жил. Третья пара «крыльев» добавлена специально – как указатель, с одной стороны, хорошо заметный с дороги, а с другой – как элемент, при взгляде на поле с холма выстраивающийся вместе с двумя другими в эффектную композицию.
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА

Впрочем, члены жюри увидели в этих объектах воспарившую душу самой архитектуры: будто сбросив жесткий и тяжеловесный хитин прошлого, она устремилась вверх легким и изящным силуэтом. И хотя авторы утверждали, что вдохновлялись ласточками, свившими гнезда на балконе терема, за этой работой под названием «Дом порос» сразу же закрепилось новое – «Бабочки». Сами бабочки тоже на ней закрепились: порхали над полем и садились на деревянные балки как на цветочные лепестки.

Идея полета настолько захватила «АПИЛ ПИЛУ», что команда сделала еще один объект, за который вместе с предыдущим «Дом порос» получила Гран-при. «НАД» расположился гораздо ближе к терему и предлагает самую что ни на есть прямую дорогу к Счастью – на вершину ели, в маленький красный скворечник, где оно живет по преданию (ими же и придуманному). «Чтобы до него добраться, нужно взлететь. А чтобы взлететь, надо всего лишь оттолкнуться от земли и закрыть глаза». И хотя на самом деле качели на гигантских стропах невозможно раскачать до такой степени, чтобы оказаться выше крон, но зато возникает ощущение и полета, и устремления к призрачному «идеальному дому», и попадания в абсолютно иное пространство – это ли не есть архитектура? «И они увидят небо. Они станут нами. Они станут птицами».
«НАД» / Команда АПИЛ ПИЛА
© Древолюция
«НАД» / Команда АПИЛ ПИЛА
«НАД» / Команда АПИЛ ПИЛА
«НАД» / Команда АПИЛ ПИЛА
«НАД» / Команда АПИЛ ПИЛА
«НАД» / Команда АПИЛ ПИЛА
© Древолюция
«НАД» / Команда АПИЛ ПИЛА


Оглушенные глушью, заведенные долгом
Премия жюри
«Оглушенные» / команда РЕКА НЕВА: Анна Азарова, Николай Гагин, Софья Горшкова, Олеся Нелаева – Тюмень; Александра Орешкина, Ирина Павлова – Санкт-Петербург.

«Оглушенные» / Команда РЕКА НЕВА

Второй объект, сразу ставший фаворитом жюри фестиваля, был в некотором смысле обречен на успех, будучи связан с историей о культурном наследии: команда РЕКА НЕВА отыскала в Костромской глуши руину не просто деревенской избы, а церкви Ризоположения, оставшейся от одного из четырех монастырей, основанных в конце XIV века Авраамием Чухломским, – редкого для здешних мест образца южной готики. Но если бы не объект «Оглушенные», заставляющий оторвать взгляд от изрытой дороги и обратить его в сторону, путник прошел бы мимо даже лучше других сохранившейся колокольни: настолько густой здесь лес и настолько она с ним срослась. Тем не менее, стоит остановиться – и оказываешься невольным слушателем молчаливой проповеди, которая будто бы доносится из недр руины. «Проблема утраты исторического и культурного наследия, исчезновение любых напоминаний о жизни до нас по-настоящему пугает и заставляет задуматься. Разрушенные церкви, вымершие деревни – все это результат человеческого равнодушия...»
zooming
Церковь Ризположения вид руин сверху. «Оглушенные» / Команда РЕКА НЕВА
zooming
Церковь Ризположения, фотография начала XX в.
«Оглушенные» / Команда РЕКА НЕВА
«Оглушенные» / Команда РЕКА НЕВА
«Оглушенные» / Команда РЕКА НЕВА
zooming
«Оглушенные» / Команда РЕКА НЕВА
Все элементы расположены в системе визуальных осей, которые сходятся в центре куба. Он, в свою очередь, является уникальной смотровой точкой, с которой пространство внутреннего двора церкви воспринимается в полном объеме. Скамьи по высоте трех типов, но ни на одну из них нельзя присесть – лишь слегка опереться.

Деревянный куб между вратами и колокольней, на поверхности которого образуется крест, – это образ монаха, укрывающегося в церкви. Ряды «скамей», к которым можно лишь слегка прислониться (многие члены жюри сочли их отзвуком церковного аналоя) – это ученики, следующие за учителем. Причем ряды скамей расположены так, чтобы двор и внутреннее пространство церкви представали в разных ракурсах – или же вовсе скрывались за спинами других «сидящих». «Выбирая место, человек отвечает на вопрос “готов ли я увидеть это?”. Те, кто решились, проходят дальше, и погрузившись в атмосферу разрушенной церкви, задаются следующим вопросом: “готов ли я смириться с этим?”». В ответ на него в глазах ребят читалось четкое «не готовы».
«Оглушенные» / Команда РЕКА НЕВА
«Оглушенные» / Команда РЕКА НЕВА
«Оглушенные» / Команда РЕКА НЕВА


«Чудо лесо-творения»
«Леса в лесу» / команда ЛЕСОПОВАЛ: Юлия Верещагина, Воронеж; Дарья Кристал, Москва; Лев Нафтулин, Санкт-Петербург; Арина Переведенцева, Москва; Лейла Удимамедова, Санкт-Петербург.
«Леса в лесу» / команда ЛЕСОПОВАЛ​

Больше никаких мест и премий жюри в этот раз решило не присуждать (что скрывать – не раз звучало предложение вообще отдать победу всем участникам), однако единогласно была признана невероятная романтичность шестиугольной в основании «ротонды», воздвигнутой в стороне от основной тропы вокруг засохшего дерева. Словно бы эта конструкция, на разных уровнях которой, кстати, можно комфортно перемещаться, сидеть и лежать, в своем центре аккумулирует целительную энергию, благодаря воздействию которой больная сосна оживет.
«Леса в лесу» / команда ЛЕСОПОВАЛ​
«Леса в лесу» / команда ЛЕСОПОВАЛ​
«Леса в лесу» / команда ЛЕСОПОВАЛ​
От «лесов», окруживших дерево, в лес были протоптаны две тропинки. Стихи, распечатанные и развешанные на «лесах» в финальный день «Древолюции», Дарья Кристал написала во время фестиваля, вдохновившись здешней природой.

В действительности же планы авторов еще глобальнее: в среде, столь питательной для сказаний и легенд, они построили что-то вроде «колыбели леса»: «Это мастерская безликого мастера – духа леса, что живет в себе и везде вокруг нас, заботясь о своих лесных потомках. В нашей мастерской мы хотели как можно четче отразить процесс создания частички леса как процесс иного мира, не населенного людьми; как обособленную часть вселенной».
«Леса в лесу» / команда ЛЕСОПОВАЛ​

Поэтический флер окружил ротонду и в самом буквальном смысле: одна из архитекторов написала к открытию объекта целую поэму – отклик на сказочную силу леса.

«Когда-то был лес,
И был он в себе самом,
И духи лесные были ему детьми.
И люди вошли
И храм возвели с селом,
И были даны дары, и приняты те дары.

Желая спасти детей,
Молчанье свое и крик
Лес в шелест листвы вложил – никто не услышал их...»

Кстати, именно после обсуждения жюри «Лесов в лесу» прозвучала мысль, что лучшие объекты этой «Древолюции» достойно бы смотрелись в экспозиции капелл на острове Сан Джорджо Марджоре, инициированной Ватиканом на время архитектурной биеннале в Венеции, – вместе с работами Нормана Фостера, Эдуардо де Соуто де Моура, Смильяна Радича и других.


Тропа в детство
«Лесом» / команда «САЗОНЫЧ»: Евгений Карманов, Антон Пуренков, Антон Николаенков, Ярослав Разумовский
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ

Команда, участники которой «спелись» еще на прошлой «Древолюции» и в этом году приехали вместе (пели они почти все время – особенно задорно, возвращаясь с рабочей площадки в конце дня), представила если не самый поэтичный, то самый романтичный проект. Свое пребывание на фестивале состоявшиеся в массе своей архитекторы использовали для освоения новых навыков (столярные работы на больших высотах, применение альпинистского оборудования для лазания по стволам и т.д.) и для исполнения детской мечты – построить себе уютный дом на дереве. Даже не так: оторваться от действительности и укрыться на недосягаемой высоте. Начиналось все прозаично: «От этого леса ждут чего-то сказочного, но встречают грязь и агрессивную среду. Мы решили ее немного благоустроить и предложить альтернативный путь среди деревьев».

Кстати, в процессе строительства «тропы» из нескольких секций-переходов ни одно лесное дерево не пострадало: для крепежа вместо гвоздей и шурупов использовались только обжимные стяжки. И хотя на ветру вся конструкция серьезно колеблется, по подсчетам вес до 500 килограмм она должна выдерживать («Сазонычи», назвавшие себя в честь крестьянина Сазонова, который построил терем, для проверки устраивали на «тропе» наряду с хоровыми выступлениями нешуточную дискотеку).
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ
Высота террасы с домиков над уровнем земли – 12 метров. Чтобы во встроенном в пол домика кессоне можно было спокойно разводить костер, он утеплен и наполнен песком.

Дом-куб из четырех рам, обшитых выкрашенной в черный цвет доской, – как награда тем, кто дошел до конца тропы и получил теперь возможность отдохнуть. «Студия в шесть квадратов к вашим услугам», – говорят архитекторы: дом с террасой рассчитан на посиделки для четырех человек. Со стороны «главного фасада» открывается захватывающий вид на ручей, мостик, еловник и закаты – он и заставил проложить «тропу» именно вдоль этой группы деревьев. А когда стемнеет, на террасе можно развести настоящий живой огонь.
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ


Очи к небу
«Пути» / команда КОРА: Анна Борматова, Москва; Кристина Казарновская, Санкт-Петербург; Виктор Маркин, Воронеж; Александр Сущин, Воронеж; Алексей Ушаков, Воронеж; Мария Яковлева, Воронеж.
«Пути» / команда КОРА

Совсем рядом с альтернативной «поднебесной» тропой – арт-объект, философски названный «Пути». Это пространственная скульптура, собранная из горбыля и обрезной доски мало того, что разного размера и высоты (авторы потратили день на деревообрабатывающем производстве, чтобы поштучно отобрать каждый элемент), так еще и с различной поверхностью: с одной стороны – ровный спил, с другой – «обычная» кора. Так что когда идешь мимо «Путей» со стороны терема, композиция из светлой древесины заставляет замедлить шаг и, следуя пирамидальным, устремленным ввысь контурам, возвести глаза к небу. На обратном же пути, напротив, «замаскированная» корой скульптура растворяется в окружающем лесу, и увидеть ее можно, только если пойти параллельным путем.
«Пути» / команда КОРА
«Пути» / команда КОРА
«Пути» / команда КОРА
«Пути» / команда КОРА
Достигает 3 метров в верхней точке, в нижней высота объекта не превышает 25 см. Общая длина конструкции 7 м, минимальная ширина 1 м, максимальная – 3 м.

Использованные материалы – горбыль и необрезная доска, которые обычно считаются «отходами». Соединения деталей выполнены с помощью гвоздей и саморезов.

«Когда-то давно этот лес стал укрытием для древних народов меря. Мы старались сохранить связь с историей и выразить нашим объектом путь мерян. Конструкция становится частью леса и в тоже время выделяется в существующем окружении. Так мы показываем, что меряне были частью этого леса, создали свою культуру и быт, но со временем будто растворились в нем».
«Пути» / команда КОРА
«Пути» / команда КОРА


«Ворота в Асташово»
«Аверс/Реверс» / команда АМО: Ирина Истомина, Санкт-Петербург; Анна Новикова, Москва; Мария Хорева, Москва. 
«Аверс/Реверс» / команда АМО

Этот объект – наиболее близкий к терему и единственный, контекстуально с ним связанный. Причем связь между двумя мирами – диким лесом и благоустроенной территорией терема – выстроена настолько тонко, что отдельные члены жюри настаивали на учреждении специального приза. Одновременную двойственность и единство отражает и название проекта: аверс – лицевая сторона медали, реверс – тыльная.

Устойчивая и добротная – и в то же время ажурная и визуально легкая конструкция может рассматриваться и как мост, и как ворота, и как въездная арка, и как смотровая башня. Тем более, что с высоты 4 метра действительно открывается новая видовая точка на терем и поляну вокруг него. «Кажется, в этом месте чаща будто отворяет двери, приглашая всех желающих посетить необъятный лес и ознакомиться с его причудливым диким миром, прочувствовать всю его многогранность. Одновременно “Аверс/Реверс” выполняет функцию своеобразной распорки, помогающей древесной массе более не смыкать ряды и оставаться открытой для гостей. Конструкцию можно также воспринимать в роли скобы, которая стягивает границы леса, делая тропу сакральной, а вмешательство человека в природу минимальным».
«Аверс/Реверс» / команда АМО
«Аверс/Реверс» / команда АМО
«Аверс/Реверс» / команда АМО
«Аверс/Реверс» / команда АМО
«Аверс/Реверс» / команда АМО
Конструкция «моста из леса в лес» устойчива и комфортна для человека. В роли строительных материалов для объекта послужили клеёный брус и доска различного сечения. Общая высота конструкции над землей – 5,3 м, высота настила – 4,37 м, ширина несущей конструкции – 6 м, а за счёт консольных выступов декоративной части объект достигает ширины в 8,85 м.

Особой похвалы заслужило цветовое решение объекта – особенно в свете того, что в распоряжении участников фестиваля была краска желтого, красного, синего, зеленого и белого цветов. Тем не менее, команде «АМО» удалось получить из них оттенок стволов деревьев, укрытых густой листвой, – в него выкрашены основные несущие части. Таким образом опоры стали незаметными, а издали и вовсе невидимыми. Лес и конструкция слились воедино. Светлые же треугольники, поддерживающие перила, – яркий акцент и дань уважения терему: их рисунок основан на узоре наличников.

Отвечает мост-арка и на тему фестиваля «Укрытие»: будучи на вершине, оказываешься еще не в лесной чаще, но уже вдали от цивилизации. Уже не на глинистой размытой дождем почве, но еще не в небе. По замыслу авторов (к слову, это они по вине аллергии потеряли единственного в команде мужчину-бойца), мост – то самое персональное укрытие, откуда смотришь на остальной мир как никогда отстраненно и объективно.
«Аверс/Реверс» / команда АМО
«Аверс/Реверс» / команда АМО
«Аверс/Реверс» / команда АМО
***

Видишь, какое сказочно важное дело делает Николай Белоусов. Как за каких-то две недели эти мальчики и девочки, подобно найденным ими руинам и вопреки нападкам болезней, насекомых и дождей, сами проросли здешним лесом – настолько, что ходят по нему босиком, а бабочки и ласточки садятся к ним на плечи. Как за две недели процесс сотворения от едва промелькнувшей мысли до сложного конструктивного объекта сделал их старше и опытнее. Как общение с единомышленниками вдохнуло новой веры в профессию. Как жизнь бок о бок в экстремальных условиях сделало одной семьей. Как существование на границе между природным и рукотворным позволило им наконец почувствовать границы своих возможностей и уйти в отрыв от самих себя. Укрыться, чтобы раскрыться. Как загадки и сказки древнего леса заставили одну писать проникновенные стихи, а другую расплакаться при воспоминании об оставленной родине, где точно так же прямо сейчас разрушаются деревни и дома. Как обстоятельное размышление их одних, 29 молодых людей, в этом крошечном в масштабе планеты месте об утраченных ценностях, если и не восстановило мировой дефицит чувства вины и ответственности, то серьезно покачнуло чашу весов.

И те гости терема – а их здесь бывает немало – кто выйдет после фестиваля на пешеходную тропу и встретится с объектами «Древолюции», уже просто не смогут пройти мимо.

И они увидят небо. Они станут ими. Они станут птицами.
 

16 Августа 2018

author pht

Автор текста:

Юлия Шишалова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Сейчас на главной
Уолт Дисней, Альдо Росси и другие
В издательстве Strelka Press вышла книга Деяна Суджича «Язык города», посвященная силам и обстоятельствам, делающим город городом. Публикуем фрагмент о градостроительной деятельности Уолта Диснея и его корпорации.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Красная ботаника
Жилой комплекс рядом с петербургским Ботаническим садом невысок и уютно-контекстуален. На основе современного средового и орнаментального модернизма он совмещает аллюзии на соседние исторические здания и тему флорального декора, также продиктованную гением места.
Занавес из фибробетона
Реконструкция театра начала XX века в Эврё включает напоминающие занавес фасады из фибробетона толщиной 8 см и весом 11,2 тонн. Авторы проекта – бюро Opus 5.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.