«Древолюция» в гостях у сказки

В этом году фестиваль «Древолюция» забрался даже не на территорию заброшенной усадьбы: недавно отреставрированный русский терем в Костромской области окружен километрами девственного леса. За две недели молодые архитекторы успели сначала в ней прорасти, а потом уйти в полный отрыв.

author pht

Автор текста:
Юлия Шишалова

mainImg
«Дебри сказочной тайги»
Терем крестьянина Сазонова в Асташово; XIX в.
Терем XIX века в Асташово выглядит как красочная иллюстрация из книги русских сказок. И кажется еще сюрреалистичнее оттого, что из ближайших сел и деревень, расположенных в нескольких десятках километров, сюда ведет дорога, по которой в дождь или снег проедет далеко не всякий транспорт. Местные предпочитают квадроциклы: трясешься себе на ухабах, углубляясь в лесную чащу, – и вдруг на поляне он. С новенькими цветными витражами и окнами, восстановленными стенами и деревянным декором, номерами как в пятизвездочной гостинице, кухней ресторанного уровня и музеем русского деревенского антиквариата. Чудеса да и только. Тем более, что шесть лет назад на этом месте была лишь развалина, заросшая настолько, что Андрей и Ольга, специально приехавшие отыскивать дом зажиточного крестьянина Сазонова, даже не сразу его заметили. Зато потом уже не смогли оставить – и проделали колоссальную работу, по достоинству оцененную профессионалами, в 2017 году вручившими терему гран-при премии АРХИWOOD. Так что встреча с «Древолюцией» была предрешена: объекты из дерева, которые рождаются в результате фестиваля, затеянного архитектором Николаем Белоусовым, регулярно становятся победителями единственной в России премии по деревянной архитектуре. Кроме того, первая «Древолюция» 15 лет назад случилась неподалеку, в Галиче, где сегодня находится завод Белоусова по производству авторских деревянных срубов «Проект ОБЛО».
Участники фестиваля Древолюция перед Асташовским теремом


Все в укрытие?
Несмотря на очевидность выбора места (и навеянной им темы – «Укрытие»), он был смелым. Потому что практически сразу за порогом терема вокруг сгущается первородный лес. От бывших здесь когда-то деревень и сел почти ничего не осталось. Главный прогулочный маршрут – петля сохранившихся трактов, по которым мужики уезжали на заработки, – после ливней местами превращается в болото.
Мальчик Саша приехал на фестиваль из Питера и был вынужден прервать свое пребывание, гонимый невесть на что прорезавшейся аллергией. Девочка Ира случайно наступила на осиное гнездо, и ей пришлось на собственной шкуре проверить народный способ лечения – обмазывание грязью. Слепни должны были исчезнуть еще во второй половине июля, но, видимо, почуяв, что другого такого шанса может и не представиться, остались до августа, и на пару с комарами пытались омрачить любую прогулку – не говоря уже о тех напряженных часах, когда работаешь на высоте десятка метров под проливным дождем или несешь на собственных плечах 9-метровые жерди под палящим солнцем. Ребятам предлагали выбрать места для объектов поближе и конструкции попроще – но они отказались. «Прямо как мы – не ищут легких путей», – смеялись хозяева терема.

И именно благодаря этому, кажется, все и произошло.


Бабочки-ласточки, или Полет навстречу счастью и свободе
Гран-при
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА: Ксения Дудина, Настасья Иванова, Дмитрий Мухин – Санкт-Петербург; Ян Посадский, Воронеж
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
© Древолюция
«Этот объект о том, что было. О том, что стало. О том, что остается после нас. О силе времени и о силе природы. О брошенном и об открытом вновь». После преодоления 6 километров околотеремного «туристического маршрута» открывается поле с воспарившими над ним деревянными крыльями. При ближайшем рассмотрении оказывается, что крылья «выросли» у остатков деревянных срубов. «Когда-то там была деревня. А сейчас осталось только два дома. И эти дома почти исчезли, а другие исчезли совсем. Их скрыло время. Их очень трудно увидеть, если не знать о них. И мы решили их показать. Заново открыть», – объясняет команда «Апил пила» свою идею в аннотации к объекту.
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
© Древолюция
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
У самой большой «бабочки» высота крыла 9 метров, а в основании трапеция, у двух других – 6 метров и в основании темный треугольник. Все три сделаны из доски сечением 18 на 92 мм.

Ребята познакомились здесь, на фестивале. Искали остатки цивилизации – и случайно наткнулись на огромную старую пилу, ставшую первым трофеем и поводом дать название команде. Останки деревни обнаружили тоже случайно – сначала искали в другой стороне. Но теперь их ошибки не повторить. «Сейчас здесь все перевернулось. Сейчас в доме лес. А вместо крыши небо. Она просто раскрылась и дала лесу путь».

Установив над каждым уцелевшим фундаментом дома конструкцию из соединенных внизу балок (причем способ крепления во всех случаях разный, в зависимости от конфигурации основания и рельефа), архитекторы, по их словам, выпускают наружу запертые в руине души тех, кто в ней когда-то жил. Третья пара «крыльев» добавлена специально – как указатель, с одной стороны, хорошо заметный с дороги, а с другой – как элемент, при взгляде на поле с холма выстраивающийся вместе с двумя другими в эффектную композицию.
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
«Дом порос» / команда АПИЛ ПИЛА
Впрочем, члены жюри увидели в этих объектах воспарившую душу самой архитектуры: будто сбросив жесткий и тяжеловесный хитин прошлого, она устремилась вверх легким и изящным силуэтом. И хотя авторы утверждали, что вдохновлялись ласточками, свившими гнезда на балконе терема, за этой работой под названием «Дом порос» сразу же закрепилось новое – «Бабочки». Сами бабочки тоже на ней закрепились: порхали над полем и садились на деревянные балки как на цветочные лепестки.

Идея полета настолько захватила «АПИЛ ПИЛУ», что команда сделала еще один объект, за который вместе с предыдущим «Дом порос» получила Гран-при. «НАД» расположился гораздо ближе к терему и предлагает самую что ни на есть прямую дорогу к Счастью – на вершину ели, в маленький красный скворечник, где оно живет по преданию (ими же и придуманному). «Чтобы до него добраться, нужно взлететь. А чтобы взлететь, надо всего лишь оттолкнуться от земли и закрыть глаза». И хотя на самом деле качели на гигантских стропах невозможно раскачать до такой степени, чтобы оказаться выше крон, но зато возникает ощущение и полета, и устремления к призрачному «идеальному дому», и попадания в абсолютно иное пространство – это ли не есть архитектура? «И они увидят небо. Они станут нами. Они станут птицами».
«НАД» / Команда АПИЛ ПИЛА
© Древолюция
«НАД» / Команда АПИЛ ПИЛА
«НАД» / Команда АПИЛ ПИЛА
«НАД» / Команда АПИЛ ПИЛА
«НАД» / Команда АПИЛ ПИЛА
«НАД» / Команда АПИЛ ПИЛА
© Древолюция
«НАД» / Команда АПИЛ ПИЛА


Оглушенные глушью, заведенные долгом
Премия жюри
«Оглушенные» / команда РЕКА НЕВА: Анна Азарова, Николай Гагин, Софья Горшкова, Олеся Нелаева – Тюмень; Александра Орешкина, Ирина Павлова – Санкт-Петербург.
«Оглушенные» / Команда РЕКА НЕВА
Второй объект, сразу ставший фаворитом жюри фестиваля, был в некотором смысле обречен на успех, будучи связан с историей о культурном наследии: команда РЕКА НЕВА отыскала в Костромской глуши руину не просто деревенской избы, а церкви Ризоположения, оставшейся от одного из четырех монастырей, основанных в конце XIV века Авраамием Чухломским, – редкого для здешних мест образца южной готики. Но если бы не объект «Оглушенные», заставляющий оторвать взгляд от изрытой дороги и обратить его в сторону, путник прошел бы мимо даже лучше других сохранившейся колокольни: настолько густой здесь лес и настолько она с ним срослась. Тем не менее, стоит остановиться – и оказываешься невольным слушателем молчаливой проповеди, которая будто бы доносится из недр руины. «Проблема утраты исторического и культурного наследия, исчезновение любых напоминаний о жизни до нас по-настоящему пугает и заставляет задуматься. Разрушенные церкви, вымершие деревни – все это результат человеческого равнодушия...»
zooming
Церковь Ризположения вид руин сверху. «Оглушенные» / Команда РЕКА НЕВА
zooming
Церковь Ризположения, фотография начала XX в.
«Оглушенные» / Команда РЕКА НЕВА
«Оглушенные» / Команда РЕКА НЕВА
«Оглушенные» / Команда РЕКА НЕВА
zooming
«Оглушенные» / Команда РЕКА НЕВА
Все элементы расположены в системе визуальных осей, которые сходятся в центре куба. Он, в свою очередь, является уникальной смотровой точкой, с которой пространство внутреннего двора церкви воспринимается в полном объеме. Скамьи по высоте трех типов, но ни на одну из них нельзя присесть – лишь слегка опереться.

Деревянный куб между вратами и колокольней, на поверхности которого образуется крест, – это образ монаха, укрывающегося в церкви. Ряды «скамей», к которым можно лишь слегка прислониться (многие члены жюри сочли их отзвуком церковного аналоя) – это ученики, следующие за учителем. Причем ряды скамей расположены так, чтобы двор и внутреннее пространство церкви представали в разных ракурсах – или же вовсе скрывались за спинами других «сидящих». «Выбирая место, человек отвечает на вопрос “готов ли я увидеть это?”. Те, кто решились, проходят дальше, и погрузившись в атмосферу разрушенной церкви, задаются следующим вопросом: “готов ли я смириться с этим?”». В ответ на него в глазах ребят читалось четкое «не готовы».
«Оглушенные» / Команда РЕКА НЕВА
«Оглушенные» / Команда РЕКА НЕВА
«Оглушенные» / Команда РЕКА НЕВА


«Чудо лесо-творения»
«Леса в лесу» / команда ЛЕСОПОВАЛ: Юлия Верещагина, Воронеж; Дарья Кристал, Москва; Лев Нафтулин, Санкт-Петербург; Арина Переведенцева, Москва; Лейла Удимамедова, Санкт-Петербург.
«Леса в лесу» / команда ЛЕСОПОВАЛ​
Больше никаких мест и премий жюри в этот раз решило не присуждать (что скрывать – не раз звучало предложение вообще отдать победу всем участникам), однако единогласно была признана невероятная романтичность шестиугольной в основании «ротонды», воздвигнутой в стороне от основной тропы вокруг засохшего дерева. Словно бы эта конструкция, на разных уровнях которой, кстати, можно комфортно перемещаться, сидеть и лежать, в своем центре аккумулирует целительную энергию, благодаря воздействию которой больная сосна оживет.
«Леса в лесу» / команда ЛЕСОПОВАЛ​
«Леса в лесу» / команда ЛЕСОПОВАЛ​
«Леса в лесу» / команда ЛЕСОПОВАЛ​
От «лесов», окруживших дерево, в лес были протоптаны две тропинки. Стихи, распечатанные и развешанные на «лесах» в финальный день «Древолюции», Дарья Кристал написала во время фестиваля, вдохновившись здешней природой.

В действительности же планы авторов еще глобальнее: в среде, столь питательной для сказаний и легенд, они построили что-то вроде «колыбели леса»: «Это мастерская безликого мастера – духа леса, что живет в себе и везде вокруг нас, заботясь о своих лесных потомках. В нашей мастерской мы хотели как можно четче отразить процесс создания частички леса как процесс иного мира, не населенного людьми; как обособленную часть вселенной».
«Леса в лесу» / команда ЛЕСОПОВАЛ​
Поэтический флер окружил ротонду и в самом буквальном смысле: одна из архитекторов написала к открытию объекта целую поэму – отклик на сказочную силу леса.

«Когда-то был лес,
И был он в себе самом,
И духи лесные были ему детьми.
И люди вошли
И храм возвели с селом,
И были даны дары, и приняты те дары.

Желая спасти детей,
Молчанье свое и крик
Лес в шелест листвы вложил – никто не услышал их...»

Кстати, именно после обсуждения жюри «Лесов в лесу» прозвучала мысль, что лучшие объекты этой «Древолюции» достойно бы смотрелись в экспозиции капелл на острове Сан Джорджо Марджоре, инициированной Ватиканом на время архитектурной биеннале в Венеции, – вместе с работами Нормана Фостера, Эдуардо де Соуто де Моура, Смильяна Радича и других.


Тропа в детство
«Лесом» / команда «САЗОНЫЧ»: Евгений Карманов, Антон Пуренков, Антон Николаенков, Ярослав Разумовский
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ
Команда, участники которой «спелись» еще на прошлой «Древолюции» и в этом году приехали вместе (пели они почти все время – особенно задорно, возвращаясь с рабочей площадки в конце дня), представила если не самый поэтичный, то самый романтичный проект. Свое пребывание на фестивале состоявшиеся в массе своей архитекторы использовали для освоения новых навыков (столярные работы на больших высотах, применение альпинистского оборудования для лазания по стволам и т.д.) и для исполнения детской мечты – построить себе уютный дом на дереве. Даже не так: оторваться от действительности и укрыться на недосягаемой высоте. Начиналось все прозаично: «От этого леса ждут чего-то сказочного, но встречают грязь и агрессивную среду. Мы решили ее немного благоустроить и предложить альтернативный путь среди деревьев».

Кстати, в процессе строительства «тропы» из нескольких секций-переходов ни одно лесное дерево не пострадало: для крепежа вместо гвоздей и шурупов использовались только обжимные стяжки. И хотя на ветру вся конструкция серьезно колеблется, по подсчетам вес до 500 килограмм она должна выдерживать («Сазонычи», назвавшие себя в честь крестьянина Сазонова, который построил терем, для проверки устраивали на «тропе» наряду с хоровыми выступлениями нешуточную дискотеку).
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ
Высота террасы с домиков над уровнем земли – 12 метров. Чтобы во встроенном в пол домика кессоне можно было спокойно разводить костер, он утеплен и наполнен песком.

Дом-куб из четырех рам, обшитых выкрашенной в черный цвет доской, – как награда тем, кто дошел до конца тропы и получил теперь возможность отдохнуть. «Студия в шесть квадратов к вашим услугам», – говорят архитекторы: дом с террасой рассчитан на посиделки для четырех человек. Со стороны «главного фасада» открывается захватывающий вид на ручей, мостик, еловник и закаты – он и заставил проложить «тропу» именно вдоль этой группы деревьев. А когда стемнеет, на террасе можно развести настоящий живой огонь.
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ
«Лесом» / команда САЗОНЫЧ


Очи к небу
«Пути» / команда КОРА: Анна Борматова, Москва; Кристина Казарновская, Санкт-Петербург; Виктор Маркин, Воронеж; Александр Сущин, Воронеж; Алексей Ушаков, Воронеж; Мария Яковлева, Воронеж.
«Пути» / команда КОРА
Совсем рядом с альтернативной «поднебесной» тропой – арт-объект, философски названный «Пути». Это пространственная скульптура, собранная из горбыля и обрезной доски мало того, что разного размера и высоты (авторы потратили день на деревообрабатывающем производстве, чтобы поштучно отобрать каждый элемент), так еще и с различной поверхностью: с одной стороны – ровный спил, с другой – «обычная» кора. Так что когда идешь мимо «Путей» со стороны терема, композиция из светлой древесины заставляет замедлить шаг и, следуя пирамидальным, устремленным ввысь контурам, возвести глаза к небу. На обратном же пути, напротив, «замаскированная» корой скульптура растворяется в окружающем лесу, и увидеть ее можно, только если пойти параллельным путем.
«Пути» / команда КОРА
«Пути» / команда КОРА
«Пути» / команда КОРА
«Пути» / команда КОРА
Достигает 3 метров в верхней точке, в нижней высота объекта не превышает 25 см. Общая длина конструкции 7 м, минимальная ширина 1 м, максимальная – 3 м.

Использованные материалы – горбыль и необрезная доска, которые обычно считаются «отходами». Соединения деталей выполнены с помощью гвоздей и саморезов.

«Когда-то давно этот лес стал укрытием для древних народов меря. Мы старались сохранить связь с историей и выразить нашим объектом путь мерян. Конструкция становится частью леса и в тоже время выделяется в существующем окружении. Так мы показываем, что меряне были частью этого леса, создали свою культуру и быт, но со временем будто растворились в нем».
«Пути» / команда КОРА
«Пути» / команда КОРА


«Ворота в Асташово»
«Аверс/Реверс» / команда АМО: Ирина Истомина, Санкт-Петербург; Анна Новикова, Москва; Мария Хорева, Москва. 
«Аверс/Реверс» / команда АМО
Этот объект – наиболее близкий к терему и единственный, контекстуально с ним связанный. Причем связь между двумя мирами – диким лесом и благоустроенной территорией терема – выстроена настолько тонко, что отдельные члены жюри настаивали на учреждении специального приза. Одновременную двойственность и единство отражает и название проекта: аверс – лицевая сторона медали, реверс – тыльная.

Устойчивая и добротная – и в то же время ажурная и визуально легкая конструкция может рассматриваться и как мост, и как ворота, и как въездная арка, и как смотровая башня. Тем более, что с высоты 4 метра действительно открывается новая видовая точка на терем и поляну вокруг него. «Кажется, в этом месте чаща будто отворяет двери, приглашая всех желающих посетить необъятный лес и ознакомиться с его причудливым диким миром, прочувствовать всю его многогранность. Одновременно “Аверс/Реверс” выполняет функцию своеобразной распорки, помогающей древесной массе более не смыкать ряды и оставаться открытой для гостей. Конструкцию можно также воспринимать в роли скобы, которая стягивает границы леса, делая тропу сакральной, а вмешательство человека в природу минимальным».
«Аверс/Реверс» / команда АМО
«Аверс/Реверс» / команда АМО
«Аверс/Реверс» / команда АМО
«Аверс/Реверс» / команда АМО
«Аверс/Реверс» / команда АМО
Конструкция «моста из леса в лес» устойчива и комфортна для человека. В роли строительных материалов для объекта послужили клеёный брус и доска различного сечения. Общая высота конструкции над землей – 5,3 м, высота настила – 4,37 м, ширина несущей конструкции – 6 м, а за счёт консольных выступов декоративной части объект достигает ширины в 8,85 м.

Особой похвалы заслужило цветовое решение объекта – особенно в свете того, что в распоряжении участников фестиваля была краска желтого, красного, синего, зеленого и белого цветов. Тем не менее, команде «АМО» удалось получить из них оттенок стволов деревьев, укрытых густой листвой, – в него выкрашены основные несущие части. Таким образом опоры стали незаметными, а издали и вовсе невидимыми. Лес и конструкция слились воедино. Светлые же треугольники, поддерживающие перила, – яркий акцент и дань уважения терему: их рисунок основан на узоре наличников.

Отвечает мост-арка и на тему фестиваля «Укрытие»: будучи на вершине, оказываешься еще не в лесной чаще, но уже вдали от цивилизации. Уже не на глинистой размытой дождем почве, но еще не в небе. По замыслу авторов (к слову, это они по вине аллергии потеряли единственного в команде мужчину-бойца), мост – то самое персональное укрытие, откуда смотришь на остальной мир как никогда отстраненно и объективно.
«Аверс/Реверс» / команда АМО
«Аверс/Реверс» / команда АМО
«Аверс/Реверс» / команда АМО
***

Видишь, какое сказочно важное дело делает Николай Белоусов. Как за каких-то две недели эти мальчики и девочки, подобно найденным ими руинам и вопреки нападкам болезней, насекомых и дождей, сами проросли здешним лесом – настолько, что ходят по нему босиком, а бабочки и ласточки садятся к ним на плечи. Как за две недели процесс сотворения от едва промелькнувшей мысли до сложного конструктивного объекта сделал их старше и опытнее. Как общение с единомышленниками вдохнуло новой веры в профессию. Как жизнь бок о бок в экстремальных условиях сделало одной семьей. Как существование на границе между природным и рукотворным позволило им наконец почувствовать границы своих возможностей и уйти в отрыв от самих себя. Укрыться, чтобы раскрыться. Как загадки и сказки древнего леса заставили одну писать проникновенные стихи, а другую расплакаться при воспоминании об оставленной родине, где точно так же прямо сейчас разрушаются деревни и дома. Как обстоятельное размышление их одних, 29 молодых людей, в этом крошечном в масштабе планеты месте об утраченных ценностях, если и не восстановило мировой дефицит чувства вины и ответственности, то серьезно покачнуло чашу весов.

И те гости терема – а их здесь бывает немало – кто выйдет после фестиваля на пешеходную тропу и встретится с объектами «Древолюции», уже просто не смогут пройти мимо.

И они увидят небо. Они станут ими. Они станут птицами.
 

16 Августа 2018

author pht

Автор текста:

Юлия Шишалова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана. С помощью фасадов KMEW архитекторам удалось подчеркнуть уникальность комплекса и отразить его высокий статус.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.