Проникновение?

Фонтан не фонтан, таран не таран, скамейка не скамейка, архив не архив, в коридор входить не рекомендуется: Древолюция 2019 года прошла на Арт Плее, оставив кластеру шесть объектов, не лишенных экзистенциальной печали.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

09 Августа 2019
mainImg
Тему объектов фестиваля, цель которого – учить молодых архитекторов работе с деревом и пониманию этого материала, его основатель, куратор и вдохновитель Николай Белоусов определил как «Проникновение» – и неудивительно, он впервые проходит в Москве и вообще в городе. Первоначально планировалось работать на почти дикой пока постпромышленной территории соседнего завода Плутон, но в конечном счете участники проектировали для Арт Плея – места более чем освоенного не только креативными арендаторами, но и современным искусством, что, безусловно, составило определенную трудность. В остальном работа шла по традиционному сценарию: отбор участников на предварительном конкурсе проектов, команды финалистов получают новую тему и работают, выбирая места, функции и образность объектов вместе с куратором, проектируют, а затем своими руками строят. В этом году работа началась 20 июля, результаты показали 4 августа.
Древолюция 2019, пространство Арт Плей
Фотография: Архи.ру
Жюри Древолюции на объекте «Стояк»
Фотография: предоставлена Древолюцией

Жюри, куда вошли, в частности, Алексей Бавыкин, Александр Бродский, Андрей Гнездилов, Николай Лызлов, Сергей Скуратов, – решило в этом году никаких призов и мест не присуждать, ограничившись выдачей дипломов. Объекты – их в общей сложности шесть – будут сохраняться на территории комплекса. Многие из них интерпретируют историю комплекса, расположенного на бывшей территории и в зданиях завода «Манометр», – ее прошлое, по словам Николая Белоусова, в современном кластере, несмотря на сохранность зданий, почти не читается и никак не осмыслено. Некоторые участники «Древолюции» попробовали исправить эту ошибку, другие – сосредоточились на упущенных возможностях и сегодняшней специфике места.

Штурм понарошку
Название объекта: Тарань!
Команда (цюця)
Авторы: Бугай Ирина, Волобуева Катерина, Жернакова Наталья, Титов Денис, Посадский Ян.

Пафос авторов объекта заключен в том, что Артплей неприступная крепость, он закрывает двери в 23:00 и проникнуть туда ночью, чтобы доделать проект – а участники группы в разное время здесь работали – невозможно. У него, как у крепости, есть стены и ворота, их закрывают на ночь.

Так что группа установила вне комплекса, на треугольном островке перед входом со стороны Сыромятнического проезда и трамвайной арки, где большинство людей идет в Артплей от метро, объект, вдохновленный одновременно образом Троянского коня и тарана. В общем-то, обычная реакция человка перед закрытой дверью – хочется сломать ее, особенно если и впрямь надо туда проникнуть.
  • zooming
    1 / 4
    Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 4
    Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 4
    Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру

Объемная решетчатая конструкция из тонких некрашеных планок напоминает, с одной стороны строительные леса, с другой – линии построения, столь любимые мастерами архитектуры деконструктивизма. Внутрь помещено бревно от высохшей ели, привезенное с дачного участка Николая Белоусова. Оно сухое, но внутри живут всякие жуки-короеды, там продолжается жизнь, и в то же время его жестко зафиксировали в пространстве, оно не может пошевелиться, – поясняют устроители фестиваля. Во время судейства Сергей Скуратов прокомментировал объект в том смысле, что мы все в какой-то степени такие существа: вроде живые, но зафиксированные обстоятельствами так, что пошевелиться сложно и приходится занимать предписанное место в трехмерном пространстве.

Словом, объект, для которого, кстати, руководство Артплея специально договорилось с городом об асфальтировании островка, подготовив, таким образом, площадку, получился многозначным. Его контур, действительно, напоминает Троянского коня, но очень общо. Он поставлен, как тот конь, на колесики, но рядом подпорки, так что колесики висят в воздухе, чтобы никому не пришло в голову и впрямь покататься на этой, довольно внушительной конструкции, как на тележке из супермаркета, – но в итоге зафиксированность в пространстве еще усиливается. Это такой Троянский конь, которого, в общем-то, не так просто ввести внутрь города. Да еще такой таран, для которого предполагаемая крепость сама заасфальтировала площадку. В итоге получается метафора гиперуправляемого и сверхинтеллигентного протеста, в данном случае не только высказанного в шутку, но и организованного, оформленного, связанного-перевязанного так, что он превращается в свою противоположность, причем делает это несколько раз наподобие матрешки. Когда любой штурм – только образ, присутствие «штурмующего» трижды согласовано со «штурмуемым», а воины приходят на поле боя для того, чтобы мирно сдаться противнику. Метафора отличная, и получилась, кажется, в некоторой степени случайно: часть смыслов не заложена авторами, а подсказана обстоятельствами. И все же интересно, что сказал бы Одиссей.

Ира, Катя (выпускницы МАРШ), Денис (конструктор) работают в собственном архитектурном бюро. Наташа выпускница британки, участвует второй раз. Ян из Воронежа, в этом году защитил диплом в университете.

Призрак державы
Название объекта: «Манометр»
Команда PAAND+Созоныч
Авторы: Директоренко Анастасия, Карманов Евгений, Павлова Полина, Павловская Екатерина, Пуренков Антон, Таслунов Александр


Здесь история начинается с того, что на территории Артплея, на площадке, которая примыкает к Нижней Сыромятнической улице примерно посередине ее длины, изначально, при реконструкции завода с креативный кластер, был запланирован фонтан. Но не реализован, а коммуникации остались – вода подведена, канавки для ее отвода тоже.
  • zooming
    1 / 4
    Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 4
    Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 4
    Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру

Фонтан впрочем крайне нетрадиционный – мало того, что воду надо включать в специальном ящичке, так она еще и льется тонкими струйками вниз из пластиковых трубок, спрятанных довольно искусно под деревянными планками. Планки выпилены из многослойной фанеры и образуют объемный силуэт всплывающей подводной лодки – для меня удивительно, но они и впрямь могут всплывать вот так, задирая нос. Получается, что льющаяся вниз вода как будто стекает с корпуса лодки. Суть в том, что завод «Манометр» производил приборы, в том числе, для подводных лодок и фонтан – напоминание об том и о прошлом территории. А авторское описание проекта, пожалуй, заслуживает того, чтобы процитировать его полностью, этакая в нем звучит державная нота, удивительно даже, что лодка не бронзовая получилась, а контурно-призрачная:

«Современные художники, архитекторы и дизайнеры, создавая творческий беспредел на Artplay, не должны забывать про дух места завода «Манометр», некогда снабжающий подводные лодки своими приборами. Наш объект – это проникновение духа места. Он будет напоминать о светлом прошлом этого завода и о надёжном будущем нашей державы».

В работе объединились две группы, обе участвуют в фестивале третий раз: PAAND из Петербурга, Созонычи из Петербурга и Вологды. Все участники работают в собственных архитектурных бюро. 

Не-колокол
Название объекта: Звонница
Команда: Алло, да
Авторы: Арсеньев Василий, Ковалева Мария, Михайлова Елизавета, Немцев Борис, Силина Римма, Островерхова Анастасия, Четина Арина


«Звонница», расположившаяся примерно в геометрическом центре территории на верхней площадке металлической лестницы напротив Малого зала, где участники строили свои объекты, тоже – контекстуальное проникновение и память о заводе. Авторы нашли висевший на проходной заводский звонок, последний из сохранившихся здесь, отчистили его от ржавчины, и превратили, по их словам, в музыкальный инструмент. Звонок работает от электричества, а по форме напоминает очень длинный колокольчик, а еще больше свернутый зонтик. Николай Белоусов, между тем, тщательно акцентирует – это звонница от слова «звонок», а не колокольня от слова «колокол».
  • zooming
    1 / 4
    Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: предоставлена Древолюцией
  • zooming
    2 / 4
    Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 4
    Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру

Авторы обещают приходить на Артплей дважды в год и давать звонок, «в память о той поре и о людях, живших совсем иначе», – в день начала индустриализции и ее завершения, причем в последнем случае имеются в виду события 1991 года.

Основная часть команды – студенты второго и третьего курсов петербургской Академии художеств. Арина Четина из Воронежа. 

Утраченный архив
Название объекта: Архив
Команда: Ждём Антона
Авторы: Балахнов Олег, Верещагина Юлия, Елизарова Анастасия, Искусов Никита, Мустейкис Александра, Николаенков Антон, Щетинин Арсений


Третий проект, посвященный проникновению в контекст истории «Манометра», помещен в тупиковом торце металлического моста, который совсем недавно еще осмысляли школьники из МАРШа. Высокое решетчатое сооружение из дерева, покрытого темной морилкой, стилистически немного напоминает работы группы «Дети Иофана» из-за вертикализма элементов и целого. В нижних ячейках планируется поместить прозрачные пластиковые коробки с набором некрупных элементов, напоминающих об истории завода, – так, чтобы ящики можно было выдвигать, но не вынимать, и рассматривать содержимое. Увы, необходимо признаться, что в момент показа существовала только объемная рама, наполнения еще не было, но авторы клятвенно обещали, что скоро появится. Экспозиция подготовлена при поддержке музея «Басмания».
  • zooming
    1 / 3
    Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 3
    Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 3
    Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру

Надо признать, что сама по себе идея архивирования истории очень привлекательная и, я бы сказала, беспроигрышная – все любят рассматривать артефакты прошлого, вещи и другой жизни. Но то, что построила команда, никоим образом, конечно, не архив – скорее это филиал краеведческого музея, музей на выезде, стремящийся привлечь внимание мимоидущих. И едущих: сооружение поставлено в виду поездов, проезжающих по насыпи, и будет неплохо видно пассажирам из окон. Архиву же оно в основном противоположно: архив хранит в основном бумагу, и – в, насколько это исторически получилось, полном объеме; в архиве никак не может быть открытой крыши и дыр. Хотя если воспринять сооружение опять же как метафору – иными словами, навязать ему смысл, не озвученный или не вполне озвученный авторами в пояснении, то получится скорее исчезновение архива или демонстрация его хрупкости – так же как и хрупкости почти утраченного прошлого завода. Тогда понятно, почему стены состоят из дыр, и потолка нету. Это исчезающий архив, почти исчезнувший, намокший под дождем. Тут вспоминается судьба архива Костромской области, сначала сгоревшего, потом затопленного при тушении. Обратим внимание на то, что решетка стен черноватая, как будто подобгоревшая, так что, вероятно, все сходится – это след от архива. Но тогда может и ящики не добавлять?

Команда из Петербурга, все работают в разных бюро. Юлия Верещагина – студентка из Воронежа.
 
Укол в заповедную зону
Название объекта: Меж
Команда: Река Вологда
Авторы: Богданова Алина, Гагин Николай, Горшкова Софья, Давыдов Андрей, Павлова Ирина, Халидуллина Алина


Если три предыдущих объекта интерпретируют тему проникновения через заводской контекст, напоминая творческому кластеру о его прошлом, а самый первый из описанных посвящен скорее не-проникновению, его заведомой невозможности при всем желании, то объект «Меж» раскрыл тему наиболее прямо и полно. Авторы отыскали в кластере условно нетронутое пространство среди сиреневых кустов, заявили о его неприкосновенности и демонстративно прокололи его своим объектом, похожим на сужающийся коридор из деревянных планок. Ходить по помосту не рекомендуется – можно споткнуться, он для прогулок не предназначен, только для созерцания полосатой перспективы. Планки отчасти покрашены градиентом в переливчато-серый цвет, стремясь слиться с пасмурным небом, что довольно перламутрово.
  • zooming
    1 / 2
    Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 2
    Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру

Участники команды – в основном из Тюмени, один из Петербурга, еще один из Вологды (Ирина Павлова), так что авторы, из солидарности против бетонирования набережной Вологды, назвали свое объединение «Река Вологда». 

Не-скамейка
Название объекта: Парковка для людей «Стояк»
Команда: Степь
Авторы: Жупилова Полина, Лернер Илья, Павленко Яна, Сидоровичев Максим, Чеботарев Дмитрий


Объект с провокационным названием совершенно никуда не проникает, а тихо стоит себе под железным мостиком, на котором вверху архив. Зато на центральной улице посередине, совсем рядом с «заповедным» углом с сиренью. Будем считать, что тему он развивает, потому что уже проник и утвердился, предложив, в отличие от всех остальных, простую практическую пользу. Стоячая скамейка предназначена для смены позы сотрудников офисов, которые все время сидят. И напоминает популярные теперь у проектировщиков московского метро «прислонейки», также как и детские качели – были такие в давнее время, сооружения из металлической дуги и двух скамеек. Эта, впрочем, не качается, а стоит. Авторы – студенты второго курса СГТУ из Саратова.
  • zooming
    1 / 4
    Ольга Старкова, Николай Белоусов. Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 4
    Объект «Стояк». Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 4
    Объект «Стояк». Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Объект «Стояк». Древолюция 2019, пространство Арт Плей
    Фотография: Архи.ру

Несложно заметить, что проникать в Арт Плей участникам с их объектами было непросто. Место настолько освоенное, что скорее пестрое, там что ни шаг, то творческое высказывание, граффити, павильон, причем некоторые из них хорошо известны в узких кругах, мы теперь наблюдаем, как они стареют (не очень хорошо). На таком фоне сложно быть заметным и сложно продвинуть свое высказывание, а затеряться – легко. Неудивительно, что «Архив», стоячая скамейка и «Меж» выбрали тактику маскировки: один прикидывается частью железного моста, другая делает вид, что всегда тут стояла, третий появляется перед зрителем, пожелавшим подняться по лестнице, довольно внезапно из кустов. Хорошо заметен, в общем-то, только таран, даже фонтан надо поискать.

Сложно сказать, но возможно реакцией на художественную насыщенность контекста стала и частица «не», присутствующая во всех объектах. Конь – не конь, таран – не таран, скамейка не скамейка, архив не архив, фонтан тоже не совсем фонтан, звонница не звонница, а звонок; и, как мы помним, не колокольня. Часть отрицаний «прошита» в объектах, часть, кажется, возникает спонтанно, часть навязывает куратор, рассказывая о замысле. Нормальное явление, в истории искусства ему лет сто уже, вспоминаем трубку-не-трубку Магритта, писуар, который фонтан, Дюшана, и на закуску «тумты из не-козы» из Макса Фрая. Кстати после упоминания Дюшана пришло в голову, а так ли уж державна фанерная подлодка?

Объекты Древолюции как правило разнообразны, интересны, романтичны. Иногда они маленькие, иногда соревнуются с лендартом, часто содержат критическое высказывание, еще чаще – поэтическое. Отрицание тоже было, вспомним к примеру туалет – не туалет из Суханова или там же рояль, к которому было сложно подойти. Но оно всегда чем-то уравновешивалось, каким-то проблеском надежды в печали погибших деревень или красотой гипотетического полета, как в Чухломе в прошлом году. А тут как будто стало главной, щемящей, темой. Как знать, возможно, это реакция фестиваля, привычного к полям и паркам, на московский контекст.
 

0

09 Августа 2019

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.