Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы было видно»

Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.

author pht

Беседовала:
Алёна Кузнецова

20 Декабря 2019
mainImg

Архитектор:

Евгений Подгорнов

Мастерская:

INTERCOLUMNIUM
Архи.ру:
Intercolumnium-у 27 лет, сотрудников – больше ста. Как создавалось бюро? Наверняка ведь есть какая-то история. 

Евгений Подгорнов:
Да, страшно большой срок, можно было отсидеть и выйти… (смеется). После архитектурного факультета я работал в Институте «ЛенНИИП градостроительства», который в 1990-е годы пришел в упадок, госзаказов не было, всех отпустили на вольные хлеба. Неудивительно, что мы решили создать собственную архитектурную студию. Выпивали с приятелем, и пришла нам такая идея. Приятель потом уехал в Америку…

Название – латинское, да и не на букву «а» начинается, – это потому, что не на трезвую голову придумали?

Название – своего рода тест. Я считаю, что называть бюро надо либо просто – как любой бренд, чтобы легко звучало и запоминалось, либо так, чтобы человеку пришлось приложить усилия для понимания, чтобы слово его заинтересовало. Intercolumnium – это расстояние между колоннами, термин классической архитектуры. В русской терминологии его нет, так и говорят интерколумний. Как только нас не называли! Сотрудники одно время даже вели список: «интеркоммунизм», «интерколумбизм»...

Итак, с чего началась ваша самостоятельная практика?

Как у многих: сначала сделали пару коттеджей, пару интерьеров. Потом появился реальный заказчик: новой девелоперской компании потребовался проект, с чего все и началось. В то время было проще начать, это сейчас заказчики стали избирательны и редко доверяют молодым архитекторам. Мы постепенно нарастили объемы, технику, состав студии… Должен сказать, тяжело только с первым десятком человек, а потом вырабатывается единый принцип работы и распространяется на всех: регулярно обсуждаем все проекты, садимся, раскладываем, смотрим.
Жилой комплекс «Крестовский de lux»
© Интерколумниум
Офис Интерколумниум, проект
© Интерколумниум

Многообразие подходов в портфолио – это принцип? Как это получается: из-за заказчиков, «разных рук» в бюро или от лично вашей широты взглядов? 

Скорее от последнего. Я воспринимаю архитектуру не как некое самоутверждение одного направления. Архитектура – та же мода, меняется каждые 10-20 лет: мы видим течения и направления, наблюдаем угасание и цикличность, осознаем эпохи и движения. Всем интересно работать в каком-то новом направлении, но прежде всего архитектор должен работать в зависимости от места, поставленной задачи. Создавать интересный и качественный продукт, а не зацикливаться на каком-то из стилей, бесконечно его воспроизводить. Исходя из этого принципа и появляется многообразие.

Как вы работаете, есть ли какие-то устоявшиеся приемы прохождения пути от эскиза до проекта? Что служит для вас отправной точкой: контекст, ограничения и требования заказа, собственная идея, спонтанно нарисованная на салфетке? 

Многие проекты выверяются образно, а многие рождаются сразу, действительно на салфетке. Яркий пример – это ЖК Fusion, эта салфетка до сих пор у заказчика. Очень много эскизов делается моментально, в этом есть кайф и драйв. От этого я получаю удовольствие: тоскливо становится, если в течение недели никто не позвонил и не попросил посмотреть участок, высказать свои мысли.
Жилой комплекс Fusion
© Интерколумниум

Архитектор работает на заказ: мы не художники, не создаем концепции, а потом не бегаем по городу, пытаясь их продать. Хотя и так бывает: на свой страх и риск, поскольку мощности позволяют, разработать один из участков и с предложением выйти к застройщику, показать, как может быть. Иногда это имеет действие.

Как часть творческого метода я использую и такой прием: проецирую все на себя, представляю, хотелось бы жить в таком месте? Иногда после этого происходит колоссальная трансформация – в стилистике, общем направлении.

Какие проекты вы назвали бы самыми заметными, знаковыми? 

Из последних – ЖК «Крестовский DeLux» и ЖК «Привилегия», интересным считаю кирпичный Яхт-клуб на Безымянном острове.
Жилой комплекс «Крестовский de lux»
© Интерколумниум
Жилой комплекс «Привилегия»
© Интерколумниум
Яхт-клуб на Крестовском острове, Санкт-Петербург
© Интерколумниум

Удачным получился ЖК «Мендельсон» рядом с фабрикой «Красное знамя». Там мы проработали стилистику конструктивизма во всем: сделали мозаичные панно при входе, рустованные в бетоне лифтовые холлы, полторы тысячи принтов супрематистов в коридорах, разработали дизайн звонков. Получилось стильно.
Жилой комплекс «Мендельсон», проект
© Интерколумниум

Из более ранних проектов вспоминается развлекательный комплекс Piterland – там до сих пор самый крупный клееный купол в Европе, диаметром 90 метров.
Развлекательный комплекс с аквапарком, гостиницей, яхт-клубом и парком развлечений Piterland
© Интерколумниум


Значительная часть ваших реализованных работ находится в исторических кварталах Петербурга, а также на Крестовском острове – все это так или иначе объекты высокого класса. Вам интереснее проектировать для элиты?

Мне интересно все, но есть нюансы. В массовой застройке задача архитектора – создавать среду и объекты, которые гармонично между собой живут. На мой взгляд, лучше строить точечные высотные здания, но чтобы между ними был воздух, больше зелени, непрерывных маршрутов. У нас же пока все довольно хаотично: делают безумные квадратные каре с внутренним двором, плотно-плотно застраивают участок, убивая место, во дворе дома появляется кусок школы или детского сада – из-за них двор может казаться просторным, но территории все равно огорожены, пространство недоступно, получается своего рода обман.

Новые магистрали, в частности ЗСД, здорово украсили окраины города, придали ему драйв. Я сторонник того, чтобы рядом с Лахта-центром возник целый кластер, как Дефанс или Москва-Сити. Доминанты в городе необходимы. Чем хороша башня – заедешь в какой-нибудь район Каменки или Парголово, а тут есть ориентир, что удобно. Еще один такой деловой центр со стадионом мог бы появиться в районе Вантового моста, это никому не помешает.

Элита же – совершенно другое направление. Здесь главное – место. Беда нашего города в том, что есть участки разных владельцев, которые граничат друг с другом, но нет единого понимания их развития. Редко кто пытается учесть то, что было сделано соседями. Принцип «кто первый встал, того и тапочки», к сожалению, действует, и это сказывается на общей ауре застройки. Положительный пример здесь – дом на улице Эсперова. Это игра, реверанс и шутка: раз Евгений Герасимов построил здесь «Венецию», я посчитал, что и Каталония будет уместна. Думаю, вполне удачно получилось.
Жилой дом “Esper Club”, проект
© Интерколумниум

Такого рода небольшие дома – штучный товар, который не может быть размножен. Классический Петербург набирается из ярких зданий с выраженной стилистикой, фронтальной застройкой через брандмауэры. Главное – понять тектонику и масштаб. Когда убивается масштаб – плохо, но когда улица наполняется разной стилистикой – всяко веселее.

Какие еще у вас есть принципы при работе в историческом центре?

В центре важно не «завалить» соседей, соблюсти все нормативы, и в то же время сделать свое здание. Одно время считалось, что лучшая застройка для центра – максимально нейтральная. В 820-м законе, например, есть пассаж про то, что новые здания не должны быть видны с открытых городских пространств. Что же такое мы должны проектировать, чтобы не было видно? Дом-фантом? Надо проектировать так, чтобы было видно, и чтобы было чем гордится. Со временем и опытом все же приходит понимание, что сдержанное аскетичное здание иногда более ценно, чем яркое, увитое декором. Хотя это другая крайность – считать, что декор для современного архитектора дурной вкус, и нужно все делать исключительно в современных формах. Некоторые здания из-за отсутствия декора кажутся эскизно-болваночными – я не сторонник этого. Не должно быть перебора.
Бизнес-центр «Аполло», Санкт-Петербург
© Интерколумниум

Если взять половину зданий в центре города и снять весь декор – останется стена с окнами, на которой были русты, сандрики, тяги, карнизы, останутся пропорции окон и простенков 2:1. В современном здании хочется сделать окна больше, чуть ли не в пол, уменьшить массу стен, но для соседства с исторической застройкой это не годится, лучше сделать два сдвоенных окна. Сейчас каждый этаж – это деньги, поэтому потолки ниже, простенки уже, пропорции другие, более сжатые – заполнять их декором так, как делали раньше, бессмысленно. Классический вариант фасада уже не работает, логично искать что-то другое.

И между тем тенденция душить всякий проект с целью сохранить город полностью таким, каким он был сто лет назад, мне кажется неразумной. Опять же сто с небольшим лет назад город перестраивался очень интенсивно: владелец участка стал богаче, захотел сделать свой дом лучше – сносит, строит новое здание. Едва появились новые технологии, бетонные перекрытия – вся Петроградка до неузнаваемости перестроилась, где-то за двадцать лет. Потом исторические здания постоянно надстраивались. Теперь же все хотят запретить и город законсервировать. Но это неправильно, это останавливает его развитие.
Музей «Вселенная воды». Реконструкция здания водонапорной башни
© Интерколумниум

Как вы работаете с заказчиком? Противоречите или нет? 

Заказчики стали более избирательны, многие поездили, посмотрели, – у клиентов появилось понимание желаемого продукта. Наметилась позитивная тенденция к упрощению, теперь все считают экономику, так что ушли попытки строительства коттеджей на крыше, непонятные наклонные кровли, которые требуют дополнительных денег в эксплуатации, и так далее.

С экономической точки зрения ситуация довольно напряженная: в стране есть ощущение депрессии, законы меняются, заказчики долго принимают решения. Чтобы дойти до реализации, нужно иметь финансовый запас, а еще делать все очень быстро – и проектировать, и строить. Если начать стройку, не имея ничего, можно попасть на большие затраты. Совершенно точно заказчик должен вложиться в фасадные решения, в историческом центре или нет – не важно. Нередко же случается так: дошли до отделочных работ, а денег не осталось, тогда и начинается экономия.

Еще важна крепкая концепция. Есть идея – все быстро устраивается, нет – можно возиться сколько угодно, результата не будет. Яркий пример: благоустройство реки Ушайки в центре Томска.
Евгений Подгорнов
Интерколумниум

«Газпром» три года пытался найти в недрах Томска подходящего архитектора, они рисовали что-то на уровне дворцов и балясин... Мы сделали за месяц суперсовременную концепцию, показали главному архитектору города, он пришел в восторг, тут же начали делать. А все потому, что появилась идея, которую все нормально восприняли.

Как бы вы охарактеризовали сегодняшний момент в работе: куда вы движетесь, к чему хотелось бы прийти? 

Продолжить делать разные и интересные проекты! И важно, чтобы у каждого в итоге был посыл, ключ, который давал бы возможность чем-то выделить эту работу, сделать ее заметной и интересной. 
Реконструкция набережной реки Ушайка, проект
© Интерколумниум


Архитектор:

Евгений Подгорнов

Мастерская:

INTERCOLUMNIUM

20 Декабря 2019

author pht

Беседовала:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».