English version

Дом для идеального заказчика

Проектируя P-house на Дмитровском шоссе, архитекторы «Четвертого измерения» включили в малый жанр темы большой архитектуры. Заказчик-строитель предоставил авторам Всеволоду Медведеву и Михаилу Канунникову полную свободу и реализовал их замысел в максимальном качестве.

mainImg
Проект:
Загородный жилой дом P-House
Россия

Авторский коллектив:
М.Н. Канунников, З.Т. Басария, В.Н. Медведев, О.В. Мединский
Конструктор: В. Кочетков

2015 / 2015 — 2017
Такое бывает редко, чтобы заказчик доверял архитекторам на сто процентов и не пытался превратить строительство дома в форму психотерапии. Но «Четвертому измерению» повезло. «Заказчик сам – очень хороший строитель, – рассказывает Михаил Канунников. – Мы обсудили планировки и определили общее направление. Нам сказали, что дом должен быть простым по форме, ортогональным, из качественных материалов, с кирпичной облицовкой. В качестве примера привели кирпич фабрики «Станиславский». После чего заказчик самоустранился».
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение

Дом получился строгий, ортогональный, но совсем не простой. За образец для облицовки был взят набор Mix Stanislavsky, состоящий из восьми видов кирпича разных цветов и форм, среди которых есть даже гнутая форма. Архитекторы предложили свой микс из немецкого клинкерного кирпича. Применили особую кладку: кирпич подвешен и прошит, хозяин дома сам с этим возился и добился высокого ремесленного качества. Такое же качество прочитывается во всем доме: в стеклянных ограждениях балконов и террас, металлических конструкциях, каменной облицовке, мебели и прочем оборудовании, спроектированном архитекторами на заказ.
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение

Дом предназначен для постоянного проживания трех поколений семьи. Земля находится у деревни Славино, основанной известным офтальмологом Федоровым, рядом с горнолыжной трассой на Дмитровке, где авторы катались еще в студенческие времена. Участок клонится к оврагу, внизу течет ручей. Дом состоит из трех строений – главного корпуса, дома охраны с гаражом на первом этаже и бани. Строения образуют в плане букву Г, создавая границу для внутреннего двора. Главный корпус стоит наверху, по западному краю участка, рекреационная часть с баней нависает над ручьем, с высоты склона открываются великолепные виды. Верхняя часть двора – газон, предназначенный для активного отдыха, нижняя часть – сад-огород для старшего поколения.
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение

Планировка главного дома строится как анфилада комнат, расположенных вдоль двора и имеющих выходы в него. Это парадная кухня с винотекой, двусветная столовая, каминная и кабинет. Коридор отделяет парадную анфиладу от спален старшего поколения и гостевых, причем доступ в спальную часть можно перекрыть, если это кому-то необходимо для отдыха. Коридор с двух сторон заканчивается окнами, то есть работает на просвет север-юг. Центральная двусветная столовая огромным витражом выходит во двор, а напротив помещается лестница с окном. Таким образом, солнце «пробивает» дом крестообразно: с севера на юг и с запада на восток. Еще одна световая ось запад-восток находится напротив стеклянного входа, в правой части дома, то есть вход осуществляется «на свет». Так что пространства не просто перетекают друг в друга – здесь выстроена световая драматургия.
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение

На втором этаже расположены хозяйские и детские спальни, хозяйский кабинет, тренажерный зал, выходящий балконом в двусветную гостиную. Все спальни ориентированы во двор окнами до пола и лоджиями со стеклянным ограждением. А из одной спальни можно выйти на консольный балкон на тросах, нависающий над главным входом. Консоль со стеклянным ограждением и стеклянным козырьком – очень выразительный элемент в композиции дома. Помимо подчеркивания входа, это – энергичный жест, восклицание: не ради функции, а ради эстетики. В полу консольного балкона – стеклянный прямоугольник. Опять же не только для освещения, но и для адреналина: хождение по стеклу бодрит.
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение

Вообще композиция дома довольно любопытна. Несмотря на ортогональность и вроде бы простоту, дом получился пластически очень богатым, многослойным и даже драматичным. За счет выбранных материалов – темного кирпича, светлого известняка и черного металла, а также стекла, которое отвечает, скорее, за дематериализацию, за «паузы», есть ощущения противопоставления и взаимопроникновения красных и белых объемов. «Война красных и белых» создает интригу. Сама поверхность тоже устроена интересно. Главный дворовый фасад отражает внутреннее строение, в нем есть кирпичные «ризалиты» и стеклянные промежутки, членение соответствует комнатам. Ризалиты в свою очередь углубляются лоджиями, отделанными черным металлом, как и черный металлический балкон-акцент над входом.
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение

Справа от главного корпуса расположен чуть более низкий, облицованный известняком дом охраны. Это условное название, потому что большую часть второго этажа занимает бильярдная с баром и балконом. Она обращена в сад, как и остальные комнаты владельцев дома, а студия охраны смотрит наружу в соответствии со своим назначением. Пространство между главным корпусом и домом охраны – некое архитектурное гурманство, оно сложносочиненное, авторы любуются диалектикой массы и пространства, тяжелого и легкого, материального и прозрачного, безупречным сочленением узлов. Есть ощущение, что темперамент архитекторов не умещается в масштаб загородного дома, и те же пластические темы вполне могли бы быть развиты в более крупной форме.
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение

В банном доме, кроме собственно бани, размещены комната отдыха, раздевалки, летняя и зимняя террасы. В интерьере по контрасту с темным кирпичом фасада преобладает светлое дерево (дуб и орех). Лестница, двери, камин, системы хранения спроектированы архитекторами специально для дома. Многие элементы интерьера облицованы дубовыми панелями. Полы отделаны массивной доской и натуральным камнем. Это «мужской» интерьер: акцент в нем сделан на архитектурные элементы, а не на драпировки и украшения. По словам Михаила Канунникова, заказчик бережно отнесся к работе архитекторов и вещи своего обихода внедрял в дом очень деликатно, так что и спустя год жизни архитектурный замысел сохранился практически в первозданном виде.
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Загородный жилой дом P-House
© Четвертое измерение
Проект:
Загородный жилой дом P-House
Россия

Авторский коллектив:
М.Н. Канунников, З.Т. Басария, В.Н. Медведев, О.В. Мединский
Конструктор: В. Кочетков

2015 / 2015 — 2017

11 Декабря 2018

Четвертое измерение: другие проекты
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Всеволод Медведев. «МАРХИ готовит архитекторов, а...
Всеволод Медведев, партнер архитектурного бюро «Четвертое измерение» и преподаватель МАРХИ, сравнил российское и западное архитектурное образование в перспективе вызовов XXI века. О плюсах и минусах, бедах и достижениях архитектурной школы.
Зеркала и ёлки
Новый офисный центр планируется построить на месте бывшего завода по производству антибиотиков, сохранив несколько существующих зданий, а главное – ели, посаженные более полувека назад.
Новое измерение
Лучшие дипломные проекты бакалавров МАРХИ группы под руководством Всеволода Медведева, Михаила Канунникова, Зураба Басария.
Культ личности
Руководители группы дипломников МАРХИ Всеволод Медведев, Михаил Канунников и Зураб Басария – о принципах обучения, проблемах архитектурного образования и о том, как вырастить из студента творческую личность.
Успеть как можно больше
Выпускники бакалавриата Всеволода Медведева, Михаила Канунникова и Зураба Басарии вспоминают о трех годах учебы и строят планы на будущее.
Сердце Тулы
Мост, похожий на скелет древней рыбы, арт-объект в виде гигантского сердца и никаких самоваров и пряников – конкурсный проект благоустройства исторического центра Тулы от «Четвертого измерения».
В ритме круиза
Ещё один проект, выполненный для конкурса Radisson Blue Moscow Riverside: архитекторы бюро «Четвертое измерение» интерпретировали форму логотипа компании, объединив её с южным, курортным колоритом.
Перспектива реализации
История о том, как студенческая курсовая работа понравилась преподавателям, и для нее нашли заказчика. Проект жилого дома может быть реализован в одном из районов Новой Москвы.
Ромбический блиц
Конкурсный проект жилого квартала на месте Анненгофской рощи от бюро «Четвертое измерение»: пример соединения эффектных футуристических башен с гуманным решением городской среды и равномерным распределением функций.
Связь времен / дополнено
Возвращаем снятую с публикации статью о проекте жилого комплекса на Песчаной улице с необходимым опровержением и другими комментариями.
Объем со смыслом и логикой
Руководители бюро «Четвертое измерение» о том, почему архитектура без образа - безобразна, о едином для всех понятии красоты и о своих знаковых работах.
Новое измерение Тургеневской площади
Мастерская «Четвертое измерение» разработала концепцию реконструкции Тургеневской площади и площади Мясницких ворот, которая, как надеются ее авторы, даст импульс для проведения архитектурного конкурса.
Башня в кубе
Концепция восстановления Шуховской башни от архитектурного бюро «Четвертое измерение»: не то чтобы новая, но и не очень известная.
Похожие статьи
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.
Яуза towers
В столице не так много зданий и проектов Никиты Явейна и «Студии 44». Представляем вашему вниманию концепцию большого многофункционального комплекса на Яузе, между двумя парками, с набережной, перекрестьем пешеходных улиц, развитым общественным пространством и оригинальным пластическим решением. Оно совмещает сложную, асимметричную, как пятнашки, сетку фасадов и смелые заострения верхних частей, полностью скрывающее техэтажи и вылепливающее силуэт.
И опять о птицах
Завершается строительство первого аэропорта в китайском городе Лишуй. Архитекторы пекинского бюро MAD выбрали для своего проекта самый очевидный визуальный прототип – серебристо-белую птицу.
Офисы с «ленточкой»
В Берлине началось строительство офисного (и немного жилого) «кампуса» LXK по проекту MVRDV. Проект связан с развитием района Восточного вокзала.
Венец из пентхаусов
Первое многоэтажное здание Монако, жилая башня Le Schuylkill, получит после реконструкции по проекту Zaha Hadid Architects завершение из шести пентхаусов.
Вплотную к демократии
Конкурс на проект реконструкции зданий датского парламента выиграли бюро Cobe, Arcgency и Drachmann совместно с конструкторами Sweco. Цель трансформации – позволить любому гражданину приблизиться вплотную к оплоту демократии.
Парк архитектуры и отдыха
Для подмосковного гостиничного комплекса, предполагающего разные форматы отдыха, бюро T+T Architects предложило несколько типов жилья: от классического «стандарта» в общем корпусе до «пещеры в холме» и «домика на дереве». Дополнительной задачей стала интеграция в «архитектурно-лесной» парк существующих на территории резиденций, построенных в классическом стиле.
Лирически-энергетическая архитектура
Здание поста управления солнечной электростанцией Kalyon Karapınar SPP по проекту Bilgin Architects в Центральной Анатолии служит «пользовательским интерфейсом» для бесконечного поля солнечных батарей.
Энергетически нейтральный квадрат
На территории кампуса Университета Тилбуга открылся новый учебный корпус имени государственной деятельницы, первой женщины-министра Нидерландов Марги Кломпе. Авторы проекта – Powerhouse Company.
Творческий ужин
Элитный ресторан AIR по проекту архитекторов OMA в Сингапуре включает в себя лабораторию для исследования ингредиентов, сад и огород, кулинарную школу.
Черное и белое
Отдельно рассказываем об интерьерах павильона Атом на ВДНХ. Их решение – важная часть общего замысла, так что точность и аккуратность реализации были очень важны для архитекторов. Руководитель UNK interiors Юлия Тряскина делится частью наработок.
Технологии и материалы
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Сейчас на главной
Источник знаний
Новое здание средней школы в Марселе по проекту Panorama Architecture удачно трактует на первый взгляд очевидный образ раскрытой книги.
Преображение Анны
Для петербургской Анненкирхе Сергей Кузнецов и бюро Kamen подготовили проект, который опирается на принципы Венецианской хартии: здание не восстанавливается на определенную дату, исторические наслоения сохраняются, а современные элементы не мимикрируют под подлинные. Рассказываем подробнее о решениях.
Парадокс временного
Концепция павильона России для EXPO 2025 в Осаке, предложенная архитекторами Wowhaus – последняя из собранных нами шести предложений конкурса 2022 года. Результаты которого, напомним, не были подведены в силу отмены участия страны. Заметим, что Wowhaus сделали для конкурса три варианта, а показывают один, и нельзя сказать, что очень проработанный, а сделанный в духе клаузуры. Тем не менее в проекте интересна парадоксальность: архитекторы сделали акцент на временности павильона, а в пузырчатых формах стремились отразить парадоксы пространства и времени.
Крепость у реки
Бюро МАКЕТ объединило формат японской идзакаи с сибирской географией: ресторан открылся в одном из зданий Омской крепости, декор и мебель отсылают к рекам Омь и Иртыш, а старый кирпич дополняют амбарные доски и сухие ветки.
Форум времени
Конкурсный проект павильона России для EXPO 2025 в Осаке от Алексея Орлова и ПИ «Арена» состоит из конусов и конических воронок, соединенных в нетривиальную композицию, в которой чувствуется рука архитекторов, много работающих со стадионами. В ее логику, структурно выстроенную на теме часов: и песочных, и циферблатов, и даже солнечных, интересно вникать. Кроме того авторы превратили павильон в целую череду амфитеатров, сопряженных в объеме, – что тоже более чем актуально для всемирных выставок. Напомним, результаты конкурса не были подведены.
Зеркала повсюду
Проект Сергея Неботова, Анастасии Грицковой и бюро «Новое» был сделан для российского павильона EXPO 2025, но в рамках другого конкурса, который, как нам стало известно, был проведен раньше, в 2021 году. Тогда темой были «цифровые двойники», а времени на работу минимум, так что проект, по словам самого автора, – скорее клаузура. Тем не менее он интересен планом на грани сходства с проектами барокко и эмблемой выставки, также как и разнообразной, всесторонней зеркальностью.
Корабль
Следующий проект из череды предложений конкурса на павильон России на EXPO 2025 в Осаке, – напомним, результаты конкурса не были подведены – авторства ПИО МАРХИ и АМ «Архимед», решен в образе корабля, и вполне буквально. Его абрис плавно расширяется кверху, у него есть трап, палубы, а сбоку – стапеля, с которых, метафорически, сходит этот корабль.
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Перезапуск
Блог Анны Мартовицкой перезапустился как видеожурнал архитектурных новостей при поддержке с АБ СПИЧ. Обещают новости, особенно – выставки, на которые можно пойти в архитектурным интересом.
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.