Культ личности

Руководители группы дипломников МАРХИ Всеволод Медведев, Михаил Канунников и Зураб Басария – о принципах обучения, проблемах архитектурного образования и о том, как вырастить из студента творческую личность.

Беседовала:
Лилия Аронова

mainImg
0 Архи.ру:
– Как получилось, что вы начали преподавать в МАРХИ?

Всеволод Медведев:
– Мы закончили институт в 1997 году, и уже на следующий год руководитель нашей группы, Дмитрий Сергеевич Солопов, пригласил меня в качестве ассистента вести дипломников. В то же самое время Михаила Канунникова позвал к себе Гдалий Моисеевич Агранович, который заведовал тогда кафедрой архитектуры промышленных зданий. Лет шесть-семь мы работали разрозненно, а потом заведующим кафедрой Прома стал Оскар Раульевич Мамлеев. Он проводил очень прогрессивную политику, много сил вложил в развитие кафедры, и ему удалось существенно повысить ее значимость в рамках института. Не в последнюю очередь благодаря тому, что он стал приглашать молодых преподавателей, при этом давая им возможность корректировать образовательную программу. Именно Оскар Мамлеев в 2005 году предложил нам троим набрать свою первую группу. Поначалу, конечно, было непросто – ни особого опыта, ни авторитета, да и по возрасту мы почти не отличались от своих студентов… Но за четыре года постепенно удалось и завоевать их доверие, и наработать авторитет, и в итоге тем выпуском мы очень довольны. Потом было легче – наше преподавательское трио стало уже «мини-брендом». Группа, которую мы выпускаем сейчас, для нас уже третья.
 
Афиша выставки «Новое измерение» © Четвертое измерение
Преподаватели © Четвертое измерение

– Расскажите о ней подробнее, пожалуйста.

В. М.:
Чтобы попасть к нам, ребятам – точнее, девочкам, потому что группа у нас получилась целиком девичья, – пришлось выдержать серьезный конкурс. Заявление в группу подали около шестьдесяти человек, из них мы по портфолио и результатам собеседования отобрали десятерых, и еще десять пришли к нам по рейтингу. Очень сильный набор – творческие, работоспособные, уже на втором курсе у них были солидные портфолио. Так совпало, что в тот момент, когда мы набрали эту группу, на кафедре произошла смена руководства, Мамлеев вынужден был покинуть свой пост, и многие преподаватели ушли вместе с ним. Кафедра ослабела и потеряла свой прогрессивный вектор развития. Мы же по некотором размышлении решили не уходить – и уж поскольку остались, и раз группа такая замечательная набралась, ясно было, что к процессу надо подходить со всей серьезностью и ответственностью, вложиться по полной программе. Откровенно говоря, просто стало очень жалко и обидно бросать, то дело, которое получалось и доставляло удовольствие. И это, конечно, дало результаты: получились отличные проекты, которые публиковались, выигрывали конкурсы, участвовали в выставках и неоднократно отмечались профессиональным сообществом.

Михаил Канунников:
– Вот вам подтверждение – когда наши студентки Аня Тузова и Полина Корочкова подали заявление к Хани Рашиду в магистратуру Венской школы (Институт архитектуры в Венском университете прикладных искусств), их взяли сразу же, едва взглянув на портфолио.

В. М.:
– Мы этим очень горды, честно говоря. Заха Хадид, Хани Рашид – архитекторы, которых мы очень уважаем, чьи взгляды нам особенно близки. Когда девочки подавались в Венскую школу, я волновался так, словно сам поступаю. Там же конкурс колоссальный! Но их взяли безоговорочно.

– На каких основных принципах вы строите учебный процесс?

В. М.:
– Первый и главный – мы стремимся не сформировать «универсального солдата», а максимально раскрыть индивидуальный творческий потенциал каждого студента. Можно сказать, пропагандируем культ личности: нам важно ни в коем случае не давить на будущего архитектора, а помочь ему развить и показать то, что в нем заложено. Мне кажется, что выявление и развитие творческой индивидульности, основная задача руководителя проекта в МАрхИ.

М. К.:
– Кроме того, мы стараемся как можно сильнее мотивировать студентов, заинтересовать их. Чтобы то желание заниматься архитектурой, с которым они пришли в институт, не угасало в процессе обучения, а, наоборот, развивалось и усиливалось. Для этого есть разные способы – мы, скажем, уже с третьего курса стали проводить в группе внутренние конкурсы, причем лучшие проекты определяем не только мы сами, но и, так сказать, широкая публика – посредством онлайн-голосования. Победители, как и положено, получают призы, их работы выставляются, публикуются на archi.ru, то есть получают полноценную PR-поддержку. Устраиваем им экскурсии на объекты современной архитектуры, в том числе строящиеся, приглашаем на лекции практикующих архитекторов…

В. М.:
– Стараемся сразу же погрузить студентов в реальную архитектурную практику. К сожалению, те задания, которые выдаются им в МАРХИ, абсолютно оторваны от действительности, так что нам приходится существенно их корректировать, привязывать к конкретным участкам и техническим заданиям. Приглашаем своих конструкторов и инженеров для консультаций. Уже с четвертого курса студенты работают у нас в бюро, причем как самостоятельные творческие единицы, равноправные авторы конкурсных проектов. И, кстати, достаточно успешно, несколько конкурсов выиграли. А год назад мы осуществили интересную идею – наши девочки разрабатывали проект клуба в сотрудничестве со студентами Строгановского училища.

М. К.:
– Нам важно было научить студентов защищать свои проекты, как можно более выигрышно их подавать. Мы неоднократно посещали заседания Архсовета, чтобы они посмотрели, как согласовывают проекты «взрослые» архитекторы. И все, что они увидели – большие трехмерные картинки, перспективы, макеты, видеопрезентации, – включили в программу.

– Вы руководите группой втроем. Как это организовано технически?

М. К:
– Мы пробовали разные формы. Сначала сидели за столом все втроем, слушали каждого студента. Потом разделили группу на три части, у каждого руководителя получилось примерно по шесть человек, причем на следующий проект они менялись местами. При такой системе у тебя есть ведущий преподаватель, но с другими ты, конечно, тоже можешь консультироваться. Каждый из нас силен в своей области. Прочность, польза, красота. Всеволод Медведев генератор идей, к тому же он из семьи художников и прекрасно видит композицию, цвет, все вопросы по финальной подаче – тоже к нему. Зураб Басария мастер рациональных и взвешенных решений. Я занят больше конструкциями, современными материалами, планировочными структурами, … Такие вот «мини-кафедры» сформировались в рамках группы.

– Что вам как практикующим архитекторам дает преподавательская деятельность?

В. М:
– Очень многое. Студенты – они же всегда на острие, в курсе самых передовых тенденций. С ними невозможно расслабиться, они постоянно держат тебя в тонусе.

М. К:
– Как будто решаешь бесконечный кроссворд на тему архитектуры.

В. М:
– Когда перед тобой все время новые люди, новые идеи, это огромный стимул для собственного творчества – на которое, к сожалению, в повседневной практике сил и времени не всегда хватает. А у нас в группе вообще платиновые кадры, от которых не только получаешь творческий заряд, но и реально профессионально растешь.

– Как вы считаете, какими качествами должен обладать выпускник архитектурного института?

В. М:
– Амбициозностью! Планы у него должны быть самыми грандиозными. Дальше жизнь его, конечно, чему-то научит, скорректирует, но если нет этого изначального порыва – ничего из человека не получится. Молодому архитектору должно казаться, что именно его идей ждал мир, что он способен сказать новое слово в архитектуре и искусстве. Именно новое слово, а не тиражировать реплики известных мастеров, постоянно пугаясь исторической среды, нормативных ограничений, требований заказчика и т.д.

М. К:
– Мы хотим, чтобы они были уже готовыми руководителями, умели сформировать себе команду и руководить ею.

– Каковы, на ваш взгляд, основные проблемы архитектурного образования сегодня?

В. М:
– Если говорить о МАрхИ, то его главная беда – отсутствие развития. Даже если находится инициативный преподаватель, а таких очень мало, все его начинания упираются в стену, институт очень неохотно идет на модернизацию образовательного процесса. Еще одна колоссальная проблема – что разные кафедры вообще никак друг с другом не взаимодействуют, как будто существуют в параллельных мирах. В результате у студентов не создается целостной картины архитектурной деятельности, они не понимают, как в реальности все связано. Кроме того, я считаю, учебный процесс неоправданно растянут. Бакалавриат и магистратура занимают в общей сложности семь лет – это очень много! Если свести первые два курса в один год, сократить неактуальные сегодня предметы, а на профильные – проект, рисунок, живопись, конструкции, история архитектуры – отвести гораздо больше времени, эффективность образования существенно повысится. И на диплом магистра достаточно одного года вместо двух.

Зураб Басария:
– У института практически нет производственной базы – ни макетных мастерских, ни современных компьютерных классов. При этом амбиции вполне звездные, что, на наш взгляд, не совсем отвечает действительности. Появляются новые школы и МАрхИ все сложнее выдерживать конкуренцию даже на национальном уровне, не говоря уже о мировом.

В. М:
– К сожалению, профессиональное сообщество почти никак не участвует в жизни института, почти никого из известных архитекторов туда не затащишь. Хорошо, что в последнее время какие-то образовательные программы начали появляться на уровне города, Сергей Кузнецов стал привлекать студентов к московским проектам. И, конечно, огромное спасибо Николаю Ивановичу Шумакову и Союзу московских архитекторов, они оказывают огромную поддержку. Создана новая кафедра «Комплексная профессиональная подготовка», основной задачей которой является обеспечение практической подготовки студентов. Именно на площадке Центрального дома архитектора, в июне пройдет выставка дипломных работ студентов нашей любимой группы.

– Что бы вы хотели пожелать своим ученикам в будущем?

З. Б:
– Конечно, прежде всего, реализоваться творчески, найдя свой уникальный авторский подчерк.Это пожалуй, для архитектора самое главное, но и очень трудно достижимое. Ну и конечно же успеть как можно больше.

 

21 Июня 2016

Беседовала:

Лилия Аронова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новое измерение
Лучшие дипломные проекты бакалавров МАРХИ группы под руководством Всеволода Медведева, Михаила Канунникова, Зураба Басария.
Успеть как можно больше
Выпускники бакалавриата Всеволода Медведева, Михаила Канунникова и Зураба Басарии вспоминают о трех годах учебы и строят планы на будущее.
Технологии и материалы
Wienerberger поздравляет с наступившим Новом Годом и подводит...
керамика Porotherm в 2021г – спрос превысил предложение!
новая керамическая плитка Terca Slips,
новый онлайн-курс «Школа проектировщиков»,
керамика Wienerberger – для Open Village,
канал Porotherm на Youtube,
работаем дальше для вас и – к новым победам на рынке!
Инновационная сантехника. Новинки подвесных монолитных...
Последняя революция в сантехнике произошла недавно, когда оборудование для ванных комнат приобрело монолитную форму. Следуя мировым трендам, специалисты Cersanit создали новые модели подвесных унитазов CREA SQUARE и CITY OVAL. Спрятали крепления и колено под корпус, добились ещё большей эстетики, гигиеничности и простоты в уходе. Что ещё нужно знать дизайнеру о новинках?
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
3D-узоры из кирпича
Объемная кладка – один из способов переосмыслить традиционный кирпич и сделать здание современным и контекстуальным одновременно. Разбираемся, что такое 3D-кладка и как ее возможно реализовать.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Знак качества
Регулярно в мире проходят тысячи архитектурных конкурсов, но не более десятка являются авторитетными площадками демонстрации или проводниками новых идей. В их числе – A+Awards, которую присуждает архитектурный портал Architizer. Среди лауреатов Девятой премии – сразу два проекта, в которых используются фиброцементные панели EQUITONE.
Андрей Кузьменков, Digital Guru: «С общественным мнением...
Агентство Digital Guru занимается управлением репутацией и исследованиями пользовательских мнений в социальных медиа – так называемым social listening, а также геоаналитическими исследованиями. О том, как эти методы могут использоваться архитекторами и застройщиками на стадии подготовки и планирования общественно значимых проектов, мы поговорили с директором Digital Guru – Андреем Кузьменковым.
Клинкер Hagemeister – ведущая партия в проекте
Для строительства ЖК «Ривер парк», спроектированного архитектурным бюро ADM, использовалась клинкерная плитка Hagemeister в специально созданных для этого комплекса сортировках и миксах – эксклюзивных и неповторяющихся ни в одном другом проекте.
Коллекция светодиодного искусства
Выбрать идеальный светильник под определенный интерьер легко! Главное, влюбиться в светильник с первого взгляда и представить его в интерьере своей гостиной, кухни, спальни или офиса.
Потолки-фрагменты – ключ к адаптивным пространствам
Они позволяют ощутить проницаемость поверхности и высоту пространства, сохраняя звукоизолирующие свойства, и гибко зонировать помещение, что сейчас особенно актуально. Потолки-фрагменты Armstrong от Knauf Ceiling Solutions – адаптивное и современное решение.
Игра света расширяет пространство
Даже самые маленькие помещения обретают очарование, когда в них появляются мансардные окна VELUX и образуются пересекающиеся световые потоки. Хижины выходного дня в Австрии, Италии, Швеции и Дании, равно как и модульный Скаут-хаус в Казани красноречиво подтверждают этот закон.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Сейчас на главной
Русско-советский Палладио. Мифы и реальность
Публикуем рецензию на книгу Ильи Печенкина и Ольги Шурыгиной «Иван Жолтовский. Жизнь и творчество» , а также сокращенную главу «Лиловый кардинал. И.В. Жолтовский и борьба течений в советской архитектуре», любезно предоставленную авторами и «Издательским домом Руденцовых».
Мечта мальчика Кая
Архитекторы бюро Zone of Utopia и Mathieu Forest Architecte вспомнили детскую игру и сложили культурно-выставочный центр в китайском Синьсяне из девяти полностью стеклянных «замороженных» кубов.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Надежда на историю будущего
В конце декабря была презентована научно обоснованная 3D и AR модель палат Ван дер Гульстов, известных как «дом Анны Монс», последнего, если не считать дворца Лефорта, сохранившегося каменного дома Немецкой слободы конца XVII века. Рассказываем о модели, судьбе и значении дома, также как и о надеждах открыть его для обозрения и отреставрировать.
Градсовет Петербурга 14.01.2022
На днях состоялся первый после смены председателя КГА и главного архитектора Петербурга градостроительный совет. На нем рассматривались: доработанный вариант реконструкции «Фрунзенской», жилой комлпекс на месте «Ленэкспо» и очередная LEGENDA Евгения Герасимова. Также были представлены новые лица в составе совета.
Возможность полета
Проект аэропорта, разработанный АБ ASADOV для Тобольска и победивший в архитектурном конкурсе, не был реализован. Однако он интересен как пример работы со зданием аэропорта очень небольшого масштаба, где целью становится оптимальная организация пространства и инфраструктуры без потери образной составляющей.
Умер Рикардо Бофилл
Безусловная звезда современной архитектуры, автор, сменивший несколько направлений и тем самым примиривший в своем творчестве постмодернизм, национальные мотивы, неоклассику и интернациональный стиль, умер в возрасте 82 лет от последствий ковида в больнице Барселоны.
Поднимаясь над окружением
Бюро А4 придумало новую типологию благоустройства – городской балкон. Небольшая смотровая площадка позволяет по-новому взглянуть на привычные городские панорамы. Первые три балкона появились на московских набережных напротив Кремля и Зарядья.
Длина волны
ЖК «Тургенева 13» в Пушкино, встраиваясь в масштаб окружающей застройки, отличается от нее ритмичной строгостью парной композиции, легкой волной фасада и колористикой, в которой можно разглядеть два образа: один летний, другой зимний, – оба «прорастают» из особенностей места.
Зеленая ДНК лыжника
Супертехнологичный жилой комплекс «Тао Чжу Инь Юань», построенный Vincent Callebaut Architectures в Тайбэе, не просто безопасен для экологии планеты, он поглощает углекислый газ и борется с глобальным потеплением.
Приятный вид
Небольшая смотровая площадка в Красноярске стала новой точкой притяжения: панорамы города, Енисея и тайги дополнили минималистичные дорожки, амфитеатр и удобная парковка.
Стряхнуть пыль
Реконструкция доходного дома в Краснодаре от бюро ARD: творческое переосмысление не только сохранило обаяние старой постройки, но и позволило ей уверенно занять свое место на улице современного города.
Зеркало супрематиста
Рассматриваем парк Малевича на Рублевке: проект, осуществленный в 2020 году, и реальность через год после открытия. Общий вердикт – метафизическая основа пополнилась цветом, также как и непосредственно-нарративными элементами. То есть он развивается как сам Малевич, от абстракции к фигуративности. Впрочем, парк по-прежнему свеж.
Ближе к лету
Две центральные набережные Сочи, обновленные по проекту архитекторов ab2.0, меняют образ курорта, переключая фокус с торговых точек и кафе на любование морем и небом.
Ракушка у моря
Проектируя дворец спорта, который определит развитие всей северной части Дербента, бюро ASADOV обращается к архитектурному наследию Дагестана, местным материалам и древним пластам истории.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Новогодние небоскребы
Карен Сапричян поздравляет всех с Новым годом серией небоскребов в виде букв. Автор давно разрабатывает эту тему и имеет в запасе календари разных лет. Последняя подборка – башни для города NEOM, запланированного в Саудовской Аравии.
Вечерний свет
Часовня закатов на острове Хайнань по проекту шанхайского бюро UDG предназначена для влюбленных; она способна вращаться вокруг своей оси, чтобы в любой сезон открываться лучам заходящего солнца.
Очень гибкое решение
После обновления по проекту T+T architects офисное здание в 1-м Щипковском переулке приобрело более простую и строгую форму снаружи и исключительную, поддержанную «умной» электронной системой управления, функциональную и образную гибкость внутри. Осовремененная внешность соответствует agile-ной начинке. Новое название – MULTISPACE.
Лейтмотив – домик
В основе проекта здания для страховой компании Baloise в Базеле по проекту Валерио Ольджати лежит мотив архетипического «домика».
Архсовет Москвы – 72
Концепцию развития территории бывшего завода «Красный богатырь», разработанную Buromoscow и включающую идеи сохранения пяти исторических зданий без статуса ОКН, Архсовет Москвы поддержал, выразив надежду на превращение будущего комплекса площадью 473 000 м2 в часть нового линейного центра, формирующегося на северо-востоке города вдоль Яузы; эксперты также предложили повысить высоту части башен не до 100 метров, в больше.
Союз с природой
Показываем четыре загородных дома, архитектура которых вырастает из природного окружения: леса, моря, холма или горного склона.
Пресса: 21 главный архитектурный проект Москвы в 2021-м
В конце прошлого года я написал статью «20 проектов московской архитектуры 2020 года, за которые не стыдно». В этом году столько нестыдных проектов не набралось, поэтому мы решили написать о, с одной стороны, характерных, с другой стороны, значимых.
Сохраним Пулково!
Стало известно о планах сноса модернистского здания аэропорта Пулково, построенного в 1973 году. Архитекторы Петербурга призывают присвоить зданию статус объекта культурного наследия и сохранить его. Собираем подписи за сохранение модернистского здания Пулково.
Новый русский
В проекте ресторанного центра на берегу реки Дон недалеко от одноименной трассы архитекторы бюро Megabudka задались амбициозной целью поставить эксперимент с поиском «нового русского стиля», и, собрав в тесный узел множество европейских аллюзий, добились своего. Именно в том русский стиль, наверное, и состоит, чтобы творчески копировать немцев.
И домики на крышах…
Нидерландское бюро Mecanoo завершило работу над жилым кварталом KAMPUS в центре Манчестера. Архитекторы собрали в единое целое и вернули городу постройки разного времени.