Культ личности

Руководители группы дипломников МАРХИ Всеволод Медведев, Михаил Канунников и Зураб Басария – о принципах обучения, проблемах архитектурного образования и о том, как вырастить из студента творческую личность.

Беседовала:
Лилия Аронова

mainImg
Архи.ру:
– Как получилось, что вы начали преподавать в МАРХИ?

Всеволод Медведев:
– Мы закончили институт в 1997 году, и уже на следующий год руководитель нашей группы, Дмитрий Сергеевич Солопов, пригласил меня в качестве ассистента вести дипломников. В то же самое время Михаила Канунникова позвал к себе Гдалий Моисеевич Агранович, который заведовал тогда кафедрой архитектуры промышленных зданий. Лет шесть-семь мы работали разрозненно, а потом заведующим кафедрой Прома стал Оскар Раульевич Мамлеев. Он проводил очень прогрессивную политику, много сил вложил в развитие кафедры, и ему удалось существенно повысить ее значимость в рамках института. Не в последнюю очередь благодаря тому, что он стал приглашать молодых преподавателей, при этом давая им возможность корректировать образовательную программу. Именно Оскар Мамлеев в 2005 году предложил нам троим набрать свою первую группу. Поначалу, конечно, было непросто – ни особого опыта, ни авторитета, да и по возрасту мы почти не отличались от своих студентов… Но за четыре года постепенно удалось и завоевать их доверие, и наработать авторитет, и в итоге тем выпуском мы очень довольны. Потом было легче – наше преподавательское трио стало уже «мини-брендом». Группа, которую мы выпускаем сейчас, для нас уже третья.
 
Афиша выставки «Новое измерение» © Четвертое измерение
Преподаватели © Четвертое измерение

– Расскажите о ней подробнее, пожалуйста.

В. М.:
Чтобы попасть к нам, ребятам – точнее, девочкам, потому что группа у нас получилась целиком девичья, – пришлось выдержать серьезный конкурс. Заявление в группу подали около шестьдесяти человек, из них мы по портфолио и результатам собеседования отобрали десятерых, и еще десять пришли к нам по рейтингу. Очень сильный набор – творческие, работоспособные, уже на втором курсе у них были солидные портфолио. Так совпало, что в тот момент, когда мы набрали эту группу, на кафедре произошла смена руководства, Мамлеев вынужден был покинуть свой пост, и многие преподаватели ушли вместе с ним. Кафедра ослабела и потеряла свой прогрессивный вектор развития. Мы же по некотором размышлении решили не уходить – и уж поскольку остались, и раз группа такая замечательная набралась, ясно было, что к процессу надо подходить со всей серьезностью и ответственностью, вложиться по полной программе. Откровенно говоря, просто стало очень жалко и обидно бросать, то дело, которое получалось и доставляло удовольствие. И это, конечно, дало результаты: получились отличные проекты, которые публиковались, выигрывали конкурсы, участвовали в выставках и неоднократно отмечались профессиональным сообществом.

Михаил Канунников:
– Вот вам подтверждение – когда наши студентки Аня Тузова и Полина Корочкова подали заявление к Хани Рашиду в магистратуру Венской школы (Институт архитектуры в Венском университете прикладных искусств), их взяли сразу же, едва взглянув на портфолио.

В. М.:
– Мы этим очень горды, честно говоря. Заха Хадид, Хани Рашид – архитекторы, которых мы очень уважаем, чьи взгляды нам особенно близки. Когда девочки подавались в Венскую школу, я волновался так, словно сам поступаю. Там же конкурс колоссальный! Но их взяли безоговорочно.

– На каких основных принципах вы строите учебный процесс?

В. М.:
– Первый и главный – мы стремимся не сформировать «универсального солдата», а максимально раскрыть индивидуальный творческий потенциал каждого студента. Можно сказать, пропагандируем культ личности: нам важно ни в коем случае не давить на будущего архитектора, а помочь ему развить и показать то, что в нем заложено. Мне кажется, что выявление и развитие творческой индивидульности, основная задача руководителя проекта в МАрхИ.

М. К.:
– Кроме того, мы стараемся как можно сильнее мотивировать студентов, заинтересовать их. Чтобы то желание заниматься архитектурой, с которым они пришли в институт, не угасало в процессе обучения, а, наоборот, развивалось и усиливалось. Для этого есть разные способы – мы, скажем, уже с третьего курса стали проводить в группе внутренние конкурсы, причем лучшие проекты определяем не только мы сами, но и, так сказать, широкая публика – посредством онлайн-голосования. Победители, как и положено, получают призы, их работы выставляются, публикуются на archi.ru, то есть получают полноценную PR-поддержку. Устраиваем им экскурсии на объекты современной архитектуры, в том числе строящиеся, приглашаем на лекции практикующих архитекторов…

В. М.:
– Стараемся сразу же погрузить студентов в реальную архитектурную практику. К сожалению, те задания, которые выдаются им в МАРХИ, абсолютно оторваны от действительности, так что нам приходится существенно их корректировать, привязывать к конкретным участкам и техническим заданиям. Приглашаем своих конструкторов и инженеров для консультаций. Уже с четвертого курса студенты работают у нас в бюро, причем как самостоятельные творческие единицы, равноправные авторы конкурсных проектов. И, кстати, достаточно успешно, несколько конкурсов выиграли. А год назад мы осуществили интересную идею – наши девочки разрабатывали проект клуба в сотрудничестве со студентами Строгановского училища.

М. К.:
– Нам важно было научить студентов защищать свои проекты, как можно более выигрышно их подавать. Мы неоднократно посещали заседания Архсовета, чтобы они посмотрели, как согласовывают проекты «взрослые» архитекторы. И все, что они увидели – большие трехмерные картинки, перспективы, макеты, видеопрезентации, – включили в программу.

– Вы руководите группой втроем. Как это организовано технически?

М. К:
– Мы пробовали разные формы. Сначала сидели за столом все втроем, слушали каждого студента. Потом разделили группу на три части, у каждого руководителя получилось примерно по шесть человек, причем на следующий проект они менялись местами. При такой системе у тебя есть ведущий преподаватель, но с другими ты, конечно, тоже можешь консультироваться. Каждый из нас силен в своей области. Прочность, польза, красота. Всеволод Медведев генератор идей, к тому же он из семьи художников и прекрасно видит композицию, цвет, все вопросы по финальной подаче – тоже к нему. Зураб Басария мастер рациональных и взвешенных решений. Я занят больше конструкциями, современными материалами, планировочными структурами, … Такие вот «мини-кафедры» сформировались в рамках группы.

– Что вам как практикующим архитекторам дает преподавательская деятельность?

В. М:
– Очень многое. Студенты – они же всегда на острие, в курсе самых передовых тенденций. С ними невозможно расслабиться, они постоянно держат тебя в тонусе.

М. К:
– Как будто решаешь бесконечный кроссворд на тему архитектуры.

В. М:
– Когда перед тобой все время новые люди, новые идеи, это огромный стимул для собственного творчества – на которое, к сожалению, в повседневной практике сил и времени не всегда хватает. А у нас в группе вообще платиновые кадры, от которых не только получаешь творческий заряд, но и реально профессионально растешь.

– Как вы считаете, какими качествами должен обладать выпускник архитектурного института?

В. М:
– Амбициозностью! Планы у него должны быть самыми грандиозными. Дальше жизнь его, конечно, чему-то научит, скорректирует, но если нет этого изначального порыва – ничего из человека не получится. Молодому архитектору должно казаться, что именно его идей ждал мир, что он способен сказать новое слово в архитектуре и искусстве. Именно новое слово, а не тиражировать реплики известных мастеров, постоянно пугаясь исторической среды, нормативных ограничений, требований заказчика и т.д.

М. К:
– Мы хотим, чтобы они были уже готовыми руководителями, умели сформировать себе команду и руководить ею.

– Каковы, на ваш взгляд, основные проблемы архитектурного образования сегодня?

В. М:
– Если говорить о МАрхИ, то его главная беда – отсутствие развития. Даже если находится инициативный преподаватель, а таких очень мало, все его начинания упираются в стену, институт очень неохотно идет на модернизацию образовательного процесса. Еще одна колоссальная проблема – что разные кафедры вообще никак друг с другом не взаимодействуют, как будто существуют в параллельных мирах. В результате у студентов не создается целостной картины архитектурной деятельности, они не понимают, как в реальности все связано. Кроме того, я считаю, учебный процесс неоправданно растянут. Бакалавриат и магистратура занимают в общей сложности семь лет – это очень много! Если свести первые два курса в один год, сократить неактуальные сегодня предметы, а на профильные – проект, рисунок, живопись, конструкции, история архитектуры – отвести гораздо больше времени, эффективность образования существенно повысится. И на диплом магистра достаточно одного года вместо двух.

Зураб Басария:
– У института практически нет производственной базы – ни макетных мастерских, ни современных компьютерных классов. При этом амбиции вполне звездные, что, на наш взгляд, не совсем отвечает действительности. Появляются новые школы и МАрхИ все сложнее выдерживать конкуренцию даже на национальном уровне, не говоря уже о мировом.

В. М:
– К сожалению, профессиональное сообщество почти никак не участвует в жизни института, почти никого из известных архитекторов туда не затащишь. Хорошо, что в последнее время какие-то образовательные программы начали появляться на уровне города, Сергей Кузнецов стал привлекать студентов к московским проектам. И, конечно, огромное спасибо Николаю Ивановичу Шумакову и Союзу московских архитекторов, они оказывают огромную поддержку. Создана новая кафедра «Комплексная профессиональная подготовка», основной задачей которой является обеспечение практической подготовки студентов. Именно на площадке Центрального дома архитектора, в июне пройдет выставка дипломных работ студентов нашей любимой группы.

– Что бы вы хотели пожелать своим ученикам в будущем?

З. Б:
– Конечно, прежде всего, реализоваться творчески, найдя свой уникальный авторский подчерк.Это пожалуй, для архитектора самое главное, но и очень трудно достижимое. Ну и конечно же успеть как можно больше.

 

21 Июня 2016

Беседовала:

Лилия Аронова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градосвет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.