Ирина Маркина: «У нас реставраторы – подвижники»

Первый всероссийский фестиваль «Архитектурное наследие» прошел в июле 2018 года в Манеже. Говорим с куратором Ириной Маркиной о результатах фестиваля и общей ситуации с архнаследием.

author pht

Беседовала:
Лара Копылова

mainImg
Ирина Маркина, куратор фестиваля «Архитектурное наследие»
Архитектор, реставратор, проректор Института искусства реставрации, государственный эксперт в области историко-культурной экспертизы, академик Академии архитектурного наследия, советник президента СА России, председатель Совета по наследию СА России 

В чем идея всероссийского фестиваля «Архнаследие»?

Это первый всероссийский смотр-конкурс работ, связанных с архитектурным наследием. Смотры-конкурсы по наследию проходили и проходят в регионах – Москве, в Санкт-Петербурге, Тобольске и других. Но они существуют изолированно. Всероссийский фестиваль «Архнаследие» задуман не только как смотр-конкурс работ, но и как платформа для обмена опытом специалистов всей страны. Может быть, в Приморском крае или Хабаровском нет такого уровня памятников, как Александровский дворец в Царском селе, проект реставрации которого разрабатывает «Студия 44» (он был отмечен золотым дипломом фестиваля).
zooming
АБ «Студия 44». Проект реставрации Александровского дворца в Царском селе © Предоставлено PR-службой фестиваля
АБ «Студия 44». Проект реставрации Александровского дворца в Царском селе © Предоставлено PR-службой фестиваля
АБ «Студия 44». Проект реставрации Александровского дворца в Царском селе © Предоставлено PR-службой фестиваля

Но реставраторы региона, удаленного от центра теперь имеют возможность продемонстрировать свое мастерство по сохранению объектов культурного наследия и одновременно изучить инновационные методики. В рамках фестиваля была сформирована большая деловая программа: круглые столы, мастер-классы, лекции и дискуссии, конференции – их участники смогли глубоко проработать вопросы сохранения архитектурного наследия и уехали, обогащенные этими знаниями.

Можно на примере какого-то проекта сказать об уровне реставрации в России?

В рамках конкурса «Лучший объект культурного наследия и развития» работало представительное жюри. В жюри вошли доктора архитектуры и искусствоведения, эксперты Минкультуры России, академики РААСН, реставраторы высшей категории, такие как Елена Валерьевна Степанова, Мария Владимировна Нащокина, Лариса Валерьяновна Лазарева, Лев Николаевич Лавренов и другие – просто олимп российской реставрации.

Уровень конкурсных работ очень высокий. Например, комплекс зданий ТЭЦ во Пскове, памятник конструктивизма, реставрация комплекса с приспособлением под жилье. Что интересно в этой работе? Во-первых, исследовательская часть, которая отвечает на вопрос, что является объектом реставрации, а что элементом приспособления. Один из главных критериев определения подлинности – это предмет охраны. Без этого документа мы, аттестованные эксперты, не имеем права оценивать проекты. Предмет охраны разрабатывают историки, искусствоведы, архитекторы. В России действуют национальные стандарты. Они регламентируют количество, качество и полноту разделов проектов сохранения объектов культурного наследия. В проекте реставрации ТЭЦ все было сохранено, включая строительные конструкции.
АБ «Студия 44». Проект реставрации ТЭЦ под ЖК во Пскове © Предоставлено PR-службой фестиваля
АБ «Студия 44». Проект реставрации ТЭЦ под ЖК во Пскове © Предоставлено PR-службой фестиваля
АБ «Студия 44». Проект реставрации ТЭЦ под ЖК во Пскове © Предоставлено PR-службой фестиваля

Расскажите о наградах «Архнаследия».

Санкт-Петербург увез практически все золотые дипломы. «Студия 44» под руководством Никиты Явейна награждена за проект воссоздания Китайского театра в Царском селе. Театр расположен в так называемой «китайской деревне». Семья императора Николая II активно его использовала, смотрели модные театральные постановки. Пока здание находится в руинированном состоянии. Театр был разрушен в войну. Сегодня проведены тщательные исследования в архивах, собраны фотографии прошлых лет. На конкурсе была представлена его трехмерная модель. Очень тактично показано колористическое решение фасадов театра. Современные архитекторы частенько любят пристроить к памятнику что-нибудь или для красоты или с целью увеличения строительных объемов. В проекте реставрации Китайского театра отсутствуют домыслы. Это полное повторение объекта на начало ХХ века. При реализации мы получим полностью воссозданный в его идентичности объект наследия.
АБ «Студия 44». Проект реставрации Китайского театра в Царском селе с приспособлением под музейную функцию © Предоставлено PR-службой фестиваля
АБ «Студия 44». Проект реставрации Китайского театра в Царском селе с приспособлением под музейную функцию © Предоставлено PR-службой фестиваля

А материалы и технологии начала ХХ века будут соблюдены?

Безусловно. Никакого железобетона, никаких современных полимерных материалов (это, в основном, штукатурные и окрасочные материалы по европейским лицензиям, их допустимо применять в реставрации объектов ХХ века, которые строили с использованием цементных растворов и железобетона). А в Китайском театре производственные реставрационные фирмы должны сохранить кирпичную кладку на связующем известковом растворе без использования цемента. Если связующие – известковые, в штукатурном слое должна присутствовать известь.

Считается, что сегодня утеряны секреты ремесленного мастерства. Кто будет делать памятники? Эти ремесленники есть?

Это вопрос дискуссионный. У нас нет статистики по реставраторам-производственникам. Сколько фирм и коллективов, которые профессионально реставрируют, например, памятники деревянного зодчества? Их раз, два и обчелся. Строительный университет готовит главных инженеров строительного производства. Опыт они приобретают на практике реставрации. А те, кто работает руками, – каменщики, белокаменщики, металлисты, жестянщики, живописцы – еще существуют, но эти профессии вымирающие. В некоторых колледжах готовят таких специалистов, однако отследить количество а, тем более, качество – тяжело. В Москве работает 26 архитектурно-реставрационный колледж и еще несколько по стране, но их выпускники после окончания обучения не находят себе работу. В реставрационные фирмы их не берут, потому что нет заказов. Когда реставрационная фирма выигрывает тендер, не известно, сколько в ней и каких реставраторов. Сейчас Министерство культуры проводит рейды, смотрит квалификацию производственников. Бывает, что компанию лишают лицензии.

Например, Изборская крепость XI – XIII веков. Фирма, выигравшая тендер, привлекла неквалифицированных рабочих. В результате испорчена древняя валунная кладка. Приостановлены работы. Михаил Мильчик зафиксировал это, и фирме пришлось возвращать в бюджет государства серьезные суммы.

Есть планы по возрождению ремесленного искусства?

Планы-то есть, но вне планового хозяйства контролировать процесс подготовки кадров крайне тяжело. Если бы это было поставлено на уровень государственной задачи, другое дело. Была бы правительственная программа: подготовить определенное количество специалистов, для этого открыть столько-то учебных заведений. Но в рыночной экономике спрос рождает предложение. А у нас реставрируемых объектов – единицы.

Какая пропорция по России реставрируемых объектов к тем, что входят в реестр памятников?

Вот смотрите, в каталоге около 50 проектов. На всю Российскую Федерацию это крайне мало, поэтому возникает вопрос: для того чтобы отреставрировать все памятники – а их более ста тысяч, – необходимы средства. Здесь показаны работы, где профинансирована разработка проекта либо государством, либо частным инвестором. Из этих объектов в ближайшее время будет реставрирована примерно одна четверть. Это совсем чуть-чуть! На этом количестве объектов системное ремесленное образование не создашь.

На сегодняшний день есть региональный маленький бюджет и федеральный бюджет, тоже не очень большой. Вот выделили около 1,5 триллионов рублей на сохранение, но это капля в море. Все равно спасибо, что государство довело до конца финансирование проектных работ по Китайскому театру и Александровскому дворцу в Царском селе. На следующий год Александровский дворец откроют, там все делается хорошо. Но это федеральные деньги Министерства культуры.

А вот «Скоропечатню Левенсона» в Трехпрудном переулке в Москве авторства Федора Шехтеля финансировал частный инвестор, за свои деньги реставрировал фасады и частично интерьеры. Приспособил здание под офисы с изменением облика интерьеров. Но мы ему благодарны, потому что сохранилось здание.
zooming
С.В. Конев, Е.Ю.Конева (ГАП), П.И.Швечихин (ГИП). Реставрация фасадов бывшей скоропечатни «Товарищества А.Левенсон» Предоставлено PR-службой фестиваля

Как жюри выносило решение о Гран При?

Гран-При получили разработчики проекта сохранения Ново-Иерусалимского монастыря в Истре. Воссоздание исторического облика комплекса и его приспособление под действующий монастырь. Часть профинансировало государство, часть – РПЦ. В разработке проекта участвовали Г. Медведева, С. Демидов, Б. Могинов, С. Куликов – опытнейшие реставраторы страны – это цвет национальной реставрации. Проектная работа – очень объемная, хотя без постоянного финансирования, но у нас реставраторы – подвижники. Они просто совершили маленький подвиг, и все члены жюри в один голос сказали, что это Гран-При. Были сделаны исследования и проекты на все прясла крепостных стен, шатры и башни (Могинов Б.М.). Он также награжден памятной медалью Союза архитекторов России им. П.Д. Барановского.

Сейчас, после закрытия фестиваля, Союз архитекторов России направляет письма в правительство Российской федерации, Госдуму России, в правительства городов и регионов, чтобы работы реставраторов были отмечены наградами.
Коллектив ФГУП ЦНРПМ получает Гран При фестиваля «Архнаследие» за воссоздание исторического облика Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря © Предоставлено PR-службой фестиваля
Воскресенский Новоиерусалимский монастырь. Авторы воссоздания 2014-2017 гг. – ВГУП ЦНРПМ. Фотография Архи.ру, 2017
Воскресенский Новоиерусалимский монастырь. Авторы воссоздания 2014-2017 гг. – ВГУП ЦНРПМ. Фотография Архи.ру, 2017
Воскресенский Новоиерусалимский монастырь. Авторы воссоздания 2014-2017 гг. – ВГУП ЦНРПМ. Фотография Архи.ру, 2017

Сейчас урбанизм в фаворе, по всей стране пытаются развивать города и территории. У исторического памятника такой мощный культурный и символический потенциал! А что если возрождение территорий начинать с наследия? Может, есть смысл привлекать к реставрации и другие министерства?

Думаю, да. В свое время мною была выдвинута такая формула: «Сохранение архитектурного наследия сегодня – грант устойчивого развития города в будущем». Отдельный объект наследия – безусловно, символ. Но хотелось бы видеть его в восстановленной исторической среде. На «Архнаследии» был представлен конкурс «Регионы России»: проекты по восстановлению исторической среды города. И такой объект привезла Тульская область – «Проект регенерации исторического Белёва». За эту работу Тульская область получила золотой диплом. По проекту предполагается полностью восстановить Белевский Кремль, а одно-двухэтажную историческую застройку сохранить для будущих поколений. Реставраторы выявили историческую планировку, поработали над комплексами улиц и площадей, посмотрели, каким образом благоустроить эти территории, какие функции привнести в эти пространства, чтобы создать комфортную среду. Очень хорошо развивается кондитерский промысел белевской пастилы. Но остановиться в городе негде. В советское время там была одна гостиница, всегда закрытая – вдруг кто из «обкома» приедет – и дом колхозника. Теперь множество гостевых домов будут открыты прямо в историческом центре.
zooming
Госучреждение культуры Тульской области «Центр по охране и использованию памятников истории и культуры». Проект регенерации исторической части г. Белёва в Тульской области © Предоставлено PR-службой фестиваля

Какие еще технологии реставрации показали на «Архнаследии»?

Реставрация исторического ландшафта. Например, ЦПКИО им. Горького в Москве. Это комплекс советских 1930-х годов. Здесь интересна не только архитектура, но и садово-парковые решения. Они получили серебряный диплом за работу по цветникам, малым архитектурным формам, за возврат планировочной структуры, разрушенной в девяностые. Важно отметить, что в Москве есть структуры, которые готовы реставрировать и благоустраивать парки, потому что между объектом и Департаментом культуры города Москвы сформирована такая организация, как «Горпарк». Вообще объекты ХХ века – благодатная тема, потому что почти всегда хорошо документированы. Спасибо Музею архитектуры им. А.В. Щусева, что они сохранили фонды. Все реставраторы там находят бесценную информацию.
 

28 Августа 2018

author pht

Беседовала:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.