Поле зрения

Новое здание музея «Куликово поле» на территории Тульской области – далеко не первая «волна» мемориализации места знаменитого сражения. Однако же и самая «ударная», вобравшая в себя силу всех предыдущих. Заставляющая по-новому взглянуть на то, каким вообще может быть военный музей. Рассказываем о здании, получившем «Хрустальный Дедал» 2016 года.

author pht

Автор текста:
Юлия Шишалова

18 Ноября 2016
mainImg

Мастерская:

Архитектура и культурная политика ПНКБ

Проект:

Государственный музей-заповедник «Куликово поле»
Россия, Москва, Тульская область, д. Моховое

Авторский коллектив:
Архитекторы: С.В. Гнедовский, А.А. Любимкин, Е.С. Любимкина, И.В. Бушминский, при участии А.В. Бехтиной, Е.В. Хромовой, И.М. Лапина
Конструктор: С.Ю. Гнедовский

2015 – 2016

Генпроектировщик – Зарубежпроект (Абадеев Андрей Юрьевич)
Проектная документация – ООО «Стройэкспертиза»
Если не считать деревянной церкви, воздвигнутой на месте общей могилы павших – и тоже давно уже «павшей смертью храбрых», – это четвёртое сооружение, возводимое специально в память о славном сражении Мамаевых орд и войск московских князей. Первым был мемориал Дмитрию Донскому по проекту Александра Брюллова – чёрная колонна с золотым куполом появилась спустя 470 лет на Красном холме, где, как считалось, располагалась ставка монгольского хана. Пятисотлетний юбилей отметили установкой храма Рождества Богородицы – на сей раз там, где стояли русские войска, возле села Монастырщино (архитектор А.Г. Бочарников). Православный праздник, в честь которого назван храм, из-за совпадения дат многие века ассоциировался на Руси именно с «Мамаевым побоищем».

В начале XX века снова пришел черёд Красного холма – проект еще одного храма, освященного именем Сергия Радонежского, заказали Алексею Щусеву. В выстроенной аккурат к революции белокаменной композиции с зелёными главками некоторые увидели образ застывших русских богатырей в необычных «шлемах». Едва пережив войну, в 1970-х храм был восстановлен, и в 1980-м возобновились службы. Однако, когда в 1996 году издали официальный указ о создании музея-заповедника «Куликово поле», первая экспозиция разместилась в более древнем храме – в том, что в Монастырщино.

Эта «эстафета» могла бы передаваться и дальше – от ордынской ставки к русской, от Богородицы с Сергию. В 2000 году Сергей Гнедовский, возглавлявший проектное научно-консультативное бюро (ПНКБ) «Архитектура и культурная политика», вернул «мяч» на ту часть поля, что была закреплена за Монастырщино: оформил по случаю 620-й годовщины в храме Сергия Радонежского выставку, посвященную Куликовской битве как литературному памятнику. «Там были миниатюры, сказания, летописи, – вспоминает архитектор. – Делали списки икон, относящихся к битве. Экспозиция строилась как рассказ о легенде».

Но именно Гнедовскому было суждено прервать цепочку: храм стал частью подворья Троице-Сергиевой Лавры, экспозицию разобрали, а в 2010 году бюро «Архитектура и культурная политика» выиграло конкурс на строительство нового здания. И на сей раз площадка была ровно посередине «меж двух огней», на месте бывшего скотного двора разрушенной деревни Моховое.
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Реализация, 2015. Фотография © Роман Солопов
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Генеральный план © Архитектура и культурная политика ПНКБ
Заветный участок искали долго, стараясь учесть всё множество факторов. Организация Гнедовского недаром своим названием намекает на нетривиальную культурную политику: еще 20 лет назад, когда в России само словосочетание «междисциплинарный подход» отсутствовало в лексиконе архитектора, Сергей привлекал к проектированию социологов, антропологов, экономистов и философов. Он справедливо полагал, что когда речь идет о культурных объектах, то им необходима глубокая связь с контекстом, который, таким образом, требует самого тщательного изучения.

В данном случае было очевидно, что главным экспонатом должно быть само поле, подлинные декорации трагедии – здание просто не имело права над ними доминировать. Поэтому выбрали пространство на берегу озера с удачным возвышением, благодаря которому была возможность «сровнять», «срастить» музей с землей, сделав его в виде холма, поросшего ковылем (2 гектара ковыля поверх наклонных кровель высаживали специально). Единственное выдающееся место – смотровая площадка, наличие которой оказалось непременным условием: после посещения экспозиции только отсюда, возвысившись над полем на 11 метров, можно восстановить полную картину давних событий.
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Участок © Архитектура и культурная политика ПНКБ
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Реализация, 2015. Фотография © Роман Солопов
zooming
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Реализация, 2015. Фотография © Роман Солопов
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Реализация, 2015. Фотография © Роман Солопов
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Реализация, 2015. Фотография © Роман Солопов
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Реализация, 2015. Фотография © Роман Солопов
Впрочем, «вышка» смотровой, к которой плавно подводит серия пандусов-лестниц, из-за растянутости и «распластанности» музейных объемов вовсе не выглядит высокой. Издалека стены музея даже похожи на хорошо сохранившиеся развалины форта или крепости – отчасти благодаря технологии отделки, позаимствованной у реставраторов. «Этот прием свойственен архитектуре XIV-XV веков, – объясняет Сергей Гнедовский. – Мы намеренно брали плохой кирпич и обмазывали известкой и кварцевым песком». Причем обмазывали так, как это делают реставраторы, – вручную, «голыми ладонями». А для еще большей достоверности в кладку интегрировали двухсотлетние «древние камни» – найденные в окрестностях остатки Епифанских шлюзов, описанных в одноименной повести Андрея Платонова.

Но самая талантливая драма разыграна в горизонтальном измерении: два корпуса музея, две густые белые массы готовы вот-вот ринуться друг на друга – точь-в-точь как сошедшиеся в бою враждебные друг другу воины. Один, что пониже и «покоренастее», агрессивно посверкивает узкими «глазами»-бойницами. Второй, с гордо поднятой «головой» смотровой, явно чувствует под собой опору православных ценностей – по планировочному принципу «восьмерик на четверике» на Руси долгие годы строили церкви.

К пролегающей между ними «линии фронта», рассекшей холм надвое, ведёт самая прямая дорога в музей. Если оказаться на ней на закате, кровавый диск солнца застынет ровно по центру. Чем гуще сумерки – тем зримее и острее конфликт: вдоль мощёной тропы, ведущей к месту символического архитектурного «сражения», начинают светиться зарядившиеся за день уличные фонари. Затем и вовсе смыкаются над головой темнеющие древки копий. А когда подступаешь к самой «передовой», с обеих «противоборствующих» сторон небо прорезают «острия» стержнеобразных прожекторов.
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Реализация, 2015. Фотография © Роман Солопов
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Реализация, 2015. Фотография © Роман Солопов
zooming
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Реализация, 2015. Фотография © Роман Солопов
С наступлением дня на передний план выходит другая история, рассказанная уже стенами. Собственно, здесь, между двух корпусов, и начинается «научная» часть музейной экспозиции. Архитекторы нашли около 50 монет с гербами княжеств, которые участвовали в Куликовской битве, сделали их копии и вставили в кладку: получилась отдельная мини-выставка для экскурсантов. Появились здесь и каменные панно, повторяющие сюжеты отделки храма Покрова на Нерли – одного из красивейших примеров древнерусского зодчества. Наконец, в стену врезали точный слепок знаменитого новгородского креста – в конце XIV века в честь победы русского войска над Мамаем его выпилили из белого камня по заказу архиепископа Алексия.
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Реализация, 2015. Фотография © Роман Солопов
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Реализация, 2015. Фотография © Роман Солопов
zooming
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Реализация, 2015. Фотография © Роман Солопов
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Реализация, 2015. Фотография © Роман Солопов
Солнце всходит – и картина меняется: стены до бесконечности уходят в поле, копья перестают быть такими уж зловещими, а между потухшими прожекторами просматриваются силуэты «щитов», которые работают, как световые мечи «наоборот». Напомним: основные помещения музея – почти под землей. Традиционные световые фонари с обширным остеклением архитекторами тоже не рассматривались (иначе бы не удалось «срастить» музей с ландшафтом). Поэтому озеленённые поверхности крыш, наравне со светильниками-клинками, изрешечены световодами с мощной системой улавливающих солнце зеркал и линз. В течение дня они направляют потоки света не в небо, а в обратную сторону – внутрь музея. Из-за этого в выставочных залах возникают разной мощности световые столбы и круги.
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Реализация, 2015. Фотография © Роман Солопов
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Световая труба © Архитектура и культурная политика ПНКБ
Их дополняют лучи светодиодной природы, подчеркивающие архитектуру пространства: стены, пол, потолок, лестничные пролеты, лабиринты коридоров. Нынешняя экспозиция – в 7 раз больше той, что была в храме в Монастырщине, а именно 2000 м2. Еще 300 м2 пространства предназначены для временных акций и выставок. Все они размещены в корпусе со смотровой (другой корпус отдан под административные помещения). Часть выставочных залов расположены на верхнем уровне – те, что рассказывают о великих сражениях по всему миру и подробно иллюстрируют самый известный литературный источник о Куликовской битве «Сказание о Мамаевом побоище».
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Реализация, 2015. Фотография © Роман Солопов
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Реализация, 2015. Фотография © Роман Солопов
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Реализация, 2015. Фотография © Роман Солопов
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Реализация, 2015. Фотография © Роман Солопов
Другая часть экспозиции занимает, напротив, самый нижний этаж: посетителю будто дают ощутить себя археологом. И познакомиться с реконструкцией ландшафта Куликова поля времен XIV века, а также с центральным экспонатом нижнего зала – витриной-пирамидой с панорамой битвы, позволяющей восстановить всю хронологию событий 8 сентября 1380 года.

Впрочем, закончить путешествие по музею лучше на уже упоминавшейся смотровой – по следам полученных знаний поле, раскинувшееся внизу, предстанет в ином свете. После того, как вы проиграете в своем воображении кровавую битву во всех деталях, и страсти поулягутся, открывшиеся взгляду просторы станут именно тем, чем пытались их сделать создатели этого музея. Местом, куда можно приехать с семьёй и прогуляться по многочисленным тропинкам, которые с высоты так хорошо видны из-за пунктира лавочек. Местом, где можно провести несколько дней, остановившись в одном из пяти гостевых домов на территории заповедника – или посетив деревню Моховое, которую восстановили и наделили полной инфраструктурой. Местом, пропитанным «вечной памятью» и всевозможной символикой войн – но мы же знаем: только прочувствовав их каждой порой, фиброй и клеткой, можно обрести подлинные умиротворение и покой.
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. План © Архитектура и культурная политика ПНКБ
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. План © Архитектура и культурная политика ПНКБ
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. План © Архитектура и культурная политика ПНКБ
zooming
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Разрез © Архитектура и культурная политика ПНКБ
zooming
Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Архитектор: Сергей Гнедовский. Разрез © Архитектура и культурная политика ПНКБ


Мастерская:

Архитектура и культурная политика ПНКБ

Проект:

Государственный музей-заповедник «Куликово поле»
Россия, Москва, Тульская область, д. Моховое

Авторский коллектив:
Архитекторы: С.В. Гнедовский, А.А. Любимкин, Е.С. Любимкина, И.В. Бушминский, при участии А.В. Бехтиной, Е.В. Хромовой, И.М. Лапина
Конструктор: С.Ю. Гнедовский

2015 – 2016

Генпроектировщик – Зарубежпроект (Абадеев Андрей Юрьевич)
Проектная документация – ООО «Стройэкспертиза»

18 Ноября 2016

author pht

Автор текста:

Юлия Шишалова

Статьи по теме: Зодчество 2016

Евгений Богомазов: «Уже ведём переговоры»
Ещё один материал вдогонку «Зодчеству»: о перспективах реализации концепций воркшопа школы «Эволюция» и развития городского поселения Шексна, и об отношениях отношениях между главой администрации и главным архитектором района.
Входы для Трёхгорки
Публикуем результаты воркшопа, проведенного архитектурным бюро «Рождественка» совместно с «Трёхгорной мануфактурой» на фестивале Зодчество 2016 и посвящённого разработке входных групп будущего кластера.
Поле зрения
Новое здание музея «Куликово поле» на территории Тульской области – далеко не первая «волна» мемориализации места знаменитого сражения. Однако же и самая «ударная», вобравшая в себя силу всех предыдущих. Заставляющая по-новому взглянуть на то, каким вообще может быть военный музей. Рассказываем о здании, получившем «Хрустальный Дедал» 2016 года.
Успех архитектора
Видео-запись и стенограмма дискуссии «Архитектурный бизнес. Стратегии успеха», организованной Архи.ру и СМА на фестивале «Зодчество».

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.