English version

Евгений Герасимов: «Хорошая архитектура за хорошие деньги – и именно в этой последовательности»

Говорим с архитектором по случаю 25-летия бюро «Евгений Герасимов и партнёры»: о составе мастерской, разнообразии задач, специфике рабочего процесса, партнёрстве с Сергеем Чобаном, советской и постсоветской архитектуре.

Беседовал:
Иван Костин

mainImg
Архи.ру:
– Что сейчас представляет собой бюро «Евгений Герасимов и партнёры»?

Евгений Герасимов:
– Бюро – это архитекторы, конструкторы, генпланисты и «бюрократическая прослойка». На сегодняшний день где-то 130 человек. Инженеров и других специалистов мы привлекаем со стороны, потому что привыкли выступать в роли генпроектировщика. Двадцать пять лет компания на ходу. Работы много, компания снова растет численно.
Евгений Герасимов. Фотография предоставлена бюро «Евгений Герасимов и партнеры»
Открытие выставки к 25-летнему юбилею бюро «Евгений Герасимов и партнеры». Санкт-Петербург, 11.10.2016. Фотография © Иван Костин

– Бюро называется «Евгений Герасимов и партнёры». Партнеры – это Зоя Петрова и Виктор Хиврич?

– На сегодняшний день есть ещё два партнера: Карен Смирнов и Татьяна Комалдинова. Хиврич и Зоя Петрова были с самого начала. С Петровой мы работали еще в Ленниипроекте. Отношения строятся как у партнеров: есть старший партнер, не по возрасту, а по доле в компании, соответственно и право голоса разное. Окончательное право голоса за мной.

– Как вы принимаете решения?

– У нас абсолютная демократия в обсуждении и совершеннейшая диктатура в исполнении. Вне зависимости от чина, будь это молодой архитектор или это опытный ГАП, когда начинаем работать над проектом, то рассматриваем все идеи. Каждый волен принести своё видение, и мы обсуждаем всё. На каждый проект создаётся группа и внутри неё вместе со мной принимается решение. После того, как решение принято, мы уже не можем позволить себе метаться и снова обращаться к другим вариантам. Есть время для поиска вариантов, а есть время для исполнения.
Жилой дом «Верона». Проект, 2014 © «Евгений Герасимов и партнеры»

– Внутри бюро есть группы классиков и модернистов?

– Нет, специализации нет. Мы идём от места и, естественно, от заказчика. И если он хочет традиционную архитектуру, то нужно либо соглашаться, либо отказываться. Конечно, можно выбрать для себя только одно направление и придерживаться его, это достойно уважения, но мне такой подход скучен.
Многоквартирные дома на Комендантском проспекте. Вид со стороны Глухарской улицы. Проект, 2015 © Евгений Герасимов и партнеры

– У вас много молодых архитекторов, вы набираете сотрудников прямо из вузов? Как Вам новое поколение?

– Кого-то после вузов, кого-то рекомендуют. Мы смотрим во все стороны. В компании много молодых, и мы этому очень рады. Нормальное новое поколение, они учились у хороших архитекторов, и мы стараемся лучших приглашать к себе.
Административный и общественно-деловой комплекс «Невская ратуша»
© Ю. Славцов

– Что Вы назвали бы главным достижением мастерской?

– Прежде всего само существование компании; с 1991 года – это срок. И конечно же, объекты, построенные по нашим проектам. Нравятся они или не нравятся – другой вопрос. Важно, что существует большое количество доведенных до реализации и построенных именно по нашим проектам зданий, где, в частности, именно мы делали рабочую документацию.

Наша компания сосредоточена на работе от идеи до последнего чертежа. Мы не чураемся черновой работы, и более того, мы уверены, что только если ты сам делаешь рабочую документацию, только тогда появляется шанс построить объект так, как ты задумал.
Многофункциональный комплекс «Алкон III» на Ленинградском проспекте. Проект, 2014
© Евгений Герасимов и партнеры

– Сожалеете о нереализованных проектах?

– Сожаления к делу не пришьешь: «мне бы заказчика, бюджет, я б тогда показал, как надо». Архитектор работает в тех условиях, которые есть на сегодняшний день, если хочет строить; и построенные объекты отражают время. Если отстает, вряд ли это кому-то интересно, если же опережает, то это воздушные замки. Так что архитектура самый современный из видов искусств, по ней можно судить о времени, о людях, о возможностях общества, финансовых и технологических.
Жилой комплекс «Русский дом». Проект, 2013 © «Евгений Герасимов и партнеры»

– Давайте поговорим об истории. Как Вы пришли в архитектуру?

– Я закончил художественную школу и, с одной стороны, не видел себя чистым художником, а с другой – мне хотелось иметь профессию, как-то связанную с рисованием, с искусством. Тогда я ещё не понимал, что это такое... Я родился в Сибири, детство, где-то лет до семи, прошло в Ленинграде. Потом, в силу семейных обстоятельств, мы уехали. Но учиться архитектуре я приехал снова в Ленинград.

– Почему не в Москву?

– Потому что детство прошло в Ленинграде. В 1983 я закончил ЛИСИ, потом работал в Ленниипроекте.

– Было бы крайне интересно узнать о «советском периоде» творчества Евгения Герасимова...

– Я пришел в Ленниипроект сразу после института. Начал с низших чинов. Чертил, что скажут, ходил на демонстрации, ездил в колхоз, ходил в дружину, бегал за водкой для старших товарищей… Тогда мастерской руководил Николай Антонинович Афошин. Поначалу я чертил бесконечные привязки торгово-бытовых центров. Потом уже как архитектор, как соавтор я участвовал в проектировании жилых домов в Зеленогорске, которые стоят на Привокзальной улице. В проектировании жилых домов для Петродворца, которые однако не были построены. Участвовал в разработке экспериментального жилого комплекса в Шувалово-Озерки, из этого тоже практически ничего не вышло. К сожалению, многое шло «в корзину».

– Что Вы можете сказать об опыте работы в поздней советской архитектуре?

– Я видел всю советскую систему проектирования и строительства, мне есть с чем сравнивать. Конечно, КПД моей работы в то время был ничтожно мал. Но те годы не потеряны, это была школа. Я работал с разными архитекторами…

– Кого Вы назвали бы своим учителем?

– Я учился у многих. В институте – у Леонида Павловича Лаврова. В Ленниипроекте я долгое время работал под руководством Юрия Константиновича Митюрева, который позднее стал главным архитектором города. Руководителем мастерской был Олег Андреевич Харченко, который тоже долгое время был главным архитектором города. Главными архитекторами города просто так не становятся. Это люди с определенным складом ума, с определенными архитектурными, организаторскими навыками, поэтому я уверен, что мне очень посчастливилось работать под началом этих людей. Я увидел, как люди умеют рисовать, думать, как умеют работать; как делали подачи – ведь тогда не было компьютеров и всё делали от руки – как люди владели тушью, пером, рейсфедером, акварелью, гуашью, как от руки чертились перспективы.

– Итак, Вы создали своё бюро в 1991. Как это происходило?

– В 1990 мы вместе с Митюревым ушли из Ленниипроекта, и он организовал свою персональную архитектурную мастерскую. Я полгода проработал его заместителем, но спустя непродолжительное время мы решили, что каждый пойдёт своим путем.

– Какими были девяностые для вашей мастерской?

– Романтика была. Начинали мы в мансарде на Фонтанке, где до нас были художники, бомжи. Мы сами травили крыс, сами приводили всё в порядок, делали проводку. Там же потом появились первые компьютеры… Начинали на кульманах: краска, акварель, отмывки.
Никто ничего не знал. Что будет в будущем, как будет. Формировался новый класс заказчиков, новая типология жилья, новые строительные материалы, новые технологии приходили. Всё это было на ходу. Мы учились жить и работать в новой стране.

– Расскажите про ранние проекты: неоклассический дом на Суворовском проспекте, жилой комплекс на Бухарестской и «Зелёный остров» на Крестовском.

– В мае 1992 позвонил Олег Андреевич Харченко и спросил, не хочу ли я прийти познакомиться с новыми, любопытными клиентами. Я пришел, и он меня познакомил с Василием Сопромадзе. И собственно с ним мы и начали конструировать первые таунхаусы в Санкт-Петербурге, и с ними же «Зелёный остров».
zooming
Жилой дом на Суворовском проспекте. Постройка, 1998. Фотография © Е. Герасимов, А. Народицкий

Комплекс на Бухарестской стоит на оживлённой магистрали, по которой ещё ходят трамваи. И мы придумали такую схему таунхауса, где на Бухарестскую выходят только ворота гаражей, окна лестниц и ванных комнат. А все гостиные с террасами, спальни, кабинеты выходят во внутренние дворы. Это и была новая типология. Образ «мой дом – моя крепость» безусловно закладывался в этот проект.

– Как появился замысел другого известного раннего проекта – неоклассического и одновременно очень постмодернистского дома на Каменноостровском проспекте?

– Это наш первый проект для компании ЛСР. Да, чистый постмодернизм, потому что мы тогда ещё не наелись им. Когда в 1991 началась свобода, постмодернизм был ещё не освоенным полем для советских архитекторов; мы жадно начали вкушать плоды постмодернистской эстетики. Но с другой стороны также правда, что для нас была очевидна неоклассическая направленность проекта, так как это часть Каменноостровского проспекта – напротив шедевры Щуко и Лансере. Нужно было закончить чётную сторону Каменноостровского проспекта. Поэтому была предложена идея с ротондой. С точки зрения построения в нём всё просто и правильно: два ризалита, середина и ротонда как окончание. А стилистика, да, – постмодернизм неоклассического толка с грубоватыми деталями.
zooming
Жилой дом на Каменноостровском проспекте. Постройка, 2000 © Евгений Герасимов и партнеры
zooming
Жилой дом на Каменноостровском проспекте. Постройка, 2000. Макет © М.Ю. Павличук

– В 2002 году Вы познакомились с вашим постоянным соавтором Сергеем Чобаном, который на открытии юбилейной выставки рассказал о вашей берлинской встрече. А как она выглядела для Вас?

– В Берлин я поехал для того, чтобы посмотреть архитектуру, иконы постмодернизма: Роба Крие, Марио Ботта и прочих. На эту архитектуру и в целом на современную архитектуру Берлина, когда там стали строить посольства северных стран и много что другое... До этого я не был в Берлине. Харченко дал мне телефон Сергея Чобана и сказал, что нам будет любопытно познакомиться и извлечь из этого какую-нибудь пользу. Работы Сергея я видел, и он видел какие-то мои, но мы не были знакомы лично. Я позвонил, Сергей пригласил меня в бюро, мы коротко поговорили и договорились поужинать вместе. Вот что выросло из этой встречи.

– Вы быстро стали работать вместе?

– Да, мы договорились быстро. И это был уже 2002 год, наше бюро уже работало в разных стилистиках. Мы договорились с Сергеем поработать вместе, и зимой 2002 мы работали над совместным проектом для ЛСР – «Дом у моря».
Жилой комплекс «Дом у моря». Постройка, 2008. Евгений Герасимов и партнеры, nps tchoban voss. Фотография © А. Народицкий

– Как Вы пришли к решению этого здания?

– Мы с Сергеем работаем по одной схеме. Каждый делает разные варианты, дальше мы отбираем наиболее перспективные и начинаем сводить к одному варианту. Что-то берём из одного, что-то из другого. Затем проверяем нашу мысль на рабочих макетах: здесь виден и план, и объем, – я бы даже назвал рабочее макетирование «сакральной» основой процесса, именно в этот момент многое формируется. Так что на недавней выставке мы намеренно уделили ему много внимания.

Так вот, в итоговом варианте «Дома у моря» мы зрительно продолжили ось пространства Гребного канала, «затянули» её внутрь и продолжили. Из всех квартир видна вода, с другой стороны зелень. Мы использовали принцип городской виллы: на каждую лестницу по три квартиры, которые не смыкаются друг с другом, и все квартиры имеют трехстороннюю ориентацию. Стилистика намеренно сдержанная: камень, профили, пляшущие окна…
zooming
Жилой комплекс «Дом у моря». Визуализация. Вид «с птичьего полета», позволяющий оценить архитектурно-градостроительное решение и эффект от готического S-образного изгиба комплекса © Евгений Герасимов и партнеры, nps tchoban voss

– Какие ещё работы середины 2000-х Вы бы отметили?

– Безусловно, Еврейский дом ЕСОД, за который мы получили все возможные награды, и дом под названием Stella Maris. Мне тесно в рамках одной стилистики: хочется искать себя и в неоклассической, и в традиционной, и в модернистской архитектуре. Оба этих проекта определённо модернистские. Всего уже и не упомнишь. «Новая звезда» на Песочной набережной – тоже построена на сочетании стекла и камня...
Здание «Еврейского Санкт-Петербургского Общинного Дома» (ЕСОД). Постройка, 2006 © Евгений Герасимов и партнеры
Жилой дом «Stella Maris». Постройка, 2007. Фотография © А. Народицкий
zooming
Жилой комплекс «Новая звезда». Постройка, 2005. Фотография © К. Смирнов

– Много ли места занимает в вашей работе реконструкция исторических зданий?

– Вовсе нет, для нас это скорее исключение, чем правило. Реконструкция 2000 года на Стремянной была исключением, которое мы сделали для наших традиционных заказчиков; это уникальный случай, здание, построенное в три этапа, три этажа и все разные. Там были руины, в сущности мы всё «собрали» по фотографиям с нуля.

А Four Seasons?

Four Seasons – наша концепция. Нам было интересно поработать с таким оператором, сделать из здания шикарную гостиницу. В истории «Дома со львами» Лобановых-Ростовских были разные периоды: в нём жили и сдавали внаём, в нём были и лавки, и театр. На сегодняшний день это лучшая гостиница города. Но для нашего портфолио – тоже скорее исключение, чем правило.
Отель Four Seasons Lion Palace. Фотография предоставлена компанией Dornbracht

– Каких заказчиков вы предпочитаете, частных или государственных?

– Очень редко мы работаем с государством.

– А проекты Олимпийского комитета, здания правительства РФ?

– Это конкурсные проекты. Мы проиграли эти конкурсы, к сожалению. В нашей практике был только один госзаказ – проект Ушаковской развязки. Судебный квартал – второй проект за всю 25-летнюю историю. Мы предпочитаем не работать с госбюджетом.
zooming
Эстакада Ушаковской развязки. Постройка, 2000
Фотография © Евгений Герасимов и партнеры
zooming
Здание Олимпийского Комитета России. Проект, 2015 © Евгений Герасимов и партнеры
zooming
Концепция Парламентского центра РФ. Проект, 2015 © Евгений Герасимов и партнеры

– С чем это связано?

– Государство – достаточно безличный заказчик, у людей, которые поставлены на воплощение проекта, нет личного, обостренного чувства; они прохладно относятся к архитектуре. А мы плохо себя чувствуем, когда клиент лично не заинтересован в хорошей архитектуре. Лучше иметь дело с конечным потребителем, который заинтересован, чтобы здание было красивым, и уверен в том, что красота хорошо продаётся.

– Вы выиграли конкурс «Серый пояс», как сейчас развивается этот проект?

– Мы с самого начала относились к этому конкурсу как к эфемерному мероприятию, чего КГА, собственно, и не скрывал: они говорили, что никакого практического значения этот конкурс не имеет. Его значение в том, чтоб показать ту картинку, к которой город мог бы стремиться, обрисовать мечту: дом мечты, квартал мечты, «Серый пояс» мечты. Мы дали своё предложение, свою идею, а дальше пусть город думает, что ему нравится, не нравится и как воплощать то, что ему нравится, в жизнь.
Концепция преобразования «Серого пояса». Консорциум трех архитектурных мастерских © Евгений Герасимов и партнеры, SPEECH, nps tchoban voss
Концепция преобразования «Серого пояса». Консорциум трех архитектурных мастерских © Евгений Герасимов и партнеры, SPEECH, nps tchoban voss

– Наверняка у вас есть своё понимание постсоветской архитектурно-градостроительной ситуации. Куда она движется? Как Вы её оцениваете?

– Прошло не так много времени для того, чтобы давать оценки: всего 25 лет экономической свободы. Мы учимся, идём семимильными шагами от тотального госрегулирования. Представьте, как вдруг в советском зоопарке клетка открывается и тигры – на свободу, зайцы шарахаются в сторону, вокруг – джунгли. Вчера была жизнь в зоопарке, кормили по часам, мыли по часам, прогуливали по часам, а теперь клетки открыли, каждый может делать, что хочет. Фантастическая ситуация, поэтому да, есть издержки процесса, а как их может не быть?

– А инфраструктура? Она ведь во многом заложена ещё в советское время. Нет ли понимания ее истощения?

– Конечно, есть. Это дико, но это вопрос не к архитекторам. Архитекторы работают в тех рамках, которые есть на сегодняшний день. Глупо от архитектора или от заказчика требовать, чтобы дом был высотой 15 метров, если разрешено 100. Конечная цель капиталиста – получение прибыли. Ничего нового, в советские времена уже строили жилые районы, где не было ни метро, ни детских садов, ни магазинов, ни дорог. Люди ехали от метро Елизаровская в Купчино, давясь в автобусах. Высаживались в грязи в темноте и по мосткам шли к своему новому построенному дому, а потом уже через несколько лет появлялись торгово-бытовые центры, школы, сады. То есть – все те же болезни, что и сейчас. Это вопрос к власти, как можно разрешать строить в таких объёмах жильё, если строительство не подкреплено инфраструктурой, нет ни метро, ни дорог, ни соцкультбыта. Мне кажется, с одной стороны власть отпускает все поводья, а с другой – регулирует то, что, казалось бы, можно отдать на волю рынка. Должно быть разрешено всё, что не запрещено. Хочешь строить офисы здесь – строй, если считаешь, что здесь будут востребованы офисы. Хочешь строить жильё – строй, хочешь строить гостиницу – строй. Но почему застройщик должен за свои деньги строить детский сад?! Власть на налоги должна строить детский сад. Вопрос к людям, которые у власти. Они должны синхронизировать все эти процессы. Сначала должны подводить дороги, электричество, воду, канализацию, а потом уже разрешать девелоперу строить то, что он хочет, если, конечно, это там никому не мешает.
Жилой комплекс «LEGENDA на Дальневосточном, 12». Проект, 2015
© Евгений Герасимов и партнеры

– Как Вы относитесь к критике?

– К критике я отношусь нормально, на то и щука в пруду, чтобы карась не дремал. Но критика должна быть профессиональной. У нас, как правило, пишут выпускники журфака, которым всё равно, о чем писать. Поэтому обращать внимание особенно и не хочется. Есть люди, к мнению которых я прислушиваюсь, профессионалы. Но я думаю, это тоже вопрос времени, со временем созреет и архитектурная критика.

– Как бы Вы определили своё кредо?

– Я бы сказал так: «хорошая архитектура за хорошие деньги – и именно в этой последовательности». Чтобы взяться за работу, нам важны три вещи: архитектурный интерес, финансовый интерес, и чтобы общение с клиентом не вызывало «изжоги». Потому что если мы элементарно не совпадаем, то не нужна ни архитектура, ни деньги тем более. Сначала должен быть архитектурный интерес; если он общий, то тогда мы готовы ничего не заработать. Но всё-таки лучше что-то зарабатывать, но, опять же, не превращая процесс в муку, поскольку он не быстрый – как правило, проект реализуют года три. Три года мучений, нервов, срывов – ничто не может компенсировать.

– Какие проекты бюро реализует в настоящее время?

– Сейчас мы работаем с несколькими комплексами для компании «Легенда»: «Легенда на Комендантском» и «Легенда на Дальневосточном». Проект Судебного квартала вышел из экспертизы. Строится несколько комплексов для компании ЛСР. Достраиваются «Русский дом», дом под названием «Верона» на Крестовском острове. Также мы проектируем комплекс зданий на Петровском острове. Несколько строек идет в Москве: заканчиваем ЗИЛ, строится комплекс «Царёв сад» напротив Кремля на Софийской набережной. Идёт проектирование башни на Ленинградском проспекте. Заканчивается строительство комплекса «Европа Сити» на проспекте Медиков – очень большой проект, с фасадами из керамики.
Многоквартирный жилой комплекс «Европа Сити» на проспекте Медиков. Проект, 2015
© Евгений Герасимов и партнеры, SPEECH, nps tchoban voss
Многоквартирный жилой комплекс «Европа Сити» на проспекте Медиков. Проект, 2015
© Евгений Герасимов и партнеры, SPEECH, nps tchoban voss
Жилой дом в комплексе «ЗИЛ Арт» в Москве. Проект, 2015 © Евгений Герасимов и партнеры

– Как Вы видите себя и бюро на российской архитектурной сцене в последние годы?

– Безусловно, себя оцениваешь по сравнению с чем-то. У нас нет комплексов по этому поводу. Мы понимаем, что, видимо, мы одни из лучших в Петербурге. Видимо, одни из лучших в стране, раз нас приглашают в ответственные конкурсы и здесь, и в Москве. «Одни из лучших» – нас вполне устраивает. Мы не рвёмся в главные. Нам интересна Москва, где у нас есть три проекта. Нам интересен Петербург. В провинции не готовы адекватно платить, и задачи менее интересные.
Конгрессно-выставочный комплекс «Экспофорум» на Петербургском шоссе. Постройка, 2014. Евгений Герасимов и партнеры, SPEECH, nps tchoban voss. Фотография © Д. Чебаненко

Мы работаем с небольшим кругом заказчиков из года в год: уже десятилетия работаем с ЛСР, ЛенспецСМУ. Мы работаем с Setl City, RBI, «Легендой», мы работаем с другими компаниями, с которыми мы делаем 1-2 проекта. Я считаю, что устоявшийся круг заказчиков – это хорошо.

– А через пять, десять лет?

– Через десять не знаю, а через пять – таким же. Мы не хотим расти экстенсивно, у нас нет задачи объять необъятное. Можно было бы поставить под ружьё в два раза больше людей и найти в два раза больше работы, но мне это не очень интересно. По численному составу бюро такое, какое нужно для решения тех задач, которые мне интересны на сегодняшний день. Соответственно, какие задачи будут интересны завтра, таким оно и будет завтра. 
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры». Отделка фасадов из натурального камня и благоустройство внутреннего двора

26 Декабря 2016

Беседовал:

Иван Костин
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливой клинкерной плиткой разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.