English version

Владимир Биндеман: «Цель урбаниста – позитивно повлиять на образ жизни людей»

Разговор с руководителем бюро «Архитектуриум» о градостроительной ситуации в Подмосковье, региональной специфике квартальной планировки и помощи природы в деле гуманизации загородного строительства.

Беседовала:
Лилия Аронова

mainImg
Архитектор:
Владимир Биндеман
Мастерская:
Архитектуриум
0 Archi.ru:
– Почти два года прошло с момента юбилейной выставки, посвященной десятилетию «Архитектуриума». Над чем вы работаете сейчас? 

Владимир Биндеман:
– Сегодня мы занимаемся главным образом концепциями и достраиваем Новогорский кластер. В связи с экономической ситуацией количество инвесторов, готовых перейти от концепций к реализациям, резко сократилось, но пробные попытки все же предпринимаются. Из ранее начатого сейчас заканчивается строительство района «Андерсен» в Новой Москве и строится среднеэтажный жилой комплекс «Опалиха-Village» в Красногорске.
Владимир Биндеман © Архитектуриум
Многофункциональный спортивно-общественный центр в Олимпийской деревне «Новогорск». Постройка, 2016 © Архитектуриум
Жилой комплекс «Олимпийская деревня Новогорск. Квартиры». Реализация, 2015 © Архитектуриум
Жилой комплекс «Олимпийская деревня Новогорск. Курорт». Реализация, 2016 © Архитектуриум

– Как сейчас меняется конъюнктура в области загородного жилого строительства? Какие новые задачи стоят перед проектировщиками?

– Конъюнктура, как и следовало ожидать, диктует удешевление и соответственно упрощение. Девелоперы стараются компенсировать объективные потери максимально возможным снижением себестоимости строительства. При этом градостроительная ситуация в Подмосковье, которая в последние годы ухудшалась под напором несбалансированного массового жилищного строительства, сегодня достигла во многом критических отметок, главным образом в транспортном и социальном аспектах. Решение правительства Московской области о моратории на жилую застройку в Балашихе, Королёве и приостановке её в Химках говорит о действительно кризисном положении дел. Что касается задач, то о новых говорить как-то неудобно. В нашем градостроительстве нужно бы сначала старые выполнить – компенсировать «договорные пустоты» последних лет по детским садам, школам, общественным объектам, парковкам, которые полагаются по нормативам и по смыслу самой жизни, но которые были благополучно забыты после продажи жилой недвижимости. Вопрос только в том, кто, где и, главное, за чей счёт будет это делать? В 2016 году правительство Московской области должно утвердить 238 документов территориального планирования, при этом примерно в 300 субъектах генпланы еще не приняты. Окончательное принятие генеральных планов поселений, конечно, должно объективно закрепить функциональное зонирование и предотвратить дальнейшие переводы земли из «сельхоза» и «прома» в жильё и обратно, но от благих намерений до практических результатов, как мы знаем, путь неблизкий.

– С какими главными трудностями приходится сталкиваться при проектировании загородных поселков? Как выстраивается коммуникация с заказчиками, с чем чаще всего приходится бороться?

– Заказчик всегда хочет «сшить семь шапок из овцы». Это объективная реальность, исключений практически нет. Ссылки на нормативы и тем более такое эфемерное понятие, как композиция, успешно преодолеваются волеизъявлением коллективного органа (техсовета, совета директоров, собрания акционеров). Препятствием может послужить только отказ согласующих инстанций. Понимая, что преодолеть эту ситуацию, к сожалению, не в наших силах, мы тем не менее в каждом проекте боремся за общественные пространства и функции, пытаемся создать бульвары, скверы, площади.

Помогает сама природа. Большинство наших проектов выполнено на участках вдоль рек или озер, имеющих законодательно закрепленную зону бечевника, где строить нельзя. Поэтому удается создать набережные с местами отдыха, общественными площадками. Там же, где этого нет, мы предлагаем «зелёные разрывы» в застройке, куда ориентируем по возможности большее количество квартир. Понятно, что экономическая ситуация сложная, но и рынок жилья перегрет. Чтобы получить конкурентное преимущество, девелопер должен заботиться о факторах привлекательности жилья, создавать среду, пригодную для жизни не только в квартире, но и вне её.
Жилой квартал «Опалиха-village». Проект, 2014 © Архитектуриум
Малоэтажный жилой комплекс «НовоАрхангельское». Постройка, 2008 © Архитектуриум
Спортивно-жилой комплекс «Олимпийская деревня Новогорск». Реализация, 2013 © Архитектуриум
Концепция застройки территории малоэтажного жилого комплекса в Сестрорецке. Проект, 2012 © Архитектуриум

– Если таунхаусы, как Вы не раз говорили, для вас пройденный этап, то какая типология жилых строений наиболее интересна вам сегодня и почему?

– Мы занимаемся проектами комплексного освоения территорий, потому что именно это нам интересно. Преобладающая в строительстве многоэтажная типология, безусловно, диктуется рынком. Нам же гораздо ближе мало- и среднеэтажные жилые образования, тем более в условиях Подмосковья, где большинство участков под новую застройку граничит с «малоэтажкой» – дачами или коттеджами. Оптимальный подмосковный жилой квартал, по нашему мнению, должен иметь от трёх до шести этажей. Максимум восемь. Конечно, в конкретной градостроительной ситуации появление высотных доминант как маркеров ландшафта даже необходимо. Но это совсем иное, нежели 17-этажные замкнутые дворы-колодцы с обезличенным типовым дворовым интерьером. Если все же вернуться к теме таунхаусов, то вполне возможно, что интерес к ним у застройщиков снова появится, но уже в ином формате. Конечно строить сегодня секции по 250-300 квадратных метров никто не будет, а вот альтернативные привычным городским квартирам, «квартиры на земле» площадью до 100 квадратов – вполне возможно. И такие попытки уже предпринимаются.
Жилой район «Вилладжио». Проект, 2014 © Архитектуриум
Спортивно-жилой комплекс «Олимпийская деревня Новогорск». Реализация, 2013 © Архитектуриум

– Каковы ваши стилевые предпочтения и всегда ли удается увязать их с контекстом?

– Самый сложный для архитектора вопрос – «В каком стиле вы работаете?». Особенно сегодня. Мы не приемлем вульгарных стилизаций, делаем современную архитектуру и стараемся делать это выразительно. Нашим контекст, это, главным образом, природное окружение, поэтому мы стараемся принимать решения, позволяющие максимально органично вписаться в ландшафт.

– Есть ли среди ваших проектов такие, которые можно было бы назвать любимыми, знаковыми?

– В «коттеджный» период я построил «Дом-Яхту» и «Красный клин», а также террасный пансионат в Сочи в 2004 году. Эти проекты были замечены и отмечены. У них были интересные заказчики, личности, принимавшие решения. Из нынешних работ я считаю знаковыми Новогорский проект и жилой комплекс «Андерсен», где мы, хотя и не без потерь, сумели реализовать идею разнообразных по архитектуре кварталов. Разработав 9 типовых по планировкам жилых секций, мы усложнили задачу и ввели вариабельность их фасадов в увязке с тем, в каком квартале конкретная секция применяется. Так в «Андерсене» на площади в 19 гектаров появились «красный», «белый», «мозаичный», «полосатый» кварталы и еще несколько их комбинаций.
Коттеджный поселок «Рижский квартал». Постройка, 2013 © Архитектуриум
Многофункциональный спортивно-общественный центр в Олимпийской деревне «Новогорск». Постройка, 2016 © Архитектуриум
Многофункциональный спортивно-общественный центр в Олимпийской деревне «Новогорск». Постройка, 2016 © Архитектуриум
Жилой комплекс «Олимпийская деревня Новогорск. Квартиры». Реализация, 2015 © Архитектуриум
Жилой комплекс «Олимпийская деревня Новогорск. Курорт». Реализация, 2016 © Архитектуриум
Жилой комплекс «Андерсен». Генеральный план, 2014 © Архитектуриум
Жилой комплекс «Андерсен». Постройка, 2016 © Архитектуриум
Жилой комплекс «Андерсен». Постройка, 2016 © Архитектуриум

– В чём, на Ваш взгляд, заключается специфика работы в регионах? Как влияет на решение проекта близость того или иного областного центра?

– Мне кажется, что понятие «регион» в эпоху информационной открытости практически утратило прежнее значение. Никто из архитекторов не принимает во внимание удаленность от центра, решая сделать тут попроще, там посложнее. Этим грешат девелоперы, стандартно определяя класс того или иного проекта (подешевле-подороже). Хорошая архитектура всегда «уместна», она учитывает местные особенности, и хороша она в числе прочего и поэтому. Сестрорецк, к примеру, сегодня включен в городскую черту Санкт-Петербурга, и мы отнеслись к проекту как к задаче создания комфортного европейского пригорода. Нам хотелось показать, как можно сделать уютную застройку из таунхаусов городского типа – двухэтажных блокированных домов без индивидуальных участков, образующих разнообразные по планировке и архитектуре кварталы. В характерную для Петербурга регулярную планировочную сетку мы также вписали городскую площадь, оформленную общественно-торговым центром и зданием школы. Рядом со школой разбили маленький «Летний сад». В структуре застройки нашлось место двум кварталам «городских» коттеджей с небольшими земельными участками (но без заборов!). Вдоль улиц высадили ряды шарообразных лип, отделяющих параллельные парковки от велодорожек… В общем – мечта, малоэтажный город с мощёными тротуарами и «корнерами» – магазинчиками или кафешками на углах кварталов. Но мечта пока остается мечтой, видимо, город ещё не готов к таким проектам.
Жилой комплекс «Андерсен». Постройка, 2016 © Архитектуриум
Концепция застройки территории малоэтажного жилого комплекса в Сестрорецке. Проект, 2012 © Архитектуриум
zooming
Концепция застройки территории малоэтажного жилого комплекса в Сестрорецке. Проект, 2012 © Архитектуриум
Концепция застройки территории малоэтажного жилого комплекса в Сестрорецке. Проект, 2012 © Архитектуриум
Концепция застройки территории малоэтажного жилого комплекса в Сестрорецке. Проект, 2012 © Архитектуриум
Концепция застройки территории малоэтажного жилого комплекса в Сестрорецке. Проект, 2012 © Архитектуриум
Концепция застройки территории малоэтажного жилого комплекса в Сестрорецке. Проект, 2012 © Архитектуриум

– Как вы относитесь к архитектурным конкурсам?

– Отношусь хорошо, другое дело, что нечасто есть возможность в них участвовать. Настоящий конкурс интересен тем, что ты не должен заботиться о мнении заказчика в процессе работы. Ты делаешь проект, отражающий сугубо твою профессиональную точку зрения на задание, и представляешь его на конкурс, сопроводив всеми возможными доказательствами своей правоты. А дальше дело случая, стечения обстоятельств, близости позиций жюри и архитектора. Открытые конкурсы – это вообще отдельная тема. Никогда до конца не понятны позиция организатора и его истинные намерения, но зато можно поупражняться от души и без оглядки. А вот с закрытыми, за которые платят, сложнее. В одном из последних было поставлено условие обязательных промежуточных показов для всех участников и согласования промежуточных этапов, без которых нельзя было двигаться дальше. Заказчик хотел «держать руку на пульсе», чтобы за свои кровные не получить непредсказуемый результат.

– Чем вас заинтересовал конкурс на застройку территории в Нижнем Новгороде?

– В первую очередь – поставленной задачей. На первом этапе нужно было предложить концепцию развития территории в 450 га в южной части города. Это очень большая территория, и не только для Нижнего. Задача усложнялась сильно выраженным рельефом и многочисленными ЛЭП, пересекающими участок. Мы предложили планировочную структуру, сформированную четырьмя крупными районами, связанными посредством городских магистралей и скомпонованными вдоль двух рекреационно-ландшафтных осей. В каждом районе были предусмотрены свои центры, выделена система общественных озелененных пространств, заданных складками рельефа. В основу градостроительной парадигмы лёг принцип иерархии – от частного пространства квартиры к соседскому пространству двора и далее к общественному пространству улицы, городской площади и парка. Во втором туре конкурса мы предложили развитие этих идей на примере одного из четырёх кварталов с подробной разработкой жилых и общественных объектов.
Концепция застройки территории малоэтажного жилого комплекса в Сестрорецке. Проект, 2012 © Архитектуриум
Концепция застройки территории в Нижнем Новгороде. 1 тур конкурса. Генеральный план. Проект, 2014 © Архитектуриум
Концепция застройки территории в Нижнем Новгороде. 1 тур конкурса. Проект, 2014 © Архитектуриум
Концепция застройки территории в Нижнем Новгороде. 2 тур конкурса. Проект, 2015 © Архитектуриум
Концепция застройки территории в Нижнем Новгороде. 2 тур конкурса. Проект, 2015 © Архитектуриум
Концепция застройки территории в Нижнем Новгороде. 2 тур конкурса. Проект, 2015 © Архитектуриум

– Что происходит сейчас на объектах Олимпийской деревни Новогорск?

– Новогорск – это кластер, состоящий из трёх площадок, расположенных в непосредственной близости друг от друга. Основная, с которой всё началось, уже функционирует. Там расположены таунхаусы, два многоквартирных жилых дома и многофункциональный общественно-спортивный центр, в котором сейчас заканчивается отделка интерьеров. Площадка ниже по течению Сходни, которая называется «Олимпийская деревня Новогорск. Квартиры», тоже заселяется, жители занимаются отделкой. Надеемся, что в мае будет окончательно завершено благоустройство внутри квартала и вдоль набережной и комплекс обретет законченный вид. А третья площадка – «Олимпийская деревня Новогорск. Курорт» – находится в стадии устройства фасадов и работ по благоустройству.
Концепция застройки территории в Нижнем Новгороде. 2 тур конкурса. Проект, 2015 © Архитектуриум
Спортивно-жилой комплекс «Олимпийская деревня Новогорск». Генеральный план. Реализация, 2013 © Архитектуриум
Таунхаусы в Многофункциональном спортивно-общественном центре «Олимпийская деревня Новогорск». Постройка, 2013 © Архитектуриум
Таунхаусы в Многофункциональном спортивно-общественном центре «Олимпийская деревня Новогорск». Постройка, 2013 © Архитектуриум
Жилой дом №27 в поселке «Олимпийская деревня Новогорск». Постройка, 2012 © Архитектуриум
Жилой дом №27 в поселке «Олимпийская деревня Новогорск». Постройка, 2012 © Архитектуриум
Таунхаусы в Многофункциональном спортивно-общественном центре «Олимпийская деревня Новогорск». Постройка, 2013 © Архитектуриум
Жилой дом №27 в поселке «Олимпийская деревня Новогорск». Постройка, 2012 © Архитектуриум

– Расскажите, пожалуйста, о концепции жилого района «Вилладжио».

– К этому проекту мы приступили с большим энтузиазмом, с заказчиком сложилось отличное взаимопонимание. Как известно, «Вилладжио» – посёлок с достаточно большими коттеджами и таунхаусами. Этот же проект предполагал освоение территории, примыкающей к Новорижскому шоссе, под застройку среднеэтажными квартирными домами с инфраструктурой.

Близость шоссе определила основную планировочную идею района – защита жилой застройки от повышенного шумового воздействия путём размещения вдоль Новорижского шоссе линейных инфраструктурных объектов: торгово-офисного центра и паркингов. Эти объекты, в свою очередь, отгорожены от домов главной торгово-общественной улицей с широким благоустроенным пешеходным бульваром. Вся жилая застройка поделена на четыре квартала, расположенных под небольшими углами друг к другу, в результате чего образуются «зелёные клинья» – благоустроенные прогулочные зоны с беседками, скамейками, цветниками и водоемами. Мы выделили все «правильные» компоненты квартальной застройки – главную улицу с системой небольших треугольных площадей, жилые улицы, с которых организуются входы в подъезды и въезды в подземные паркинги, межквартальные «зелёные разрывы», полузамкнутые благоустроенные дворы без машин.
Жилой комплекс «Олимпийская деревня Новогорск. Курорт». Реализация, 2016 © Архитектуриум
Жилой район «Вилладжио». Генеральный план. Проект, 2014 © Архитектуриум
Жилой район «Вилладжио». Проект, 2014 © Архитектуриум
Жилой район «Вилладжио». Проект, 2014 © Архитектуриум
Жилой район «Вилладжио». Проект, 2014 © Архитектуриум
Жилой район «Вилладжио». Проект, 2014 © Архитектуриум

– Глядя на планы поселений, спроектированных вашей мастерской, можно предположить, что вы тяготели к квартальному принципу задолго до того, как он «вошел в моду». Так ли это?

– Да, я всегда полагал, что в поселении людей (город, район, поселок) должна существовать иерархия пространств, а значит, и их разнообразие. Квартальная застройка складывалась веками, неся в себе специфику своего региона: климатическую, географическую, национальную. Скажем, в античном городе Приена официальная древнегреческая ортогональная планировка «натянута» на живописные холмы с сильно выраженным рельефом. Это впечатляет даже сейчас, когда от зданий остались только фундаменты. Аналогичный пример – Сан-Франциско. Аморфность микрорайонного пространства давно себя изжила, исказив за период своего господства такие базовые понятия, как «двор», «улица», «площадь». Мы здесь, к сожалению, оказались «впереди планеты всей», «одарив» микрорайонным градостроительством всю страну. Меня радует, что сейчас вектор развития поменялся. Однако и в этой новой реальности нельзя становиться заложником «мэйнстрима». Конкретная градостроительная ситуация содержит множество факторов, влияющих на выбор решения и насаждать квартальный принцип везде и всюду, не учитывая эти факторы, неверно.
Жилой район «Вилладжио». Проект, 2014 © Архитектуриум
Малоэтажная жилая застройка в Дмитровском. Генеральный план, 2013 © Архитектуриум
Малоэтажная жилая застройка “Ильинский бульвар”. Проект, 2012 © Архитектуриум
Комплексное развитие территории в г. Звенигороде. Генеральный план, 2014 © Архитектуриум

– Практически в каждом из ваших поселков существует некий яркий объект, который можно назвать визитной карточкой проекта. Какую роль он играет в композиции?

– Именно ту, которую вы и назвали, – визитной карточки. В «Новоархангельском» и «Рижском квартале» это общественные центры с большепролетными проездными арками. В Новогорске – сам многофункциональной общественно-спортивный центр с волнистой кровлей. В Сестрорецке предполагалось возведение «городской башни» со стеклянными часами. Такие объекты очень важны в жилых образованиях, мы всегда относимся к их проектированию с особым вниманием.
Комплексная жилая застройка в г. Пушкин. Генеральный план, 2007 © Архитектуриум
Многофункциональный спортивно-общественный центр в Олимпийской деревне «Новогорск». Постройка, 2016 © Архитектуриум
Коттеджный поселок «Рижский квартал». Постройка, 2012 © Архитектуриум
Малоэтажная жилая застройка в Дмитровском. Въездная группа. Проект, 2013 © Архитектуриум
Здание КПП в поселке «Олимпийская деревня Новогорск». Постройка, 2013 © Архитектуриум

– Как Вы считаете, может ли архитектура сформировать образ жизни, и стремитесь ли к этому в своих проектах?

Корбюзеанский вопрос: «Архитектура или революция». Рыночные отношения, конечно, не очень вяжутся с идеями мессианского жизнестроительства, однако всем известно, что «бытие определяет сознание». Что такое «образ жизни»? Упрощенно – это набор действий, совершаемых человеком ежедневно, ежемесячно, ежегодно, и те эмоции, которые он в результате этих действий получает. Везёте вы своего ребенка каждое утро в школу два часа по пробкам или он идёт в неё десять минут зелёным бульваром? Смотрите вы из окна своей 17-этажки на квадратное пространство высотой в 50 метров, заставленное машинами, или на благоустроенный двор без машин, в три-пять этажей, окруженный такими же, как ваш, домами? Вот вам два разных образа жизни – и соответственно разные эмоции. Архитектура по самой своей сути призвана быть гуманной, этому учат в каждом архитектурном ВУЗе. Однако сегодня у нас стало практикой определяющие градостроительные решения принимать по возможности без участия градостроителей и архитекторов. Профессионалам же оставлена роль «волшебников», могущих все принятое как-то организовать в более-менее внятном выражении, похожем на градостроительные нормы и правила. Вопросы транспортной доступности, обеспеченности социальными объектами и обслуживающей инфраструктурой, создание рабочих мест (популярная тема, но с оттенком кампанейщины) – все это с большим трудом увязывается и со старым наследием и с «достижениями» последних двух десятилетий. Отсюда и нынешний образ жизни, который трудно назвать удовлетворительным.Безусловно, мы не единственные архитекторы, стремящиеся в своих проектах тем не менее, сформировать удобную среду обитания и соответственно повлиять в позитивном направлении на образ жизни людей, её населяющих. Это цель каждого урбаниста, архитектора. Совпадает ли эта цель с намерениями девелопера? Большой вопрос.
Концепция застройки территории малоэтажного жилого комплекса в Сестрорецке. Проект, 2012 © Архитектуриум
Коттеджный поселок «Рижский квартал». Постройка, 2013 © Архитектуриум
Коттеджный поселок «Рижский квартал». Постройка, 2013 © Архитектуриум
zooming
Малоэтажный жилой комплекс «НовоАрхангельское». Постройка, 2008 © Архитектуриум
Малоэтажный жилой комплекс «НовоАрхангельское». Постройка, 2008 © Архитектуриум
Таунхаусы в Многофункциональном спортивно-общественном центре «Олимпийская деревня Новогорск». Постройка, 2013 © Архитектуриум
Жилой комплекс «Олимпийская деревня Новогорск. Квартиры». Реализация, 2015 © Архитектуриум
Жилой комплекс «Олимпийская деревня Новогорск. Курорт». Реализация, 2016 © Архитектуриум

Поставщики, технологии

Архитектор:
Владимир Биндеман
Мастерская:
Архитектуриум

16 Мая 2016

Беседовала:

Лилия Аронова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Технологии и материалы
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
Сейчас на главной
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.
Солнце встает над Амуром
В компактном и эффективном с точки зрения планировок аэропорту Хабаровска немецкое бюро WP|ARC обыгрывает тему речной волны и света и добавляет капельку иронии в виде белого медведя.