Резной декор: XVIII–XIX

Публикуем главу из I тома книги «Русское деревянное. Взгляд из XXI века»: Резной декор в русском деревянном зодчестве XVIII–XIX веков.

Автор текста:
Наталья Милюшина

mainImg
0
Н.В. Никитин по заказу В.А. Кокорева «Погодинская изба» для историка М.П. Погодина, 1856 г. Улица Погодинская, 12а, Москва. Фото И.Н. Александрова, 1890-е. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева
Дом П.Ф. Семенова «брус». Конец XIX века. Село Сенная Губа, Заонежский район, Карелия. Макет В.И. Садовникова, 1978 г. Дерево, опилки, песок, пластик, бумага, гипс, окраска, тонировка 31,7 х 68,9 х 51,5. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева

Коллекция предметов народной архитектурной резьбы по дереву стала формироваться в Музее архитектуры на рубеже 1930–1940-х годов. В 1960-х это собрание было пополнено: в него вошли фрагменты внешнего декоративного убранства гражданской и культовой деревянной архитектуры XVIII–XIX веков. Все они были привезены из экспедиций, организованных Музеем в регионы Владимирской области, Поволжья и Русского Севера.

К числу наиболее ранних по времени создания элементов конструкций и декоративной отделки гражданского зодчества относятся экспонаты, происходящие из жилых крестьянских домов XVIII века. К этому времени в гражданском зодчестве уже были выработаны устойчивые типы деревянных крестьянских изб, имевших региональные и имущественные особенности.

Так, северные дома-дворы были образованы поставленными на высокий подклет избами-четырехстенками, -пятистенками, -шестистенками, которые дополнялись сенями и были объединены единой крышей с хозяйственными сооружениями. Деревянные срубные сооружения имели особую безгвоздевую конструкцию кровли, которая получила название самцовая. На бревнах-самцах, поднимавшихся в виде «ступенчатых фронтонов» торцовых стен, укладывались горизонтальные слеги, служившие основой конструкции. На слеги поперечно помещались крючкообразные жерди, называемые курицы, нижние концы которых обрабатывали в виде анималистических фигур.
Церковь Параскевы Пятницы. 1666 (сгорела в 1947 году). Село Шуерецкое, Беломорский район, Республика Карелия. Макет В.И. Садовникова, 1976 г. Дерево, опилки, пластик, песок, окраска 43,1 х 50,6 х 41,2. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева

Крышу обычно крыли тесом. На загнутые концы куриц горизонтально укладывались прямоугольные в сечении потоки или желобообразные водотечники, концы которых украшались резьбой. Кровельные доски на коньке крыши закреплялись мощным корытообразным бревном, которое называется охлупень или шелом.

Парадный фасад, выходивший на улицу, получал богатую резную декорацию. Венчающий фасад конец охлупня украшался резьбой в виде простой геометрической или зооморфной фигуры. Торцы слег, выходившие на фасад, прикрывались резными причелинами, которые подчеркивали двускатный характер кровли. Под декоративным концом охлупня спускалось резное полотенце, отмечая центральную ось парадного фасада избы. Верхняя часть фасада на уровне чердака отделялась лобовой доской, также украшавшейся орнаментальной резьбой, растительными мотивами или фигуративными изображениями, Резьбой украшались доски, прикрывавшие срезы выходивших на фасад бревен, наличники окон жилого этажа, чердачные окна.

Один из экспонатов коллекции Музея архитектуры – курица жилого дома в селе Пурнема Архангельской области – имеет особенно распространенную для подобных архитектурных элементов форму стилизованной птицы.

Тем же временем датируются образцы кровли криволинейных поверхностей церковных глав и бочек (лемехгонт). Наружный конец лемеха обрабатывался в виде острия, полукруга или ступенчатых «городков», благодаря чему общий облик кровли приобретал оригинальный орнаментальный рисунок. В коллекции Музея архитектуры представлены все типы декоративной обработки лемеха, самые ранние из которых – лемехи главок Дмитровской церкви в Великом Устюге и Никольского храма в Пурнеме.
zooming
Разворот книги «Русское деревянное. Взгляд из XXI века». Первый том. Предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева
Фрагмент резного декора (верхняя часть наличника окна). Середина XIX века. Дерево, резьба 34,0 х 128,0. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева

Целый ряд музейных образцов монументально-декоративной резьбы памятников сельской архитектуры Поволжья дает представление об основных этапах художественно-стилевого развития русского деревянного зодчества на протяжении XIX столетия. Особой нарядностью отличалось резное оформление причелин или подкрылков – лобовых досок кровли, предохранявших от загнивания концы слег (лотоков или подтечин) – горизонтальных конструктивных элементов каркаса кровли в виде жердей. Место стыка причелин на торце князевой (коньковой) слеги кровли маскировалось короткими досками (полотенцами или ветреницами), которые также богато декорировались резным орнаментом. В некоторых сельских домах, внешнее декоративное убранство которых обнаруживает стилистическое тяготение к отделке городских построек, дополнительным украшением фасада являются резные доски-фризы (иногда в сочетании с резным карнизом), зрительно отделяющие чердачные помещения избы от остального объема дома.

В резном убранстве оконных проемов наибольшей эффектностью декора выделялись косящатые или красные окна горницы – жилых помещений второго этажа избы. В богатых сельских домах встречается также выразительное декоративное решение наличников окон подклета – нижнего этажа дома, помещения которого использовались для хозяйственных нужд[1].

Изображения русалок – сиренфараонок или берегинь – обрели особую популярность в отделке поволжского народного жилища середины XIX века. Название «фараонок» было усвоено по народному поверью, согласно которому войско египетского фараона, преследовавшее израильтян во время их перехода через Чермное море, утонуло и превратилось в фантастических существ с рыбьими хвостами вместо ног. Этот мотив встречается во множестве вариантов в декоре фризов и наличников окон[2].
Наличник чердачного окна крестьянской избы, 1884 г. Владимирская область. Дерево, резьба 168,8 х 121,5. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева

Оригинальной стилистической особенностью поволжской резьбы середины XIX века явилось сочетание традиционных декоративных элементов с характерными орнаментальными и ордерными мотивами русского ампира. Один из самых распространенных элементов в отделке деревянных гражданских сооружений этого времени – розетки. Эта декоративная деталь по размерам, формам и прорисовке отличается особым многообразием разновидностей: это квадратные, круглые, овальные, ромбовидные, полуовальные розетки. В некоторых случаях этот мотив становится доминирующим. Великолепна по своим декоративным достоинствам и оригинальности замысла створка ворот из музейной коллекции. Всю композицию центрирует крупная 16-тилепестковая розетка, рисунок которой усложнен расходящимися по всей поверхности створки стеблями с листьями – стилизованными акантовыми побегами.

В декоративном оформлении хранящегося в фондах Музея наличника окна подклета дома Гусенкова (Гуськова) в деревне Вашкино Чкаловского района Нижегородской губернии такой декоративной доминантой являются две полурозетки веерообразного рисунка. Одна из них образует полуовальный выступ под проемом окна, другая – вписана в треугольный фронтон, венчающий наличник.

Чаще всего розетки вводятся в качестве одного из компонентов отделки оконных наличников, фризов и причелин. Из своеобразного сочетания в орнаментальном рисунке таких композиций розеток, аканта и других мотивов растительного декора ампира, деталей классических ордеров с фигурными элементами народной резьбы, как показывают экспонаты музейной коллекции, нередко рождаются оригинальные художественные образы. Наиболее показательна в этом отношении отделка фризов и верхней части оконных наличников. Своеобразие этих композиций во многом строится на декоративном понимании ордерных деталей – триглифов, иоников, гиматия, дентикулов, модульонов. Подобные мотивы приобретают в вольной творческой обработке резчиков вид сугубо орнаментальных элементов, в стилизованных формах которых лишь отдаленно угадывается ордерный первоисточник.
В 1870–1880-е годы происходит постепенное изменение стилистики архитектурного резного декора. Пластичность орнаментальных мотивов уступает место их плоскостно-графической разработке. Композиции утрачивают монументальную ясность построения, становятся дробными, насыщаются мелкими деталями. Элементы фигурной резьбы, среди которых особенно часто встречаются мотивы птицы сирин и стилизованных львов, обретают усложненность очертаний, как бы растворяясь в орнаментальном «кружеве». Эффект «ковровости» создается благодаря уплощенному, имеющему прямоугольное сечение рельефу резного декора, рисунок которого образует резкие светотеневые контрасты.

Перечисленные особенности ярко демонстрируют два замечательных оконных наличника первой половины 1880-х годов из собрания Музея архитектуры. Подобные окна носили наименование «светличных окон» или «чердачных слухов» и служили для освещения чердаков или рабочих помещений, устроенных под кровлей некоторых домов. Такие помещения благодаря значительному притоку света через большие окна, устраивавшиеся иногда не в одной, а в нескольких стенах комнаты, получили наименование «светелок». В Поволжье и некоторых других регионах сложился определенный тип «светелочного» наличника с характерными чертами конструкции и декоративной отделки. Такие наличники, как правило, имели трехчастную форму, в которой средний пролет выделялся вдвое большей шириной. Конструкция наличника включала разделявшие пролеты окна витые колонки, несущие верхнее завершение в виде фриза, увенчанного фронтоном. Количество колонок могло варьироваться от четырех до восьми. В центре фронтона делалось декоративное углубление, общий абрис которого напоминал по форме кокошник. Цокольная часть наличника, на которую опираются колонки, обычно имела вид трехчастной полочки, в середине которой вырезалась дата постройки дома или инициалы владельца. Конструкция подчинялась определенному пропорциональному строю. Так, например, высота капители колонок чаще всего составляла шестую или седьмую часть общей длины колонки, а высота фронтона равнялась трети его ширины[3].

Аналогичное декоративное оформление чердачных окон было распространено в этот период в убранстве крестьянских жилых домов отдельных регионов Владимирской губернии, а также юго-восточных уездов Нижегородской губернии, в частности Лысковского и Кстовского. Стилистика этих произведений, к кругу которых принадлежат и предметы из коллекции Музея, обнаруживает тяготение к художественной системе популярного в это время «русского стиля», варьирующего мотивы древнерусских орнаментальных и архитектурных форм. Эта стилевая близость наиболее заметна в разнообразной прорисовке витых колонок и килевидных ниш, превращенных в бочкообразные кокошники, в асимметрии и «ковровой» вязи резного орнамента. Фигурные элементы резьбы близко соотносятся с мотивами белокаменного резного декора владимиро-суздальских архитектурных памятников XII в.[4]

Музей располагает интересным образцом позднего варианта резной отделки жилого дома, относящимся к рубежу XIX–XX вв. В резной композиции венчающей части наличника окна в виде фронтона, опирающегося на кронштейны, прослеживаются новые технические приемы обработки дерева. Наряду с характерными для более раннего времени деталями глухой резьбы резчик использует здесь пропильные накладные элементы, изготовленные механическим способом. Механистичность исполнения неизбежно накладывает отпечаток на стилистику орнаментальных мотивов, утрачивающих неповторимое многообразие прорисовки и теплоту «рукотворности».
Ветряная мельница. XIX век. Село Вязенцы, Архангельская область. Макет В.И. Садовникова, 1984 г. Дерево, металл, опилки, песок, поролон, окраска, тонировка 28х31х27,8. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева

В заключение хотелось бы отметить, что образцы, которыми располагает музейная коллекция, демонстрирует целый ряд интересных связей и взаимовлияний деревянной резьбы и каменного декора. Своеобразие осмысления роли ордерных элементов как составляющих декоративной системы фасадов выражалось в органичном включении классицистических мотивов в сложившуюся архитектонику сельской архитектуры и ее декоративного убранства. Живописность и сочная пластика «корабельной рези», изысканная графичность и неиссякаемое разнообразие орнаментики русской народной резьбы получает новую жизнь в авторских проектах архитекторов периода историзма и модерна.
 

[1] Детальный анализ типологии и конструкции крестьянского дома в связи с наружным резным декором: Красовский М.В. Деревянное зодчество. Спб., 2005. С. 25–47.
[2] Происхождению мотива «фараонок» и его художественной интерпретации в русском резном декоре XIX века см., в частности: Бибикова И.М. Монументально-декоративная резьба по дереву // Русское декоративное искусство. Т. 3. XIX – начало XX века. М., 1965. С. 196; Фараонки // Мифологический словарь. Гл. ред. Е.М. Мелетинский. М., 1990. Белова О.В. Фараонки // Славянская мифология. Энциклопедический словарь. М, 2002.
[3] Анализ пропорционального строя, характерного для светелочных наличников: Соболев Н.Н. Русская народная резьба по дереву. М., 2000. С. 110.
[4] Исследователи отмечают тесную взаимосвязь таких популярных мотивов резного декора в русском деревянном зодчестве XIX века как изображения львов с процветшими хвостами и птицы сирин с иконографией белокаменных рельефов Дмитриевского собора во Владимире, а также Георгиевского собора в Юрьеве-Польском: Соболев Н.Н. Русская народная резьба по дереву. М., 2000. С. 111; Бибикова И.М. Монументально-декоративная резьба по дереву // Русское декоративное искусство. Т. 3 . М., 1965. С. 187.
Колокольня церкви Воскресения, 1763– начало XIX в. (не сохранилась). Село Ракула, Холмогорский район, Архангельская област. Фото начала ХХ века. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева

24 Февраля 2016

Автор текста:

Наталья Милюшина
Похожие статьи
Архитектурная модернизация среды жизнедеятельности:...
Публикуем полный текст первой книги коллективной монографии сотрудников НИИТИАГ. Книга посвящена разным аспектам обновления рукотворной среды, как городской, так и сельской, как древности, так и современной архитектуре, в частности, в ней есть глава, посвященная Николасу Гримшо. В монографии больше 450 страниц.
Поддержка архитектуры в Дании: коллаборации большие...
Публикуем главу из недавно опубликованного исследования Москомархитектуры, посвященного анализу практик поддержки архитектурной деятельности в странах Европы, США и России. Глава посвящена Дании, автор – Татьяна Ломакина.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
Технологии и материалы
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Сейчас на главной
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Внутри смартфона
Офис компании VLP в Санкт-Петербурге напоминает современный гаджет – компактный, минималистичный и контрастный. Из других особенностей: зонирование с помощью растений и кабинет руководителей рядом с общей кухней.
Просьба не беспокоить
Secret Boutique Hotel, открывшийся в деловом квартале «Московский шелк», предлагает своим гостям камерность и приватность. Бюро Archpoint сделало каждый номер в чем-то особеным, а также продумало пространства для деловых или очень неформальных встреч.
Лесная шкатулка
Храм Вознесения Господня, построенный под Выборгом на фундаменте финской усадьбы, встраивается в пейзаж, достойный кисти Ивана Шишкина или Исаака Левитана. Внутреннее убранство храма одновременно минималистично и наполнено отсылками к истории места.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Горская гавань
Конкурс на концепцию развития территории «Горская» завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus, однако проект, вероятно, реализован не будет. Рассказываем о причинах и публикуем предложения победителей.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.
Правильное хранение
Обновляя интерьер винного бутика на территории алтайского курорта, архитекторы студии Balcon сделали ассортимент частью дизайна и позаботились об условиях хранения.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Пресса: Сергей Скуратов: «Садовые кварталы» — это зеркало...
В начале 2022 года была завершена застройка жилых корпусов «Садовых кварталов» — знакового для Москвы комплекса, строившегося более десяти лет. О том, что в проекте удалось, что не удалось, о радостях и трудностях совместной работы звезд архитектуры рассказал знаменитый архитектор Сергей Скуратов.
Доступное жилье в деловом центре
Комплекс Émergence Lafayette в одном из крупнейших деловых районов Европы, лионском Пар-Дьё, призван принести туда жизнь за пределами рабочего дня и обеспечить доступными квартирами нуждающихся, в том числе – работающую молодежь.