Резной декор: XVIII–XIX

Публикуем главу из I тома книги «Русское деревянное. Взгляд из XXI века»: Резной декор в русском деревянном зодчестве XVIII–XIX веков.

Автор текста:
Наталья Милюшина

mainImg
Н.В. Никитин по заказу В.А. Кокорева «Погодинская изба» для историка М.П. Погодина, 1856 г. Улица Погодинская, 12а, Москва. Фото И.Н. Александрова, 1890-е. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева
Дом П.Ф. Семенова «брус». Конец XIX века. Село Сенная Губа, Заонежский район, Карелия. Макет В.И. Садовникова, 1978 г. Дерево, опилки, песок, пластик, бумага, гипс, окраска, тонировка 31,7 х 68,9 х 51,5. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева

Коллекция предметов народной архитектурной резьбы по дереву стала формироваться в Музее архитектуры на рубеже 1930–1940-х годов. В 1960-х это собрание было пополнено: в него вошли фрагменты внешнего декоративного убранства гражданской и культовой деревянной архитектуры XVIII–XIX веков. Все они были привезены из экспедиций, организованных Музеем в регионы Владимирской области, Поволжья и Русского Севера.

К числу наиболее ранних по времени создания элементов конструкций и декоративной отделки гражданского зодчества относятся экспонаты, происходящие из жилых крестьянских домов XVIII века. К этому времени в гражданском зодчестве уже были выработаны устойчивые типы деревянных крестьянских изб, имевших региональные и имущественные особенности.

Так, северные дома-дворы были образованы поставленными на высокий подклет избами-четырехстенками, -пятистенками, -шестистенками, которые дополнялись сенями и были объединены единой крышей с хозяйственными сооружениями. Деревянные срубные сооружения имели особую безгвоздевую конструкцию кровли, которая получила название самцовая. На бревнах-самцах, поднимавшихся в виде «ступенчатых фронтонов» торцовых стен, укладывались горизонтальные слеги, служившие основой конструкции. На слеги поперечно помещались крючкообразные жерди, называемые курицы, нижние концы которых обрабатывали в виде анималистических фигур.
Церковь Параскевы Пятницы. 1666 (сгорела в 1947 году). Село Шуерецкое, Беломорский район, Республика Карелия. Макет В.И. Садовникова, 1976 г. Дерево, опилки, пластик, песок, окраска 43,1 х 50,6 х 41,2. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева

Крышу обычно крыли тесом. На загнутые концы куриц горизонтально укладывались прямоугольные в сечении потоки или желобообразные водотечники, концы которых украшались резьбой. Кровельные доски на коньке крыши закреплялись мощным корытообразным бревном, которое называется охлупень или шелом.

Парадный фасад, выходивший на улицу, получал богатую резную декорацию. Венчающий фасад конец охлупня украшался резьбой в виде простой геометрической или зооморфной фигуры. Торцы слег, выходившие на фасад, прикрывались резными причелинами, которые подчеркивали двускатный характер кровли. Под декоративным концом охлупня спускалось резное полотенце, отмечая центральную ось парадного фасада избы. Верхняя часть фасада на уровне чердака отделялась лобовой доской, также украшавшейся орнаментальной резьбой, растительными мотивами или фигуративными изображениями, Резьбой украшались доски, прикрывавшие срезы выходивших на фасад бревен, наличники окон жилого этажа, чердачные окна.

Один из экспонатов коллекции Музея архитектуры – курица жилого дома в селе Пурнема Архангельской области – имеет особенно распространенную для подобных архитектурных элементов форму стилизованной птицы.

Тем же временем датируются образцы кровли криволинейных поверхностей церковных глав и бочек (лемехгонт). Наружный конец лемеха обрабатывался в виде острия, полукруга или ступенчатых «городков», благодаря чему общий облик кровли приобретал оригинальный орнаментальный рисунок. В коллекции Музея архитектуры представлены все типы декоративной обработки лемеха, самые ранние из которых – лемехи главок Дмитровской церкви в Великом Устюге и Никольского храма в Пурнеме.
zooming
Разворот книги «Русское деревянное. Взгляд из XXI века». Первый том. Предоставлено Государственным музеем архитектуры имени А.В. Щусева
Фрагмент резного декора (верхняя часть наличника окна). Середина XIX века. Дерево, резьба 34,0 х 128,0. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева

Целый ряд музейных образцов монументально-декоративной резьбы памятников сельской архитектуры Поволжья дает представление об основных этапах художественно-стилевого развития русского деревянного зодчества на протяжении XIX столетия. Особой нарядностью отличалось резное оформление причелин или подкрылков – лобовых досок кровли, предохранявших от загнивания концы слег (лотоков или подтечин) – горизонтальных конструктивных элементов каркаса кровли в виде жердей. Место стыка причелин на торце князевой (коньковой) слеги кровли маскировалось короткими досками (полотенцами или ветреницами), которые также богато декорировались резным орнаментом. В некоторых сельских домах, внешнее декоративное убранство которых обнаруживает стилистическое тяготение к отделке городских построек, дополнительным украшением фасада являются резные доски-фризы (иногда в сочетании с резным карнизом), зрительно отделяющие чердачные помещения избы от остального объема дома.

В резном убранстве оконных проемов наибольшей эффектностью декора выделялись косящатые или красные окна горницы – жилых помещений второго этажа избы. В богатых сельских домах встречается также выразительное декоративное решение наличников окон подклета – нижнего этажа дома, помещения которого использовались для хозяйственных нужд[1].

Изображения русалок – сиренфараонок или берегинь – обрели особую популярность в отделке поволжского народного жилища середины XIX века. Название «фараонок» было усвоено по народному поверью, согласно которому войско египетского фараона, преследовавшее израильтян во время их перехода через Чермное море, утонуло и превратилось в фантастических существ с рыбьими хвостами вместо ног. Этот мотив встречается во множестве вариантов в декоре фризов и наличников окон[2].
Наличник чердачного окна крестьянской избы, 1884 г. Владимирская область. Дерево, резьба 168,8 х 121,5. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева

Оригинальной стилистической особенностью поволжской резьбы середины XIX века явилось сочетание традиционных декоративных элементов с характерными орнаментальными и ордерными мотивами русского ампира. Один из самых распространенных элементов в отделке деревянных гражданских сооружений этого времени – розетки. Эта декоративная деталь по размерам, формам и прорисовке отличается особым многообразием разновидностей: это квадратные, круглые, овальные, ромбовидные, полуовальные розетки. В некоторых случаях этот мотив становится доминирующим. Великолепна по своим декоративным достоинствам и оригинальности замысла створка ворот из музейной коллекции. Всю композицию центрирует крупная 16-тилепестковая розетка, рисунок которой усложнен расходящимися по всей поверхности створки стеблями с листьями – стилизованными акантовыми побегами.

В декоративном оформлении хранящегося в фондах Музея наличника окна подклета дома Гусенкова (Гуськова) в деревне Вашкино Чкаловского района Нижегородской губернии такой декоративной доминантой являются две полурозетки веерообразного рисунка. Одна из них образует полуовальный выступ под проемом окна, другая – вписана в треугольный фронтон, венчающий наличник.

Чаще всего розетки вводятся в качестве одного из компонентов отделки оконных наличников, фризов и причелин. Из своеобразного сочетания в орнаментальном рисунке таких композиций розеток, аканта и других мотивов растительного декора ампира, деталей классических ордеров с фигурными элементами народной резьбы, как показывают экспонаты музейной коллекции, нередко рождаются оригинальные художественные образы. Наиболее показательна в этом отношении отделка фризов и верхней части оконных наличников. Своеобразие этих композиций во многом строится на декоративном понимании ордерных деталей – триглифов, иоников, гиматия, дентикулов, модульонов. Подобные мотивы приобретают в вольной творческой обработке резчиков вид сугубо орнаментальных элементов, в стилизованных формах которых лишь отдаленно угадывается ордерный первоисточник.
В 1870–1880-е годы происходит постепенное изменение стилистики архитектурного резного декора. Пластичность орнаментальных мотивов уступает место их плоскостно-графической разработке. Композиции утрачивают монументальную ясность построения, становятся дробными, насыщаются мелкими деталями. Элементы фигурной резьбы, среди которых особенно часто встречаются мотивы птицы сирин и стилизованных львов, обретают усложненность очертаний, как бы растворяясь в орнаментальном «кружеве». Эффект «ковровости» создается благодаря уплощенному, имеющему прямоугольное сечение рельефу резного декора, рисунок которого образует резкие светотеневые контрасты.

Перечисленные особенности ярко демонстрируют два замечательных оконных наличника первой половины 1880-х годов из собрания Музея архитектуры. Подобные окна носили наименование «светличных окон» или «чердачных слухов» и служили для освещения чердаков или рабочих помещений, устроенных под кровлей некоторых домов. Такие помещения благодаря значительному притоку света через большие окна, устраивавшиеся иногда не в одной, а в нескольких стенах комнаты, получили наименование «светелок». В Поволжье и некоторых других регионах сложился определенный тип «светелочного» наличника с характерными чертами конструкции и декоративной отделки. Такие наличники, как правило, имели трехчастную форму, в которой средний пролет выделялся вдвое большей шириной. Конструкция наличника включала разделявшие пролеты окна витые колонки, несущие верхнее завершение в виде фриза, увенчанного фронтоном. Количество колонок могло варьироваться от четырех до восьми. В центре фронтона делалось декоративное углубление, общий абрис которого напоминал по форме кокошник. Цокольная часть наличника, на которую опираются колонки, обычно имела вид трехчастной полочки, в середине которой вырезалась дата постройки дома или инициалы владельца. Конструкция подчинялась определенному пропорциональному строю. Так, например, высота капители колонок чаще всего составляла шестую или седьмую часть общей длины колонки, а высота фронтона равнялась трети его ширины[3].

Аналогичное декоративное оформление чердачных окон было распространено в этот период в убранстве крестьянских жилых домов отдельных регионов Владимирской губернии, а также юго-восточных уездов Нижегородской губернии, в частности Лысковского и Кстовского. Стилистика этих произведений, к кругу которых принадлежат и предметы из коллекции Музея, обнаруживает тяготение к художественной системе популярного в это время «русского стиля», варьирующего мотивы древнерусских орнаментальных и архитектурных форм. Эта стилевая близость наиболее заметна в разнообразной прорисовке витых колонок и килевидных ниш, превращенных в бочкообразные кокошники, в асимметрии и «ковровой» вязи резного орнамента. Фигурные элементы резьбы близко соотносятся с мотивами белокаменного резного декора владимиро-суздальских архитектурных памятников XII в.[4]

Музей располагает интересным образцом позднего варианта резной отделки жилого дома, относящимся к рубежу XIX–XX вв. В резной композиции венчающей части наличника окна в виде фронтона, опирающегося на кронштейны, прослеживаются новые технические приемы обработки дерева. Наряду с характерными для более раннего времени деталями глухой резьбы резчик использует здесь пропильные накладные элементы, изготовленные механическим способом. Механистичность исполнения неизбежно накладывает отпечаток на стилистику орнаментальных мотивов, утрачивающих неповторимое многообразие прорисовки и теплоту «рукотворности».
Ветряная мельница. XIX век. Село Вязенцы, Архангельская область. Макет В.И. Садовникова, 1984 г. Дерево, металл, опилки, песок, поролон, окраска, тонировка 28х31х27,8. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева

В заключение хотелось бы отметить, что образцы, которыми располагает музейная коллекция, демонстрирует целый ряд интересных связей и взаимовлияний деревянной резьбы и каменного декора. Своеобразие осмысления роли ордерных элементов как составляющих декоративной системы фасадов выражалось в органичном включении классицистических мотивов в сложившуюся архитектонику сельской архитектуры и ее декоративного убранства. Живописность и сочная пластика «корабельной рези», изысканная графичность и неиссякаемое разнообразие орнаментики русской народной резьбы получает новую жизнь в авторских проектах архитекторов периода историзма и модерна.
 

[1] Детальный анализ типологии и конструкции крестьянского дома в связи с наружным резным декором: Красовский М.В. Деревянное зодчество. Спб., 2005. С. 25–47.
[2] Происхождению мотива «фараонок» и его художественной интерпретации в русском резном декоре XIX века см., в частности: Бибикова И.М. Монументально-декоративная резьба по дереву // Русское декоративное искусство. Т. 3. XIX – начало XX века. М., 1965. С. 196; Фараонки // Мифологический словарь. Гл. ред. Е.М. Мелетинский. М., 1990. Белова О.В. Фараонки // Славянская мифология. Энциклопедический словарь. М, 2002.
[3] Анализ пропорционального строя, характерного для светелочных наличников: Соболев Н.Н. Русская народная резьба по дереву. М., 2000. С. 110.
[4] Исследователи отмечают тесную взаимосвязь таких популярных мотивов резного декора в русском деревянном зодчестве XIX века как изображения львов с процветшими хвостами и птицы сирин с иконографией белокаменных рельефов Дмитриевского собора во Владимире, а также Георгиевского собора в Юрьеве-Польском: Соболев Н.Н. Русская народная резьба по дереву. М., 2000. С. 111; Бибикова И.М. Монументально-декоративная резьба по дереву // Русское декоративное искусство. Т. 3 . М., 1965. С. 187.
Колокольня церкви Воскресения, 1763– начало XIX в. (не сохранилась). Село Ракула, Холмогорский район, Архангельская област. Фото начала ХХ века. Из собрания Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева

24 Февраля 2016

Автор текста:

Наталья Милюшина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.