Сложный дом

Для бюро «Атриум» «Баркли-парк» – первый построенный многоквартирный дом в центре Москвы, для столицы – одна из первых реализаций «нелинейщиков», сложных архитекторов. За год со времени постройки он собрал достаточно много премий, а недавно получил гран-при «Архновации» в Нижнем Новгороде. Это дом-событие. А похож он на доисторическое животное в полурастаявшей глыбе льда.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Мастерская:
ATRIUM http://atrium.ru/
Проект:
Спортивно-учебный комплекс и жилой дом Barkli Park на улице Советской армии
Россия, Москва, ул. Советской Армии, владение 6

Авторский коллектив:
Архитекторы: Aнтон Надточий, Вера Бутко, Георгий Мирошниченко, Анастасия Михеева, Роман Кузьмин, Александр Малыгин, Елена Валуйских, Анна Шапиро, Ирина Грицкевич, Анна Аленичева, Татьяна Матвиенко, Ольга Кривенкова
Конструкторы: Алексей Калашников, Костас Лайос, Юлия Акимова 

2007 — 2010 / 2010 — 2013

Заказчик: корпорация «Баркли»
Строительство жилого дома элит-класса «Баркли-парк» завершилось в прошедшем 2014 году, а началось в 2005. Для архитекторов бюро «Атриум» Веры Бутко и Антона Надточего это первый многоквартирный дом, полностью, с нуля построенный в городе – своего рода дебют, хотя в этом же году завершилось строительство большого многофункционального торгово-офисного центра с двадцативосьмиэтажной башней у метро Водный стадион, так что присутствие «Атриума» в Москве теперь уже вполне ощутимо. Дом «Баркли Парк» с самого начала был задуман в выгодном месте: рядом с двумя парками и строящейся, а теперь уже запущенной новой веткой метро. Участок расположен на природной территории, которая входит в так называемый «северный зеленый луч» Москвы. Следствием стали ограничения, прежде всего высоты и плотности, так что если в самом первом варианте площадь дома была 65 000 м2, то в итоге власти города разрешили только 45 000 м2. «Зелёная» тема также во многом определила и образ дома.

Дом дополнил архитектурный ансамбль улицы Советской армии, которая сама по себе из-за обилия парков может показаться пустоватой, но соединяет теперь целую вереницу зданий, так или иначе заметных архитектурно. Импозантный сталинский театр Советской армии, за ним – благородно стушевавшиеся в духе «сурового стиля» музей всё той же армии архитектора Бориса Бархина и студия военных художников имени Грекова с монументальным панно Вучетича и памятником-ракетой перед ними. Севернее городскую среду ощутимо оживляют красно-белое авангардное здание школы 1414, получившее в 2009 году «Хрустального Дедала», а еще дальше, за Сущевским валом, развивает современную тему новый фасад бывшего кинотеатра «Гавана» – ставший первым реализованным примером нелинейной архитектуры в Москве, и спроектированный тоже Верой Бутко и Антоном Надточим совместно с отцом Антона архитектором Геннадием Надточим. Чуть поодаль – группа стадионов Олимпийского проспекта и рядом с ними – острый нос изящно изогнутого здания «Лукойла» Геннадия Надточего. Не говоря уже о новом армянском храме, о стеклянном офисном здании от бюро «Остоженка» с талией в рюмочку и «Гараже» Константина Мельникова чуть в стороне – словом, здешнее городское пространство смахивает скорее на сад архитектурных монументов, разбавленный совсем нейтральными панельными домами и зеленью. Дом Баркли в таком парке архитектурных достопримечательностей вполне уместен. Вероятно, иначе было бы и нельзя – в пестром, но ярком окружении новому дому, тем более достаточно крупному, необходима индивидуальность.

К тому же дом ещё и чутко реагирует на стороны света и градостроительный контекст. Кирпичный фасад вдоль улицы делает два незаметных изгиба, поддерживая поворот улицы, а за счёт живописного стеклянного фасада с эркерами здание как бы растворяется от дороги в сторону парка. Вокруг него множатся солнечные зайчики и блики. В солнечную погоду, особенно ранней весной или осенью, в нём есть что-то импрессионистическое. Скорлупа фасадов составлена из трех видов условной архитектурной «материи». Одна из них – «теневая» и одновременно «консервативная», кирпичная, сдержанно-теплый цвет терракоты перемежается холодным блеском свободных мазков окон, нарисованных поразительно вольно: проемы то шире, то уже, то удлиняются до высоты трёх этажей, то сокращаются до одного, причем позволяют себе даже легкие сдвиги, как смешанные фишки домино. Это очень вольно трактованный вариант holland wall, что, вероятно, должно компенсировать традиционность кирпича, который, по словам авторов, мог бы привлечь к данной части дома приверженцев традиции. «Материя тени» удачно сливается с соседней группой деревьев, где темно-кисельный цвет веток перемежается бликами и полосками голубого неба. Впрочем, стены покрыты на самом деле не кирпичом, а его имитацией, бетонными плитками «Борисовских мануфактур» с пятнадцатью оттенками искусственной состаренной фактуры. Фасады плавно высветлены снизу вверх, что призвано облегчить объём кирпичной части здания.
Взгляд с юга на север, с улицы Советской Армии. Barkli Park
© ATRIUM
Угол «терракотовой башни». Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM

Противоположная материя – солнечная и одновременно льдистая, похожа на искрящийся снег или кристалл, формирует южные фасады двух вытянутых вглубь участка жилых корпусов и становится визитной карточкой дома для всех, кто едет на автомобиле по улице Советской армии на север. Она другая почти во всем: состоит из белых межэтажных полос, сплошного остекления и треугольных выступов – мини-эркеров, которые улавливают солнце, а также виды на парк и московский центр. Причём треугольники открытых балконов со стеклянным ограждением полноценных выступов – эркеров, чередуются между собой и перекликаются с бетонными треугольниками шедовых фонарей на крыше студии Грекова по соседству.

Итак, если теневой кирпичный фасад плоский, материальный и полосы окон стекают по нему и впрямь как вода, то этот, наоборот, лёгкий, блестящий ловит под разными углами солнечных зайчиков. А вставки полосатых жалюзи похожи на глинистые вкрапления цвета красной охры в глыбе льда; архитекторы считают, что они ассоциируются с традиционными деревянными ставнями в альпийских домах. Впрочем там, где стеклянная часть переходит на теневые северные фасады, пляска успокаивается: остается плоскость и сплошные белые полосы между этажами.
Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM

Неизвестно, как две темы, кирпичная и стеклянная, взаимодействовали бы между собой, если бы не третья – «фолдинговая плоскость», скорлупа, из которой на южном блоке «вылупляются» белые ребра. Она спокойная, плотная и массивная – из юрского известняка, в противовес кирпичной части здесь хорошо заметны толщины окон регулярно чередующихся горизонталей. На правах посредника каменная скорлупа не только обнимает хрупкий «солнечный» фасад, формируя над ним подобие защитного козырька, а её осколки вторгаются в массу кирпичного holland wall-a: рамки крупных врезок-«телевизоров» на углах наделяют часть квартир лоджиями с видами на улицу, отдаленно похожими на балконы старомосковских домов, где так приятно было пить чай во времена, предшествовавшие распространению автомобилей.
Диаграмма. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Терраса-«телевизор» северного корпуса, обращенная к парку. Barkli Park на улице Советской армии. Постройка © ам «Атриум»
© ATRIUM
Вид на северное крыло из южного. В перспективе – армянский храм. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Взгляд на «терракотовую башню» из двора. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Вид из двора на протяженный объем спортзала. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Г-образная пластина наложена на объем спортзала, и под «ногой» корпуса над входом в южный вестибюль образуется сквозной проем. Вид из двора. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM

Все эти наполненные эмоциями фасадные приемы складываются в угловатую, как будто бы не до конца ограненную скульптуру. Длинное кирпичное «тело» вытянуто и даже немного изогнуто вдоль улицы, в его северной части вырастает толстая шея – за ней закрепилось название «терракотовой башни» – вверху она с благородной ленцой поворачивает прямоугольную «голову» на восток, опираясь на стеклянный объем. Как будто некий доисторический зверь, бронтозавр или мамонт, оттаял наполовину, но все ещё зажат между двумя искрящимися глыбами льда, приправленного меловыми отложениями. Второе существо – светло-каменное, кладет на тело кирпичного мамонта длинную «голову». Горизонтальные окна делают его похожим на дом раннего авангарда, условная «кожа» которого наполовину растаяла, открыв стеклянную сердцевину. Всё вместе напоминает объемный и чуть одушевленный тетрис и восходит, конечно, к поискам взаимодействия объемов, популярным в раннем модернизме, у ВХУТЕМАСа или АСНОВы, словом, остается в рамках дискурса современной архитектуры, апеллируя к ее истокам.

Узел форм и смыслов возник не только из-за известной, не лишенной перфекционизма любви архитекторов «Атриума» к сложной и осмысленной пластике, которая, живо реагируя на окружение, между тем не теряет внутреннего стержня, остается собой и всегда несет в себе какой-то латентный сюжет, ненавязчивый и не сразу опознаваемый, но наделенный скрытым движением. В городе авторские принципы столкнулись с множеством проблем: требований жизни, определенных как ограничениями площадки, так и пожеланиями инвесторов.

Первая из тем, подброшенных жизнью – спортзал Центра спортивных и инновационных технологий Москомспорта (ЦСТ), наследник трехэтажного кирпичного здания спортшколы, ранее расположенного на участке и ставшего основой для так называемого инвестиционного строительства: к 6000 м2 добавилось чуть меньше сорока тысяч квадратных метров жилья, паркингов и 445 м2 офисов. Архитекторы намеренно вплавили спортзал в объем здания, отчасти поступившись принципом отражения функций вовне – иначе бюджетные фасады слишком контрастировали бы с корпусами жилья премиум-класса. В отношении офисов пошли дальше – их расположение никак не выявлено вовне. Акцент сделан на жилой функции.

Важно, что спортзалу потребовалась длинная беговая дорожка по прямой, поэтому его можно было расположить только вдоль улицы – так возникло «тело» мамонта. Множество серых ножек в плоскости стекла первого этажа, которые превращают мамонта в сороконожку, служат опорами для большепролетного пространства шириной 19,4 м – внутри столбов нет, они прижаты к стенам, что стало непростой инженерной задачей, тем более что на южную часть зала опирается эффектная консоль южного корпуса, на 8,6 м нависающая над тротуаром. Эту связку требовалось тщательно рассчитать, чем занималось вначале бюро Вернера Зобека; а «рабочку» делал конструктор «Атриума» Алексей Калашников совместно с экспертами ЦНИИСК им. В.А. Кучеренко. Консоль того стоила: намечая поперечное движение, она ловит энергетику улицы, становится главным акцентом, эффектной точкой зрения. Она также позволила увеличить площади квартир – говорят архитекторы.
Взгляд на консоль южного корпуса с крыши спортзала, с севера на юг. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM

Второе противоречие, ничуть не менее сильное, чем контраст между слившимися в одно целое бюджетным городским спортзалом и элитным жильем, – спор между традиционным и модернистским вкусом,потенциальных покупателей. Часть клиентов покупает виды на парк и центр города. Другие предпочитают традиционные дома «с окошками». Для вторых и предусмотрена та самая кирпичная башня, напоминающая средневековые дома флорентийских (и не только) знатных семейств. Любителям света и современности достались объемы с преобладанием горизонтали – а их контраст, ставший архитектурным сюжетом, хорошо читается с любой стороны. К слову заметим: «горизонтальных» получилось больше, что раскрывает предпочтения архитекторов.

И наконец, главный контраст – градостроительный, контрапункт двух суперважных московских тем последних лет, квартала и парка. В западной части дом выстраивает линию улицы и формирует нечто квартальное – впрочем, что также помогает ему отгородиться от уличного движения. Восточная часть увлеченно сливается с Екатерининским парком: больше стекла, а четвертой перемычки, которая могла бы замкнуть квартальное каре, вовсе нет. В то же время планировка «покоем» могла бы отдаленно напомнить об усадебном прошлом места, за тем исключением, что боковые корпуса в классической схеме были бы флигелями, а здесь они стали главным вместилищем элитного жилья. Как точно написал Николай Малинин, «…идея традиционного квартала тонко сочетается с идеей разрушения его же», то есть в числе прочего мы имеем дело с конструированием и деконструкцией городской единицы. Деконструкция салютует школе, фронт спортзала отвечает дому напротив, панельному, но поставленному вдоль красной линии, стеклянные же «ноги» корпусов смотрят в парк.

Впрочем теме парка, как мне кажется, в описаниях дома уделяется чересчур большое значение. Причина проста – маркетинговый ход совпал с добросовестным увлечением архитекторов эко-домом. Здесь всё сделано для того, чтобы соответствовать сертификату LEED, который впрочем не был получен, хотя дом, и вполне заслуженно, показывали на лекциях о зелёной архитектуре. С точки зрения энергопотребления и прочего он сделан на совесть, и может считаться образцом экологической архитектуры.

Вокруг старой спортшколы было много деревьев, и для того, чтобы компенсировать их утрату, архитекторы оборудовали кровли, террасы и даже лифтовые холлы для садов, в том числе зимних, но сады пока не обустроены. Так что на данный момент «парковая» составляющая выражена прежде всего пластически: скульптурный эффект оказывается сильнее, чем природный. Дом чутко, даже немного нервно реагирует и на природу, и на город – он как будто становится зримым сгустком конфликта между урбанистическим и природным началом на условной границе двух сред.
Правильная точка зрения от парковой калитки реабилитирует дом как «зеленый». Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM

История «Баркли парка» любопытна в числе прочего непростой историей маркетинговых перипетий. В 2005 году «Баркли» задумывали его как сравнительно бюджетный, но после кризиса 2008 года приняли смелое решение не снизить класс жилья, как тогда поступали многие, а наоборот – повысить, причем до самого элитного премиум-класса и, следовательно, продать намного дороже. Элитарность и стратегия продаж потребовала громкого имени и для оформления квартир пригласили Филиппа Старка; далее рекламная компания, которая, как известно, развивается по своим законам, превратила проект в «дом от Старка», и как следствие стало малопонятно, какое отношение к нему имеют русские архитекторы и имеют ли вообще… Впрочем, справедливость удалось восстановить достаточно быстро. Интерьеры вестибюлей, четыре типа отделки квартир для жильцов южного корпуса сделала компания YOO Inspired by Stark, дизайнер Метью Далби. Интерьеры спорткомплекса реализованы по проекту «Атриума».
Barkli Park на улице Советской армии. Интерьер
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии. Интерьер
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии. Интерьер
© ATRIUM

Вторым из многих следствий смелого маркетингового решения стала возможность реализовать, несмотря на кризис, все сложные, в том числе инженерные части замысла. Случилось даже некоторое увеличение бюджета на фасады, которые получили свои качественные материалы. Расчет, надо сказать, оправдался: все квартиры были проданы за свои большие деньги на стадии строительства, так что проект оказался, по-видимому, финансово успешен.

Дом, многократно показанный в журналах и на выставках, получил две экологические премии Green Awards, в 2010 и 2011 годах, одну премию недвижимости, European Property Awards, в декабре 2014 фигурировал в числе номинантов «Зодчества», в мае 2015 выиграл гран-при на конкурсе Архновация, и всё это, по-видимому, еще не предел.

Так что «Баркли-парк» – удавшийся эксперимент в разных областях. Для «Атриума» – работы с крупным жилым зданием почти в центре города, на грани компромиссов, но без чересчур болезненных утрат замысла. Особенно удачно то, что удалось сохранить характерный для Веры Бутко и Антона Надточего почерк и подход к архитектурной пластике, состоящий в скрупулезном оттачивании формы на грани между необходимым и интересным. 
zooming
Ситуационный план. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
Фасад. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
Фасад. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
Фасад. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
Фасад. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
План 1-го этажа. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
План 2-го этажа. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
План 3-го этажа. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
План 4-го этажа. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
План 5-го этажа. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
Разрез. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
Разрез. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
Разрез. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Мастерская:
ATRIUM http://atrium.ru/
Проект:
Спортивно-учебный комплекс и жилой дом Barkli Park на улице Советской армии
Россия, Москва, ул. Советской Армии, владение 6

Авторский коллектив:
Архитекторы: Aнтон Надточий, Вера Бутко, Георгий Мирошниченко, Анастасия Михеева, Роман Кузьмин, Александр Малыгин, Елена Валуйских, Анна Шапиро, Ирина Грицкевич, Анна Аленичева, Татьяна Матвиенко, Ольга Кривенкова
Конструкторы: Алексей Калашников, Костас Лайос, Юлия Акимова 

2007 — 2010 / 2010 — 2013

Заказчик: корпорация «Баркли»

22 Июня 2015

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
ATRIUM: другие проекты
Спиральный подход
Здание школы в Нурсултане, выполненное Верой Бутко и Антоном Надточим полностью, от концепции до стадии РД, стало воплощением авторской методики по созданию современной образовательной среды, над которой архитекторы ATRIUM работают много лет. Среди основных ее принципов – создание вдохновляющего пространства, мотивирующего к созидательной творческой деятельности. Поэтому новая школа получила форму орнаментированной золотистой спирали, которая символизирует восхождение к знаниям, а внутри здание представляет собой сложно организованный многофункциональный «город в городе» с многоярусными атриумами, амфитеатрами и вариативными маршрутами.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Свиток и зеркало
Архитекторы бюро ATRIUM разработали в конкурсе концепций для Туркестана четыре проекта; один из них победил в своей номинации и будет, вероятно, реализован.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Лучший – в Латвии
Объявлен лауреат премии союза московских архитекторов – им, как мы и предсказывали, стал Тотан Кузембаев с усадьбой Клаугис, широко известной в узких кругах. Среди номинантов ATRIUM, DNK ag, IND architects, AI architects.
Гнездо
Новый офис бюро ATRIUM отражает авторскую концепцию Антона Надточего и Веры Бутко. В центре двухъярусного пространства подвешен арт-объект: одновременно и переговорная, и ядро композиции, и презентация метода.
Все ради вида
Проект элитного жилого комплекса «Z-House» был разработан архитектурной мастерской ATRIUM для закрытого конкурса, на котором оценивались не только качество и эффектность архитектуры, но и решения, наиболее востребованные или ожидаемые на рынке недвижимости.
WAF как зеркало тенденций
Десятый WAF в середине ноября выпустил манифест с десятью принципами. Анализируем тенденции, заявленные фестивалем, сопоставляем их с комментариями архитекторов, посетивших в этом году фестиваль.
Антон Надточий: «Архитектор ищет форму для хаоса»
Архитектура бюро ATRIUM обладает пластичной формой, формирует сложное пространство, создает иллюзию движения – в этой игре форм и пространств заложены смыслы, эмоции и функции, определяющие качество их архитектуры.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
На зеленом перекрестке
Начавшись с проектирования жилого квартала первой очереди, работа ATRIUM в ЖК «Символ» на территории бывшего завода «Серп и молот» переросла в обширный комплекс задач. Фактически Вера Бутко и Антон Надточий создали целый город в городе: со школой, детским садом, живописным мостом и парком.
Город-фонтан
В проекте Веры Бутко и Антона Надточего жилой комплекс на Новоалексеевской улице абсорбировал здания конца XIX века, оставшиеся от насосной станции Мытищинского водопровода, изящно соединив их как со скульптурно-футуристической фантазией, так и с принципами комфортного города.
Нарушая привычное
«Атриум» подтверждает универсальность своих навыков и подхода – каждый достраиваемый объект с новой функцией, а авторский стиль все также узнается. Полтора года назад закончили жилой дом со спорткомплексом, до этого молодежный центр КВН. Новая постройка – торгово-делового назначения. Называется «Водный».
В лабиринтах креативности
Интерьер штаб-квартиры «Яндекс»: старые добрые, проверенные временем приемы в стиле «Атриума», и новые остроумные находки для создания нестандартного рабочего пространства.
Квартал за стеной из башен
Представляем еще одного финалиста конкурса на проект жилого комплекса на Рублевском шоссе – концепцию архитектурной мастерской «Атриум».
Много_башен
Публикуем все проекты, участвовавшие во втором туре конкурса на жилой комплекс на Рублевском шоссе. Победил проект бюро «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Похожие статьи
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.
Высотная дактилоскопия
Ламели на фасадах высотного жилого комплекса Arté MK в Куала-Лумпуре по проекту SPARK обеспечивают защиту от солнца днем и декоративную подсветку ночью, а также повторяют узор отпечатка пальца заказчика.
Скелет суккулента
Сотрудники и студенты Штутгартского университета построили павильон с несущей конструкцией из льняного волокна, которая повторяет строение кактуса.
Старое и новое с коммерческим интересом
Реставрация и реконструкция исторического универмага La Samaritaine в центре Парижа повысила его «ценовую категорию», но дополнила его 96 социальными квартирами и яслями на 80 малышей. Новую часть комплекса спроектировало бюро SANAA.
Код пяти столетий
Старейшее существующее социальное жилье в мире, квартал Фуггерай в Аугсбурге, отмечает 500-летие: бюро MVRDV спроектировало для него юбилейный павильон и займется поисками «кода Фуггерай» для доступного жилья будущего.
Острые профили
На фасадах жилого дома в Иокогаме тонкие панели из преднапряженного бетона защищают интерьер от солнца, разделяют балконы соседних квартир и кадрируют виды города. Авторы проекта – Akira Koyama + Key Operation Inc. / Architects.
«Любимый пациент»
В Берлине открывается после реконструкции и реставрации по проекту David Chipperfield Architects Новая национальная галерея – позднее творение Людвига Мис ван дер Роэ.
Спиральный подход
Здание школы в Нурсултане, выполненное Верой Бутко и Антоном Надточим полностью, от концепции до стадии РД, стало воплощением авторской методики по созданию современной образовательной среды, над которой архитекторы ATRIUM работают много лет. Среди основных ее принципов – создание вдохновляющего пространства, мотивирующего к созидательной творческой деятельности. Поэтому новая школа получила форму орнаментированной золотистой спирали, которая символизирует восхождение к знаниям, а внутри здание представляет собой сложно организованный многофункциональный «город в городе» с многоярусными атриумами, амфитеатрами и вариативными маршрутами.
Стальные грани
В музее Ордрупгор в пригороде Копенгагена открылось для публики подземное крыло по проекту бюро Snøhetta: его перекрытия покрыты многогранным стальным «кожухом», который преломляет и отражает свет.
Кортеновая спираль
Смотровая башня Marsk Tower по проекту BIG открывает любителям природы виды датского национального парка «Ваттовое море».
Архитектурная реабилитация
Исправительное учреждение Anstalten в Гренландии по проекту бюро Schmidt Hammer Lassen и Friis & Moltke расположено на берегу моря; окна – без решеток, и из них открываются виды фьорда.
Экологичный поворот
История о том, как планы прокладки дороги по границе парка превратились в планы по сохранению экосистемы и благоустройства прогулочных маршрутов.
Обтекаемые формы
В Германии сдан в эксплуатацию первый дом, напечатанный на 3D-принтере. Авторы проекта – MENSE-KORTE ingenieure+architekten, за печать отвечали PERI AG.
Казимир из Кемерова
Проект филиала Русского музея для Сибирского кластера искусств основан на идеях супрематизма: первофигурах, динамизме цвета и формы.
«Технологический оптимизм»
Бюро AL_A представило проект первой в мире электростанции на термоядерном синтезе: она заработает недалеко от Оксфорда в 2025. Технология разработана канадской компанией General Fusion.
Технологии и материалы
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Сейчас на главной
Поговорим о дереве: грани реставрации и современности
Гран-при, второй раз за историю премии АрхиWOOD, дали за реставрацию. Среди общественных пространств победили два фанерных скейт-парка – с их гибкой формой сложно спорить другим сооружениям; победитель номинации интерьеры – музей расстрельного полигона в Коммунарке. Вашему вниманию рассказ о проектах-победителях и репортаж с церемонии награждения.
СГТУ им. Юрия Гагарина: бакалавры 2021
Семь выпускных работ бакалавров Саратовского государственного технического университета и участников Клуба Молодых Архитекторов: крематорий, экополис, завод по переработке мусора, развитие прибрежных и лунных территорий.
Камертон озера
Новый жилой комплекс в Тюмени спроектирован при участии французских архитекторов, сочетает башню с таунхаусами и домиками на крыше, но прежде всего настроен на озеро, которое способно подарить ощущение загородной жизни.
В кольцах пандусов
Словенские архитекторы ENOTA и косовское бюро OUD+ Architects выиграли конкурс на проект спортивного центра в Приштине.
Градостроительные опыты
Этим летом Институт Генплана Москвы при поддержке Москомархитектуры провел стажировку-воркшоп для студентов и молодых архитекторов в новом расширенном формате. Задачей было предложить свежий взгляд на несколько территорий города, рассматриваемых сейчас специалистами института. Дипломами наградили четыре проекта, гран-при получил «самый запоминающийся».
Выставки больших надежд
В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Контекст и детали
Финалистов премии Стерлинга-2021, британского «здания года», объединяет внимание к деталям и контексту – как и претендентов на награды RIBA за лучшие жилье и малый проект начинающего архитектора. Публикуем все три «коротких списка».
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.
Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков»
Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю.