Сложный дом

Для бюро «Атриум» «Баркли-парк» – первый построенный многоквартирный дом в центре Москвы, для столицы – одна из первых реализаций «нелинейщиков», сложных архитекторов. За год со времени постройки он собрал достаточно много премий, а недавно получил гран-при «Архновации» в Нижнем Новгороде. Это дом-событие. А похож он на доисторическое животное в полурастаявшей глыбе льда.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

22 Июня 2015
mainImg
Мастерская:
ATRIUM http://atrium.ru/
Проект:
Спортивно-учебный комплекс и жилой дом Barkli Park на улице Советской армии
Россия, Москва, ул. Советской Армии, владение 6

Авторский коллектив:
Архитекторы: Aнтон Надточий, Вера Бутко, Георгий Мирошниченко, Анастасия Михеева, Роман Кузьмин, Александр Малыгин, Елена Валуйских, Анна Шапиро, Ирина Грицкевич, Анна Аленичева, Татьяна Матвиенко, Ольга Кривенкова
Конструкторы: Алексей Калашников, Костас Лайос, Юлия Акимова 

2007 — 2010 / 2010 — 2013

Заказчик: корпорация «Баркли»
Строительство жилого дома элит-класса «Баркли-парк» завершилось в прошедшем 2014 году, а началось в 2005. Для архитекторов бюро «Атриум» Веры Бутко и Антона Надточего это первый многоквартирный дом, полностью, с нуля построенный в городе – своего рода дебют, хотя в этом же году завершилось строительство большого многофункционального торгово-офисного центра с двадцативосьмиэтажной башней у метро Водный стадион, так что присутствие «Атриума» в Москве теперь уже вполне ощутимо. Дом «Баркли Парк» с самого начала был задуман в выгодном месте: рядом с двумя парками и строящейся, а теперь уже запущенной новой веткой метро. Участок расположен на природной территории, которая входит в так называемый «северный зеленый луч» Москвы. Следствием стали ограничения, прежде всего высоты и плотности, так что если в самом первом варианте площадь дома была 65 000 м2, то в итоге власти города разрешили только 45 000 м2. «Зелёная» тема также во многом определила и образ дома.

Дом дополнил архитектурный ансамбль улицы Советской армии, которая сама по себе из-за обилия парков может показаться пустоватой, но соединяет теперь целую вереницу зданий, так или иначе заметных архитектурно. Импозантный сталинский театр Советской армии, за ним – благородно стушевавшиеся в духе «сурового стиля» музей всё той же армии архитектора Бориса Бархина и студия военных художников имени Грекова с монументальным панно Вучетича и памятником-ракетой перед ними. Севернее городскую среду ощутимо оживляют красно-белое авангардное здание школы 1414, получившее в 2009 году «Хрустального Дедала», а еще дальше, за Сущевским валом, развивает современную тему новый фасад бывшего кинотеатра «Гавана» – ставший первым реализованным примером нелинейной архитектуры в Москве, и спроектированный тоже Верой Бутко и Антоном Надточим совместно с отцом Антона архитектором Геннадием Надточим. Чуть поодаль – группа стадионов Олимпийского проспекта и рядом с ними – острый нос изящно изогнутого здания «Лукойла» Геннадия Надточего. Не говоря уже о новом армянском храме, о стеклянном офисном здании от бюро «Остоженка» с талией в рюмочку и «Гараже» Константина Мельникова чуть в стороне – словом, здешнее городское пространство смахивает скорее на сад архитектурных монументов, разбавленный совсем нейтральными панельными домами и зеленью. Дом Баркли в таком парке архитектурных достопримечательностей вполне уместен. Вероятно, иначе было бы и нельзя – в пестром, но ярком окружении новому дому, тем более достаточно крупному, необходима индивидуальность.

К тому же дом ещё и чутко реагирует на стороны света и градостроительный контекст. Кирпичный фасад вдоль улицы делает два незаметных изгиба, поддерживая поворот улицы, а за счёт живописного стеклянного фасада с эркерами здание как бы растворяется от дороги в сторону парка. Вокруг него множатся солнечные зайчики и блики. В солнечную погоду, особенно ранней весной или осенью, в нём есть что-то импрессионистическое. Скорлупа фасадов составлена из трех видов условной архитектурной «материи». Одна из них – «теневая» и одновременно «консервативная», кирпичная, сдержанно-теплый цвет терракоты перемежается холодным блеском свободных мазков окон, нарисованных поразительно вольно: проемы то шире, то уже, то удлиняются до высоты трёх этажей, то сокращаются до одного, причем позволяют себе даже легкие сдвиги, как смешанные фишки домино. Это очень вольно трактованный вариант holland wall, что, вероятно, должно компенсировать традиционность кирпича, который, по словам авторов, мог бы привлечь к данной части дома приверженцев традиции. «Материя тени» удачно сливается с соседней группой деревьев, где темно-кисельный цвет веток перемежается бликами и полосками голубого неба. Впрочем, стены покрыты на самом деле не кирпичом, а его имитацией, бетонными плитками «Борисовских мануфактур» с пятнадцатью оттенками искусственной состаренной фактуры. Фасады плавно высветлены снизу вверх, что призвано облегчить объём кирпичной части здания.
Взгляд с юга на север, с улицы Советской Армии. Barkli Park
© ATRIUM
Угол «терракотовой башни». Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM

Противоположная материя – солнечная и одновременно льдистая, похожа на искрящийся снег или кристалл, формирует южные фасады двух вытянутых вглубь участка жилых корпусов и становится визитной карточкой дома для всех, кто едет на автомобиле по улице Советской армии на север. Она другая почти во всем: состоит из белых межэтажных полос, сплошного остекления и треугольных выступов – мини-эркеров, которые улавливают солнце, а также виды на парк и московский центр. Причём треугольники открытых балконов со стеклянным ограждением полноценных выступов – эркеров, чередуются между собой и перекликаются с бетонными треугольниками шедовых фонарей на крыше студии Грекова по соседству.

Итак, если теневой кирпичный фасад плоский, материальный и полосы окон стекают по нему и впрямь как вода, то этот, наоборот, лёгкий, блестящий ловит под разными углами солнечных зайчиков. А вставки полосатых жалюзи похожи на глинистые вкрапления цвета красной охры в глыбе льда; архитекторы считают, что они ассоциируются с традиционными деревянными ставнями в альпийских домах. Впрочем там, где стеклянная часть переходит на теневые северные фасады, пляска успокаивается: остается плоскость и сплошные белые полосы между этажами.
Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM

Неизвестно, как две темы, кирпичная и стеклянная, взаимодействовали бы между собой, если бы не третья – «фолдинговая плоскость», скорлупа, из которой на южном блоке «вылупляются» белые ребра. Она спокойная, плотная и массивная – из юрского известняка, в противовес кирпичной части здесь хорошо заметны толщины окон регулярно чередующихся горизонталей. На правах посредника каменная скорлупа не только обнимает хрупкий «солнечный» фасад, формируя над ним подобие защитного козырька, а её осколки вторгаются в массу кирпичного holland wall-a: рамки крупных врезок-«телевизоров» на углах наделяют часть квартир лоджиями с видами на улицу, отдаленно похожими на балконы старомосковских домов, где так приятно было пить чай во времена, предшествовавшие распространению автомобилей.
Диаграмма. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Терраса-«телевизор» северного корпуса, обращенная к парку. Barkli Park на улице Советской армии. Постройка © ам «Атриум»
© ATRIUM
Вид на северное крыло из южного. В перспективе – армянский храм. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Взгляд на «терракотовую башню» из двора. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Вид из двора на протяженный объем спортзала. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Г-образная пластина наложена на объем спортзала, и под «ногой» корпуса над входом в южный вестибюль образуется сквозной проем. Вид из двора. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM

Все эти наполненные эмоциями фасадные приемы складываются в угловатую, как будто бы не до конца ограненную скульптуру. Длинное кирпичное «тело» вытянуто и даже немного изогнуто вдоль улицы, в его северной части вырастает толстая шея – за ней закрепилось название «терракотовой башни» – вверху она с благородной ленцой поворачивает прямоугольную «голову» на восток, опираясь на стеклянный объем. Как будто некий доисторический зверь, бронтозавр или мамонт, оттаял наполовину, но все ещё зажат между двумя искрящимися глыбами льда, приправленного меловыми отложениями. Второе существо – светло-каменное, кладет на тело кирпичного мамонта длинную «голову». Горизонтальные окна делают его похожим на дом раннего авангарда, условная «кожа» которого наполовину растаяла, открыв стеклянную сердцевину. Всё вместе напоминает объемный и чуть одушевленный тетрис и восходит, конечно, к поискам взаимодействия объемов, популярным в раннем модернизме, у ВХУТЕМАСа или АСНОВы, словом, остается в рамках дискурса современной архитектуры, апеллируя к ее истокам.

Узел форм и смыслов возник не только из-за известной, не лишенной перфекционизма любви архитекторов «Атриума» к сложной и осмысленной пластике, которая, живо реагируя на окружение, между тем не теряет внутреннего стержня, остается собой и всегда несет в себе какой-то латентный сюжет, ненавязчивый и не сразу опознаваемый, но наделенный скрытым движением. В городе авторские принципы столкнулись с множеством проблем: требований жизни, определенных как ограничениями площадки, так и пожеланиями инвесторов.

Первая из тем, подброшенных жизнью – спортзал Центра спортивных и инновационных технологий Москомспорта (ЦСТ), наследник трехэтажного кирпичного здания спортшколы, ранее расположенного на участке и ставшего основой для так называемого инвестиционного строительства: к 6000 м2 добавилось чуть меньше сорока тысяч квадратных метров жилья, паркингов и 445 м2 офисов. Архитекторы намеренно вплавили спортзал в объем здания, отчасти поступившись принципом отражения функций вовне – иначе бюджетные фасады слишком контрастировали бы с корпусами жилья премиум-класса. В отношении офисов пошли дальше – их расположение никак не выявлено вовне. Акцент сделан на жилой функции.

Важно, что спортзалу потребовалась длинная беговая дорожка по прямой, поэтому его можно было расположить только вдоль улицы – так возникло «тело» мамонта. Множество серых ножек в плоскости стекла первого этажа, которые превращают мамонта в сороконожку, служат опорами для большепролетного пространства шириной 19,4 м – внутри столбов нет, они прижаты к стенам, что стало непростой инженерной задачей, тем более что на южную часть зала опирается эффектная консоль южного корпуса, на 8,6 м нависающая над тротуаром. Эту связку требовалось тщательно рассчитать, чем занималось вначале бюро Вернера Зобека; а «рабочку» делал конструктор «Атриума» Алексей Калашников совместно с экспертами ЦНИИСК им. В.А. Кучеренко. Консоль того стоила: намечая поперечное движение, она ловит энергетику улицы, становится главным акцентом, эффектной точкой зрения. Она также позволила увеличить площади квартир – говорят архитекторы.
Взгляд на консоль южного корпуса с крыши спортзала, с севера на юг. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM

Второе противоречие, ничуть не менее сильное, чем контраст между слившимися в одно целое бюджетным городским спортзалом и элитным жильем, – спор между традиционным и модернистским вкусом,потенциальных покупателей. Часть клиентов покупает виды на парк и центр города. Другие предпочитают традиционные дома «с окошками». Для вторых и предусмотрена та самая кирпичная башня, напоминающая средневековые дома флорентийских (и не только) знатных семейств. Любителям света и современности достались объемы с преобладанием горизонтали – а их контраст, ставший архитектурным сюжетом, хорошо читается с любой стороны. К слову заметим: «горизонтальных» получилось больше, что раскрывает предпочтения архитекторов.

И наконец, главный контраст – градостроительный, контрапункт двух суперважных московских тем последних лет, квартала и парка. В западной части дом выстраивает линию улицы и формирует нечто квартальное – впрочем, что также помогает ему отгородиться от уличного движения. Восточная часть увлеченно сливается с Екатерининским парком: больше стекла, а четвертой перемычки, которая могла бы замкнуть квартальное каре, вовсе нет. В то же время планировка «покоем» могла бы отдаленно напомнить об усадебном прошлом места, за тем исключением, что боковые корпуса в классической схеме были бы флигелями, а здесь они стали главным вместилищем элитного жилья. Как точно написал Николай Малинин, «…идея традиционного квартала тонко сочетается с идеей разрушения его же», то есть в числе прочего мы имеем дело с конструированием и деконструкцией городской единицы. Деконструкция салютует школе, фронт спортзала отвечает дому напротив, панельному, но поставленному вдоль красной линии, стеклянные же «ноги» корпусов смотрят в парк.

Впрочем теме парка, как мне кажется, в описаниях дома уделяется чересчур большое значение. Причина проста – маркетинговый ход совпал с добросовестным увлечением архитекторов эко-домом. Здесь всё сделано для того, чтобы соответствовать сертификату LEED, который впрочем не был получен, хотя дом, и вполне заслуженно, показывали на лекциях о зелёной архитектуре. С точки зрения энергопотребления и прочего он сделан на совесть, и может считаться образцом экологической архитектуры.

Вокруг старой спортшколы было много деревьев, и для того, чтобы компенсировать их утрату, архитекторы оборудовали кровли, террасы и даже лифтовые холлы для садов, в том числе зимних, но сады пока не обустроены. Так что на данный момент «парковая» составляющая выражена прежде всего пластически: скульптурный эффект оказывается сильнее, чем природный. Дом чутко, даже немного нервно реагирует и на природу, и на город – он как будто становится зримым сгустком конфликта между урбанистическим и природным началом на условной границе двух сред.
Правильная точка зрения от парковой калитки реабилитирует дом как «зеленый». Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM

История «Баркли парка» любопытна в числе прочего непростой историей маркетинговых перипетий. В 2005 году «Баркли» задумывали его как сравнительно бюджетный, но после кризиса 2008 года приняли смелое решение не снизить класс жилья, как тогда поступали многие, а наоборот – повысить, причем до самого элитного премиум-класса и, следовательно, продать намного дороже. Элитарность и стратегия продаж потребовала громкого имени и для оформления квартир пригласили Филиппа Старка; далее рекламная компания, которая, как известно, развивается по своим законам, превратила проект в «дом от Старка», и как следствие стало малопонятно, какое отношение к нему имеют русские архитекторы и имеют ли вообще… Впрочем, справедливость удалось восстановить достаточно быстро. Интерьеры вестибюлей, четыре типа отделки квартир для жильцов южного корпуса сделала компания YOO Inspired by Stark, дизайнер Метью Далби. Интерьеры спорткомплекса реализованы по проекту «Атриума».
Barkli Park на улице Советской армии. Интерьер
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии. Интерьер
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии. Интерьер
© ATRIUM

Вторым из многих следствий смелого маркетингового решения стала возможность реализовать, несмотря на кризис, все сложные, в том числе инженерные части замысла. Случилось даже некоторое увеличение бюджета на фасады, которые получили свои качественные материалы. Расчет, надо сказать, оправдался: все квартиры были проданы за свои большие деньги на стадии строительства, так что проект оказался, по-видимому, финансово успешен.

Дом, многократно показанный в журналах и на выставках, получил две экологические премии Green Awards, в 2010 и 2011 годах, одну премию недвижимости, European Property Awards, в декабре 2014 фигурировал в числе номинантов «Зодчества», в мае 2015 выиграл гран-при на конкурсе Архновация, и всё это, по-видимому, еще не предел.

Так что «Баркли-парк» – удавшийся эксперимент в разных областях. Для «Атриума» – работы с крупным жилым зданием почти в центре города, на грани компромиссов, но без чересчур болезненных утрат замысла. Особенно удачно то, что удалось сохранить характерный для Веры Бутко и Антона Надточего почерк и подход к архитектурной пластике, состоящий в скрупулезном оттачивании формы на грани между необходимым и интересным. 
zooming
Ситуационный план. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
Фасад. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
Фасад. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
Фасад. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
Фасад. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
План 1-го этажа. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
План 2-го этажа. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
План 3-го этажа. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
План 4-го этажа. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
План 5-го этажа. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
Разрез. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
Разрез. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
zooming
Разрез. Barkli Park на улице Советской армии
© ATRIUM
Мастерская:
ATRIUM http://atrium.ru/
Проект:
Спортивно-учебный комплекс и жилой дом Barkli Park на улице Советской армии
Россия, Москва, ул. Советской Армии, владение 6

Авторский коллектив:
Архитекторы: Aнтон Надточий, Вера Бутко, Георгий Мирошниченко, Анастасия Михеева, Роман Кузьмин, Александр Малыгин, Елена Валуйских, Анна Шапиро, Ирина Грицкевич, Анна Аленичева, Татьяна Матвиенко, Ольга Кривенкова
Конструкторы: Алексей Калашников, Костас Лайос, Юлия Акимова 

2007 — 2010 / 2010 — 2013

Заказчик: корпорация «Баркли»

22 Июня 2015

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
ATRIUM: другие проекты
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Свиток и зеркало
Архитекторы бюро ATRIUM разработали в конкурсе концепций для Туркестана четыре проекта; один из них победил в своей номинации и будет, вероятно, реализован.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Лучший – в Латвии
Объявлен лауреат премии союза московских архитекторов – им, как мы и предсказывали, стал Тотан Кузембаев с усадьбой Клаугис, широко известной в узких кругах. Среди номинантов ATRIUM, DNK ag, IND architects, AI architects.
Гнездо
Новый офис бюро ATRIUM отражает авторскую концепцию Антона Надточего и Веры Бутко. В центре двухъярусного пространства подвешен арт-объект: одновременно и переговорная, и ядро композиции, и презентация метода.
Все ради вида
Проект элитного жилого комплекса «Z-House» был разработан архитектурной мастерской ATRIUM для закрытого конкурса, на котором оценивались не только качество и эффектность архитектуры, но и решения, наиболее востребованные или ожидаемые на рынке недвижимости.
WAF как зеркало тенденций
Десятый WAF в середине ноября выпустил манифест с десятью принципами. Анализируем тенденции, заявленные фестивалем, сопоставляем их с комментариями архитекторов, посетивших в этом году фестиваль.
Антон Надточий: «Архитектор ищет форму для хаоса»
Архитектура бюро ATRIUM обладает пластичной формой, формирует сложное пространство, создает иллюзию движения – в этой игре форм и пространств заложены смыслы, эмоции и функции, определяющие качество их архитектуры.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
На зеленом перекрестке
Начавшись с проектирования жилого квартала первой очереди, работа ATRIUM в ЖК «Символ» на территории бывшего завода «Серп и молот» переросла в обширный комплекс задач. Фактически Вера Бутко и Антон Надточий создали целый город в городе: со школой, детским садом, живописным мостом и парком.
Город-фонтан
В проекте Веры Бутко и Антона Надточего жилой комплекс на Новоалексеевской улице абсорбировал здания конца XIX века, оставшиеся от насосной станции Мытищинского водопровода, изящно соединив их как со скульптурно-футуристической фантазией, так и с принципами комфортного города.
Нарушая привычное
«Атриум» подтверждает универсальность своих навыков и подхода – каждый достраиваемый объект с новой функцией, а авторский стиль все также узнается. Полтора года назад закончили жилой дом со спорткомплексом, до этого молодежный центр КВН. Новая постройка – торгово-делового назначения. Называется «Водный».
В лабиринтах креативности
Интерьер штаб-квартиры «Яндекс»: старые добрые, проверенные временем приемы в стиле «Атриума», и новые остроумные находки для создания нестандартного рабочего пространства.
Квартал за стеной из башен
Представляем еще одного финалиста конкурса на проект жилого комплекса на Рублевском шоссе – концепцию архитектурной мастерской «Атриум».
Много_башен
Публикуем все проекты, участвовавшие во втором туре конкурса на жилой комплекс на Рублевском шоссе. Победил проект бюро «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Парк истории Зарядья
Вера Бутко и Антон Надточий, участники консорциума MVRDV, рассказывают о проекте, который занял третье место в конкурсе на парк «Зарядье»: о своих впечатлениях от совместной работы с Вини Маасом, а также о том, каким был его первоначальный замысел.
Про ящерицу и ее хвост
Несмотря на множество ограничений со всех сторон, Вере Бутко и Антону Надточему удалось построить детский сад, похожий на игрушечный сказочный дворец. Как это у них получается?
Похожие статьи
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.