English version

Модернистское здание ЦДХ/ГТГ или «Апельсин» мастерской Фостера? Блиц-интервью

Мы задали известным московским архитекторам и представителям общественности два вопроса – нравится ли им проект «Апельсин» мастерской Фостера и надо ли, по их мнению, сохранять существующее здание ЦДХ/ГТГ, построенное в 70-е годы архитекторами Николаем Сукояном и Юрием Шевердяевым. Публикуем блиц-интервью с Юрием Аввакумовым, Евгением Ассом, Юрием Григоряном, Бартом Голдхоорном, Николаем Лызловым, Давидом Саркисяном и Михаилом Хазановым

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Норман Фостер
Мастерская:
Foster + Partners
Проект:
Комплекс "Апельсин" на Крымском Валу
Россия, Москва

2008
0

На прошедшей в Каннах выставке MIPIM-2008 Елена Батурина продемонстрировала концепт-проект многофункционального комплекса «Апельсин», подписанного Норманом Фостером. При этом было заявлено, что этот проект будет участвовать в конкурсе-тендере на реконструкцию существующего здания ЦДХ/ГТГ, который еще не объявлен и пока даже неизвестно, будет ли объявлен вообще. Однако проект активно пиарится, причем его обсуждение в прессе все больше склоняется к тому, что старое здание-де брежневское и не пора ли его заменить на что-нибудь красивое, да еще и от знаменитости с мировым именем. Сломали же гостиницы «Россия» и «Интурист», даже гостиницу «Москва» сломали, так почему бы еще что-нибудь не обновить на с иголочки международный шедевр? Тем более что в его создании, как уже известно, поучаствовал не только лорд Фостер, но и заказчица Елена Батурина.

К «Апельсину» много вопросов. Он совмещает Третьяковскую галерею с элитным жильем, и представляет типичный образец «инвестиционного строительства», когда заказчик что-то строит для города и много – для получения прибыли. Надо ли отдавать Третьяковскую галерею и Центральный дом художника, которые уже давно стали признанными и посещаемыми центрами культурной жизни Москвы, на откуп инвестиционному строительству? Хорошо ли смотрится на этом месте «Апельсин»? И чье же это, в конце концов, произведение – мировой «звезды» или больше заказчицы?

За всем этим не хотелось бы упустить одну важную тему. А надо ли ломать здание ЦДХ/ГТГ на том лишь основании, что это брежневская постройка? Итальянский архитектор и куратор Венецианской биеннале Массимилиано Фуксас, выступая в Москве, спросил – когда же вы начнете ценить ваши собственные 70-е? Действительно, когда? Скоро ведь уже ничего не останется. А ведь это целая эпоха. Да – она завалена панельным хламом, но ведь были и шедевры и ключевые постройки эпохи – такие, без взгляда на которые будет сложно составить о ней правильное представление. О здании Николая Сукояна и Юрия Шевердяева известно, что для своего времени это был своего рода манифест модернистской архитектуры. Для тогдашнего СССР это был «наш ответ Помпиду», высокотехнологичная постройка – после завершения проектирования авторы подали порядка 100 патентов на изобретения. Сейчас здание нуждается скорее в качественной реконструкции и уходе.

Итак, проект уже активно обсуждается в прессе. В происходящем обсуждении, на наш взгляд, недостает мнения профессионалов. Редакция Архи.ру задала архитекторам и людям, заинтересованным в сохранении памятников, два вопроса: нравится ли им проект Фостера и следует ли сохранять существующее здание ЦДХ/ГТГ?
Ответы показались нам очень интересными и содержательными. Во всяком случае, они представляют мнение профессионалов, хорошо знающих и любящих Москву.


Юрий Аввакумов, архитектор:
Сначала Москва изображала Лас-Вегас с псевдобашенками, иллюминацией и казино, потом среднеевропейский офис со стеклом в клетку, а теперь появился новый тренд – Дубаи с домами-натюрмортами. Свое собственное – модернизм 20-х и 60-х, историческую 
застройку XIX века, Москва методично изживает. Любопытно, что сталинская архитектура еще держится. Наверное, на страхе вождя.

Евгений  Асс, архитектор:
Я бы не хотел обсуждать архитектуру «Апельсина», хотя она мне не нравится. В данном случае это дело второстепенное. Важнее – цинизм заказчика и цинизм архитектора, которому вообще говоря все равно где и как проектировать. Ссылки на то, что он чего-то мог не знать совершенно неосновательны. Если бы ему предложили проектировать на месте Кремля то он снес бы и Кремль и поставил свой проект на месте Кремля потому что заплачено. Перед нами прецедент, который вызывает огромную тревогу в отношении профессиональной этики звезд и этики заказчиков, готовых идти на все что угодно ради того, чтобы заработать деньги. Они готовы пожертвовать национальным сокровищем, к каковым относится коллекция Третьяковской галереи.
Что касается здания ЦДХ/ГТГ – я имел удовольствие с ним работать, в частности, на конкурсе по его реконструкции. И мне кажется, что здание на самом деле гораздо лучше, чем многое из того что сейчас строится. Я совершенно не согласен, что это бетонный монстр, как считают некоторые – с этим зданием просто нужно  работать, обустраивать его и ухаживать за ним. Я считаю что здание абсолютно адекватно своему времени и его положение в городе меня совершенно не смущает.

Юрий Григорян, архитектор:
Я считаю что «Апельсин» неудачный проект для этого места, я бы даже сказал, что это наглый проект. Мне бы не хотелось чтобы он был реализован. Если уж решат ломать существующее здание – а я понимаю, что ему будет трудно выжить на фоне дороговизны земли и дурного вкуса который нас со всех сторон окружает – так вот если все же решат его ломать, то хотелось бы чтобы это был конкурс в несколько туров и с открытым общественным обсуждением проектов, с отбором по определенным критериям.
«Наезд» на это место, который сейчас происходит, оскорбителен для москвичей. Не хотелось бы это обсуждать, но последние события скорее указывают на то, что наихудшее имеет шансы случиться. Но давайте все же надеяться на лучшее.

Барт Голдхоорн, глава холдинга «Проект Медиа»:
Непонятно, зачем нужно сносить ЦДХ, если вокруг него существует огромное свободное пространство. Так называемый парк искусств – это очень дорогая земля которая очень неэффективно используется. Жалко, что эта провокация направлена против ЦДХ, тогда как проблема заключается в отсутствии градостроительной воли у московских властей, из-за чего вокруг ЦДХ до сих пор бессмысленная пустыня. Пусть там строят и музеи, и жилье, и магазины, и офисы. 

Николай Лызлов, архитектор:
Мне кажется что этот проект («Апельсин») повторяет ошибки предыдущего. Замена вполне дурацкая, ящик – на шарик. Все, что плохо в ящике – остается в шарике. Мне кажется есть более рациональный выход – вся территория сегодняшнего ЦДХ/ГТГ это потенциальная территория для застройки. Там совершенно не нужен существующий парк скульптур. Нужно уплотнять застройку. Мне кажется, что можно получить гораздо большее количество метров, не трогая существующее здание. Его надо модернизировать и реконструировать, а «кладбище скульптур» превратить в очень хорошую жилую застройку. Этим безусловно надо заниматься, нужно поддержать набережную, переориентировать вход на набережную. Все это можно превратить в Уфицци. А шарик – это то же самое, что было. Даже не важно, нравится он мне или не нравится – но пройдет еще немного лет и получим то же, что имеем сегодня. Бессмысленные затраты.
Здание ЦДХ/ГТГ – мне его безусловно жалко. Я люблю эту архитектуру и считаю что еще немного и она превратится в памятник. Мне безумно жалко зданий, которые сегодня сносятся в Москве из наследия 70-х. Этот слой исчезает и мне кажется что пройдет еще немного времени и все начнут себе кусать локти из-за того, что потеряли. Прошедший несколько лет назад конкурс на реконструкцию здания ЦДХ лично меня привел в ужас бесцеремонностью отношения к существующей постройке. Как будто бы висит на стене чей-то портрет и все подходят и что-нибудь пририсовывают – кто усы, кто рога. Хулиганство какое-то. Конкурс мог бы быть, но не такой, не варварский.

Давид Саркисян, директор Музея архитектуры:
Неоднократно прозвучавшие негативные оценки существующего здания ЦДХ связаны с тем что люди еще не дозрели, этот период недооценен. Огромное количество людей с хорошим вкусом говорили мне – какой замечательный дом, неужели Вы собираетесь его ломать?! Там величественные фойе – это очень величественный дом. ЦДХ скорее украшает Москву, это часть нашей истории и памятник определенной эпохи. Повторяю – ЦДХ надо сохранить, это безусловно.
Проект «Апельсин» – это совместное творчество девелопера и лорда Фостера, такое бывает. Проект сам по себе хороший, мне вообще нравится то, что делает Фостер и то, что он уже предложил для Москвы. Но поставить «Апельсин» в этом месте – слишком острое градостроительное решение. Он слишком большой – желание заработать побольше «раздуло» его до невероятных размеров. Даже если бы не было здания ЦДХ,  стоило бы подумать, правильно ли здесь ставить такой большой апельсин. По-моему это неправильно. «Апельсину» нашлось бы в Москве другое место. Если кому-то очень хочется, есть муниципальная земля на территории «Музеона», там можно строить дома. Цена земли там высокая, желание построить и заработать деньги вполне понятно. Но давайте не трогать памятники архитектуры! Я считаю что здание ЦДХ должно быть памятником.
Кроме того, там есть еще ошибка – не должна галерея такого уровня быть построена вместе с жильем. В Третьяковской галерее хранится ценнейшее собрание русского авангарда. Не может человек жить в квартире и знать что под ним шедевры авангарда. Это неправильное отношение к нашему наследию.

Михаил Хазанов, архитектор:
К сэру Норману Фостеру всегда  относился  и отношусь с должным почтением за признанный вклад в профессию, за инновации в архитектуре, за заслуженные регалии.
В принципе замечательно, что архитекторы такого уровня появились в Москве, есть надежда, что в столице появятся яркие, супертехнологичные, суперсовременные объекты.
В истории ЦДХ / «Третьяковкой», возможно, просто отсутствовала информация, и сам мастер и его партнеры-архитекторы не представляли себе в каких конкретных исторических, культурных, правовых контекстах  всё у нас происходит. 
Наверняка, совсем не желая того, все - всех «подставили» с этим объектом, не обладая исчерпывающей информацией о его многолетней, весьма непростой истории.
Центральный Дом Художника  - тема до боли знакомая всем московским архитекторам, художникам, скульпторам, искусствоведам.
Относительно недавно состоялся конкурс на реконструкцию здания и развития прилегающих  территорий, есть победители.
По всем писанным и не писаным правилам международного архитектурного сообщества нельзя вот так - «в раз» перечеркнуть конкурсный проект, выбранный авторитетным профессиональным жюри, даже если он уже не актуален, не рационален или не рентабелен.
Не знаю, какой в этом случае должна быть процедура -  это вопрос профессионального обсуждения, но если результаты архитектурного конкурса, проведенного по всем установленным правилам, без нарушений вдруг отменены без объяснений, то это будет воспринято как некий вызов  не только архитектурной корпоративной этике, но и городской культурной жизни.
Представляется, что в какой-то мере это случайная история, есть в ней торопливость, эмоциональность, спонтанность. Наверно вообще не стоило бы «демонизировать» событие, потому что вряд ли какой-либо активный объект агрессивно-нелинейной архитектуры в ближайшее время  реально сможет появиться рядом с Кремлем.
 Однако  история с газпромовской высоткой в Питере тоже поначалу  воспринималась как нечто  не очень серьезное…
А еще в наших условиях  есть опасность дискредитации одной, достаточно случайной градостроительной репликой всей «новой волны», всего архитектурного мейнстрима, особенно в державно-консервативной Москве, где все, с одной стороны, давно устали от бесконечных исторических  реминисценций, а с другой – ничего иного, кроме, так или иначе, декорированных коробок и сундуков, даже вообразить могут лишь с трудом.
Уверен, что Москва  достойна новых больших и смелых архитектурных событий международного масштаба, все зависит только от того, насколько эти новые городские достопримечательности будут выверены, интеллигентны, корректны, а не  разрушительны для исторически сложившейся городской среды.
Ситуация бесспорно не простая. Еще бы, не часто в архитектуре радикальный авангард и радикальный арьергард меняются местами. 
По-прежнему убежден, что на все главные градоформирующие объекты столицы необходимо проводить профессиональные архитектурные конкурсы, причем открытые, а не закрытые, приглашая к участию в жюри лучших из признаваемых в мире архитекторов, архитекторов-теоретиков, архитектурных критиков.

zooming
Юрий Шевердяев. 1967. Рисунок хорошо показывает восприятие Москвы в перспективе тогдашнего и наглядно демонстрирует, что здание ЦДХ/ГТГ - это характерный, но вовсе не рядовой представитель своей эпохи. Изображение предоставлено Юрием Аввакумовым
zooming
zooming
В советское время к этому зданию нередко выстраивались очереди. Многие из нас еще детьми в них стояли. Сейчас очереди в ЦДХ тоже иногда случаются
zooming
Конференц-зал ЦДХ
zooming
zooming
Холл ЦДХ
Архитектор:
Норман Фостер
Мастерская:
Foster + Partners
Проект:
Комплекс "Апельсин" на Крымском Валу
Россия, Москва

2008

31 Марта 2008

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Foster + Partners: другие проекты
Железнодорожный восторг
Команда архитекторов, возглавляемая Foster + Partners и Marge Arkitekter, выиграла конкурс на реконструкцию Центрального вокзала Стокгольма. Крупнейший транспортный хаб Северной Европы увеличит свою пропускную способность в два раза.
Стратиграфия на фасадах
Музей римских древностей Narbo Via в Нарбоне по проекту Foster + Partners получил стены, напоминающие о глубоком и разнообразном культурном слое Южной Франции.
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
«Ориентация на неудачу»
Foster + Partners и Zaha Hadid Architects вышли из-за идеологических разногласий из архитектурного объединения Architects Declare, созданного для борьбы с изменением климата и сохранения биоразнообразия.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Mriya Resort. Гигантский цветок у моря
Новый (2010-2014) отель Mriya Resort не только украсил черноморское побережье, но и успел получить все возможные международные премии по туризму, а так же стал примером параметрического решения сложных строительных конструкций в архитектуре.
«Дворы» на Гудзоне
С недавних пор линия горизонта Манхэттена пополнилась новыми высотными доминантами – это башни нового многофункционального комплекса Хадсон-Ярдс, парящие над рядами железнодорожных путей, где отдыхают поезда, ожидая отправления с Пенсильванского вокзала.
Цветок в центре Лондона
Новая лондонская башня по проекту бюро Нормана Фостера, 305-метровый «Тюльпан», одобрена властями. Она станет вторым по высоте зданием в Западной Европе — после «Осколка» Ренцо Пьяно.
Награда офису Блумберга
Лучшим зданием Великобритании 2018 года названа штаб-квартира агентства Bloomberg в Лондоне. Для Нормана Фостера это уже третья премия Стерлинга.
Дань памяти
Конкурсные проекты мемориала Холокоста в Лондоне, который станет главным памятникам его жертвам в Великобритании. В шорт-лист вошли ведущие архитекторы, художники и дизайнеры мира.
Пресса: Рем Колхас: «В том, чтобы спрятаться в здании, есть...
Рем Колхас, один из самых известных и востребованных современных архитекторов, подготовил концепцию реконструкции здания Государственной Третьяковской галереи на Крымском Валу. Предложенное Колхасом решение отличается исключительно бережным отношением к архитектуре здания, формально не считающегося памятником. Однако архитектор видит в нем много достоинств и уверен, что есть смысл их сохранить.
Пресса: Рема Колхаса сон золотой
Арт-критик и редактор The Art Newspaper Russia Ольга Кабанова поделилась своими личными впечатлениями от концепции реставрации Новой Третьяковки.
ГТГ: ОМА
Бюро OMA представило проект реконструкции здания Третьяковской галереи на Крымском валу.
Пресса: Третьяковка получит ЦДХ
Будущее проектов Центрального дома художника после передачи здания Государственной Третьяковской галерее пока не известно.
Пресса: Третьяковка может рассчитывать на здание на Крымском...
Вчера Верховный суд (ВС) отклонил апелляцию Международной конфедерации союзов художников (МКСХ) на принятое по иску Минюста решение о ее ликвидации. Вступившее в силу решение позволит Третьяковской галерее ускорить буксующую реконструкцию занимаемого музеем здания Центрального дома художника (ЦДХ) на Крымском Валу, совладельцем которого являлась МКСХ. По данным “Ъ”, музею может перейти и само здание. Власти Москвы недавно объявили, что реконструкция комплекса завершится в 2025 году. Союз художников России рассчитывает сохранить в нем за собой хотя бы часть выставочного пространства.
Пресса: ЦДХ реконструируют в пользу Третьяковки
Государственная Третьяковская галерея обсуждает с Международной конфедерацией союзов художников будущую реконструкцию здания на Крымском Валу, которое делят организации. Ее цель — увеличение выставочных площадей музея.
Пресса: Концепцию реконструкции здания Третьяковки на Крымском...
Архитектурное бюро "Резерв", главным архитектором которого является Владимир Плоткин, займется созданием концепции реконструкции здания Третьяковской галереи на Крымском Валу, сообщила журналистам в пятницу директор музея Зельфира Трегулова.
Пресса: Как изменилась Третьяковская галерея на Крымском...
Третьяковская галерея на Крымском Валу полностью обновила организацию внутреннего пространства и навигацию по модели Метрополитен-музея в Нью-Йорке — помещение разбито на буквенные сектора, появились указатели на двух языках, открылись кафе и новый сувенирный магазин. Новую концепцию разработала компания Zoloto Group, ранее придумавшая фирменный стиль Крымской набережной, театра имени Ермоловой, Московского музея современного искусства.
Пресса: Как будет выглядеть обновленная Третьяковская галерея...
Компания Zoloto Group, разрабатывавшая концепцию развития Серебряного Бора, придумала для Третьяковки на Крымском Валу навигацию и общественное пространство во дворе. «Афиша» узнала, как поменяется галерея в ближайшие пару месяцев.
Пресса: Директор Третьяковской галереи: музей – это место...
Как будет выглядеть Третьяковская галерея спустя пять лет, что произойдет с ЦДХ, чем озадачить попечительский совет и откуда брать новые экспонаты, рассказала в интервью РИА Новости директор ГТГ Ирина Лебедева. Беседовала Светлана Янкина.
Пресса: Реконструкция ЦДХ начнется не раньше 2014 год
Московские власти в течение ближайших трех лет не планируют реконструировать музейный комплекс на Крымском валу, на территории которого расположены Центральный дом художника (ЦДХ) и новые площади Третьяковской галереи. Об этом сообщает РИА Новости со ссылкой на источник в администрации города.
Пресса: Архитектурный конкурс могут объявить на проект здания...
Архитектурный конкурс может быть объявлен на проект нового здания на месте Центрального дома художника в центре Москвы, сообщил главный архитектор столицы Александр Кузьмин в интервью "Российской газете", опубликованном в понедельник.
Пресса: Зона культурного доступа. Снести ЦДХ можно, застроить...
Шум вокруг возможного сноса ЦДХ немного поутих, о проблеме забыли – слишком много зданий исторической Москвы исчезает каждый день. За здания мы боремся – каждый, как может. Правда, иногда факт, что облик Москвы формируют не только дома различных эпох, мы как-то упускаем из виду.
Пресса: Слухи о сносе мешают ЦДХ работать
Здание Центрального дома художника снесут, потому что оно устарело, заявляют чиновники. Директор ЦДХ о сносе ничего не знает и приглашает чиновников к себе на экскурсию, чтобы они посмотрели на то, что хотят уничтожить.
Пресса: Россия встаёт с архитектурных колен. Строительство...
Зачем плоскому Петербургу нос? Неужели первые лица страны ощущают себя как майор Ковалёв, который ходил, утратив главное украшение лица, прячась за платком? Но если Петербургу нужен нос, символ вертикали, то Москву вполне может украсить дом-апельсин.
Пресса: Итоги-2009. Архитектура как архитектура
Итоги года в области архитектуры и строительства: окончательное решение культурного вопроса. Девелопмент не развился (заморожены наиболее амбициозные проекты). Некультурно по культуре (ЦДХ, ГМИИ им. А.С. Пушкина, «Охта центр»). Митино становится ближе (новые станции метро).
Технологии и материалы
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Связь сквозь века
Новый бизнес-центр органично интегрирован в историческую застройку московского переулка благодаря фасадам, облицованным HPL-панелями Fundermax с фактурой натуральной неокрашенной древесины. Наличники окон, разработанные по историческим эскизам из различных регионов России, дополнили образ старинного особняка.
Плитка в городе
Рассказываем, какую роль тротуарная плитка способна играть в создании комфортной городской среды.
Ценности культуры
У международной команды EQUITONE есть повод для гордости: за последние годы продукция компании использовалась в строительстве более двадцати знаковых объектов культуры по всему миру.
Сейчас на главной
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Уйти в книги
Издательство «Поляндрия» открыло представительство на первом этаже романтического доходного дома в центре Москвы. Пространство Letters, наполненное авторской мебелью, светом и музыкой, совмещает книжную лавку и кофейню.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Смена образа мыслей
Премией Мис ван дер Роэ – главной архитектурной наградой Евросоюза отмечен корпус Кингстонского университета в Лондоне бюро Grafton. Как работу молодых архитекторов при этом наградили жилищный кооператив La Borda в Барселоне мастерской Lacol.
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Место памяти
Первое место в конкурсе на концепцию развития парка Победы в Мурманске занял консорциум Мастерской Лызлова и бюро Свобода. Рассказываем об итогах конкурса и публикуем проекты пяти финалистов.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Река и фабрика
Благоустройство набережной возвращает Клязьме, некогда питавшей крупную мануфактуру Орехово-Зуево, важную роль, но на этот раз общественную: теперь отдыхать у реки, заниматься спортом или любоваться видами можно даже во время паводков.
Игра на повышение
Концепция жилого комплекса в Самаре от T+T Architects: новая доминанта в городском ландшафте, вид на Жигулевские горы и VR-технологии.
Градсовет Петербурга 26.04.2022
Градсовет обсудил два масштабных проекта северной столицы: застройку второй половины намыва Васильевского острова жилыми кварталами и перенос основной части Санкт-Петербургского государственного университета в город Пушкин.
Озерный город
Максим Атаянц спроектировал крупный жилой комплекс на озере Черном в городе Кургане. Его каналы напоминают о «Городе набережных», а колокольня на острове призвана перекликаться с калязинской.
Неизвестная Грузия
Ресторан сети «Хачапури и вино» на Трубной улице с мозаикой из пионерского лагеря, яркими коврами на фоне бетона и винтажной мебелью в сочетании с мелкой плиткой.
Сосновый принт
Штаб-квартира энергетической компании ST International и её арт-пространство SONGEUN в Сеуле по проекту Herzog & de Meuron.
Хирургия фасадов
Офисное здание Îlot Balmoral в Монреале спроектировано канадским бюро Provencher_Roy специально для компаний, чья деятельность связана с культурными инициативами.
Актерский дворик
Благоустройство по-театральному: во дворе главного корпуса ГИТИСа появился амфитеатр, танцевальный зал, а также помещение для хранения и экспонирования реквизита, созданного студентами.