Модернистское здание ЦДХ/ГТГ или «Апельсин» мастерской Фостера? Блиц-интервью

Мы задали известным московским архитекторам и представителям общественности два вопроса – нравится ли им проект «Апельсин» мастерской Фостера и надо ли, по их мнению, сохранять существующее здание ЦДХ/ГТГ, построенное в 70-е годы архитекторами Николаем Сукояном и Юрием Шевердяевым. Публикуем блиц-интервью с Юрием Аввакумовым, Евгением Ассом, Юрием Григоряном, Бартом Голдхоорном, Николаем Лызловым, Давидом Саркисяном и Михаилом Хазановым

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

31 Марта 2008
mainImg

Архитектор:

Норман Фостер

Проект:

Комплекс "Апельсин" на Крымском Валу
Россия, Москва

2008

На прошедшей в Каннах выставке MIPIM-2008 Елена Батурина продемонстрировала концепт-проект многофункционального комплекса «Апельсин», подписанного Норманом Фостером. При этом было заявлено, что этот проект будет участвовать в конкурсе-тендере на реконструкцию существующего здания ЦДХ/ГТГ, который еще не объявлен и пока даже неизвестно, будет ли объявлен вообще. Однако проект активно пиарится, причем его обсуждение в прессе все больше склоняется к тому, что старое здание-де брежневское и не пора ли его заменить на что-нибудь красивое, да еще и от знаменитости с мировым именем. Сломали же гостиницы «Россия» и «Интурист», даже гостиницу «Москва» сломали, так почему бы еще что-нибудь не обновить на с иголочки международный шедевр? Тем более что в его создании, как уже известно, поучаствовал не только лорд Фостер, но и заказчица Елена Батурина.

К «Апельсину» много вопросов. Он совмещает Третьяковскую галерею с элитным жильем, и представляет типичный образец «инвестиционного строительства», когда заказчик что-то строит для города и много – для получения прибыли. Надо ли отдавать Третьяковскую галерею и Центральный дом художника, которые уже давно стали признанными и посещаемыми центрами культурной жизни Москвы, на откуп инвестиционному строительству? Хорошо ли смотрится на этом месте «Апельсин»? И чье же это, в конце концов, произведение – мировой «звезды» или больше заказчицы?

За всем этим не хотелось бы упустить одну важную тему. А надо ли ломать здание ЦДХ/ГТГ на том лишь основании, что это брежневская постройка? Итальянский архитектор и куратор Венецианской биеннале Массимилиано Фуксас, выступая в Москве, спросил – когда же вы начнете ценить ваши собственные 70-е? Действительно, когда? Скоро ведь уже ничего не останется. А ведь это целая эпоха. Да – она завалена панельным хламом, но ведь были и шедевры и ключевые постройки эпохи – такие, без взгляда на которые будет сложно составить о ней правильное представление. О здании Николая Сукояна и Юрия Шевердяева известно, что для своего времени это был своего рода манифест модернистской архитектуры. Для тогдашнего СССР это был «наш ответ Помпиду», высокотехнологичная постройка – после завершения проектирования авторы подали порядка 100 патентов на изобретения. Сейчас здание нуждается скорее в качественной реконструкции и уходе.

Итак, проект уже активно обсуждается в прессе. В происходящем обсуждении, на наш взгляд, недостает мнения профессионалов. Редакция Архи.ру задала архитекторам и людям, заинтересованным в сохранении памятников, два вопроса: нравится ли им проект Фостера и следует ли сохранять существующее здание ЦДХ/ГТГ?
Ответы показались нам очень интересными и содержательными. Во всяком случае, они представляют мнение профессионалов, хорошо знающих и любящих Москву.


Юрий Аввакумов, архитектор:
Сначала Москва изображала Лас-Вегас с псевдобашенками, иллюминацией и казино, потом среднеевропейский офис со стеклом в клетку, а теперь появился новый тренд – Дубаи с домами-натюрмортами. Свое собственное – модернизм 20-х и 60-х, историческую 
застройку XIX века, Москва методично изживает. Любопытно, что сталинская архитектура еще держится. Наверное, на страхе вождя.

Евгений  Асс, архитектор:
Я бы не хотел обсуждать архитектуру «Апельсина», хотя она мне не нравится. В данном случае это дело второстепенное. Важнее – цинизм заказчика и цинизм архитектора, которому вообще говоря все равно где и как проектировать. Ссылки на то, что он чего-то мог не знать совершенно неосновательны. Если бы ему предложили проектировать на месте Кремля то он снес бы и Кремль и поставил свой проект на месте Кремля потому что заплачено. Перед нами прецедент, который вызывает огромную тревогу в отношении профессиональной этики звезд и этики заказчиков, готовых идти на все что угодно ради того, чтобы заработать деньги. Они готовы пожертвовать национальным сокровищем, к каковым относится коллекция Третьяковской галереи.
Что касается здания ЦДХ/ГТГ – я имел удовольствие с ним работать, в частности, на конкурсе по его реконструкции. И мне кажется, что здание на самом деле гораздо лучше, чем многое из того что сейчас строится. Я совершенно не согласен, что это бетонный монстр, как считают некоторые – с этим зданием просто нужно  работать, обустраивать его и ухаживать за ним. Я считаю что здание абсолютно адекватно своему времени и его положение в городе меня совершенно не смущает.

Юрий Григорян, архитектор:
Я считаю что «Апельсин» неудачный проект для этого места, я бы даже сказал, что это наглый проект. Мне бы не хотелось чтобы он был реализован. Если уж решат ломать существующее здание – а я понимаю, что ему будет трудно выжить на фоне дороговизны земли и дурного вкуса который нас со всех сторон окружает – так вот если все же решат его ломать, то хотелось бы чтобы это был конкурс в несколько туров и с открытым общественным обсуждением проектов, с отбором по определенным критериям.
«Наезд» на это место, который сейчас происходит, оскорбителен для москвичей. Не хотелось бы это обсуждать, но последние события скорее указывают на то, что наихудшее имеет шансы случиться. Но давайте все же надеяться на лучшее.

Барт Голдхоорн, глава холдинга «Проект Медиа»:
Непонятно, зачем нужно сносить ЦДХ, если вокруг него существует огромное свободное пространство. Так называемый парк искусств – это очень дорогая земля которая очень неэффективно используется. Жалко, что эта провокация направлена против ЦДХ, тогда как проблема заключается в отсутствии градостроительной воли у московских властей, из-за чего вокруг ЦДХ до сих пор бессмысленная пустыня. Пусть там строят и музеи, и жилье, и магазины, и офисы. 

Николай Лызлов, архитектор:
Мне кажется что этот проект («Апельсин») повторяет ошибки предыдущего. Замена вполне дурацкая, ящик – на шарик. Все, что плохо в ящике – остается в шарике. Мне кажется есть более рациональный выход – вся территория сегодняшнего ЦДХ/ГТГ это потенциальная территория для застройки. Там совершенно не нужен существующий парк скульптур. Нужно уплотнять застройку. Мне кажется, что можно получить гораздо большее количество метров, не трогая существующее здание. Его надо модернизировать и реконструировать, а «кладбище скульптур» превратить в очень хорошую жилую застройку. Этим безусловно надо заниматься, нужно поддержать набережную, переориентировать вход на набережную. Все это можно превратить в Уфицци. А шарик – это то же самое, что было. Даже не важно, нравится он мне или не нравится – но пройдет еще немного лет и получим то же, что имеем сегодня. Бессмысленные затраты.
Здание ЦДХ/ГТГ – мне его безусловно жалко. Я люблю эту архитектуру и считаю что еще немного и она превратится в памятник. Мне безумно жалко зданий, которые сегодня сносятся в Москве из наследия 70-х. Этот слой исчезает и мне кажется что пройдет еще немного времени и все начнут себе кусать локти из-за того, что потеряли. Прошедший несколько лет назад конкурс на реконструкцию здания ЦДХ лично меня привел в ужас бесцеремонностью отношения к существующей постройке. Как будто бы висит на стене чей-то портрет и все подходят и что-нибудь пририсовывают – кто усы, кто рога. Хулиганство какое-то. Конкурс мог бы быть, но не такой, не варварский.

Давид Саркисян, директор Музея архитектуры:
Неоднократно прозвучавшие негативные оценки существующего здания ЦДХ связаны с тем что люди еще не дозрели, этот период недооценен. Огромное количество людей с хорошим вкусом говорили мне – какой замечательный дом, неужели Вы собираетесь его ломать?! Там величественные фойе – это очень величественный дом. ЦДХ скорее украшает Москву, это часть нашей истории и памятник определенной эпохи. Повторяю – ЦДХ надо сохранить, это безусловно.
Проект «Апельсин» – это совместное творчество девелопера и лорда Фостера, такое бывает. Проект сам по себе хороший, мне вообще нравится то, что делает Фостер и то, что он уже предложил для Москвы. Но поставить «Апельсин» в этом месте – слишком острое градостроительное решение. Он слишком большой – желание заработать побольше «раздуло» его до невероятных размеров. Даже если бы не было здания ЦДХ,  стоило бы подумать, правильно ли здесь ставить такой большой апельсин. По-моему это неправильно. «Апельсину» нашлось бы в Москве другое место. Если кому-то очень хочется, есть муниципальная земля на территории «Музеона», там можно строить дома. Цена земли там высокая, желание построить и заработать деньги вполне понятно. Но давайте не трогать памятники архитектуры! Я считаю что здание ЦДХ должно быть памятником.
Кроме того, там есть еще ошибка – не должна галерея такого уровня быть построена вместе с жильем. В Третьяковской галерее хранится ценнейшее собрание русского авангарда. Не может человек жить в квартире и знать что под ним шедевры авангарда. Это неправильное отношение к нашему наследию.

Михаил Хазанов, архитектор:
К сэру Норману Фостеру всегда  относился  и отношусь с должным почтением за признанный вклад в профессию, за инновации в архитектуре, за заслуженные регалии.
В принципе замечательно, что архитекторы такого уровня появились в Москве, есть надежда, что в столице появятся яркие, супертехнологичные, суперсовременные объекты.
В истории ЦДХ / «Третьяковкой», возможно, просто отсутствовала информация, и сам мастер и его партнеры-архитекторы не представляли себе в каких конкретных исторических, культурных, правовых контекстах  всё у нас происходит. 
Наверняка, совсем не желая того, все - всех «подставили» с этим объектом, не обладая исчерпывающей информацией о его многолетней, весьма непростой истории.
Центральный Дом Художника  - тема до боли знакомая всем московским архитекторам, художникам, скульпторам, искусствоведам.
Относительно недавно состоялся конкурс на реконструкцию здания и развития прилегающих  территорий, есть победители.
По всем писанным и не писаным правилам международного архитектурного сообщества нельзя вот так - «в раз» перечеркнуть конкурсный проект, выбранный авторитетным профессиональным жюри, даже если он уже не актуален, не рационален или не рентабелен.
Не знаю, какой в этом случае должна быть процедура -  это вопрос профессионального обсуждения, но если результаты архитектурного конкурса, проведенного по всем установленным правилам, без нарушений вдруг отменены без объяснений, то это будет воспринято как некий вызов  не только архитектурной корпоративной этике, но и городской культурной жизни.
Представляется, что в какой-то мере это случайная история, есть в ней торопливость, эмоциональность, спонтанность. Наверно вообще не стоило бы «демонизировать» событие, потому что вряд ли какой-либо активный объект агрессивно-нелинейной архитектуры в ближайшее время  реально сможет появиться рядом с Кремлем.
 Однако  история с газпромовской высоткой в Питере тоже поначалу  воспринималась как нечто  не очень серьезное…
А еще в наших условиях  есть опасность дискредитации одной, достаточно случайной градостроительной репликой всей «новой волны», всего архитектурного мейнстрима, особенно в державно-консервативной Москве, где все, с одной стороны, давно устали от бесконечных исторических  реминисценций, а с другой – ничего иного, кроме, так или иначе, декорированных коробок и сундуков, даже вообразить могут лишь с трудом.
Уверен, что Москва  достойна новых больших и смелых архитектурных событий международного масштаба, все зависит только от того, насколько эти новые городские достопримечательности будут выверены, интеллигентны, корректны, а не  разрушительны для исторически сложившейся городской среды.
Ситуация бесспорно не простая. Еще бы, не часто в архитектуре радикальный авангард и радикальный арьергард меняются местами. 
По-прежнему убежден, что на все главные градоформирующие объекты столицы необходимо проводить профессиональные архитектурные конкурсы, причем открытые, а не закрытые, приглашая к участию в жюри лучших из признаваемых в мире архитекторов, архитекторов-теоретиков, архитектурных критиков.

zooming
Юрий Шевердяев. 1967. Рисунок хорошо показывает восприятие Москвы в перспективе тогдашнего и наглядно демонстрирует, что здание ЦДХ/ГТГ - это характерный, но вовсе не рядовой представитель своей эпохи. Изображение предоставлено Юрием Аввакумовым
zooming
zooming
В советское время к этому зданию нередко выстраивались очереди. Многие из нас еще детьми в них стояли. Сейчас очереди в ЦДХ тоже иногда случаются
zooming
Конференц-зал ЦДХ
zooming
zooming
Холл ЦДХ


0

Архитектор:

Норман Фостер

Проект:

Комплекс "Апельсин" на Крымском Валу
Россия, Москва

2008

31 Марта 2008

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Статьи по теме: Судьба ЦДХ–ГТГ на Крымском валу

ГТГ: ОМА
Бюро OMA представило проект реконструкции здания Третьяковской галереи на Крымском валу.
Плановая имитация
10 ноября в Общественной палате РФ состоялся круглый стол по проблеме публичных слушаний. Этот механизм работает в России уже год и применялся в том числе и при решении ряда крупных градостроительных вопросов, таких как реконструкция ЦДХ, актуализированный генплан Москвы, строительство «Охта-центра». Именно эти проекты и показали, что в своем нынешнем виде публичные слушания совершенно не эффективны – фактически они не учитывают, а манипулируют общественным мнением. Участники круглого стола попытались разобраться, почему это происходит, и предложить более приемлемые модели.
Двойка за проект. С общественных слушаний по проекту...
24 февраля в ГТГ прошли общественные слушания по вопросу о застройке территории на Крымском валу. Прошли мощно, со скандалом, выкриками, накалом эмоций. Стороны высказались, но диалога не получилось. Жители района собрались обсуждать вовсе не проект, а снос, но вот это как раз решили без них. Зато к конструктивным предложениям многие оказались не готовы, что оказалось на руку тем, кто все это затеял.
Надежда на молодых
Программа новой «Арх Москвы Next», о которой организаторы рассказали журналистам в прошедший вторник, призвана дать дорогу молодым архитекторам и стимулировать таким образом появление новой, живой, футуристической и творческой архитектуре. Архитектура последних 20 лет была объявлена одномерной и отцветшей, ей предлагается уступить место молодым.
ЦДХ и общественность. Заседание Общественной палаты...
На прошлой неделе обсуждением проблемы перестройки территории ЦДХ на Крымском валу занялась Общественная палата РФ. Обсуждение было напряженным, не только из-за разницы позиций присутствующих, но также и потому, что реального проекта пока никто не видел. Члены Общественной палаты неоднократно призвали к применению иных, цивилизованных механизмов контроля за подобными решениями, для чего вопрос с ЦДХ предложили вынеси на пленарное заседание и, возможно, даже в Госдуму. Василий Бычков призвал приостановить разработку проекта планировки этой территории, которым занимается сейчас НИиПИ Генплана.
«Апельсина» не будет». Интервью с Григорием Ревзиным
31 октября в павильоне России на XI венецианской биеннале планировалось провести презентацию проекта «Апельсин» – с участием представителей «Интеко», мастерской Нормана Фостера, правительственных комиссий, а также противников проекта. Несколько дней назад презентация была внезапно отменена, без каких-либо комментариев, руководством компании «Интеко». Куратор российского павильона ГРИГОРИЙ РЕВЗИН согласился дать Агентству архитектурных новостей интервью, в котором он делится своими предположениями относительно причин отмены представительной презентации проекта и мнением о проекте в целом.
Город архитектурных чудачеств
Во вторник в пресс-центре «РИА Новости» состоялся круглый стол, посвященный проблеме московского архитектурного наследия. Эту инициативу спровоцировал ряд недавних событий: открытие нового «Военторга», скандал с надстройкой дома Пастернака, нелепая история «подкопа» под Кремль рядом с Заиконоспасским монастырем, заявление столичного правительства о скором окончании реконструкции гостиницы «Москва», а также грозящая перестройка ансамбля Провиантских складов
Модернистское здание ЦДХ/ГТГ или «Апельсин» мастерской...
Мы задали известным московским архитекторам и представителям общественности два вопроса – нравится ли им проект «Апельсин» мастерской Фостера и надо ли, по их мнению, сохранять существующее здание ЦДХ/ГТГ, построенное в 70-е годы архитекторами Николаем Сукояном и Юрием Шевердяевым. Публикуем блиц-интервью с Юрием Аввакумовым, Евгением Ассом, Юрием Григоряном, Бартом Голдхоорном, Николаем Лызловым, Давидом Саркисяном и Михаилом Хазановым

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Дюны, кварц и атом
Проект-победитель конкурса Малых городов для Соснового Бора: благоустройство парка и пляжа, вдохновленное северным ландшафтом, зеркалами и ядерной энергетикой.
Стеклянный ларец
Пражские архитекторы OV-A спроектировали штаб-квартиру производителя дизайнерского богемского стекла Lasvit в Нови-Боре: главную роль там играет корпус с фасадами из специально изобретенной стеклянной плитки.
Пресса: Как мир перенесет прививку от изоляционизма
«Мне странно теперь представить себе,— пишет Илья Эренбург в начале 1960-х, вспоминая 1914-й,— что можно было отправиться в другую страну, не заполнив анкеты, не проводя недели в ожидании — впустят или не впустят; но слово "виза" я услышал впервые во время войны; прежде не спрашивали даже паспорта».
Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.