Надежда на молодых

Программа новой «Арх Москвы Next», о которой организаторы рассказали журналистам в прошедший вторник, призвана дать дорогу молодым архитекторам и стимулировать таким образом появление новой, живой, футуристической и творческой архитектуре. Архитектура последних 20 лет была объявлена одномерной и отцветшей, ей предлагается уступить место молодым.

19 Февраля 2009
mainImg

17 февраля организаторы «Арх Москвы» объявили программу выставки 2009 года. Знаменитая архитектурная выставка, популярная среди профессионалов и не только, в последние годы активно меняет формат – в позапрошлом году она стала фестивалем, а в прошлом превратилась в биеннале. Так как биеннале полагается проводить один раз в два года, то еще на ее открытии организаторы заявили, что оставшиеся от чередования выставки будут посвящены архитектуре молодых. Теперь эта идея окончательно оформилась и о новом формате заявлено журналистам – биеннале будет чередоваться с «программой Next», посвященной будущему – начинающим архитекторам. Которых приглашают поучаствовать сначала в отборочном конкурсе (подача заявок до 17 марта – спешите), а затем – победителям конкурса – в «Арх Москве Next». «Взрослая» и «молодежная» выставки будут чередоваться – что не ново, с недавних пор так же поступает союз московских архитекторов, чередуя «Золотое сечение» и «Перспективу».

Что характерно, все трансформации расширяющейся за последние три года «Арх Москвы» связаны с деятельностью Барта Голдхорна (основателя профессионального издания «Проект Россия») – ему принадлежит программа фестиваля 2007-го, он же был куратором первой московской биеннале архитектуры. В этом году Голдхорн также остался куратором, но к нему присоединились два эксперта – известные и традиционно активно участвующие в «Арх Москве» архитекторы-дизайнеры Владислав Савинкин и Владимир Кузьмин. Кстати сказать, в 2006 году они были кураторами выставки (тогда еще не фестиваля) и предложили тему «Звезды». Теперь они же сформулировали тему «Next».

Основой некоммерческой части выставки станут, главным образом, работы выпускников последних десяти лет. Основной интригой обещает стать конкурс «Новые имена», куда будут принимать работы тех, кто окончил МАрхИ до 2006 и не старше 33 лет (заявки принимаются до 17 марта). 24 лучших автора – которых определит жюри конкурса – выставятся на АРХ Москве и заменят собой традиционный «Арх Каталог». Номинанты смогут также опубликоваться в специальном номере журнала «Проект Россия», но главное – они будут состязаться в архитектурном «турнире» на новую «Премию Авангард», которую финансирует фонд «Русский авангард». К слову сказать, было несколько удивительно услышать, что фонд жив, после того как в прессе осенью прошлого года прошли публикации о его закрытии в связи с кризисом. Это радует.

Система турнира, почерпнутая куратором «Арх Москвы» Бартом Голдхорном из истории, показалась ему весьма эффективной в смысле выявления талантов, которые в короткое время способны родить идею, концепцию и предать ее на бумаге. Участникам, как и двести лет назад в одной из Парижских школ в XVIII в., предложат выполнить две клаузуры, т.е. два эскизных представления своих идей. На каждое задание отводится 24 часа, т.е. сутки работают, сутки отдыхают – в перерывах заседает жюри, и так в течение 4-х дней работы выставки. Кстати заседания жюри обещают быть открытыми. Впоследствии на основе турнира отберут 4 финалистов. Далее в течение нескольких месяцев финалисты будут работать над неким конкурсным заданием. Барт Голдхорн, который также выступает куратором Роттердамского биеннале, предложит победителям поучаствовать и в этом событии. И наконец единственный победитель творческих ристалищ сделает свою персоналку в рамках второй биеннале архитектуры, т.е. на «Арх Москве» 2010 года – по образцу «Архитектора года» она будет называться «Дебют года».

«Арх Москва» представит также еще один прелюбопытнейший проект – конкурс дипломных работ, выполненных в 2006–2008, отбирать которые для выставки в числе 12 штук будут Барт Голдхорн и Оскар Мамлеев. Этот материал редко когда покидает стены вузов, разве что для участия в смотре, проводимом каждый год объединением архитектурных институтов, и то далеко не весь. А между тем студенческие дипломы – это иногда нестандартные, нетривиальные идеи, ничем не скованная футурология.

И еще один проект, который кажется важным с точки зрения теоретических и методологических основ современного проектирования – это выставка трех педагогов, трех методик преподавания, приближающая нас уже к тому, о чем думают и что показывают зарубежные коллеги. Выбор кураторов вполне понятен – это учитель Савинкина и Кузьмина Александр Ермолаев; человек, которого они «всегда с интересом слушали» – Евгений Асс, а также самарская команда Сергей Малахов и Евгения Репина, одно из самых оригинальных явлений, по мнению Владимира Кузьмина, в образовательном процессе.

Как и раньше, на «Арх Москве» предполагаются зарубежные гастролеры. Так, на выставку приглашены экспозиции двух павильонов венецианской биеннале прошедшего (2008) года – Швеции и Дании. По словам Василия Бычкова, в этих павильонах были поставлены такие задачи, которые в нашей архитектуре, увязшей в практике, сейчас не рассматриваются. Кусочек биеннале должен стать примером для экспериментов молодого поколения россиян.

Итак, некоммерческая программа «Арх Москвы» осваивает ее одно сравнительно нетривиальное направление. Лет 10 назад мы наблюдали, как популярная выставка нащупывала способы показать ту архитектуру, которая есть – параллельно с развитием строительного бума и становлением реальной архитектурной практики. Лет 5 назад архитектурно-строительный бум стал надоедать – тогда Борис Бернаскони и Кирилл Асс предложили определить состояние архитектуры как «тупик» (таков был девиз выставки 2004 года), затем последовали уже упомянутые «звезды», но некоторые сомнения (а не тупик ли?) сохранились.

С началом фестивально-биеннальной деятельности сомнения приобрели (спасибо Барту Голдхорну) позитивный оттенок – организаторы содержательной части экспозиции стали искать правду-матку не то чтобы совсем вовне цветущей махровым цветом архитектурной практики, но где-то в пограничных областях. Вначале куратор обратился к градостроительству (2007), и предложил светлым умам подумать о состоянии города (например Москвы). Это был первый случай, когда «Арх Москва» шагнула за пределы ЦДХ и прилегающей территории – в тот самый город. Второй темой, призванной расширить рамки представлений об архитектуре, стала в прошлом году практическая – дешевое жилье. Этот ряд продолжает и Next – в данном случае нам предлагается перестать думать о состоявшихся профессионалах и дать дорогу молодым. Как раньше предлагалось не думать о «коробках», а думать о городском пространстве, или не думать об элитной архитектуре, а думать о дешевой.

Выступая на пресс-конференции, Василий Бычков продемонстрировал неожиданно критический подход к реалиям современной архитектуры, продвижением и освещением которой занималась «Арх Москва» в течение предыдущего десятилетия. Период последних 20-ти лет директор «Экспо-парка» определил как «экстенсивный», архитектуру – как «одномерную… упаковку квадратных метров». Он отметил «деградацию градостроительной науки», и выразил надежду на то, что очистительный кризис откроет возможности для нового роста. Таким образом организатор «Арх Москвы» обосновал необходимость свежей струи, какого-то такого «next», которое будет лучше, чем вчера. Наша архитектура, по словам Василия Бычкова, стала разрушительной силой. Эти слова удивительным образом – и к сожалению – попадают в унисон с событиями вокруг ЦДХ, кои в феврале опять обострились (24 февраля общественные слушания, которые должны решить судьбу по территории ЦДХ). Получается, что «звезда» спроектировала провокационный апельсин, а градостроители делят по живому музейную территорию. 

Признаться, это очень плохо, что нынешняя выставка проходит к такой печальной и напряженной обстановке, которая поневоле отражается на настроении. «Арх Москва» по праву стала самой известной и внятной выставкой, не говоря уже о том, что и многие другие проекты «Экспо-парка» вполне достойны – можно даже сказать, что из места нудного и пустынного в 1980-е ЦДХ превратился в постоянно действующий центр притяжения всех искусств. Посетителей много, выставки актуальны, хотя и не идеальны, конечно. Не говоря про здание – явление, которое в нем прижилось, хорошее, оно развивается, как мы видим, поступательно, и его хотелось бы сохранить.

В прошлом году самым удивительным результатом темы «Как жить» была внезапная дружба с Москомархитектурой, выставившейся в Третьяковке. В этом году ясно видно, что дружба не состоялась – сейчас в ЦДХ идет официальная выставка про то, как его снести, люди выходят на пикеты против сноса здания, словом, ситуация совсем иная. Кроме того – кризис, явный минус для реальной практики, своего рода потоп. На этом фоне концепция «Next» выглядит более чем логичной, равно как и ее обоснование, высказанное главным организатором «Арх Москвы» Василием Бычковым. Который посреди финансовых (кризис) и градостроительных (планируемый снос ЦДХ) бурь выглядит Ноем, стремящимся на своем ковчеге спасти «каждой твари по паре» творческих архитекторов и взрастить новых заодно. Тем более что штормит вокруг не на шутку.

Надо сказать, что новая программа «Арх Москвы» – больше, чем тема. Это повод для того, чтобы сменить круг участников, отказавшись от архитектурного «истеблишмента». Кроме того, это обоснование для чередования выставок с биеннале. Но темы, получается, нет. Точнее, она срослась с определением выставки, и стала как будто бы более глобальной, чем обычно. Ведь «Арх Москва» всегда отбирала участников некоммерческого каталога, но еще никогда этим критерием не был возраст. Выставка как будто бы отказалась от своих обычных героев и пустилась на поиски новых.
Впрочем, если вспомнить две последние выставки – одной из основных придирок критики к ним была некоторая сухость тем – что градостроительство, что социальное жилье, оба не располагают к полету творческой фантазии. А тут – отрыв, футуризм, идеи, словом свежий ветер. Есть и еще одно наблюдение: опять венецианская биеннале – так, во всяком случае, может показаться – определяет московские предпочтения. Организаторы, по их собственным словам, отталкиваются от российского павильона, посвященного реальным крупным проектам периода «строительного бума» (дизайнерами павильона были, кстати сказать, эксперты нынешней «Арх Москвы»). А притягиваются – так выходит – к основной теме, заданной осенью Бецки. Бецки тоже отдал большой итальянский павильон молодым. И на «Арх Москве» задумано – как кажется – нечто подобное павильону экспериментов. Кроме того, призыв творчески раскрепоститься и сотворить нечто иное по отношению к сегодняшнему (ой, простите, уже вчерашнему) дню – тоже выглядит родственным. Не иначе как над архитектурным миром задувает ветер перемен – и к нам дошел циклон, и очень быстро. Не быть бы потопу – а то Венецию залило ведь дождем…

Владислав Савинкин и Владимир Кузьмин. Фото Елены Петуховой
Фото Елены Петуховой
Василий Бычков. Фото Елены Петуховой
Барт Голдхоорн. Фото Елены Петуховой
Юлия Цыганова. Фонд «Русский авангард». Фото Елены Петуховой
Дания. Экспозиция «Экопедия – информационные прогулки» (Eco-topedia – walk the talk). Комиссар: Danish Architecture Center. Куратор: Danish Architecture Center, CEBRA architects (Kolja Nielsen, Mikkel Frost, Carsten Primdahl Координатор в Венеции: M+B Stodio Archotect Troels Bruun&Daniela Murgia. © FORMAT
Дания. Экспозиция «Экопедия – информационные прогулки» (Eco-topedia – walk the talk).© FORMAT
Швейцария. Экспозиция «Исследование, обучение, созидание, изучение» (Explorations, teaching, design, research). Комиссар: Urs Staub. Куратор: Reto Geiser. Экспоненты: Labaratoire de la production d'architecture (LAPA), Ecole Polytechnique Federale de Lausanne (EPFL): Harry Gugger, Dieter Dietz; Atelier de la conception de l'espace (ALICE), MAS Urban Transformation in Developing Territiries (MAS UTDT), Eidgenossische Technische Hochschule Zurich (ETHZ): Marc M. Angelil, Fabio Gramazio; Gramazio&Kohler: Matthias Kohler, Architecture and Digital Fabrication. © FORMAT
Швейцария. Экспозиция «Исследование, обучение, созидание, изучение» (Explorations, teaching, design, research). © FORMAT


19 Февраля 2009

author pht author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Судьба ЦДХ–ГТГ на Крымском валу

ГТГ: ОМА
Бюро OMA представило проект реконструкции здания Третьяковской галереи на Крымском валу.
Плановая имитация
10 ноября в Общественной палате РФ состоялся круглый стол по проблеме публичных слушаний. Этот механизм работает в России уже год и применялся в том числе и при решении ряда крупных градостроительных вопросов, таких как реконструкция ЦДХ, актуализированный генплан Москвы, строительство «Охта-центра». Именно эти проекты и показали, что в своем нынешнем виде публичные слушания совершенно не эффективны – фактически они не учитывают, а манипулируют общественным мнением. Участники круглого стола попытались разобраться, почему это происходит, и предложить более приемлемые модели.
Двойка за проект. С общественных слушаний по проекту...
24 февраля в ГТГ прошли общественные слушания по вопросу о застройке территории на Крымском валу. Прошли мощно, со скандалом, выкриками, накалом эмоций. Стороны высказались, но диалога не получилось. Жители района собрались обсуждать вовсе не проект, а снос, но вот это как раз решили без них. Зато к конструктивным предложениям многие оказались не готовы, что оказалось на руку тем, кто все это затеял.
Надежда на молодых
Программа новой «Арх Москвы Next», о которой организаторы рассказали журналистам в прошедший вторник, призвана дать дорогу молодым архитекторам и стимулировать таким образом появление новой, живой, футуристической и творческой архитектуре. Архитектура последних 20 лет была объявлена одномерной и отцветшей, ей предлагается уступить место молодым.
ЦДХ и общественность. Заседание Общественной палаты...
На прошлой неделе обсуждением проблемы перестройки территории ЦДХ на Крымском валу занялась Общественная палата РФ. Обсуждение было напряженным, не только из-за разницы позиций присутствующих, но также и потому, что реального проекта пока никто не видел. Члены Общественной палаты неоднократно призвали к применению иных, цивилизованных механизмов контроля за подобными решениями, для чего вопрос с ЦДХ предложили вынеси на пленарное заседание и, возможно, даже в Госдуму. Василий Бычков призвал приостановить разработку проекта планировки этой территории, которым занимается сейчас НИиПИ Генплана.
«Апельсина» не будет». Интервью с Григорием Ревзиным
31 октября в павильоне России на XI венецианской биеннале планировалось провести презентацию проекта «Апельсин» – с участием представителей «Интеко», мастерской Нормана Фостера, правительственных комиссий, а также противников проекта. Несколько дней назад презентация была внезапно отменена, без каких-либо комментариев, руководством компании «Интеко». Куратор российского павильона ГРИГОРИЙ РЕВЗИН согласился дать Агентству архитектурных новостей интервью, в котором он делится своими предположениями относительно причин отмены представительной презентации проекта и мнением о проекте в целом.
Город архитектурных чудачеств
Во вторник в пресс-центре «РИА Новости» состоялся круглый стол, посвященный проблеме московского архитектурного наследия. Эту инициативу спровоцировал ряд недавних событий: открытие нового «Военторга», скандал с надстройкой дома Пастернака, нелепая история «подкопа» под Кремль рядом с Заиконоспасским монастырем, заявление столичного правительства о скором окончании реконструкции гостиницы «Москва», а также грозящая перестройка ансамбля Провиантских складов
Модернистское здание ЦДХ/ГТГ или «Апельсин» мастерской...
Мы задали известным московским архитекторам и представителям общественности два вопроса – нравится ли им проект «Апельсин» мастерской Фостера и надо ли, по их мнению, сохранять существующее здание ЦДХ/ГТГ, построенное в 70-е годы архитекторами Николаем Сукояном и Юрием Шевердяевым. Публикуем блиц-интервью с Юрием Аввакумовым, Евгением Ассом, Юрием Григоряном, Бартом Голдхоорном, Николаем Лызловым, Давидом Саркисяном и Михаилом Хазановым

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.