Двойка за проект. С общественных слушаний по проекту реконструкции территории Крымского вала и ЦДХ

24 февраля в ГТГ прошли общественные слушания по вопросу о застройке территории на Крымском валу. Прошли мощно, со скандалом, выкриками, накалом эмоций. Стороны высказались, но диалога не получилось. Жители района собрались обсуждать вовсе не проект, а снос, но вот это как раз решили без них. Зато к конструктивным предложениям многие оказались не готовы, что оказалось на руку тем, кто все это затеял.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

26 Февраля 2009
mainImg

Многолюдное и возбужденное собрание в фойе Третьяковки было первым опытом проведения общественных слушаний, которые появились в качестве обязательной процедуры в новом градостроительном кодексе. До этого решения городских властей не обсуждались, о них информировали, причем часто лишь на уровне префектуры. А вообще-то участие жителей в градостроительных делах – это нормальная практика гражданского общества в западных странах, где это происходит посредством референдума. Общественные слушания в Москве – своего рода полумера, поскольку, во-первых, они ограничивают участников лишь теми, кто проживает или работает в данном районе и собственниками земельных участков. А во-вторых, голосования не было, вместо этого предлагалось подавать свои предложения и замечания, которые затем из протокола должны поступить на рассмотрение авторитетной комиссии. Подчеркнем, комиссия будет анализировать их, а учитывать или нет – неизвестно. Наконец, результаты она доложит городскому начальству, которое и будет принимать решение.

Но собравшиеся в тот вечер в фойе Третьяковской галереи ухватились и за эту невеликую возможность. Самым интересным оказалось то, что народ пришел обсуждать снос ЦДХ, не понимая, что этот вопрос решили без участия общественности. На слушания же был вынесен проект планировки территории, выставленный в приговоренном здании в течение предыдущих 2х недель.

Весь народный гнев и обстрел вопросами мужественно принял на себя главный архитектор города Александр Кузьмин. Доверить эту роль именно ему было дальновидно с точки зрения организаторов. Кстати, остальные чиновники в «президиуме» – представители от Москомнаследия, «Моспроета-2», Департамента природопользования, глава управы «Якиманка», депутаты Госдумы и Мосгордумы – вообще не высказывались, за исключением депутатов Сергея Митрохина и Евгения Бунимовича.

Как рассказал Александр Кузьмин, к сносу ЦДХ власти подвигла сама Третьяковка, пожелавшая поселиться в чем-то более современном и удобном для музейной работы. По словам главного архитектора города, галерея сама первая обратилась к властям с просьбой о новом здании, составила техзадание  (мифический документ, который мало кто видел и неизвестно, кто подписывал), и после чего городские власти не смогли уже никак отказать, и НИиПИ Генплана принялся за разработку проекта планировки.

Новое здание Третьяковки строится первым. Его планирует передвинуть к Садовому кольцу по требованию самих музейщиков. Зал этому не поверил, загудел, закричал «абсурд!», но Александр Кузьмин был готов доказать свои слова документом. Затем в новые объемы переезжают фонды и только после этого приступают к сносу ЦДХ. Вырученной площадкой из-под старого здания расплачиваются с инвестором за галерею, и там он уже строит неизвестно что, но высотой 55 метров. Здание художественной школы (самое страшноватое в этой компании) сохраняется. Площадь парка также практически не урезается, тем более, как заверил Александр Кузьмин, статус этой территории не позволяет застраивать более 30%. Парк даже выходит на набережную, для чего проезжая часть заглубляется. Ко всему прочему под Садовым кольцом возникает некий торговый комплекс, однако главный архитектор все время уклонялся от ответа на вопрос каким конкретно он будет, ссылаясь на то, что комплекс находится за границами территории.

При упоминании инвестиционного строительства собравшиеся громко негодовали, предлагали инвестору убраться за МКАД или стоить свое здание рядом, у магистрали, куда хотят переместить Третьяковку, а ЦДХ оставить в покое. Однако, как заметил Александр Кузьмин, на переселение галереи в городском бюджете денег нет, зато они есть у инвестора. Какого-то конкретного девелопера, как заверил главный архитектор, пока нет, как нет и архитектурного решения, и даже полной уверенности, что этот проект будет реализован (sic!). В том, что выставленные планшеты еще сильно изменятся, Кузьмин уверен. Потом, возможно, будет проведен инвестиционный конкурс, потом архитектурный, с представителями от союза художников, союза архитекторов, и только после всего этого начнется реализация.

Само же инвестиционное строительство скорее всего будет гостиницей – считает Александр Кузьмин, или даже выставочными залами для антикварного салона, поскольку статус территории исключает как жилье (квартиры), так и офисы. Развлекательных и торговых функций тут тоже вероятнее всего не будет, зато гостиницы, по словам Кузьмина, существуют при всех крупнейших музеях мира, что в этом плохого? «Во время кризиса надо быть готовым к тому, что он кончится», – заявил главный архитектор, и галерею строить надо в любом случае.

То, что с инвестором расплачиваются натурой, между прочим, территорией общего пользования, которую отнимают у москвичей, депутат Сергей Митрохин назвал прямым нарушением закона. Заданность коммерческой составляющей возмутила и депутата Мосгордумы Евгения Бунимовича. Он, напротив, убежден, что Россия свою национальную галерею может построить не за счет инвестора: «Если Третьяковку построил благотворитель и отдал городу, то абсолютно неприлично сегодня обустраивать эту галерею можно только за счет чьих-то частных интересов». А потом схема инвестиционного строительства объектов культуры уже доказала свою уязвимость в 1990-е гг., когда культурные здания получилась совсем не в той пропорции, в которой собирались, считает Евгений Бунимович: «Но уже театр Фоменко построен как просто театр. И было заявлено тогда, что мы так и будем строить культурные центры. Я думаю, мы должны просто убрать этот проект, а государство пусть подумает, как улучшить положение галереи и Дома художника. Все остальное – это натужные решения».

«Натужным» выглядел и сам проект, который профессор МАрхИ Евгений Асс назвал «грубой ошибкой», и те аргументы, какими пытались оправдать снос ЦДХ. В ходе дебатов выяснились такие мотивы сноса: неудовлетворительный внешний вид, в том числе реклама на крыше, плохое техническое состояние, неудобство для сотрудников Третьяковки. Однако, по мнению Асса, который участвовал в пяти проектах, связанных с этой территорией и самим зданием, в том числе по расширению и реконструкции залов, оно имеет гигантские ресурсы. А то, что инженерные системы не работают, так пришло время их менять – считает Асс, для сравнения – центр Помпиду уже два раза проходил ремонт. А сносить лишь потому, что кому-то это здание кажется «чемоданом» –  «это вообще опасный путь, – считает Асс. – Этот дом заслуживает того, чтобы с ним работать, его реконструировать».

Из слов директора Третьяковской галереи Родионова так и осталось непонятным, что именно не давало им спокойно работать в существующем здании. Родионов не скрывал, что этот дом он не любит, и от лица остальных сотрудников заявил, что они хотят красивого и современного. Того же, видимо, хочет и Масут Фаткулин, яростно защищавший свои права как собственника решать судьбу здания. Но, может быть, заявляя о больших неработающих площадях, Третьяковка и ЦДХ попросту не научилась грамотно их использовать? По новому проекту галерея получает плюс 20 % площади, т.е., грубо говоря, еще один зал, но оказывается вновь слитой в один объем с Домом художника, хотя хотела отделиться. Зато напоминающее букву «Г» здание становится экраном, вытянутым вдоль Садового кольца в зоне, наихудшей по загрязнению и вибрациям. Александр Кузьмин даже призвал жителей там не гулять, особенно с детьми. Под зданием галереи появляются подземные парковки, что попросту опасно для музейного хранения (их, возможно, что еще уберут под Садовое кольцо). И наконец, по заключению, сделанному известным реставратором Саввой Ямщиковым, сам переезд фондов и размещение галереи в указанном месте будут губительны для картин.

Возникает естественный вопрос – зачем идти на все эти жертвы, затевать в кризис многолетнюю стройку, лишать жителей парка на время строительства и подвергать риску наследие? Если бы дело касалось интересов культуры, то рациональным было бы оставить ЦДХ на месте и модернизировать его. Или, к примеру, выстроить новое здание ГТГ рядом со старым, в Лаврушинском, а на Крымском валу все отдать ЦДХ, как предложили из зала. (В Москомархитектуре, кстати, уже есть проект на набережной в Кадашах, но места там, по словам Кузьмина, хватит только под экспозицию, и главное – это бюджетный проект). Но культура, тут, к сожалению, ни при чем.

По мнению Евгения Асса, в этом деле лукавят все – «Третьяковка, которая собирается расширять свои площади. Лукавит НИиПИ Генплана, который делает бессмысленный проект по непонятному техзаданию. Лукавит главный архитектор города, который показывает проект и в то же время говорит «не смотрите на это, мы вам сделаем другой проект и ЦДХ, может, останется»». Видимо, как прозорливо заметил один из жителей, эту «вкусную» территорию Крымского вала кто-то уже приметил, и вопрос теперь лишь в том, куда выселить Третьяковку с Домом художника.

Позиция власти с этой истории была ясна с самого начала. Все иллюзии о возможности для населения как-то повернуть ход проекта разбились о саму постановку вопроса на слушаниях. Вместо того чтобы решать – сносить или нет, жителям предложили высказываться по поводу готового и откровенно халтурного проекта, с гигантской коммерческой составляющей в центре. «Как профессор МАРХИ, – заявил Евгений Асс собравшимся, – я поставил бы двойку за этот проект, он беспреспективный и бессмысленный». С Ассом согласен и архитектор Юрий Аввакумов, который признал, что представленный проект плох и не может быть улучшен. Его главная беда в том, что новым зданием Третьяковки авторы предлагают разорвать один длинный зеленый клин, который идет почти от Кремля и до Воробьевых гор.
 
Увы, несмотря на явно боевой настрой, общественность оказалась не готова к сопротивлению – ей следовало бы объединится, подумать над четкими формулировками, аргументами, требованиями. Вместо этого ценные замечания профессионалов просто потонули в раздраженных выкриках и невнятных мнениях остальных. Кричать всем залом «Долой проект!» и захлопывать сторонников проекта – аргумент совсем не весомый, путь этот бестолковый и тупиковый, причем на руку властям. К сожалению, судя по всему слушания-таки достигли того, чего хотели организаторы: покричали и разошлись.

Президиум. Фото Елены Петуховой, агентство архитектурной фотографии «Формат»
Фото Елены Петуховой
Фото Елены Петуховой
Александр Кузьмин и Сергей Митрохин. Фото Елены Петуховой
Александр Кузьмин. Фото Елены Петуховой
Евгений Бунимович. Фото Елены Петуховой
Андрей Бильжо. Фото Елены Петуховой
Евгений Асс. Фото Елены Петуховой
Юрий Аввакумов. Фото Елены Петуховой
Василий Бычков. Фото Елены Петуховой
Масут Фаткулин. Фото Елены Петуховой
Алексей Клименко. Фото Елены Петуховой
Григорий Ревзин и Рустам Рахматуллин. Фото Елены Петуховой


26 Февраля 2009

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Судьба ЦДХ–ГТГ на Крымском валу

ГТГ: ОМА
Бюро OMA представило проект реконструкции здания Третьяковской галереи на Крымском валу.
Плановая имитация
10 ноября в Общественной палате РФ состоялся круглый стол по проблеме публичных слушаний. Этот механизм работает в России уже год и применялся в том числе и при решении ряда крупных градостроительных вопросов, таких как реконструкция ЦДХ, актуализированный генплан Москвы, строительство «Охта-центра». Именно эти проекты и показали, что в своем нынешнем виде публичные слушания совершенно не эффективны – фактически они не учитывают, а манипулируют общественным мнением. Участники круглого стола попытались разобраться, почему это происходит, и предложить более приемлемые модели.
Двойка за проект. С общественных слушаний по проекту...
24 февраля в ГТГ прошли общественные слушания по вопросу о застройке территории на Крымском валу. Прошли мощно, со скандалом, выкриками, накалом эмоций. Стороны высказались, но диалога не получилось. Жители района собрались обсуждать вовсе не проект, а снос, но вот это как раз решили без них. Зато к конструктивным предложениям многие оказались не готовы, что оказалось на руку тем, кто все это затеял.
Надежда на молодых
Программа новой «Арх Москвы Next», о которой организаторы рассказали журналистам в прошедший вторник, призвана дать дорогу молодым архитекторам и стимулировать таким образом появление новой, живой, футуристической и творческой архитектуре. Архитектура последних 20 лет была объявлена одномерной и отцветшей, ей предлагается уступить место молодым.
ЦДХ и общественность. Заседание Общественной палаты...
На прошлой неделе обсуждением проблемы перестройки территории ЦДХ на Крымском валу занялась Общественная палата РФ. Обсуждение было напряженным, не только из-за разницы позиций присутствующих, но также и потому, что реального проекта пока никто не видел. Члены Общественной палаты неоднократно призвали к применению иных, цивилизованных механизмов контроля за подобными решениями, для чего вопрос с ЦДХ предложили вынеси на пленарное заседание и, возможно, даже в Госдуму. Василий Бычков призвал приостановить разработку проекта планировки этой территории, которым занимается сейчас НИиПИ Генплана.
«Апельсина» не будет». Интервью с Григорием Ревзиным
31 октября в павильоне России на XI венецианской биеннале планировалось провести презентацию проекта «Апельсин» – с участием представителей «Интеко», мастерской Нормана Фостера, правительственных комиссий, а также противников проекта. Несколько дней назад презентация была внезапно отменена, без каких-либо комментариев, руководством компании «Интеко». Куратор российского павильона ГРИГОРИЙ РЕВЗИН согласился дать Агентству архитектурных новостей интервью, в котором он делится своими предположениями относительно причин отмены представительной презентации проекта и мнением о проекте в целом.
Город архитектурных чудачеств
Во вторник в пресс-центре «РИА Новости» состоялся круглый стол, посвященный проблеме московского архитектурного наследия. Эту инициативу спровоцировал ряд недавних событий: открытие нового «Военторга», скандал с надстройкой дома Пастернака, нелепая история «подкопа» под Кремль рядом с Заиконоспасским монастырем, заявление столичного правительства о скором окончании реконструкции гостиницы «Москва», а также грозящая перестройка ансамбля Провиантских складов
Модернистское здание ЦДХ/ГТГ или «Апельсин» мастерской...
Мы задали известным московским архитекторам и представителям общественности два вопроса – нравится ли им проект «Апельсин» мастерской Фостера и надо ли, по их мнению, сохранять существующее здание ЦДХ/ГТГ, построенное в 70-е годы архитекторами Николаем Сукояном и Юрием Шевердяевым. Публикуем блиц-интервью с Юрием Аввакумовым, Евгением Ассом, Юрием Григоряном, Бартом Голдхоорном, Николаем Лызловым, Давидом Саркисяном и Михаилом Хазановым

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана. С помощью фасадов KMEW архитекторам удалось подчеркнуть уникальность комплекса и отразить его высокий статус.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.