ЦДХ и общественность. Заседание Общественной палаты РФ 16 декабря

На прошлой неделе обсуждением проблемы перестройки территории ЦДХ на Крымском валу занялась Общественная палата РФ. Обсуждение было напряженным, не только из-за разницы позиций присутствующих, но также и потому, что реального проекта пока никто не видел. Члены Общественной палаты неоднократно призвали к применению иных, цивилизованных механизмов контроля за подобными решениями, для чего вопрос с ЦДХ предложили вынеси на пленарное заседание и, возможно, даже в Госдуму. Василий Бычков призвал приостановить разработку проекта планировки этой территории, которым занимается сейчас НИиПИ Генплана.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

23 Декабря 2008
mainImg

На недавней пресс-конференции в Доме журналистов главный архитектор Москвы Александр Кузьмин выразил недоумение по поводу предстоящих слушаний в Общественной палате. Проекта «Апельсин», равно как и любого другого по данной территории он в глаза не видел, поэтому искренне удивлен, чего же можно обсуждать. В свою очередь депутат Мосгордумы Евгений Бунимович, выступая на слушаниях, верно подметил парадоксы мышления нашего «градоначальства»: если не обсуждать сейчас, пока проекта нет, то когда он появится официально – в этом отпадет всякая необходимость, обратного хода уже не дадут.

На той же пресс-конференции Александр Кузьмин заявил, что Москомархитектура поручила разработку проекта планировки территории вокруг ЦДХ НИиПИ Генплана, директор которого Сергей Ткаченко присутствовал на заседании Общественной палаты.  По его словам, эта работа подразумевает лишь определение «градостроительного потенциала» территории и не предполагает разработки объемов будущих зданий. Конечный проект, таким образом, по убеждению директора НИиПИ пока неясен и проявится еще очень нескоро, ведь сначала будет проведен конкурс на инвестора, затем общественные слушания с жителями района, а после этого и конкурс на архитектурную идею.

Однако у директора ЦДХ Василия Бычкова вырисовывается другой сценарий. По его мнению, если не остановить проект, который сейчас срочно разрабатывается с подачи Москомархитектуры, через два месяца всем выдадут уже готовое плановое решение, успешно проведут его через общественные слушания, внесут в генплан и, таким образом, проект получит статус закона, после чего будет проведен конкурс, и «мы получим на этом месте символ нашей беспомощности», – завершил Бычков.

Надо заметить, что с утверждением Василия Бычкова можно согласиться. Как хорошо известно практикующим архитекторам, работа НИиПИ Генплана у нас имеет по названию вес очень предварительный, а вот по сути – почти окончательный. В понятие «определения градостроительного потенциала» входят очень многие параметры: количество разрешенной застройки каждого кусочка, детально расписанные функции, привязанные к конкретным участкам. Словом, предписания, вырабатываемые институтом, на словах абстрактны и выглядят как съемы, а на деле – очень жестко регламентируют все, что потом происходит на участке. Да что там жестко – до мелочей. Словом, архитекторам потом остается только фасады отрисовать (что, конечно, тоже важно) и за исполнителями проследить. Однажды мы уже писали о том, какое, на самом деле, гигантское значение имеют рамки, разрабатываемые институтом Генплана – фоном этих «предварительных» наработок становится довольно-таки детально сделанный проект, который архитекторам передают в виде множества предписаний, уже имеющих силу закона. Так что предварительные наработки института в реальности и правда способны оказаться намного более окончательными, чем это может показаться.

Как выяснилось из выступления заместителя директора Третьяковской галереи Ирины Лебедевой, музей смотрит на возможность перестройки территории на Крымском валу более оптимистично. По словам Ирины Лебедевой, о намерениях «Интеко» музейщики также узнали из газет и были крайне удивлены этим – поэтому и выступили с открытым письмом в газете «Культура». Музей, однако, хотел бы распоряжаться собственным зданием, а не делить его с ЦДХ. За прошедшие 23 года Третьяковке надоело находиться «на задворках» ЦДХ – к тому же, и от метро до галереи идти дальше, и входы вечно путают… Плюс к тому недостаток площади, по словам Ирины Лебедевой, препятствует развитию фондов.

Собственно говоря, создание полноценного и статусного здания музея – самое культурное и правильное обоснование переустройства этой части Москвы. Музею, хранящему «наше все» в лице русского авангарда, не грех бы предоставить хорошее здание. Может быть, новое здание оживит его как культурный центр – на эту тему было немало сказано. Однако по убеждению Василия Бычкова, надежды на возрождение музея в большом и собственном здании преждевременны. Директор ЦДХ и компании «Экспо-парк» поделился своими впечатлениями от предварительного проекта на эту территорию, который ему довелось увидеть. Правда, неясно, проект ли это НИиПИ Генплана, или Фостера, или какой-то еще другой проект. Впрочем, хотя и не на заседании Общественной палаты, а Александр Кузьмин сообщил, что проект застройки места будет рассматриваться Общественным советом в январе. Все продолжают гадать, что же там будут рассматривать.

Итак, в плане, по словам Василия Бычкова, это буква Г, развернутая длинной стороной вдоль Садового кольца, и в ней культурным учреждениям отведена роль «дорогостоящего забора», берущего на себя весь ужас шума и выхлопов магистрали. Но самое главное, за ними, на месте снесенного ЦДХ появляется неизвестно что, Бычков считает, это и есть те самые «райские кущи» для инвестора, которому также отходит и вся территории парка. Как заметил Евгений Бунимович, «на крыше национальной галереи не могут находиться офисы и квартиры, это неприлично».

Надо сказать, что не все защитники ЦДХ считают это здание шедевром. Как выяснилось на слушаниях, к архитектуре Сукояна/Шевердяева все относятся по-разному, и, говоря про ценность ЦДХ, скорее имеют в виду культурное явление, а также зеленый массив в центре города, выставочное пространство, художественный лицей в общем комплексе и пр. Это здание – не шедевр, а скорее знак эпохи, но, как заметил Евгений Бунимович, «кто вообще сказал, что национальная галерея должна быть в архитектурных шедеврах?» Александр Кузьмин как-то заявил, что ЦДХ поразительно неэффективно использует площадь, отдавая лестничным пролетам и прочим техническим зонам слишком много места. Бунимович, напротив, считает такое «ангарное сооружение» весьма удобным для выставочной деятельности. В конце концов, вопрос увеличения площадей фондохранилищ и парковок решается реконструкцией, почему не рассматривается такой путь?

Сейчас советская архитектура, по словам Натальи Душкиной, «вырубается топором», «нет статуса, нет защиты, нет исторической дистанции…», так что скоро это исчезнувшее государство будут искать, как Атлантиду. У здания ЦДХ, которое сегодня находится в федеральной собственности, нет статуса памятника, его пока только хотят получить.

Правда, сносить решили уже точно, что подтвердил на одной из пресс-конференций Александр Кузьмин. Что же предлагается вместо ЦДХ? «Вместо» все видели пока только «Апельсин». Василий Бычков и Наталья Душкина считают, что лучше вообще вряд ли построят, не было прецедентов в современной архитектуре.

Двойственную позицию в этом споре занял президент Союза архитекторов Андрей Боков. С одной стороны, он напомнил, что прославленный директор Третьяковки Юрий Королев не настаивал бы на строительстве Инженерного корпуса, не относясь он с предубеждением к зданию на Крымской набережной. С другой, это природный комплекс и какое-либо вторжение исключается. А вообще территория ЦДХ относится к местам «с тяжелой судьбой», заключил Боков, удаляясь прямо-таки в гоголевскую мистику.

Впрочем, во всей истории с ЦДХ, больше всего смущает то, каким образом делается расчистка «нехорошего места». А именно то, что продвигается все это по законам политики мадридского двора, в смысле – кулуарным образом. Одни громко презентуют проект звезды, который вроде бы и не проект вовсе, а заявка, хотя нарисован жуть как красиво. Другие от него открещиваются и делают какой-то свой. Все, знаете ли, этаким намеком происходит и постоянно требует толкования, впору уже книжки писать – что, кстати сказать, уже и сделал Борис Бернаскони для биеннале.

Так что вот и тайна есть, и толкования. Все гадают, что же тут будет, будущее видится смутно (то ли апельсин, то ли буква «Г»), и поэтому упорно борются с мельницей, не видя «реального противника» (ну, или так кажется, что не видя). Потому что – (шутка) – в Москве проекты, видимо, надо убивать, пока они маленькие… И честно говоря, раздражает-то собственно закрытость и неясность процесса проектирования квартала на месте ЦДХ, от которого главный архитектор Москвы уже устал (видимо) отрекаться на каждом выступлении. О нем говорят много, но все постоянно вынуждены что-то домысливать. Так что Общественная палата обсуждала – с жаром – фактически неизвестно что. Собственно, это-то больше всего и заставляет согласиться с Василием Бычковым в том, что ведь утвердят сейчас что-нибудь, и бороться уже будет бесполезно.

А об участии лорда Фостера говорится все реже, главный архитектор города о нем «ничего не знает». Выходит, что шум на МИПИМе послужил толчком к разработке территории, и может быть к решению снести существующее здание ЦДХ. А кто там будет строить – неизвестно. Но в НИиПИ что-то разрабатывается. Что подталкивает нас к тому, чтобы согласиться к предположением Григория Ревзина, высказанным осенью в интервью нашему агентству: громко обсуждаемый все лето проект Фостера перестал быть актуальным. Очень похоже, что из истории об «Апельсине» изъяли собственно апельсин, и остался только снос ЦДХ.

Как заметил ведущий слушания Председатель комиссии Общественной палаты по  экономическому развитию и поддержке предпринимательства Валерий Фадеев, нынешний разговор о ЦДХ гораздо шире, чем проблема собственно архитектуры, он упирается в итоге в проблему развития гражданского общества в России, или попросту говоря общественного контроля, который у нас из сферы градостроительства почему-то исключен. В итоге принимаются глубоко неверные решения, и в результате такого недомыслия и узко коммерческого интереса узкой группки чиновников в небытие уходит всенародное наследие. Задумываются ли те, кто принимали решение, что снос и замена здания 1960-х – это не только утрата памятника, но и целый ряд трудностей, от которых, главным образом, пострадает культура. Первое, по мнению Евгения Бунимовича, это невозможность переноса национальной галереи, а это значит, что она попросту закроется на длительное время. С другой стороны, неясно, куда переедут такие крупные выставки как АРТ и АРХ Москва, когда сравнимого по площади выставочного комплекса в Москве просто нет. Третье, надо переселять художественный лицей и это тоже урон, поскольку сейчас он логично встроен в общий культурный комплекс.

Общественная палата – орган совещательный, и вот в нынешний раз собиралась даже, строго сказать, без официального повода – проекта нет, и обсуждать собрались, получается, газетные статьи. Тем не менее, Василий Бычков, Наталья Душкина, Виктор Ерофеев, Валерий Фадеев и др. высказались за активные действия. По словам Натальи Душкиной, в будущем проекте надо идти от концепции, в которой должны учитываться параметры охранных зон, горизонтальные отметки, наконец, «добродетель открытых мест», т.е. парковая зона.

Василий Бычков призвал как можно скорее остановить разработку проекта НИиПИ Генплана, который, по его мнению, представляет собой «зачистку территории под инвестора». Он также настаивает на разработке иных общественных контролирующих механизмов принятия решения – опросов, исследований, семинаров, для того, чтобы выработать несколько вариантов решений, провести по ним общественные слушания, рассмотреть на Общественной палате и в Госдуме, и в итоге провести открытый международный конкурс. Евгений Бунимович сослался на кризис, который в данном случае может выступить союзником, а также на недопустимость переноса художественного лицея, что может затормозить ход проекта. Подводя итог слушаний, Валерий Фадеев предложил в начале будущего года вынести вопрос на пленарное заседание и по мере необходимости взаимодействовать с Правительством РФ и Госдумой.

Ирина Лебедева, Евгений Бунимович и др. Фото Натальи Коряковской
Василий Бычков, Валерий Фадеев, Ирина Лебедева и др.


0

23 Декабря 2008

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская

Статьи по теме: Судьба ЦДХ–ГТГ на Крымском валу

ГТГ: ОМА
Бюро OMA представило проект реконструкции здания Третьяковской галереи на Крымском валу.
Плановая имитация
10 ноября в Общественной палате РФ состоялся круглый стол по проблеме публичных слушаний. Этот механизм работает в России уже год и применялся в том числе и при решении ряда крупных градостроительных вопросов, таких как реконструкция ЦДХ, актуализированный генплан Москвы, строительство «Охта-центра». Именно эти проекты и показали, что в своем нынешнем виде публичные слушания совершенно не эффективны – фактически они не учитывают, а манипулируют общественным мнением. Участники круглого стола попытались разобраться, почему это происходит, и предложить более приемлемые модели.
Двойка за проект. С общественных слушаний по проекту...
24 февраля в ГТГ прошли общественные слушания по вопросу о застройке территории на Крымском валу. Прошли мощно, со скандалом, выкриками, накалом эмоций. Стороны высказались, но диалога не получилось. Жители района собрались обсуждать вовсе не проект, а снос, но вот это как раз решили без них. Зато к конструктивным предложениям многие оказались не готовы, что оказалось на руку тем, кто все это затеял.
Надежда на молодых
Программа новой «Арх Москвы Next», о которой организаторы рассказали журналистам в прошедший вторник, призвана дать дорогу молодым архитекторам и стимулировать таким образом появление новой, живой, футуристической и творческой архитектуре. Архитектура последних 20 лет была объявлена одномерной и отцветшей, ей предлагается уступить место молодым.
ЦДХ и общественность. Заседание Общественной палаты...
На прошлой неделе обсуждением проблемы перестройки территории ЦДХ на Крымском валу занялась Общественная палата РФ. Обсуждение было напряженным, не только из-за разницы позиций присутствующих, но также и потому, что реального проекта пока никто не видел. Члены Общественной палаты неоднократно призвали к применению иных, цивилизованных механизмов контроля за подобными решениями, для чего вопрос с ЦДХ предложили вынеси на пленарное заседание и, возможно, даже в Госдуму. Василий Бычков призвал приостановить разработку проекта планировки этой территории, которым занимается сейчас НИиПИ Генплана.
«Апельсина» не будет». Интервью с Григорием Ревзиным
31 октября в павильоне России на XI венецианской биеннале планировалось провести презентацию проекта «Апельсин» – с участием представителей «Интеко», мастерской Нормана Фостера, правительственных комиссий, а также противников проекта. Несколько дней назад презентация была внезапно отменена, без каких-либо комментариев, руководством компании «Интеко». Куратор российского павильона ГРИГОРИЙ РЕВЗИН согласился дать Агентству архитектурных новостей интервью, в котором он делится своими предположениями относительно причин отмены представительной презентации проекта и мнением о проекте в целом.
Город архитектурных чудачеств
Во вторник в пресс-центре «РИА Новости» состоялся круглый стол, посвященный проблеме московского архитектурного наследия. Эту инициативу спровоцировал ряд недавних событий: открытие нового «Военторга», скандал с надстройкой дома Пастернака, нелепая история «подкопа» под Кремль рядом с Заиконоспасским монастырем, заявление столичного правительства о скором окончании реконструкции гостиницы «Москва», а также грозящая перестройка ансамбля Провиантских складов
Модернистское здание ЦДХ/ГТГ или «Апельсин» мастерской...
Мы задали известным московским архитекторам и представителям общественности два вопроса – нравится ли им проект «Апельсин» мастерской Фостера и надо ли, по их мнению, сохранять существующее здание ЦДХ/ГТГ, построенное в 70-е годы архитекторами Николаем Сукояном и Юрием Шевердяевым. Публикуем блиц-интервью с Юрием Аввакумовым, Евгением Ассом, Юрием Григоряном, Бартом Голдхоорном, Николаем Лызловым, Давидом Саркисяном и Михаилом Хазановым

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Дюны, кварц и атом
Проект-победитель конкурса Малых городов для Соснового Бора: благоустройство парка и пляжа, вдохновленное северным ландшафтом, зеркалами и ядерной энергетикой.
Стеклянный ларец
Пражские архитекторы OV-A спроектировали штаб-квартиру производителя дизайнерского богемского стекла Lasvit в Нови-Боре: главную роль там играет корпус с фасадами из специально изобретенной стеклянной плитки.
Пресса: Как мир перенесет прививку от изоляционизма
«Мне странно теперь представить себе,— пишет Илья Эренбург в начале 1960-х, вспоминая 1914-й,— что можно было отправиться в другую страну, не заполнив анкеты, не проводя недели в ожидании — впустят или не впустят; но слово "виза" я услышал впервые во время войны; прежде не спрашивали даже паспорта».
Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.