Город архитектурных чудачеств

Во вторник в пресс-центре «РИА Новости» состоялся круглый стол, посвященный проблеме московского архитектурного наследия. Эту инициативу спровоцировал ряд недавних событий: открытие нового «Военторга», скандал с надстройкой дома Пастернака, нелепая история «подкопа» под Кремль рядом с Заиконоспасским монастырем, заявление столичного правительства о скором окончании реконструкции гостиницы «Москва», а также грозящая перестройка ансамбля Провиантских складов

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

13 Августа 2008
mainImg

Заявленная РИА новости встреча власти и общественности состоялась не в полной мере, поскольку от лица власти была лишь заместитель руководителя управления Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства Росохранкультуры Светлана Жданова. Все остальные были общественностью – Евгений Асс, Юрий Аввакумов, Давид Саркисян, Андрей Бильжо. Позицию общественности, занятой защитой наследия, представили Рустам Рахматуллин, Клементина Сесил и Марина Хрусталева, а мнение «широкой и неискушенной», хотя тоже заинтересованной в сохранении наследия общественности озвучил руководитель проекта «Москва, которой нет» Адриан Крупчанский. Так что вместо конструктивного диалога получилась интересная дискуссия, участники которой в конечном счете разделились на пессимистов и оптимистов в вопросе возможного паритета общества и власти на предмет архитектурного облика столицы.

Дискуссию начал Давид Саркисян, сразу подчеркнув ее своевременность и обоснованность, поскольку, по его словам, количественные изменения в облике Москвы настолько наросли, что переходят уже в качественные. В этом директор Музея архитектуры лишний раз убедился, пока шел на пресс-конференцию от Воздвиженки до Зубовского бульвара: «У нас город наполовину заменен на отдельные версии, копии и фантазии, т.е. наше время просто стирает его и заменяет на какое-то придуманное представление о прошлом».

Общественность при этом не молчит, а активно действует, заметил Саркисян, указав на присутствовавших на круглом столе Адриана Крупчанского и Клементину Сесил, члена Московского общества охраны архитектурного наследия (MAPS), да и власть в лице Москомнаследия – сказал директор Музея архитектуры, это «наши союзники, а не враги», так в чем же дело, откуда появляется «Военторг», хуже и уродливей которого, уверен Давид Саркисян – «ничего и придумать нельзя, который воплощает собой вообще «предел» возможного… Они думают, что так лучше – сломать старый дом и построить новенькую копию…».

Отсутствие авторитета специалиста в этом деле приводит к фатальным ошибкам, считает Светлана Жданова. Проблему можно обозвать и «неправильным вкусом власти», о чем говорил в своем выступлении Евгений Асс, и даже произволом, как отметил Юрий Аввакумов, когда власть вместо архитекторов сама проектирует и корректирует  проекты. Суть не меняется: реставраторы, по словам Светланы Ждановой, по-прежнему не имеют серьезного авторитета, который «слышали бы» чиновники, законодатель не опирается на профессионалов, и архитектура продолжает обслуживать строительство, как у нас исторически сложилось.

В число важных проблем с наследием, по мнению Светланы Ждановой, входит «запущенность» этого вопроса, десятилетиями, а то и столетиями не решавшегося, что вызывает естественное желание «быстрее привести все в порядок». Второе, это вопрос с новым законодательством, которое появилось в 2002-м, но все еще не действует из-за отсутствия подзаконных актов. В градостроительном кодексе, по словам Светланы Ждановой, даже нет такого понятия как реставрация. «На наследии сегодня зарабатывают все – считает представитель Росохранкультуры – у нас оно превратилось в «разменную монету».

Обсуждение проблемы размытости критериев и нечеткости законодательства поддержал Рустам Рахматуллин. Хотя в целом государство, по его мнению, все больше оказывается на стороне защитников наследия, по-прежнему из-за расплывшихся формулировок в законе возникает «поле для манипуляций». В качестве примера Рахматуллин указал на соседние с пресс-центром «РИА Новости» Провиантские склады, вокруг проекта реконструкции которых на последнем общественном совете развернулась нешуточная борьба. По плану мэрии они должны быть перекрыты стеклянной крышей. «Есть запрет на капительное строительство и одновременно есть разрешение на приспособление памятников», – пояснил Рахматуллин. Является ли капитальным строительством крыша над внутренним двором, в законе не уточняется.

Особая тяга московской мэрии к перекрытию пространств исторических памятников грозит, по мнению Рустама Рахматуллина, не только утратой их аутентичности, но и исчезновением городского пространства, куда можно прийти свободно и бесплатно в режиме прогулки. Если главный фасад памятника оказывается во дворе, как в случае с Монетным двором XVII века (его решено отдать Историческому музею и перекрыть) – тогда оказывается, что при реконструкции его исключают из нашего свободного доступа, хотя «общественным пространством» по билетам он по-прежнему остается.

Рустам Рахматуллин обратил внимание и на то, что пресловутые «крыши» часто предлагают класть «культурные организации» – в ближайшем будущем Консерватория может перекрыть усадьбу, где располагается Рахманиновский зал, ГТГ инициирует снос дома 10 по Кадашевской набережной, которая, по словам Рахматуллина, расчищается от последних остатков подлинной старины ради развития Третьяковки. А открыл эпопею с «крышами» литературный музей Пушкина, снеся при этом уникальные ворота по Хрущевскому переулку.

Третья проблема в этом контексте связана, по мнению Рахматуллина, с такими крупномасштабными событиями, как перекрытие Гостиного двора, Хлебного дома в Царицыно и достройка Большого дворца, в которых существовавшие ранее тенденции приняли угрожающий масштаб. Рустам Рахматуллин назвал их «любимыми проектами мэра»: «Они, как правило, царские, посвящены памятникам монументальным и самым величественным, и здесь оказываются возможными законодательные манипуляции». Но не только власть, но и отсутствие солидарности в реставрационном сообществе угрожают наследию, считает Рахматуллин: «Проектировщики разделились на тех, кто обслуживает власть и тех, кто никогда не будет этого делать. Я бы инициировал индивидуальную ратификацию Венецианской хартии, запрещающую то, что в последнее время делают некоторые архитекторы».

Несколько иначе взглянул на проблему Евгений Асс, увидев корень зла в «чудовищном инвестиционном прессинге», который испытывает Москва. По мнению Асса, очевидно, чьи интересы в данном случае отстаивает власть – инвестора, а не города. Существует еще и проблема так называемого «вкуса власти», который поддерживает сложившийся «климат», хотя, по мнению Евгения Асса, «у власти не должно быть вкуса вообще. Когда говорят, что у Лужкова и Ресина такой вкус – меня это пугает». Общественность из этого процесса просто напросто исключается в силу отсутствия в городе гражданского общества, считает Евгений Асс. Существует ЭКОС, но он «фактически стал инструментом манипуляции городского правительства. Такие конкретные случаи, как «Военторг», вообще на ЭКОС не выносились». 

Евгений Асс был полностью солидарен с Рустамом Рахматуллиным по поводу роли Венецианской хартии в вопросе с наследием, где четко прописано, что архитекторы не  должны воспроизводить исторический памятник, иначе, по словам Асса, это становится инструментом бизнеса: «А дальше появляются такие «украшения города», как Царицыно – это фантастика, история достойная Замятина, постройка наконец-то памятника Баженова и Казакова! Власть приватизировала историю и может разбираться с ней так, как нужно». А архитекторы ей в этом не противоречат. «Когда предлагают большие деньги, это сложный нравственный вызов», считает Евгений Асс, хотя в собственной реставрационной практике в Нижнем Новгороде он строго придерживается положений хартии.

Более резок в своем выступлении был Юрий Аввакумов, который назвал сложившуюся ситуацию с наследием следствием профессионального невежества и культурного хамства. Примером первого является Гостиный двор, пространство которого, по словам Аввакумова, больше городу не принадлежит, хотя задумывалось все как раз наоборот. Гостиный двор вместо площади стал зданием, причем всего на 2500 тыс. человек, хотя «размеры его равны площади Сан марко в Венеции, которую перекрыть никому в голову не приходило». С архитекторов Юрий Аввакумов отчасти снимает ответственность, поскольку, по его словам, «они не имеют возможности исправлять систему».

Ближе к завершению дискуссии ее участники коснулись самых острых памятников – гостиницы «Москва», «Военторга», Провиантских складов и ЦДХ. В случае с гостиницей, считает Давид Саркисян, жальче всего ее великолепные интерьеры: «они гибнут в России с дикой скоростью. Что до ее внешнего вида, то обещали, что она будет похожа на прежнюю, хотя как это возможно при другой высоте этажей, непонятно – на вид теперь желтенькая, и добавили коричневого». С «Военторгом», на взгляд Саркисяна, все гораздо хуже: «Он убил всю градостроительную округу. Рядом стоит свадебный дом Параши Жемчуговой, чудесный ампирный особнячок, который сейчас как жалкая серенькая будочка, которую тоже пора будет вскоре «менять». Я бы поступил с «Военторгом» так – отрезал бы верхушку и все, что там выросло – мансарду, купол…».

Чудовищными назвал Юрий Аввакумов проекты по двум другим известным объектам – ЦДХ и Провиантским складам. «Ансамбль из нескольких сооружений предлагают перекрыть, – не перестает удивляться Юрий Аввакумов по поводу творения Стасова, –  перекройте Парфенон тогда, от осадков будет охранять…». Проект «Апельсин» на месте ЦДХ нельзя назвать ничем иным как капризом – считает Евгений Асс, причем «капризом, который превращается в сложную градостроительную и социальную проблему». «Это будет национальный позор, – заявил Давид Саркисян, мы закрываем национальную галерею и делаем офисный центр, в который она будет включена! В городе, который мы оставим сейчас, будет много причуд, архитектурных чудачеств, причем неудачных. И если напротив Кремля будет стоять символ «оранжевой революции», то его никто не поймет, и выглядеть это будет довольно нелепо».

«Больной скорее мертв, чем жив», – констатировал ситуацию с наследием Андрей Бильжо, по профессии психиатр. Болезнь, одолевшая столичных инвесторов, власти и некоторых архитекторов называется «строительная шизофрения». Бильжо охарактеризовал ее такими признаками как булемия – отсутствие насыщения, агрессия и, в конечном счете, летальный исход. Не все участники дискуссии, правда, разделили столь глубокий пессимизм. Проект «Москва которой нет», по словам Адриана Крупчанского, «надеется сломить пассивное сопротивление чиновников Москомнаследия». Сейчас основой  задачей является обнародование списка памятников, находящихся в процессе рассмотрения, поскольку заявок туда поступило уже больше тысячи, а вот дальнейший путь их для общественности большой секрет.  

По словам Марины Хрусталевой (MAPS) выход из сложившейся ситуации с наследием все же возможен – стоит, хотя бы, обратиться к опыту Европы, где давно уже существует практика вложения капитала в реставрацию памятника с расчетом не на короткие деньги, а лет на 30-50, что в итоге все равно себя окупает. Московские же инвесторы пока рассчитывают на быстрые деньги.

Очередной разговор о наследии резюмировал самые громкие «дела» последних месяцев – начиная от Апельсина и заканчивая Военторгом. В перспективе – Провиантские склады. За них только взялись. Что-то с ними будет? Ведь диалог общественности / власти / инвесторов – это такой странный диалог. Он то налаживается, то обратно разлаживается. Вот между собой общественность, если ее представители в общем и целом сходятся, способна продуктивно обсудить проблему. И то хорошо. Во всяком случае, очевидно, что мы отмечаем веху в процессе уничтожения московского наследия: сданы громкие новоделы (полгода как сдают); объявлено о будущих разрушениях; а диалог – он вроде бы налаживается.

Слева: Рустам Рахматуллин, Клементина Сесил, Светлана Жданова, Евгений Асс, Андрей Бильжо, Давид Саркисян. Фото: Наталья Коряковская
Давид Саркисян и Адриан Крупчанский
Светлана Жданова
Евгений Асс и Андрей Бильжо


0

13 Августа 2008

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Судьба ЦДХ–ГТГ на Крымском валу , SOS. Архитектурное наследие, Гостиница "Москва", Реконструкция Провиантских складов

Пресса: Момент внезапного обрушения старинного здания в Одессе...
В четверг, 9 апреля, в Одессе произошло частичное обрушение здания, расположенного на углу Канатной улицы и переулка Нахимова. Момент ЧП попал в объектив камеры наблюдения, а последствия сняли на видео с дрона.
Пресса: Еще вчера здесь дом стоял…
Скандал со сносом домов XVIII - начала XX века в Боровске Калужской области, сколько бы ни старались власти его затушить, не утихает.
Пресса: В старинном Боровске сносят исторические особняки
В городе Боровск Калужской области разгорелся скандал, связанный со сносом 17 исторических домов. Власти решили демонтировать особняки XIX века, в том числе ранее отреставрированные, а затем выстроить их заново «из современных материалов».
Пресса: У кого-то не все дома...
На выходных Калуга лишилась одного из памятников архитектуры (не признанного, правда, таковым официально). Это деревянный дом, построенный более ста лет назад в стиле модерн. В прошлом году его отремонтировали волонтеры...
Пресса: Смольный возмутился незаконным сносом флигеля Филонова
Смольный возмутился поступком НИИ Океанологии, который за ночь снес исторический флигель XVIII века в доме №31 по улице Репина, в котором учился русский художник-авангардист Павел Филонов. Об этом сообщает «Фонтанка».

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Дюны, кварц и атом
Проект-победитель конкурса Малых городов для Соснового Бора: благоустройство парка и пляжа, вдохновленное северным ландшафтом, зеркалами и ядерной энергетикой.
Стеклянный ларец
Пражские архитекторы OV-A спроектировали штаб-квартиру производителя дизайнерского богемского стекла Lasvit в Нови-Боре: главную роль там играет корпус с фасадами из специально изобретенной стеклянной плитки.
Пресса: Как мир перенесет прививку от изоляционизма
«Мне странно теперь представить себе,— пишет Илья Эренбург в начале 1960-х, вспоминая 1914-й,— что можно было отправиться в другую страну, не заполнив анкеты, не проводя недели в ожидании — впустят или не впустят; но слово "виза" я услышал впервые во время войны; прежде не спрашивали даже паспорта».
Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.