Иван Овчинников: «Типовые мобильные решения – это образ жизни, который я переношу на архитектуру»

О технологичности, дающей конкурентное преимущество, жизни в ДубльДоме, строительстве МикроЛофта, окончании фестивального периода и истории АрхФермы.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
– На АрхиWOODe Вы прочитали зажигательный манифест, посвященный ДубльДому и, кажется, даже помогший ему победить в народном голосовании. Процитируйте самую главную фразу манифеста…

– Это был манифест из серии «Неопубликованное». Я его готовил для голосования на тот случай, если в последний момент кто-то из конкурентов выйдет вперёд, но так и не воспользовался им. Возможно главная фраза была: «Я прошу проголосовать не за автора и не за сам проект, а за подход к архитектуре и загородному строительству». И особенность подхода я вижу в серийности, массовости и доступности. Именно поэтому я и принял активное участие в борьбе за народный голос, хотя никогда раньше этим не занимался.

– Верите в манифест?

– Странный вопрос. А иначе зачем бы я делал это? Ведь ДубльДом не первый мой модульный проект и не первый проект компактного жилья. АрхПриют был похож по концепции – быстросборный и технологичный. В прошлом году я организовывал фестиваль МикроДом, который тоже дал много идей и реального опыта строительства передвижных объектов. Многие микродома мы построили на АрхФерме, а потом перевезли в Музеон. 
ДубльДом. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
ДубльДом. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
– А ДубльДом вообще продается?

– Честно скажу, что сейчас проблема в производстве, а не в спросе. Многие хотели его купить уже этим летом, но на данный момент производственные мощности и загруженность другими заказами позволили сделать только один образец для продажи, который сразу был продан – уже через десять дней после начала строительства.

– Вообще говоря, ДубльДом – очень красивая идея: готовый дом со всеми коммуникациями и даже с мебелью. Однако мы знаем, что в европейских странах такие переезжающие мини-дома – вещь очень распространенная и имеющая много модификаций. Можете поставить свой ДубльДом в европейский контекст? Он чем-нибудь отличается или воспроизводит какой-то образец? От чего Вы отталкивались?

– Безусловно, сказать что ДубльДом уникален и родился без влияния европейских образцов будет неправильно. Я постоянно интересуюсь компактным жильём, собрал большую библиотеку на эту тему, и, конечно, на момент рождения идеи ДубльДома, мне лишь оставалось соединить эти знания в новый образ. А сам момент рождения идеи я хорошо помню – это было на АрхМоскве 2013 года, где впервые был показан FutteralHaus Максима Куренного. Я был впечатлён затеей, но уже из своего опыта, понимая некоторые недостатки раздвижного проекта Futteralhaus, тут же придумал другую структуру здания, которое не раздвигалось, а складывалось из двух половинок. Максим, наверное, и не помнит наш диалог: я сказал, что придумал, как можно сделать лучше. Он спросил: «Как же?». На что я в шутку ответил: «Сначала сделаю, а потом покажу и будем конкурировать». В итоге мы дружно, вместе с Максимом, сейчас развиваем эту тему в России.

Кстати, я не делаю акцент на мобильности и возможности переезжать. Модульность даёт возможность собирать дом на производстве, повышая качество и снижая стоимость, а мобильность реально не нужна: за полгода ни один человек не спросил меня про возможность многократной перевозки. ДубльДом – это проект, который быстро соберется на участке, но это – не кемпер на колёсах.
ДубльДом в процессе установки. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
– А если мы сравним его с типовыми щитовыми домиками, популярными на дачах, кажется, с 1980-х годов, или с дешевыми предложениями современного российского рынка? Ведь ДубльДом получается дороже? Исследовали ли Вы рынок прежде, чем стартовать, и что дало исследование? 

– Всё просто: типовые щитовые домики требуют доработки – отделка, коммуникации, мебель. Никто никогда не задумывается о конечной стоимости здания, покупая лишь коробку, а основные ресурсы он тратит потом – бесчисленные поездки за материалами, поселить рабочих, найти электрика, вызвать сантехника. А в ДубльДоме всё готово – купил и живи. Это как машина – сел и поехал. Вы же не покупаете машину без внутренней отделки.
ДубльДом: интерьер. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
ДубльДом: интерьер. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
– Вы упомянули Futteralhaus Максима Куренного; в этом году на АрхМоскве была показана его новая модификация –  FH_25. Сколько еще российских аналогов Вам известно?

– Я не знаю архитектора, который хоть раз в жизни не предлагал бы сделать дом «как у ИКЕИ». Есть много похожих проектов на бумаге у российских коллег, несколько проектов уже есть в сети и предлагаются к реализации, но до конечного продукта пока довели только мы с Максимом.

– Вы с семьей живете в ДубльДоме. Вы давно туда переехали? За время такого тестирования удалось обнаружить какие-то недостатки?

– В ДубльДоме я живу постоянно с декабря 2013 года. Основные недостатки проявились в январские морозы, когда замёрзла вода, проложенная вдоль внешних стен. Теперь проект переделан, и всю разводку мы спрятали во внутреннюю перегородку, так чтобы у воды не осталось шансов замёрзнуть. Еще в своём доме я не сделал крытую террасу и сейчас жалею об этом – с террасой дом и выглядит лучше, и есть место где посидеть на улице во время дождя и навес над входом тоже нужен. Сейчас уже испытываю дом в летнюю жару – пока доволен.

– Универсальный парковый павильон ‘UPP’ тоже рассчитан на перевозку. Типовые мобильные решения – это специализация BIO-architects? 

– Это – и образ жизни, который я переношу на архитектуру, и технологичность, дающая конкурентное преимущество.
Универсальный модуль UPP. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
– Когда появилось бюро BIO-architects и как оно работает? Есть ли у Вас партнеры?

– Бюро появилось в тот момент, когда закрылись все мои социальные проекты. Я давно уже занимался проектированием и с 2011 года развивал своё производство, но если раньше этому я уделял только часть времени между фестивалями и другими программами, то теперь оформил всю свою деятельность в архитектурно-производственное бюро. Для решения архитектурных задач часто привлекаю отдельных архитекторов: так, например, в прошлом году вместе со Львом Анисимовым мы сделали несколько проектов. Производственные вопросы решаются уже сплоченной командой, работающей на постоянной основе. Есть ребята, которые помогают решать организационные вопросы – например, прекрасная девушка Катя Гераскина помогает с развитием мебельного направления, и, во многом благодаря её стараниям, сейчас мы объединились с другими молодыми проектно-производственными компаниями в Клуб Промышленных Дизайнеров (КПД).

– Ваша мебель очень прямоугольная и лаконичная до брутализма. Три медведя бы ее оценили… Это принцип? Всё будет квадратным или возможны варианты?

– Это еще мягко сказано. У меня действительно есть серия мебели, которая сделана из массивного строительного бруса – это изделия на века. Но есть и лёгкие конструкции. Например, сейчас мы первые в России начали делать мебель из LVL-бруса, и в ней уже нет прямых углов и массивных деталей, просто потому, что этот материал играет совсем по-другому именно в криволинейных формах, а его прочность позволяет делать лёгкие конструкции.
Мебель. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
Мебель. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
Мебель. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
zooming
Производство мебели. Иван Овчинников – слева. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
zooming
Производство мебели. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
– Фестивальный период прошел, какой наступает теперь? Был ли МикроЛофт последним Вашим фестивальным объектом? (Кстати, а где он сейчас?)

– Я сделал паузу. Закодировался. А что будет дальше – никто не знает. Микролофт же, в разобранном виде, ждёт своего часа на производстве под Троицком – надеюсь его собрать там.
Микролофт в Музеоне. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
Микролофт в Музеоне. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
– Почему Вы покинули АрхФерму? Вам было жалко это делать?

– Это АрхФерма покинула Тульскую область, а не я АрхФерму. Покинула по многим причинам, и, в первую очередь, из-за того, что там невозможно было дальнейшее устойчивое развитие. Жалко – ничуть! Можно ли жалеть о полученном опыте? Надеюсь и все друзья АрхФермы не жалеют того времени, которое провели там. А концепция АрхФермы жива – в моём сердце, в сердцах друзей. Бог даст, и когда-то АрхФерма найдёт новую площадку, где сможет быть реализована уже с учётом накопленного опыта.
 
Граффити на АрхФерме. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым


19 Августа 2014

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.