Иван Овчинников: «Типовые мобильные решения – это образ жизни, который я переношу на архитектуру»

О технологичности, дающей конкурентное преимущество, жизни в ДубльДоме, строительстве МикроЛофта, окончании фестивального периода и истории АрхФермы.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
– На АрхиWOODe Вы прочитали зажигательный манифест, посвященный ДубльДому и, кажется, даже помогший ему победить в народном голосовании. Процитируйте самую главную фразу манифеста…

– Это был манифест из серии «Неопубликованное». Я его готовил для голосования на тот случай, если в последний момент кто-то из конкурентов выйдет вперёд, но так и не воспользовался им. Возможно главная фраза была: «Я прошу проголосовать не за автора и не за сам проект, а за подход к архитектуре и загородному строительству». И особенность подхода я вижу в серийности, массовости и доступности. Именно поэтому я и принял активное участие в борьбе за народный голос, хотя никогда раньше этим не занимался.

– Верите в манифест?

– Странный вопрос. А иначе зачем бы я делал это? Ведь ДубльДом не первый мой модульный проект и не первый проект компактного жилья. АрхПриют был похож по концепции – быстросборный и технологичный. В прошлом году я организовывал фестиваль МикроДом, который тоже дал много идей и реального опыта строительства передвижных объектов. Многие микродома мы построили на АрхФерме, а потом перевезли в Музеон. 
ДубльДом. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
ДубльДом. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым

– А ДубльДом вообще продается?

– Честно скажу, что сейчас проблема в производстве, а не в спросе. Многие хотели его купить уже этим летом, но на данный момент производственные мощности и загруженность другими заказами позволили сделать только один образец для продажи, который сразу был продан – уже через десять дней после начала строительства.

– Вообще говоря, ДубльДом – очень красивая идея: готовый дом со всеми коммуникациями и даже с мебелью. Однако мы знаем, что в европейских странах такие переезжающие мини-дома – вещь очень распространенная и имеющая много модификаций. Можете поставить свой ДубльДом в европейский контекст? Он чем-нибудь отличается или воспроизводит какой-то образец? От чего Вы отталкивались?

– Безусловно, сказать что ДубльДом уникален и родился без влияния европейских образцов будет неправильно. Я постоянно интересуюсь компактным жильём, собрал большую библиотеку на эту тему, и, конечно, на момент рождения идеи ДубльДома, мне лишь оставалось соединить эти знания в новый образ. А сам момент рождения идеи я хорошо помню – это было на АрхМоскве 2013 года, где впервые был показан FutteralHaus Максима Куренного. Я был впечатлён затеей, но уже из своего опыта, понимая некоторые недостатки раздвижного проекта Futteralhaus, тут же придумал другую структуру здания, которое не раздвигалось, а складывалось из двух половинок. Максим, наверное, и не помнит наш диалог: я сказал, что придумал, как можно сделать лучше. Он спросил: «Как же?». На что я в шутку ответил: «Сначала сделаю, а потом покажу и будем конкурировать». В итоге мы дружно, вместе с Максимом, сейчас развиваем эту тему в России.

Кстати, я не делаю акцент на мобильности и возможности переезжать. Модульность даёт возможность собирать дом на производстве, повышая качество и снижая стоимость, а мобильность реально не нужна: за полгода ни один человек не спросил меня про возможность многократной перевозки. ДубльДом – это проект, который быстро соберется на участке, но это – не кемпер на колёсах.
ДубльДом в процессе установки. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым

– А если мы сравним его с типовыми щитовыми домиками, популярными на дачах, кажется, с 1980-х годов, или с дешевыми предложениями современного российского рынка? Ведь ДубльДом получается дороже? Исследовали ли Вы рынок прежде, чем стартовать, и что дало исследование? 

– Всё просто: типовые щитовые домики требуют доработки – отделка, коммуникации, мебель. Никто никогда не задумывается о конечной стоимости здания, покупая лишь коробку, а основные ресурсы он тратит потом – бесчисленные поездки за материалами, поселить рабочих, найти электрика, вызвать сантехника. А в ДубльДоме всё готово – купил и живи. Это как машина – сел и поехал. Вы же не покупаете машину без внутренней отделки.
ДубльДом: интерьер. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
ДубльДом: интерьер. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым

– Вы упомянули Futteralhaus Максима Куренного; в этом году на АрхМоскве была показана его новая модификация –  FH_25. Сколько еще российских аналогов Вам известно?

– Я не знаю архитектора, который хоть раз в жизни не предлагал бы сделать дом «как у ИКЕИ». Есть много похожих проектов на бумаге у российских коллег, несколько проектов уже есть в сети и предлагаются к реализации, но до конечного продукта пока довели только мы с Максимом.

– Вы с семьей живете в ДубльДоме. Вы давно туда переехали? За время такого тестирования удалось обнаружить какие-то недостатки?

– В ДубльДоме я живу постоянно с декабря 2013 года. Основные недостатки проявились в январские морозы, когда замёрзла вода, проложенная вдоль внешних стен. Теперь проект переделан, и всю разводку мы спрятали во внутреннюю перегородку, так чтобы у воды не осталось шансов замёрзнуть. Еще в своём доме я не сделал крытую террасу и сейчас жалею об этом – с террасой дом и выглядит лучше, и есть место где посидеть на улице во время дождя и навес над входом тоже нужен. Сейчас уже испытываю дом в летнюю жару – пока доволен.

– Универсальный парковый павильон ‘UPP’ тоже рассчитан на перевозку. Типовые мобильные решения – это специализация BIO-architects? 

– Это – и образ жизни, который я переношу на архитектуру, и технологичность, дающая конкурентное преимущество.
Универсальный модуль UPP. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым

– Когда появилось бюро BIO-architects и как оно работает? Есть ли у Вас партнеры?

– Бюро появилось в тот момент, когда закрылись все мои социальные проекты. Я давно уже занимался проектированием и с 2011 года развивал своё производство, но если раньше этому я уделял только часть времени между фестивалями и другими программами, то теперь оформил всю свою деятельность в архитектурно-производственное бюро. Для решения архитектурных задач часто привлекаю отдельных архитекторов: так, например, в прошлом году вместе со Львом Анисимовым мы сделали несколько проектов. Производственные вопросы решаются уже сплоченной командой, работающей на постоянной основе. Есть ребята, которые помогают решать организационные вопросы – например, прекрасная девушка Катя Гераскина помогает с развитием мебельного направления, и, во многом благодаря её стараниям, сейчас мы объединились с другими молодыми проектно-производственными компаниями в Клуб Промышленных Дизайнеров (КПД).

– Ваша мебель очень прямоугольная и лаконичная до брутализма. Три медведя бы ее оценили… Это принцип? Всё будет квадратным или возможны варианты?

– Это еще мягко сказано. У меня действительно есть серия мебели, которая сделана из массивного строительного бруса – это изделия на века. Но есть и лёгкие конструкции. Например, сейчас мы первые в России начали делать мебель из LVL-бруса, и в ней уже нет прямых углов и массивных деталей, просто потому, что этот материал играет совсем по-другому именно в криволинейных формах, а его прочность позволяет делать лёгкие конструкции.
Мебель. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
Мебель. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
Мебель. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
zooming
Производство мебели. Иван Овчинников – слева. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
zooming
Производство мебели. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым

– Фестивальный период прошел, какой наступает теперь? Был ли МикроЛофт последним Вашим фестивальным объектом? (Кстати, а где он сейчас?)

– Я сделал паузу. Закодировался. А что будет дальше – никто не знает. Микролофт же, в разобранном виде, ждёт своего часа на производстве под Троицком – надеюсь его собрать там.
Микролофт в Музеоне. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
Микролофт в Музеоне. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым

– Почему Вы покинули АрхФерму? Вам было жалко это делать?

– Это АрхФерма покинула Тульскую область, а не я АрхФерму. Покинула по многим причинам, и, в первую очередь, из-за того, что там невозможно было дальнейшее устойчивое развитие. Жалко – ничуть! Можно ли жалеть о полученном опыте? Надеюсь и все друзья АрхФермы не жалеют того времени, которое провели там. А концепция АрхФермы жива – в моём сердце, в сердцах друзей. Бог даст, и когда-то АрхФерма найдёт новую площадку, где сможет быть реализована уже с учётом накопленного опыта.
 
Граффити на АрхФерме. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым


19 Августа 2014

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.

Сейчас на главной

Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.
Гай Имз: «У Альметьевска есть возможность стать аналогом...
Международный куратор конкурса на мастер-план Альметьевска, глава совета по экостроительству, на примерах рассказывает о перспективах конкурса и города, а также о состоянии и возможностях движения по охране среды в России.
Проектируя себя
В марте в МАРШ стартуют два интенсива, которые помогут архитекторам выстроить бизнес-стратегию, а также найти и сформулировать миссию. Подробности от куратора курса.
Огород на крыше
В центре Оберхаузена на западе Германии бюро Kuehn Malvezzi построило здание центра занятости с теплицей на крыше: там муниципалитет выращивает салат, зелень и клубнику, а институт Фраунгофера – исследует «закольцованные» производственные системы.