English version

Сергей Труханов: «Форма должна быть обусловлена средой»

Руководитель архитектурного бюро «T+T Architects» – об основных принципах работы и последних проектах своего коллектива.

author pht

Беседовала:
Анна Мартовицкая

03 Июня 2013
mainImg
Архитектор:
Сергей Труханов
Мастерская:
Т+Т Architects

Архи.ру: Когда было создано T+T Architects?

Сергей Труханов:
Наша компания формально очень молода: она была создана в начале 2012 года. Но команда, которую я возглавляю, сложилась гораздо раньше: несколько лет мы все работали в составе другого бюро. Некоторые из проектов, которые мы начали делать тогда, были закончены уже под новым брендом и по праву вошли в портфолио T+T Architects.

Архи.ру: Насколько я понимаю, название бюро не связано с вашей фамилией?

С.Т.:
«T+T» – это начальные буквы двух английских слов, transparent и territory, то есть «прозрачность» и «пространство». В этой формуле – суть нашего подхода к разработке архитектурных проектов. Открытость всех проектных решений, их обоснованность и понятность для заказчика, подрядчика и конечных потребителей – вот на что мы делаем ставку. Архитектура здания, его социальная и функциональная программа должны быть обоснованы факторов, окружением, логистикой, эстетической и общественной ценностью, всем тем, что сейчас принято называть «контекстом». Видимо поэтому многие наши объекты не обладают, скажем так, ярко выраженной, характерной именно для нас, стилистикой. Мы не ставим перед собой задачу реализовать в каждом проекте свое архитектурное эго, хотя лично я не вижу в этом ничего плохого. 

Архи.ру: Как вы в таком случае характеризуете вашу архитектуру?

С.Т.: Говоря о наших архитектурных объектах и интерьерах, я бы сказал что все они максимально динамичны. Нас не привлекают сооружения, которые замкнуты сами на себя и существуют отдельно от города и людей, форты – не наша типология. Нам куда ближе проекты, похожие на «Белую площадь» - комплекс на крошечном клочке земли с насыщенной средой, ощущение Манхеттена в микромасштабе.

Сергей Труханов
Внутренний двор «Студии 8»

Архи.ру: Иными словами, создаваемая среда для вас важнее формы?


С.Т.:
Я бы сказал, взаимодействие объекта со средой важнее формы. Форма должна быть обусловлена средой, а не среду следует подгонять под форму. В этом смысле нам очень близок подход, когда любой проект представляется как набор четких, последовательных и логичных схем, вспомним, к примеру, Бьярке Ингельса. Все просто, берем для начала кубик в чистом поле, который затем трансформируется с учетом инсоляции, розы ветров, видовых характеристик, транспортной схемы, людских потоков. Накладывая одни факторы на другие, мы получаем искомую матрицу, и архитектура перестает быть чем-то неземным и загадочным, превращаясь в понятную и логичную науку. В своей работе мы стараемся руководствоваться этими принципами. Как говорится, если не можешь объяснить трехлетнему ребенку, почему сделал именно так, значит сделал что-то не то. 

Архи.ру: Я как раз хотела спросить вас, означает ли английское название компании вашу приверженность принципам современной западной архитектуры. По моим наблюдениям, они наиболее близки тем, кто учился за границей или проходил практику в иностранных бюро.

С.Т.:
Нет западных или российских принципов архитектуры, они едины. Есть контекст, в котором реализуются эти принципы, а вот он уже разный, кардинально. Одно должно соответствовать другому, иначе объект, будь то здание или интерьер, станет лишь «арт-объектом». Здесь уже не важно где ты учился, для нас принципиально, насколько сотрудник склонен к дальнейшему самообучению, в T+T Architects работают выпускники МАрхИ и МГСУ, но это не мешает нам быть в курсе актуальных западных тенденций и лучших образцов российской и зарубежной архитектуры. 

Архи.ру: Как устроено бюро? У вас есть бригады или все проекты проходят через вас?

С.Т.:
Мы бюро полного цикла, начинаем с разработки концепции, делаем всю рабочку и обычно заканчиваем сотрудничество с заказчиком, повесив последний светильник. В T+T Architects работают два независимых подразделения – архитектурное проектирование, которое возглавляет Александр Бровкин, и интерьерное проектирование под началом Владимира Чуканова. В каждом из них работает несколько бригад, а Александр и Владимир курируют все этапы их работы. Что же касается меня, то, конечно, финальное согласование каждого проекта провожу я, а вот над концепцией детально поработать получается далеко не всегда. Мы не авторское архитектурное бюро, и у нас нет «стилистического диктата». Есть общая идеология, подход к проектированию, ну и конечно же, СНиП «Красиво». Любая концепция – это совместное обсуждение и единогласное решение.

Архи.ру: Какими качествами должен обладать архитектор, чтобы быть принятым на работу в ваше бюро?

С.Т.:
Больше всего в людях и архитекторах я ценю активную жизненную и профессиональную позицию. Т.е. мы не принимаем в нашу команду людей, придерживающихся принципа «могу копать – могу не копать». Плюс это, конечно, должны быть люди, способные и готовые выдерживать жесткий темп работы, потому что основной пул наших заказов не предполагает долгого проектирования. Мы пока не проектируем крупные агломерациии, наша основная специализация – объекты редевелопмента промышленных комплексов под современное назначение, офисные здания и комплексы, коммерческие интерьеры, то есть объекты, имеющие очень четкие заранее оговоренные сроки, которые обязательно нужно соблюсти. Я не выступаю за возрастной ценз, но, как правило, мы принимаем на работу довольно молодых людей. Архитекторы, которым за сорок и которые вышли из проектных институтов, обычно не любят работать в нашем темпе.

Архи.ру: Вы упомянули проекты редевелопмента, и я, изучая портфолио T+T Architects на сайте бюро, обратила внимание на то, что они преобладают среди ваших реализаций. Считаете ли вы этот жанр вашей основной специализацией?

С.Т.:
Мы никогда не ставили перед собой задачу специализироваться именно на этом, но заниматься реновацией старых объектов оказалось не менее интересно, чем проектировать новые сооружения. К тому же, всегда интересна возможность сохранить и модернизировать служившуюся застройку, здание, дать вторую жизнь в современных реалиях. Поэтому и заказчики с нами охотно работают в этом жанре. В частности, очень ценим наше долгое плодотворное сотрудничество с компанией KR Properties, для которой мы выполнили несколько таких проектов. В 2010 году, например, разрабатывали концепцию реконструкции мукомольного завода в Оренбурге, позже удостоенную премии International commercial property awards. Сейчас мы принимаем активное участие в проекте реконструкции Даниловской мануфактуры, делая там и экстерьер нескольких корпусов, и интерьеры. Плюс сейчас заканчивается реализация очень интересного проекта благоустройства территории внутренних дворов корпуса, в котором сидят сами KR Properties. Ассиметричный вытянутый участок, практически со всех сторон «запертый» фасадами прилегающих зданий, нам удалось превратить в осмысленное уютное пространство с помощью разнообразных зон озеленения, устройства пешеходных дорожек и пандусов, частичной откопки окон первого этажа и организации мест отдыха.
zooming
Интерьер общественных зон бизнес-центра «Даниловская мануфактура 1867»
zooming
Территория офисного центра KR Properties

Очень гордимся и проектом лофт-квартала «Studio #8», который только что был удостоен Почетного диплома «Золотого сечения 2013». Это реконструкция завода в проезде Аэропорта, который будет превращен в комплекс апартаментов. Нашей задачей было сохранить пятна застройки и все те корпуса, которые можно было сохранить и дать новый архитектурный облик. Плюс участок вплотную прилегает к территории жилого комплекса «Триумф-палас», эстетике и габаритам которого хотелось как-то мягко противостоять. Решили эту проблему за счет кровли, которую превратили в пятый фасад. А для того, чтобы не тягаться с высоткой ни классом жилья, ни даже типом, мы свой проект выполнили в эстетике Loft и современной европейской дачи.
Лофт-квартал «Studio 8»
Проект реконструкции мукомольной фабрики в Оренбурге

Архи.ру: Очень харизматичен в этом смысле и ваш офис – Roof point на Лужнецкой набережной. Расскажите, как получилось, что офис архитектурного бюро является одновременно и шоу-румом, и медийной площадкой?

С.Т.:
Нам кажется, наш офис идеально отражает наш творческий подход – весь он прозрачный, лаконичный и с первого взгляда понятный. Когда мы в первый раз попали в эту мансарду, нас покорило ее огромное окно, обращенное к Лужникам и Москва-сити, открытые конструкции, возможность использования крыши. Мы убрали все перегородки и пристройки, оставшиеся от прежних хозяев, и тогда открылись балки деревянной конструкции крыши, которые в итоге также стали одним из основных элементов дизайна, равно как и оригинальные деревянные полы из досок, которые в своей предыдущей жизни были скрыты под ковролином. Почему медийная площадка? Ну, нам показалось, что грешно прятать такое место – оно словно предназначено для встреч, лекций, дискуссий и дружеского общения. Плюс хотелось создать площадку, где можно устраивать дискуссии, от души спорить и отстаивать свою точку зрения, не сковывая себя рамками корпоративной культуры.

Интерьер офиса Roof point
Интерьер офиса Roof point

Архи.ру: Насколько вообще для вас важна социальная функция? Стремитесь ли вы непременно включать ее в свои проекты?

С.Т.:
Всегда стараемся это сделать, если на это идет заказчик. Одной из основных задач проекта «Studio #8» мы ставили себе создать этот мини квартал открытым для прохожих, сделать «адрес» объекту, превратить сжатые улочки и пятна территории в комфортные и благоустроенные места отдыха и прогулок для жильцов и арендаторов. Очень интересным для нас был и проект застройки участка напротив метро «Багратионовская», вдоль улицы Барклая. Сейчас это пустырь, наискосок через который местные жители ходят от метро к своим домам. Участок в обременении, т.е. инвестор обязан построить здесь что-то для города, и мы как раз и должны были придумать, что это может быть. Мы, во-первых, сохранили и узаконили существующий проход и вокруг этой оси расположили многоуровневое общественное пространство с кафе, магазинами, многочисленными террасами и проходами. Получилось вроде бы и здание, но насквозь проницаемое, безопасное, выразительное.

zooming
Городская площадь на ул. Барклая в Москве

Архи.ру: Очень оптимистичный для Москвы проект, вам не кажется?

С.Т.: А, знаете, я верю в то, что вода камень точит. Мы предложим построить нечто подобное. Другие архитекторы предложат. И кому-нибудь обязательно повезет. Когда-нибудь Москва начнет перевоплощаться в город, удобный для жизни. Как уже говорил – начнет меняться контекст.


Архи.ру: То есть в целом вы на Москву смотрите с оптимизмом?

С.Т.:
Сейчас в современной Москве архитектура очень страдает за счет оптимизации бюджета на реализацию. Ведь как оно обычно бывает: делаешь концепцию, показываешь заказчику, он радуется, что, мол, очень здорово, но можно ли построить это за три копейки? Отвечаешь, что нет, нельзя. То есть, решительности принять смелую концепцию хватает, а деньги тратить не хотят. Компаний, готовых работать иначе, считанные единицы, но они есть, и это, конечно, внушает определенный оптимизм. В регионах же своя специфика: там люди чрезвычайно боятся принимать к реализации смелые проекты, а бюджеты порой превышают московские. Вот такой замкнутый круг получается.


Вообще очень сложно говорить о каком-то качестве проекта, если он должен окупиться максимум за 5 лет. По мне, это немыслимо короткий срок. Идеология «временщиков» очень мешает, отсюда тотальная экономия на реализации, что, в конечном итоге, отражается на качестве объектов. В Европе существует масса схем, позволяющих приблизить срок окупаемости. Я очень надеюсь дожить до времени, когда они будут повсеместно работать и в России – тогда и «европейские» принципы архитектуры можно будет использовать максимально полно.
Проект в г. Майами
zooming
Офисный центр «Центурион» в Одинцово


Архитектор:
Сергей Труханов
Мастерская:
Т+Т Architects

03 Июня 2013

author pht

Беседовала:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Сейчас на главной
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.