Сергей Труханов: «Форма должна быть обусловлена средой»

Руководитель архитектурного бюро «T+T Architects» – об основных принципах работы и последних проектах своего коллектива.

author pht

Беседовала:
Анна Мартовицкая

03 Июня 2013
mainImg
Архитектор:
Сергей Труханов
Мастерская:
Т+Т Architects

Архи.ру: Когда было создано T+T Architects?

Сергей Труханов:
Наша компания формально очень молода: она была создана в начале 2012 года. Но команда, которую я возглавляю, сложилась гораздо раньше: несколько лет мы все работали в составе другого бюро. Некоторые из проектов, которые мы начали делать тогда, были закончены уже под новым брендом и по праву вошли в портфолио T+T Architects.

Архи.ру: Насколько я понимаю, название бюро не связано с вашей фамилией?

С.Т.:
«T+T» – это начальные буквы двух английских слов, transparent и territory, то есть «прозрачность» и «пространство». В этой формуле – суть нашего подхода к разработке архитектурных проектов. Открытость всех проектных решений, их обоснованность и понятность для заказчика, подрядчика и конечных потребителей – вот на что мы делаем ставку. Архитектура здания, его социальная и функциональная программа должны быть обоснованы факторов, окружением, логистикой, эстетической и общественной ценностью, всем тем, что сейчас принято называть «контекстом». Видимо поэтому многие наши объекты не обладают, скажем так, ярко выраженной, характерной именно для нас, стилистикой. Мы не ставим перед собой задачу реализовать в каждом проекте свое архитектурное эго, хотя лично я не вижу в этом ничего плохого. 

Архи.ру: Как вы в таком случае характеризуете вашу архитектуру?

С.Т.: Говоря о наших архитектурных объектах и интерьерах, я бы сказал что все они максимально динамичны. Нас не привлекают сооружения, которые замкнуты сами на себя и существуют отдельно от города и людей, форты – не наша типология. Нам куда ближе проекты, похожие на «Белую площадь» - комплекс на крошечном клочке земли с насыщенной средой, ощущение Манхеттена в микромасштабе.

Сергей Труханов
Внутренний двор «Студии 8»

Архи.ру: Иными словами, создаваемая среда для вас важнее формы?


С.Т.:
Я бы сказал, взаимодействие объекта со средой важнее формы. Форма должна быть обусловлена средой, а не среду следует подгонять под форму. В этом смысле нам очень близок подход, когда любой проект представляется как набор четких, последовательных и логичных схем, вспомним, к примеру, Бьярке Ингельса. Все просто, берем для начала кубик в чистом поле, который затем трансформируется с учетом инсоляции, розы ветров, видовых характеристик, транспортной схемы, людских потоков. Накладывая одни факторы на другие, мы получаем искомую матрицу, и архитектура перестает быть чем-то неземным и загадочным, превращаясь в понятную и логичную науку. В своей работе мы стараемся руководствоваться этими принципами. Как говорится, если не можешь объяснить трехлетнему ребенку, почему сделал именно так, значит сделал что-то не то. 

Архи.ру: Я как раз хотела спросить вас, означает ли английское название компании вашу приверженность принципам современной западной архитектуры. По моим наблюдениям, они наиболее близки тем, кто учился за границей или проходил практику в иностранных бюро.

С.Т.:
Нет западных или российских принципов архитектуры, они едины. Есть контекст, в котором реализуются эти принципы, а вот он уже разный, кардинально. Одно должно соответствовать другому, иначе объект, будь то здание или интерьер, станет лишь «арт-объектом». Здесь уже не важно где ты учился, для нас принципиально, насколько сотрудник склонен к дальнейшему самообучению, в T+T Architects работают выпускники МАрхИ и МГСУ, но это не мешает нам быть в курсе актуальных западных тенденций и лучших образцов российской и зарубежной архитектуры. 

Архи.ру: Как устроено бюро? У вас есть бригады или все проекты проходят через вас?

С.Т.:
Мы бюро полного цикла, начинаем с разработки концепции, делаем всю рабочку и обычно заканчиваем сотрудничество с заказчиком, повесив последний светильник. В T+T Architects работают два независимых подразделения – архитектурное проектирование, которое возглавляет Александр Бровкин, и интерьерное проектирование под началом Владимира Чуканова. В каждом из них работает несколько бригад, а Александр и Владимир курируют все этапы их работы. Что же касается меня, то, конечно, финальное согласование каждого проекта провожу я, а вот над концепцией детально поработать получается далеко не всегда. Мы не авторское архитектурное бюро, и у нас нет «стилистического диктата». Есть общая идеология, подход к проектированию, ну и конечно же, СНиП «Красиво». Любая концепция – это совместное обсуждение и единогласное решение.

Архи.ру: Какими качествами должен обладать архитектор, чтобы быть принятым на работу в ваше бюро?

С.Т.:
Больше всего в людях и архитекторах я ценю активную жизненную и профессиональную позицию. Т.е. мы не принимаем в нашу команду людей, придерживающихся принципа «могу копать – могу не копать». Плюс это, конечно, должны быть люди, способные и готовые выдерживать жесткий темп работы, потому что основной пул наших заказов не предполагает долгого проектирования. Мы пока не проектируем крупные агломерациии, наша основная специализация – объекты редевелопмента промышленных комплексов под современное назначение, офисные здания и комплексы, коммерческие интерьеры, то есть объекты, имеющие очень четкие заранее оговоренные сроки, которые обязательно нужно соблюсти. Я не выступаю за возрастной ценз, но, как правило, мы принимаем на работу довольно молодых людей. Архитекторы, которым за сорок и которые вышли из проектных институтов, обычно не любят работать в нашем темпе.

Архи.ру: Вы упомянули проекты редевелопмента, и я, изучая портфолио T+T Architects на сайте бюро, обратила внимание на то, что они преобладают среди ваших реализаций. Считаете ли вы этот жанр вашей основной специализацией?

С.Т.:
Мы никогда не ставили перед собой задачу специализироваться именно на этом, но заниматься реновацией старых объектов оказалось не менее интересно, чем проектировать новые сооружения. К тому же, всегда интересна возможность сохранить и модернизировать служившуюся застройку, здание, дать вторую жизнь в современных реалиях. Поэтому и заказчики с нами охотно работают в этом жанре. В частности, очень ценим наше долгое плодотворное сотрудничество с компанией KR Properties, для которой мы выполнили несколько таких проектов. В 2010 году, например, разрабатывали концепцию реконструкции мукомольного завода в Оренбурге, позже удостоенную премии International commercial property awards. Сейчас мы принимаем активное участие в проекте реконструкции Даниловской мануфактуры, делая там и экстерьер нескольких корпусов, и интерьеры. Плюс сейчас заканчивается реализация очень интересного проекта благоустройства территории внутренних дворов корпуса, в котором сидят сами KR Properties. Ассиметричный вытянутый участок, практически со всех сторон «запертый» фасадами прилегающих зданий, нам удалось превратить в осмысленное уютное пространство с помощью разнообразных зон озеленения, устройства пешеходных дорожек и пандусов, частичной откопки окон первого этажа и организации мест отдыха.
zooming
Интерьер общественных зон бизнес-центра «Даниловская мануфактура 1867»
zooming
Территория офисного центра KR Properties

Очень гордимся и проектом лофт-квартала «Studio #8», который только что был удостоен Почетного диплома «Золотого сечения 2013». Это реконструкция завода в проезде Аэропорта, который будет превращен в комплекс апартаментов. Нашей задачей было сохранить пятна застройки и все те корпуса, которые можно было сохранить и дать новый архитектурный облик. Плюс участок вплотную прилегает к территории жилого комплекса «Триумф-палас», эстетике и габаритам которого хотелось как-то мягко противостоять. Решили эту проблему за счет кровли, которую превратили в пятый фасад. А для того, чтобы не тягаться с высоткой ни классом жилья, ни даже типом, мы свой проект выполнили в эстетике Loft и современной европейской дачи.
Лофт-квартал «Studio 8»
Проект реконструкции мукомольной фабрики в Оренбурге

Архи.ру: Очень харизматичен в этом смысле и ваш офис – Roof point на Лужнецкой набережной. Расскажите, как получилось, что офис архитектурного бюро является одновременно и шоу-румом, и медийной площадкой?

С.Т.:
Нам кажется, наш офис идеально отражает наш творческий подход – весь он прозрачный, лаконичный и с первого взгляда понятный. Когда мы в первый раз попали в эту мансарду, нас покорило ее огромное окно, обращенное к Лужникам и Москва-сити, открытые конструкции, возможность использования крыши. Мы убрали все перегородки и пристройки, оставшиеся от прежних хозяев, и тогда открылись балки деревянной конструкции крыши, которые в итоге также стали одним из основных элементов дизайна, равно как и оригинальные деревянные полы из досок, которые в своей предыдущей жизни были скрыты под ковролином. Почему медийная площадка? Ну, нам показалось, что грешно прятать такое место – оно словно предназначено для встреч, лекций, дискуссий и дружеского общения. Плюс хотелось создать площадку, где можно устраивать дискуссии, от души спорить и отстаивать свою точку зрения, не сковывая себя рамками корпоративной культуры.

Интерьер офиса Roof point
Интерьер офиса Roof point

Архи.ру: Насколько вообще для вас важна социальная функция? Стремитесь ли вы непременно включать ее в свои проекты?

С.Т.:
Всегда стараемся это сделать, если на это идет заказчик. Одной из основных задач проекта «Studio #8» мы ставили себе создать этот мини квартал открытым для прохожих, сделать «адрес» объекту, превратить сжатые улочки и пятна территории в комфортные и благоустроенные места отдыха и прогулок для жильцов и арендаторов. Очень интересным для нас был и проект застройки участка напротив метро «Багратионовская», вдоль улицы Барклая. Сейчас это пустырь, наискосок через который местные жители ходят от метро к своим домам. Участок в обременении, т.е. инвестор обязан построить здесь что-то для города, и мы как раз и должны были придумать, что это может быть. Мы, во-первых, сохранили и узаконили существующий проход и вокруг этой оси расположили многоуровневое общественное пространство с кафе, магазинами, многочисленными террасами и проходами. Получилось вроде бы и здание, но насквозь проницаемое, безопасное, выразительное.

zooming
Городская площадь на ул. Барклая в Москве

Архи.ру: Очень оптимистичный для Москвы проект, вам не кажется?

С.Т.: А, знаете, я верю в то, что вода камень точит. Мы предложим построить нечто подобное. Другие архитекторы предложат. И кому-нибудь обязательно повезет. Когда-нибудь Москва начнет перевоплощаться в город, удобный для жизни. Как уже говорил – начнет меняться контекст.


Архи.ру: То есть в целом вы на Москву смотрите с оптимизмом?

С.Т.:
Сейчас в современной Москве архитектура очень страдает за счет оптимизации бюджета на реализацию. Ведь как оно обычно бывает: делаешь концепцию, показываешь заказчику, он радуется, что, мол, очень здорово, но можно ли построить это за три копейки? Отвечаешь, что нет, нельзя. То есть, решительности принять смелую концепцию хватает, а деньги тратить не хотят. Компаний, готовых работать иначе, считанные единицы, но они есть, и это, конечно, внушает определенный оптимизм. В регионах же своя специфика: там люди чрезвычайно боятся принимать к реализации смелые проекты, а бюджеты порой превышают московские. Вот такой замкнутый круг получается.


Вообще очень сложно говорить о каком-то качестве проекта, если он должен окупиться максимум за 5 лет. По мне, это немыслимо короткий срок. Идеология «временщиков» очень мешает, отсюда тотальная экономия на реализации, что, в конечном итоге, отражается на качестве объектов. В Европе существует масса схем, позволяющих приблизить срок окупаемости. Я очень надеюсь дожить до времени, когда они будут повсеместно работать и в России – тогда и «европейские» принципы архитектуры можно будет использовать максимально полно.
Проект в г. Майами
zooming
Офисный центр «Центурион» в Одинцово


Архитектор:
Сергей Труханов
Мастерская:
Т+Т Architects

03 Июня 2013

author pht

Беседовала:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.