Сергей Труханов: «Форма должна быть обусловлена средой»

Руководитель архитектурного бюро «T+T Architects» – об основных принципах работы и последних проектах своего коллектива.

author pht

Беседовала:
Анна Мартовицкая

mainImg

Архитектор:

Сергей Труханов

Мастерская:

Т+Т Architects

Архи.ру: Когда было создано T+T Architects?

Сергей Труханов:
Наша компания формально очень молода: она была создана в начале 2012 года. Но команда, которую я возглавляю, сложилась гораздо раньше: несколько лет мы все работали в составе другого бюро. Некоторые из проектов, которые мы начали делать тогда, были закончены уже под новым брендом и по праву вошли в портфолио T+T Architects.

Архи.ру: Насколько я понимаю, название бюро не связано с вашей фамилией?

С.Т.:
«T+T» – это начальные буквы двух английских слов, transparent и territory, то есть «прозрачность» и «пространство». В этой формуле – суть нашего подхода к разработке архитектурных проектов. Открытость всех проектных решений, их обоснованность и понятность для заказчика, подрядчика и конечных потребителей – вот на что мы делаем ставку. Архитектура здания, его социальная и функциональная программа должны быть обоснованы факторов, окружением, логистикой, эстетической и общественной ценностью, всем тем, что сейчас принято называть «контекстом». Видимо поэтому многие наши объекты не обладают, скажем так, ярко выраженной, характерной именно для нас, стилистикой. Мы не ставим перед собой задачу реализовать в каждом проекте свое архитектурное эго, хотя лично я не вижу в этом ничего плохого. 

Архи.ру: Как вы в таком случае характеризуете вашу архитектуру?

С.Т.: Говоря о наших архитектурных объектах и интерьерах, я бы сказал что все они максимально динамичны. Нас не привлекают сооружения, которые замкнуты сами на себя и существуют отдельно от города и людей, форты – не наша типология. Нам куда ближе проекты, похожие на «Белую площадь» - комплекс на крошечном клочке земли с насыщенной средой, ощущение Манхеттена в микромасштабе.

Сергей Труханов
Внутренний двор «Студии 8»

Архи.ру: Иными словами, создаваемая среда для вас важнее формы?


С.Т.:
Я бы сказал, взаимодействие объекта со средой важнее формы. Форма должна быть обусловлена средой, а не среду следует подгонять под форму. В этом смысле нам очень близок подход, когда любой проект представляется как набор четких, последовательных и логичных схем, вспомним, к примеру, Бьярке Ингельса. Все просто, берем для начала кубик в чистом поле, который затем трансформируется с учетом инсоляции, розы ветров, видовых характеристик, транспортной схемы, людских потоков. Накладывая одни факторы на другие, мы получаем искомую матрицу, и архитектура перестает быть чем-то неземным и загадочным, превращаясь в понятную и логичную науку. В своей работе мы стараемся руководствоваться этими принципами. Как говорится, если не можешь объяснить трехлетнему ребенку, почему сделал именно так, значит сделал что-то не то. 

Архи.ру: Я как раз хотела спросить вас, означает ли английское название компании вашу приверженность принципам современной западной архитектуры. По моим наблюдениям, они наиболее близки тем, кто учился за границей или проходил практику в иностранных бюро.

С.Т.:
Нет западных или российских принципов архитектуры, они едины. Есть контекст, в котором реализуются эти принципы, а вот он уже разный, кардинально. Одно должно соответствовать другому, иначе объект, будь то здание или интерьер, станет лишь «арт-объектом». Здесь уже не важно где ты учился, для нас принципиально, насколько сотрудник склонен к дальнейшему самообучению, в T+T Architects работают выпускники МАрхИ и МГСУ, но это не мешает нам быть в курсе актуальных западных тенденций и лучших образцов российской и зарубежной архитектуры. 

Архи.ру: Как устроено бюро? У вас есть бригады или все проекты проходят через вас?

С.Т.:
Мы бюро полного цикла, начинаем с разработки концепции, делаем всю рабочку и обычно заканчиваем сотрудничество с заказчиком, повесив последний светильник. В T+T Architects работают два независимых подразделения – архитектурное проектирование, которое возглавляет Александр Бровкин, и интерьерное проектирование под началом Владимира Чуканова. В каждом из них работает несколько бригад, а Александр и Владимир курируют все этапы их работы. Что же касается меня, то, конечно, финальное согласование каждого проекта провожу я, а вот над концепцией детально поработать получается далеко не всегда. Мы не авторское архитектурное бюро, и у нас нет «стилистического диктата». Есть общая идеология, подход к проектированию, ну и конечно же, СНиП «Красиво». Любая концепция – это совместное обсуждение и единогласное решение.

Архи.ру: Какими качествами должен обладать архитектор, чтобы быть принятым на работу в ваше бюро?

С.Т.:
Больше всего в людях и архитекторах я ценю активную жизненную и профессиональную позицию. Т.е. мы не принимаем в нашу команду людей, придерживающихся принципа «могу копать – могу не копать». Плюс это, конечно, должны быть люди, способные и готовые выдерживать жесткий темп работы, потому что основной пул наших заказов не предполагает долгого проектирования. Мы пока не проектируем крупные агломерациии, наша основная специализация – объекты редевелопмента промышленных комплексов под современное назначение, офисные здания и комплексы, коммерческие интерьеры, то есть объекты, имеющие очень четкие заранее оговоренные сроки, которые обязательно нужно соблюсти. Я не выступаю за возрастной ценз, но, как правило, мы принимаем на работу довольно молодых людей. Архитекторы, которым за сорок и которые вышли из проектных институтов, обычно не любят работать в нашем темпе.

Архи.ру: Вы упомянули проекты редевелопмента, и я, изучая портфолио T+T Architects на сайте бюро, обратила внимание на то, что они преобладают среди ваших реализаций. Считаете ли вы этот жанр вашей основной специализацией?

С.Т.:
Мы никогда не ставили перед собой задачу специализироваться именно на этом, но заниматься реновацией старых объектов оказалось не менее интересно, чем проектировать новые сооружения. К тому же, всегда интересна возможность сохранить и модернизировать служившуюся застройку, здание, дать вторую жизнь в современных реалиях. Поэтому и заказчики с нами охотно работают в этом жанре. В частности, очень ценим наше долгое плодотворное сотрудничество с компанией KR Properties, для которой мы выполнили несколько таких проектов. В 2010 году, например, разрабатывали концепцию реконструкции мукомольного завода в Оренбурге, позже удостоенную премии International commercial property awards. Сейчас мы принимаем активное участие в проекте реконструкции Даниловской мануфактуры, делая там и экстерьер нескольких корпусов, и интерьеры. Плюс сейчас заканчивается реализация очень интересного проекта благоустройства территории внутренних дворов корпуса, в котором сидят сами KR Properties. Ассиметричный вытянутый участок, практически со всех сторон «запертый» фасадами прилегающих зданий, нам удалось превратить в осмысленное уютное пространство с помощью разнообразных зон озеленения, устройства пешеходных дорожек и пандусов, частичной откопки окон первого этажа и организации мест отдыха.
zooming
Интерьер общественных зон бизнес-центра «Даниловская мануфактура 1867»
zooming
Территория офисного центра KR Properties

Очень гордимся и проектом лофт-квартала «Studio #8», который только что был удостоен Почетного диплома «Золотого сечения 2013». Это реконструкция завода в проезде Аэропорта, который будет превращен в комплекс апартаментов. Нашей задачей было сохранить пятна застройки и все те корпуса, которые можно было сохранить и дать новый архитектурный облик. Плюс участок вплотную прилегает к территории жилого комплекса «Триумф-палас», эстетике и габаритам которого хотелось как-то мягко противостоять. Решили эту проблему за счет кровли, которую превратили в пятый фасад. А для того, чтобы не тягаться с высоткой ни классом жилья, ни даже типом, мы свой проект выполнили в эстетике Loft и современной европейской дачи.
Лофт-квартал «Studio 8»
Проект реконструкции мукомольной фабрики в Оренбурге

Архи.ру: Очень харизматичен в этом смысле и ваш офис – Roof point на Лужнецкой набережной. Расскажите, как получилось, что офис архитектурного бюро является одновременно и шоу-румом, и медийной площадкой?

С.Т.:
Нам кажется, наш офис идеально отражает наш творческий подход – весь он прозрачный, лаконичный и с первого взгляда понятный. Когда мы в первый раз попали в эту мансарду, нас покорило ее огромное окно, обращенное к Лужникам и Москва-сити, открытые конструкции, возможность использования крыши. Мы убрали все перегородки и пристройки, оставшиеся от прежних хозяев, и тогда открылись балки деревянной конструкции крыши, которые в итоге также стали одним из основных элементов дизайна, равно как и оригинальные деревянные полы из досок, которые в своей предыдущей жизни были скрыты под ковролином. Почему медийная площадка? Ну, нам показалось, что грешно прятать такое место – оно словно предназначено для встреч, лекций, дискуссий и дружеского общения. Плюс хотелось создать площадку, где можно устраивать дискуссии, от души спорить и отстаивать свою точку зрения, не сковывая себя рамками корпоративной культуры.

Интерьер офиса Roof point
Интерьер офиса Roof point

Архи.ру: Насколько вообще для вас важна социальная функция? Стремитесь ли вы непременно включать ее в свои проекты?

С.Т.:
Всегда стараемся это сделать, если на это идет заказчик. Одной из основных задач проекта «Studio #8» мы ставили себе создать этот мини квартал открытым для прохожих, сделать «адрес» объекту, превратить сжатые улочки и пятна территории в комфортные и благоустроенные места отдыха и прогулок для жильцов и арендаторов. Очень интересным для нас был и проект застройки участка напротив метро «Багратионовская», вдоль улицы Барклая. Сейчас это пустырь, наискосок через который местные жители ходят от метро к своим домам. Участок в обременении, т.е. инвестор обязан построить здесь что-то для города, и мы как раз и должны были придумать, что это может быть. Мы, во-первых, сохранили и узаконили существующий проход и вокруг этой оси расположили многоуровневое общественное пространство с кафе, магазинами, многочисленными террасами и проходами. Получилось вроде бы и здание, но насквозь проницаемое, безопасное, выразительное.

zooming
Городская площадь на ул. Барклая в Москве

Архи.ру: Очень оптимистичный для Москвы проект, вам не кажется?

С.Т.: А, знаете, я верю в то, что вода камень точит. Мы предложим построить нечто подобное. Другие архитекторы предложат. И кому-нибудь обязательно повезет. Когда-нибудь Москва начнет перевоплощаться в город, удобный для жизни. Как уже говорил – начнет меняться контекст.


Архи.ру: То есть в целом вы на Москву смотрите с оптимизмом?

С.Т.:
Сейчас в современной Москве архитектура очень страдает за счет оптимизации бюджета на реализацию. Ведь как оно обычно бывает: делаешь концепцию, показываешь заказчику, он радуется, что, мол, очень здорово, но можно ли построить это за три копейки? Отвечаешь, что нет, нельзя. То есть, решительности принять смелую концепцию хватает, а деньги тратить не хотят. Компаний, готовых работать иначе, считанные единицы, но они есть, и это, конечно, внушает определенный оптимизм. В регионах же своя специфика: там люди чрезвычайно боятся принимать к реализации смелые проекты, а бюджеты порой превышают московские. Вот такой замкнутый круг получается.


Вообще очень сложно говорить о каком-то качестве проекта, если он должен окупиться максимум за 5 лет. По мне, это немыслимо короткий срок. Идеология «временщиков» очень мешает, отсюда тотальная экономия на реализации, что, в конечном итоге, отражается на качестве объектов. В Европе существует масса схем, позволяющих приблизить срок окупаемости. Я очень надеюсь дожить до времени, когда они будут повсеместно работать и в России – тогда и «европейские» принципы архитектуры можно будет использовать максимально полно.
Проект в г. Майами
zooming
Офисный центр «Центурион» в Одинцово


Архитектор:

Сергей Труханов

Мастерская:

Т+Т Architects

03 Июня 2013

author pht

Беседовала:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Марина Игнатушко: «Наш рейтинг – не про абсолютные...
Говорим с куратором, организатором и вдохновителем Нижегородского архитектурного рейтинга – единственной российской архитектурной премии, которой удается сохранять несерьезность; ведь победившее здание съедают в виде торта.
Опалубка для экзоскелета
Жилая башня One Thousand Museum в Майами по проекту Zaha Hadid Architects получила вынесенную на фасад бетонную конструкцию с постоянной опалубкой из стеклофибробетона.
Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.