Архитектура для зимы

Интервью с куратором Зимней школы Николаем Белоусовым и преподавателем МАРШ Александром Леоновым.

20 Декабря 2012
mainImg
С 1 по 9 февраля 2013 года в архитектурной школе МАРШ пройдет интенсивный курс «Дом для русской зимы». Читать лекции в Зимней школе МАРШ приглашены Борис Бернаскони, Антон Мосин, Евгений Широков, специалисты бюро Вернера Зобека. О зиме, зеленой архитектуре и «умном» доме мы поговорили с куратором Зимней школы Николаем Белоусовым и преподавателем МАРШ – автором первого в России «активного дома» (active house), Александром Леоновым.

Почему темой интенсива выбрана зима и – именно дом для русской зимы?

Николай Белоусов:
Отношения с зимой у русской архитектуры всегда были сложными, вся история нашей архитектуры – это буквально реакция на экстремальные условия. Россия – страна снега, где  белый – главный цвет, а холод и «генерал мороз» – едва ли не основные наши символы для всего остального мира. Но мы-то в этом климате живем и всегда пытались уберечься от холода, со всеми вытекающими отсюда техническими обременениями и архитектурными ограничениями.

Задача современного архитектора – использовать для этой цели новые технологии, решить проблему холода современными способами. И не просто решить, а сделать это по-умному, получить в процессе проектирования дополнительные качества здания.

Александр Леонов:
Принято считать лето самым комфортным временем года – и именно в это время мы проводим очень мало времени дома, часто уезжаем в отпуск, на природу. Что и говорить, для лета сойдет и палатка. Зимой же без дома не обойтись. Именно зимой мы по-настоящему живем дома, не выбираясь на улицу целыми днями. На зиму приходятся замечательные праздники. Мы хотим воспринимать зимний период как лучшее время для пребывания дома.
Николай Белоусов. Фотография предоставлена школой МАРШ
zooming
Александр Леонов. Фотография предоставлена школой МАРШ


В чем особенности «зимнего» строительства?

Николай Белоусов:
Мы попробуем расширить представления студентов о «зимнем» строительстве, подтолкнуть их к решению новых задач. Я бы хотел научить слушателей реагировать на мороз с помощью формы и конструкции. Другими словами, если человеку холодно – он плотнее запахнет пальто, если архитектору холодно – он начнет использовать определенные технологии и стандарты проектирования. Вот именно этим стандартам мы его и научим.

Архитектор должен понимать, что в России загородный дом окружен снежным покровом высотой 30-80 см, а крыша становится тяжелее и толще – и что это не просто интересная информация, а проблема, которую необходимо учитывать при проектировании. В технике есть такое понятие – предельное состояние,  пограничные условия, которые определяют принятие решений. А в России зимой внешние факторы, согласитесь, совершенно другие, чем летом.

Александр Леонов:
Мы предлагаем рассмотреть дом с точки зрения двух факторов – сценария жизни владельца и технических требований современной строительной практики. О жизни должны будут рассказать в первую очередь сами слушатели курса. С актуальными тенденциями архитектуры и технологий,  особенностями эксплуатации,  экономикой строительства и конструкциями слушателей ознакомят лекторы курса.

Мы пригласили специалистов в разных областях: строительства из дерева и альтернативных местных материалов (солома, например), теплотехники, экологии, «зеленых» стандартов и их применения в России. Будут и лекторы из Германии, в частности, из бюро Вернера Зобека, которые расскажут о европейском опыте. О «зеленых» проектах в России расскажут наши ведущие архитекторы: Антон Мосин, Борис Бернаскони и, конечно, куратор Зимней школы Николай Белоусов.

Наша задача наладить взаимодействия сторон ¬– связать профессионалов разных областей для достижения желаемого результата. Главные навыки - это умение задавать специалисту правильные вопросы и ставить адекватные задачи.

В чем преимущество зеленой архитектуры?

Николай Белоусов:
Для меня, как для «деревянного» человека (Николай Белоусов возглавляет «Архитектурную мастерскую Н.В. Белоусова», специализирующуюся на деревянной архитектуре) важную роль играет тот факт, что дерево – единственный возобновляемый материал. То есть, если мы срубим дерево и построим из него дом – то через пятьдесят лет вырастет другое дерево. Остальные материалы – кирпич, бетон, стекло, металл – конечно, прекрасны, но таким чудесам еще не научились.

К несомненным плюсам относятся простота возведения постройки, циркуляция тепла, очевидный комфорт и многое другое. Ответить на этот вопрос в рамках одного интервью, к сожалению, не получится – это слишком большая, серьезная тема, тема «умного» дома – в нее мы и будем погружаться все 8 дней Зимней школы.

Александр Леонов:
Я считаю, что термин «зеленая  архитектура» должен стать синонимом «здравого смысла».  Когда мы создаем объект, необходимо в первую очередь честно ответить на вопрос «зачем мы это делаем», проект необходимо наполнить интеллектуальными смыслами. Зеленая архитектура не только про сложные инженерные решения, она затрагивает вопросы целесообразности, эффективности, оптимальных решений. Для исследования этих вопросов создаются экспериментальные объекты, эдакие концепт-кары домостроения, в одном из таких проектов мне посчастливилось участвовать – об опыте создания Активного дома в России я расскажу в рамках программы Зимней школы.

Чего вы ждете от студентов Зимней школы МАРШ?

Николай Белоусов:
Я жду, в первую очередь, включенной головы – мы постараемся дать максимум информации, а слушателям необходимо будет отразить все полученные знания в своем проекте загородного дома. Термин «умный» дом означает всего лишь то, что его создал умный и талантливый архитектор, понимающий философию и концепцию зеленой архитектуры. Мне интересно, как студенты совместят свои идеи с существующими возможностями в этой области.

Александр Леонов:
Труда. Участники должны принять, что курс Зимней школы – это в опыт и знания которые необходимо получить через работу над собственным проектом. У них должна возникнуть необходимость задавать вопросы. Все решения должны быть объяснены. Личные идеи как реальные, так и футуристические, амбиции и возможности – все составляющие жизни должны лечь в основу проектирования дома мечты в условиях русской зимы.
беседовал Леонид Гаврилюк
 


20 Декабря 2012

comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Бриллиантовая прозрачность
Уникальная и единственная в мире подвесная переговорная «Диамант» в штаб-квартире Сбербанка с ультра-прозрачными гранями Crystalvision от AGC.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.