Архитектура для зимы

Интервью с куратором Зимней школы Николаем Белоусовым и преподавателем МАРШ Александром Леоновым.

20 Декабря 2012
mainImg
С 1 по 9 февраля 2013 года в архитектурной школе МАРШ пройдет интенсивный курс «Дом для русской зимы». Читать лекции в Зимней школе МАРШ приглашены Борис Бернаскони, Антон Мосин, Евгений Широков, специалисты бюро Вернера Зобека. О зиме, зеленой архитектуре и «умном» доме мы поговорили с куратором Зимней школы Николаем Белоусовым и преподавателем МАРШ – автором первого в России «активного дома» (active house), Александром Леоновым.

Почему темой интенсива выбрана зима и – именно дом для русской зимы?

Николай Белоусов:
Отношения с зимой у русской архитектуры всегда были сложными, вся история нашей архитектуры – это буквально реакция на экстремальные условия. Россия – страна снега, где  белый – главный цвет, а холод и «генерал мороз» – едва ли не основные наши символы для всего остального мира. Но мы-то в этом климате живем и всегда пытались уберечься от холода, со всеми вытекающими отсюда техническими обременениями и архитектурными ограничениями.

Задача современного архитектора – использовать для этой цели новые технологии, решить проблему холода современными способами. И не просто решить, а сделать это по-умному, получить в процессе проектирования дополнительные качества здания.

Александр Леонов:
Принято считать лето самым комфортным временем года – и именно в это время мы проводим очень мало времени дома, часто уезжаем в отпуск, на природу. Что и говорить, для лета сойдет и палатка. Зимой же без дома не обойтись. Именно зимой мы по-настоящему живем дома, не выбираясь на улицу целыми днями. На зиму приходятся замечательные праздники. Мы хотим воспринимать зимний период как лучшее время для пребывания дома.
Николай Белоусов. Фотография предоставлена школой МАРШ
zooming
Александр Леонов. Фотография предоставлена школой МАРШ


В чем особенности «зимнего» строительства?

Николай Белоусов:
Мы попробуем расширить представления студентов о «зимнем» строительстве, подтолкнуть их к решению новых задач. Я бы хотел научить слушателей реагировать на мороз с помощью формы и конструкции. Другими словами, если человеку холодно – он плотнее запахнет пальто, если архитектору холодно – он начнет использовать определенные технологии и стандарты проектирования. Вот именно этим стандартам мы его и научим.

Архитектор должен понимать, что в России загородный дом окружен снежным покровом высотой 30-80 см, а крыша становится тяжелее и толще – и что это не просто интересная информация, а проблема, которую необходимо учитывать при проектировании. В технике есть такое понятие – предельное состояние,  пограничные условия, которые определяют принятие решений. А в России зимой внешние факторы, согласитесь, совершенно другие, чем летом.

Александр Леонов:
Мы предлагаем рассмотреть дом с точки зрения двух факторов – сценария жизни владельца и технических требований современной строительной практики. О жизни должны будут рассказать в первую очередь сами слушатели курса. С актуальными тенденциями архитектуры и технологий,  особенностями эксплуатации,  экономикой строительства и конструкциями слушателей ознакомят лекторы курса.

Мы пригласили специалистов в разных областях: строительства из дерева и альтернативных местных материалов (солома, например), теплотехники, экологии, «зеленых» стандартов и их применения в России. Будут и лекторы из Германии, в частности, из бюро Вернера Зобека, которые расскажут о европейском опыте. О «зеленых» проектах в России расскажут наши ведущие архитекторы: Антон Мосин, Борис Бернаскони и, конечно, куратор Зимней школы Николай Белоусов.

Наша задача наладить взаимодействия сторон ¬– связать профессионалов разных областей для достижения желаемого результата. Главные навыки - это умение задавать специалисту правильные вопросы и ставить адекватные задачи.

В чем преимущество зеленой архитектуры?

Николай Белоусов:
Для меня, как для «деревянного» человека (Николай Белоусов возглавляет «Архитектурную мастерскую Н.В. Белоусова», специализирующуюся на деревянной архитектуре) важную роль играет тот факт, что дерево – единственный возобновляемый материал. То есть, если мы срубим дерево и построим из него дом – то через пятьдесят лет вырастет другое дерево. Остальные материалы – кирпич, бетон, стекло, металл – конечно, прекрасны, но таким чудесам еще не научились.

К несомненным плюсам относятся простота возведения постройки, циркуляция тепла, очевидный комфорт и многое другое. Ответить на этот вопрос в рамках одного интервью, к сожалению, не получится – это слишком большая, серьезная тема, тема «умного» дома – в нее мы и будем погружаться все 8 дней Зимней школы.

Александр Леонов:
Я считаю, что термин «зеленая  архитектура» должен стать синонимом «здравого смысла».  Когда мы создаем объект, необходимо в первую очередь честно ответить на вопрос «зачем мы это делаем», проект необходимо наполнить интеллектуальными смыслами. Зеленая архитектура не только про сложные инженерные решения, она затрагивает вопросы целесообразности, эффективности, оптимальных решений. Для исследования этих вопросов создаются экспериментальные объекты, эдакие концепт-кары домостроения, в одном из таких проектов мне посчастливилось участвовать – об опыте создания Активного дома в России я расскажу в рамках программы Зимней школы.

Чего вы ждете от студентов Зимней школы МАРШ?

Николай Белоусов:
Я жду, в первую очередь, включенной головы – мы постараемся дать максимум информации, а слушателям необходимо будет отразить все полученные знания в своем проекте загородного дома. Термин «умный» дом означает всего лишь то, что его создал умный и талантливый архитектор, понимающий философию и концепцию зеленой архитектуры. Мне интересно, как студенты совместят свои идеи с существующими возможностями в этой области.

Александр Леонов:
Труда. Участники должны принять, что курс Зимней школы – это в опыт и знания которые необходимо получить через работу над собственным проектом. У них должна возникнуть необходимость задавать вопросы. Все решения должны быть объяснены. Личные идеи как реальные, так и футуристические, амбиции и возможности – все составляющие жизни должны лечь в основу проектирования дома мечты в условиях русской зимы.
беседовал Леонид Гаврилюк
 


20 Декабря 2012

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.