Архитектура для зимы

Интервью с куратором Зимней школы Николаем Белоусовым и преподавателем МАРШ Александром Леоновым.

20 Декабря 2012
mainImg
С 1 по 9 февраля 2013 года в архитектурной школе МАРШ пройдет интенсивный курс «Дом для русской зимы». Читать лекции в Зимней школе МАРШ приглашены Борис Бернаскони, Антон Мосин, Евгений Широков, специалисты бюро Вернера Зобека. О зиме, зеленой архитектуре и «умном» доме мы поговорили с куратором Зимней школы Николаем Белоусовым и преподавателем МАРШ – автором первого в России «активного дома» (active house), Александром Леоновым.

Почему темой интенсива выбрана зима и – именно дом для русской зимы?

Николай Белоусов:
Отношения с зимой у русской архитектуры всегда были сложными, вся история нашей архитектуры – это буквально реакция на экстремальные условия. Россия – страна снега, где  белый – главный цвет, а холод и «генерал мороз» – едва ли не основные наши символы для всего остального мира. Но мы-то в этом климате живем и всегда пытались уберечься от холода, со всеми вытекающими отсюда техническими обременениями и архитектурными ограничениями.

Задача современного архитектора – использовать для этой цели новые технологии, решить проблему холода современными способами. И не просто решить, а сделать это по-умному, получить в процессе проектирования дополнительные качества здания.

Александр Леонов:
Принято считать лето самым комфортным временем года – и именно в это время мы проводим очень мало времени дома, часто уезжаем в отпуск, на природу. Что и говорить, для лета сойдет и палатка. Зимой же без дома не обойтись. Именно зимой мы по-настоящему живем дома, не выбираясь на улицу целыми днями. На зиму приходятся замечательные праздники. Мы хотим воспринимать зимний период как лучшее время для пребывания дома.
Николай Белоусов. Фотография предоставлена школой МАРШ
zooming
Александр Леонов. Фотография предоставлена школой МАРШ


В чем особенности «зимнего» строительства?

Николай Белоусов:
Мы попробуем расширить представления студентов о «зимнем» строительстве, подтолкнуть их к решению новых задач. Я бы хотел научить слушателей реагировать на мороз с помощью формы и конструкции. Другими словами, если человеку холодно – он плотнее запахнет пальто, если архитектору холодно – он начнет использовать определенные технологии и стандарты проектирования. Вот именно этим стандартам мы его и научим.

Архитектор должен понимать, что в России загородный дом окружен снежным покровом высотой 30-80 см, а крыша становится тяжелее и толще – и что это не просто интересная информация, а проблема, которую необходимо учитывать при проектировании. В технике есть такое понятие – предельное состояние,  пограничные условия, которые определяют принятие решений. А в России зимой внешние факторы, согласитесь, совершенно другие, чем летом.

Александр Леонов:
Мы предлагаем рассмотреть дом с точки зрения двух факторов – сценария жизни владельца и технических требований современной строительной практики. О жизни должны будут рассказать в первую очередь сами слушатели курса. С актуальными тенденциями архитектуры и технологий,  особенностями эксплуатации,  экономикой строительства и конструкциями слушателей ознакомят лекторы курса.

Мы пригласили специалистов в разных областях: строительства из дерева и альтернативных местных материалов (солома, например), теплотехники, экологии, «зеленых» стандартов и их применения в России. Будут и лекторы из Германии, в частности, из бюро Вернера Зобека, которые расскажут о европейском опыте. О «зеленых» проектах в России расскажут наши ведущие архитекторы: Антон Мосин, Борис Бернаскони и, конечно, куратор Зимней школы Николай Белоусов.

Наша задача наладить взаимодействия сторон ¬– связать профессионалов разных областей для достижения желаемого результата. Главные навыки - это умение задавать специалисту правильные вопросы и ставить адекватные задачи.

В чем преимущество зеленой архитектуры?

Николай Белоусов:
Для меня, как для «деревянного» человека (Николай Белоусов возглавляет «Архитектурную мастерскую Н.В. Белоусова», специализирующуюся на деревянной архитектуре) важную роль играет тот факт, что дерево – единственный возобновляемый материал. То есть, если мы срубим дерево и построим из него дом – то через пятьдесят лет вырастет другое дерево. Остальные материалы – кирпич, бетон, стекло, металл – конечно, прекрасны, но таким чудесам еще не научились.

К несомненным плюсам относятся простота возведения постройки, циркуляция тепла, очевидный комфорт и многое другое. Ответить на этот вопрос в рамках одного интервью, к сожалению, не получится – это слишком большая, серьезная тема, тема «умного» дома – в нее мы и будем погружаться все 8 дней Зимней школы.

Александр Леонов:
Я считаю, что термин «зеленая  архитектура» должен стать синонимом «здравого смысла».  Когда мы создаем объект, необходимо в первую очередь честно ответить на вопрос «зачем мы это делаем», проект необходимо наполнить интеллектуальными смыслами. Зеленая архитектура не только про сложные инженерные решения, она затрагивает вопросы целесообразности, эффективности, оптимальных решений. Для исследования этих вопросов создаются экспериментальные объекты, эдакие концепт-кары домостроения, в одном из таких проектов мне посчастливилось участвовать – об опыте создания Активного дома в России я расскажу в рамках программы Зимней школы.

Чего вы ждете от студентов Зимней школы МАРШ?

Николай Белоусов:
Я жду, в первую очередь, включенной головы – мы постараемся дать максимум информации, а слушателям необходимо будет отразить все полученные знания в своем проекте загородного дома. Термин «умный» дом означает всего лишь то, что его создал умный и талантливый архитектор, понимающий философию и концепцию зеленой архитектуры. Мне интересно, как студенты совместят свои идеи с существующими возможностями в этой области.

Александр Леонов:
Труда. Участники должны принять, что курс Зимней школы – это в опыт и знания которые необходимо получить через работу над собственным проектом. У них должна возникнуть необходимость задавать вопросы. Все решения должны быть объяснены. Личные идеи как реальные, так и футуристические, амбиции и возможности – все составляющие жизни должны лечь в основу проектирования дома мечты в условиях русской зимы.
беседовал Леонид Гаврилюк
 

20 Декабря 2012

comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.