Награда, которую ждали

Интервью с обладателем «Хрустального Дедала», руководителем «Студии 44» Никитой Явейном.

20 Декабря 2012
mainImg
Архи.ру. Никита Игоревич, поздравляем Вас с присуждением «Хрустального Дедала». Как Вы можете прокомментировать эту победу? Была ли она ожидаемой?

Никита Явейн. Если честно, то да, мы ждали эту награду, в глубине души очень на нее надеялись.  Архитектурный замысел Дворца творчества школьников в Астане родился легко, в единодушном творческом порыве. Правда, потом, после победы в конкурсе, пришлось доводить эскизы до ума прямо-таки в авральном темпе – весь процесс проектирования и строительства этого масштабного объекта занял чуть больше года! Скажу честно, что в этом нашем проекте нет особой многослойности, никакого «двойного кодирования». Зато есть четкость и ясность концепта, когда каждый элемент имеет определенную смысловую нагрузку. Повторю, мы сделали этот проект буквально на одном дыхании. Для нас эта работа стала серьезной проверкой на профессионализм.
Никита Явейн. Лекция в ЦДА. Фотографии Елены Петуховой

Архи.ру. Считаете ли Вы Дворец творчества школьников в Астане лучшей своей постройкой на сегодняшний день? Если нет, то какую работу Вы назвали бы самой любимой?

Н.Я.: Я люблю этот проект, но на первом месте для меня остается реконструкция Главного штаба – серьезная и даже выстраданная вещь. Из недавних работ мастерской я бы выделил Академию танца Бориса Эйфмана. Из ранних – люблю Ладожский вокзал и Центральное отделение Сбербанка России в Санкт-Петербурге (Фурштатская, 5).

Архи.ру. В каких конкурсах «Студия 44» принимала участие в последнее время? Есть ли у бюро своя особая политика в отношении конкурсов?

Н.Я.: Мы участвуем либо в молодежных конкурсах, позволяющих творчески раскрыться начинающим архитекторам нашей студии, либо в конкурсах, предполагающих возможность реализации.

Архи.ру. Но при этом Вы участвовали в конкурсе на разработку проекта реконструкции «Новой Голландии». А история реконструкции этой территории такова, что рассчитывать на реализацию не приходится...

Н.Я.:  Я не знаю, как все будет. Думаю, что победивший проект в том виде, в котором он был представлен, реализован быть не может. Похоже, Абрамович выбирал себе не проект, а проектировщика. Новая Голландия – место, чрезвычайно значимое для нашего города, и для нас в любом случае было очень важно поразмышлять над его гипотетическим будущим.

Архи.ру. Возвращаясь к теме фестиваля «Зодчество». Вам что-нибудь запомнилось, понравилось среди проектов и построек, представленных в Манеже?

Н.Я.:  Интересные работы были, но мне не понравилась их подача. Такая табельная развеска не позволяет отличить один проект от другого. Надо быть большим профессионалом, чтобы что-то там разглядеть. Я думаю, что и Капелла в Роншане там тоже затерялась бы, и никто никогда не понял бы всей ее прелести. Получается не представление проекта, а украшение стены. Мне кажется, что такая универсальность презентации в корне не верна. Автор должен самостоятельно готовить подачу своего проекта – от выбора размера планшета до его печати.

Если оставить в стороне этот момент, то среди представленных работ мне лично запомнились архангельские дома Михаила Мамошина, а вот «Куб» Бернаскони, наоборот, немножко разочаровал. Дом Тотана Кузембаева понравился… На самом деле было много хороших камерных построек, названия которых я, к сожалению, не запомнил.

Архи.ру. Как, на Ваш взгляд, должен развиваться фестиваль? Есть ли у него будущее?

Н.Я.: Это довольно значимое мероприятие, и особенно с политической точки зрения, поскольку на фестивальной площадке собирается множество серьезных представителей профессии. Плюс это замечательный повод собраться и поговорить. Мы сегодня существуем слишком обособленно друг от друга, варимся в собственном соку. Мы изолированы, оторваны от своих коллег, а потому постепенно теряем взаимопонимание, общий язык. Мне кажется, что Союз архитекторов как раз и должен способствовать возобновлению диалога внутри профессии. И фестиваль может и должен стать хорошим инструментом. Но для начала «Зодчество» нужно реанимировать. С каждым годом ситуация только ухудшается. Нынешний фестиваль продемонстрировал очень глубокий спад, который едва ли можно оправдать общемировым кризисом.

20 Декабря 2012

comments powered by HyperComments
Пресса: Сиротский год
В этом году не только урбанистическая, но и архитектурная деятельность в России продемонстрировала свою бессмысленность. Не обошлось и без курьезов.
Пресса: Многоквартальный отчет
В Манеже открылся фестиваль "Зодчество". Григорий Ревзин считает, что значительность всего показанного там можно будет оценить только через 30 лет.
Пресса: Фестиваль "Зодчество" подвёл итоги
На два дня столичный "Манеж" стал площадкой для архитектурных экспериментов и новаций. В рамках традиционного фестиваля "Зодчество" прошел профессиональный конкурс "Хрустальный Дедал", на котором отметили самые выдающиеся проекты, преображающие пространство современных городов.
Пресса: Дом Мельникова станет музеем или развалиной
На общественной дискуссии «Дом Мельникова. Сценарии судьбы», в рамках XX международного фестиваля «Зодчество-2012», эксперты рассчитывали сдвинуть с мертвой точки дело о превращении шедевра архитектуры русского авангарда в федеральный музей. На словах все гладко, однако памятник пока в опасности.
Пресса: Музей Щусева объявил конкурс на концепцию музея в...
Государственный музей архитектуры имени Щусева объявил благотворительный конкурс-консультацию на создание концепции государственного музея в столичном Доме Мельникова, об этом во вторник в рамках фестиваля "Зодчество" рассказала директор музея им. Щусева Ирина Коробьина.
Оранжевая эволюция
Вчера в «Манеже» открылся XX Международный фестиваль архитектуры «Зодчество». Свой юбилей фестиваль встречает многообещающим девизом «Новое», но, как показало знакомство с экспозицией, большинство его участников руководствовались принципом «Новое – это хорошо забытое старое».
«Зодчество»-2012: «Новое»
Завтра в Центральном выставочном зале «Манеж» стартует XX Международный фестиваль архитектуры «Зодчество». Тему юбилейного смотра его куратор архитектор Андрей Чернихов сформулировал как «Новое».
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.