Оранжевая эволюция

Вчера в «Манеже» открылся XX Международный фестиваль архитектуры «Зодчество». Свой юбилей фестиваль встречает многообещающим девизом «Новое», но, как показало знакомство с экспозицией, большинство его участников руководствовались принципом «Новое – это хорошо забытое старое».

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

12 Декабря 2012
mainImg
В этом году куратором «Зодчества» стал архитектор Андрей Чернихов, и именно ему фестиваль обязан столь прогрессивной темой. В своем манифесте Чернихов, впрочем, сразу оговорился, что найти что-то новое в современном постоянном меняющемся мире – дело чрезвычайно непростое и неблагодарное, поэтому на это понятие уместно взглянуть под другим углом зрения. «Новое – это не только новаторство, но и переосмысление привычного уклада и просто хорошо забытое старое. Ведь и традиция жива лишь в случае ее постоянного обновления». А самым новым, по мнению куратора, для нас сегодня является то, как с архитекторами взаимодействуют власть и бизнес. Поэтому среди главных героев смотра, получивших самые просторные центральные павильоны, в этом году оказались конкурс «Большая Москва» (видимо, как пример того, что даже очень странную инициативу властей с помощью разумных градостроительных решений можно хотя бы отчасти приспособить для реальной жизни) и «Сколково», где хором архитекторов дирижируют и политическая воля, и интересы бизнес-сообщества.
Экспозиция «Проекты» на фестивале «Зодчество»-2012. Фотография Анны Мартовицкой, Archi.ru
Экспозиция Сколково

Дизайн экспозиции в этом году разрабатывала Проектная группа «Поле-дизайн», и, надо сказать, на эскизах предложенная Владом Савинкиным и Владимиром Кузьминым концепция выглядела очень эффектно. В основное пространство Манежа архитекторы вписали условный овал, а в него, в свою очередь, павильоны, которые вместе образуют в плане слово «Новое». Уже по эскизам было понятно, что у павильонов не будет стен – на металлический каркас просто намотают оранжевые ленты, и таким же оранжевым пунктиром должны были написать сам девиз фестиваля, растянув его по диагонали над входом в зал. В реальности все получилось немного иначе. Вместо лент разных оттенков (на эскизах фигурировали и красные, и рыжие, и желтые полосы) использован оранжевый скотч, а тема фестиваля приветствует нас радостно у входа лишь эпизодически – по диагонали в итоге подвешен гигантский экран, на котором мелькают то лица архитектурных чиновников, то отрывки из манифеста, то чьи-то проекты. Впрочем, трудно спорить с тем, что тонкий почти невесомый экран является приметой того самого нового, которое в этом году усиленно чествуется на «Зодчестве».

Павильоны, с ног до головы обмотанные скотчем, выглядят очень позитивно. Скотч бликует, многочисленные мониторы светятся, отовсюду так и брызжет ярко-рыжий (впрочем, кажется, у Савинкина с Кузьминым и не могло быть другого цвета). И если Юрий Аввакумов, бывший куратором «Зодчества» предыдущие три года, структурировал экспозицию, собрав разрозненные элементы в двенадцать кубов из белой материи, то Савинкин и Кузьмин ставили перед собой совсем иную задачу. Рыжей нитью через экспозицию проходит идея единства и взаимосвязи всего, что происходит в зодчестве, – выставки отделены друг от друга более чем условно, так что перемещаясь по оранжевому лабиринту, посетитель словно погружается в бурный поток, имя которому современный архитектурный процесс.

Впрочем, это относится лишь к форме подачи материала. Если же говорить о содержании экспозиции, то она в единое целое не собирается никак. О том, что панораму «Зодчества» и в этом году составили проекты, диаметрально противоположные как по качеству, так и по подаче, посетитель понимает, едва вступив на территорию фестиваля. Вход на основную экспозицию фланкируют павильоны двух столиц – и более не похожие друг на друга подходыв к представлению себя на «Зодчестве» трудно придумать.
«Город в лесу» в рамках экспозиции «Альтернативный квартал»

Налево пойдешь – в павильон Петербурга попадешь. Там черный пол и зеркальные стены, а прямо напротив входа выгравирована карта Европы, так что входя в Питер, сразу невольно переносишься в более далекие города – Копенгаген, Таллинн, Стокгольм. Тема города-окна в Европу и стала центральной: мол, пока Москва стремится организовать центр вокруг себя, мы стремимся на запад (так и написано в аннотации к экспозиции). «Если прошлое Санкт-Петербурга – это столица, демонстрирующая мощь Империи, то его будущее – стать ключевым элементом североевропейского морского микрорегиона, включающего в себя города Северного и Балтийского морей». В качестве почти готового окна приведена Новая Голландия – рукотворный треугольный остров, окруженный каналами, по которым можно выйти к большой воде и поплыть куда глаза глядят. В экспозиции, правда, этот треугольник, наоборот, превратился в водоем, в котором плавают разноцветные круглые фишки. Само по себе это выглядит как аттракцион для детей, но на самом деле «таблетки» символизируют все те меры по улучшению городской среды, которые нужны Петербургу для достижения желанного статуса. На стенах можно обнаружить и конкретные рекомендации, а также примеры для подражания – среди последних и Транспортный коридор Риги, и «Хафен-сити», превращенный в новый центр Гамбурга из промышленной зоны, и стильный наукоград Киста рядом со Стокгольмом, и урбанистический фестиваль Таллинна.

Москва тоже не отказала себе в удовольствии использовать возможности интерактивных табло и светодиодов – в центре павильона столицы мы видим карту метро, где голубыми огоньками подсвечены будущие скоростные артерии города. И тут же на мониторе – уже построенные и проектирующиеся станции метрополитена. А вокруг – планшеты, планшеты, планшеты. Детские сады, жилые многоэтажки, генпланы микрорайонов, – в общем, все, чем сильны проектные институты столицы. И если Петербург честно отработал тему «Новое», то Москва представила себя на «Зодчестве»-2012 так, как делает это каждый год. Неслучайно в центре экспозиции достижения метростроя – проекты новых станций традиционно получают награды фестиваля.

Напротив Москвы  – стенд Московской области, которая тезис про «Новое – это хорошо забытое старое» не просто использовала как основное руководство к действию, но и повесила прямо напротив входа – т.е. все не просто как всегда, а осознанно. А между экспозициями столицы и области разместились два павильона, посвященные конкурсу «Большая Москва». Смысл такого расположения очевиден: вот один субъект федерации, вот второй, а вот и то, что их неизбежно объединит.

Как мы уже писали в анонсе фестиваля, основные силы куратора в этом году были брошены на то, чтобы убедить регионы не ограничиваться жанром отчетов и не завешивать свои стенды бесконечными планшетами. Реакция на эту рекомендацию последовала самая разная – кто-то не приехал вовсе, кто-то, как Москва, проигнорировал просьбы Чернихова. Увы, последних оказалось большинство, но пара городов все же откликнулись на «Новое».

Очень стильный стенд получился у Воронежа. Все, за что можно отчитаться на «Зодчестве», демонстрировалось на большом мониторе, размещенном напротив входа, а поверх него была наброшена своего рода вуаль – вырезанная черного плотного картона карта города.

Екатеринбург, в свою очередь, отчитался о том, что он намерен побороться за право проведения ЭКСПО-2020. На одном огромном планшете представлены все высотные здания города (всего 850, начиная от Белой башни и заканчивая небоскребами, которые еще не построены). Каждый объект сопровожден краткой аннотацией, а самым зрелищным при таком совмещении становится силуэт города – кардиограмма крупнейшего мегаполиса на границе Европы и Азии, показывающая, что жизнь в нем кипит. Отдельно стоит упомянуть буклет, изданный издательством «Татлин» к фестивалю – крошечная книжечка, развернув которую, обнаруживаешь всю панораму центра Екатеринбурга. И если на планшете высотки показаны схематично, то здесь можно воочию оценить, насколько органично они вписались в городскую среду.

О том, как «Новое» понимают регионы, можно понять и благодаря специальному проекту Союза архитекторов «Фестиваль фестивалей», где собраны проекты, награжденные на региональных архитектурных фестивалях за последние годы. Открывает парад Архитектурный рейтинг Нижнего Новгорода, продолжают смотры Самары, Сибири и Дальнего Востока. Получилась очень показательная, но отнюдь не утешительная подборка, заставляющая задуматься о том, какая архитектура на самом деле пользуется спросом в регионах.

Как на любом архитектурном фестивале, здесь были не только региональные и конкурсные выставки, но и специальные экспозиции. Вполне ожидаемый вклад куратора Андрея Чернихова – отдельный павильон премии «Вызов времени», которую проводит Фонд Якова Чернихова. Стильное черно-белое пространство – видимо, как метафора лаборатории, в которой рождаются новые идеи и практики.

Своего рода ответом на недавний Венский конгресс стала выставка «Советский модернизм: формы времени». Архитектуру 1960-1980-х  куратор Ольга Казакова, собравшая постройки по всему бывшему СССР, решила показать «по-человечески», через быт и устремления ее авторов. Все объекты здесь сгруппированы по типологии, которая, в свою очередь, определена через действия архитекторов, которые, переживая борьбу с излишествами, одновременно «Встречались в кафе», «Женились», «Ездили в командировки», «Работали», «Отдыхали» и т.д. «Чтобы оценить архитектуру эпохи советского модернизма справедливо и по достоинству, необходимо посмотреть на нее глазами людей, для которых она была не прошлым, но настоящим, не наследием – но современностью», – поясняет свой замысел сама Казакова. Именно поэтому большинство представленных на выставке фотографии – ровесники самих зданий. Не секрет, что многие из них сейчас обветшали, грубо перестроены или вовсе утрачены, но Ольга Казакова не призывает немедленно бросаться им на помощь, справедливо полагая, что сначала нужно понять и прочувствовать их красоту и ценность. Фотографии дополнены дипломными проектами той эпохи.

В качестве зарубежного «Нового» «Зодчество» показывает работы современных колумбийских архитекторов – выставку Владимира Белоголовского «Colombia Transformed». Куратор выбрал для нее десять проектов, которые не просто радуют взгляд своей изысканной стильностью, экологичностью и однозначной современностью, но и служат убедительным доказательством того, что архитектура действительно способна изменить жизнь людей к лучшему.

И, наконец, «Русское идентичное» представили Андрей и Никита Асадовы. Получив от куратора задание показать саму суть современной российской архитектуры, братья созвали представительный экспертный совет и попросили его участников назвать несколько наиболее знаковых построек последних лет. Получилась очень пестрая подборка, и, начав думать, что же с этим винегретом делать, Асадовы решили исходить из того, что каждый из объектов – российский и создан для России, а значит обладает какой-то национальной чертой. Так и родилась идея этой экспозиции – своего рода энциклопедии русских качеств: от «Авось» (ресторан «95 градусов» Александра Бродского) и «Удали» (бизнес-школа «Сколково» Дэвида Аджайе и «А-Б») до «Необъятности» («Аэробус» Владимира Плоткина) и «Космизма» («Вселенский разум» Николая Полисского). А для тех, кто считает, что эти качества не могут сочетаться в одном объекте, Асадовы и Максим Малейн придумали «скрипт» –деревянную балку, постоянно изменяющуюся в сечении и тем самым символизирующую эволюцию отечественной архитектуры. Этот замысловатый объем не просто нарисован методом параметрического моделирования, но будет воплощен во всей своей сложности: прямо на фестивале из огромного бревна его начали вырубать простые русские плотники. Асадовы тем самым намерены доказать, что какой бы сложной ни была архитектура, созданная российскими проектировщиками, она может быть реализована. Правда, сроки со счетов сбрасывать тоже не стоит – начав на «Зодчестве», плотники надеются закончить к августовским «Городам».


12 Декабря 2012

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая

Технологии и материалы

Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.

Сейчас на главной

Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».
Город за рекой
Концепция крупного ЖК на 20 гектарах у реки в Тюмени делает ставку на общественное пространство городского бульвара, который авторы выстраивают вдоль набережной, и на образность «разновременного» города, что позволяет им смело стилизовать в рамках намеренной эклектичности.