Оранжевая эволюция

Вчера в «Манеже» открылся XX Международный фестиваль архитектуры «Зодчество». Свой юбилей фестиваль встречает многообещающим девизом «Новое», но, как показало знакомство с экспозицией, большинство его участников руководствовались принципом «Новое – это хорошо забытое старое».

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

12 Декабря 2012
mainImg
В этом году куратором «Зодчества» стал архитектор Андрей Чернихов, и именно ему фестиваль обязан столь прогрессивной темой. В своем манифесте Чернихов, впрочем, сразу оговорился, что найти что-то новое в современном постоянном меняющемся мире – дело чрезвычайно непростое и неблагодарное, поэтому на это понятие уместно взглянуть под другим углом зрения. «Новое – это не только новаторство, но и переосмысление привычного уклада и просто хорошо забытое старое. Ведь и традиция жива лишь в случае ее постоянного обновления». А самым новым, по мнению куратора, для нас сегодня является то, как с архитекторами взаимодействуют власть и бизнес. Поэтому среди главных героев смотра, получивших самые просторные центральные павильоны, в этом году оказались конкурс «Большая Москва» (видимо, как пример того, что даже очень странную инициативу властей с помощью разумных градостроительных решений можно хотя бы отчасти приспособить для реальной жизни) и «Сколково», где хором архитекторов дирижируют и политическая воля, и интересы бизнес-сообщества.
Экспозиция «Проекты» на фестивале «Зодчество»-2012. Фотография Анны Мартовицкой, Archi.ru
Экспозиция Сколково

Дизайн экспозиции в этом году разрабатывала Проектная группа «Поле-дизайн», и, надо сказать, на эскизах предложенная Владом Савинкиным и Владимиром Кузьминым концепция выглядела очень эффектно. В основное пространство Манежа архитекторы вписали условный овал, а в него, в свою очередь, павильоны, которые вместе образуют в плане слово «Новое». Уже по эскизам было понятно, что у павильонов не будет стен – на металлический каркас просто намотают оранжевые ленты, и таким же оранжевым пунктиром должны были написать сам девиз фестиваля, растянув его по диагонали над входом в зал. В реальности все получилось немного иначе. Вместо лент разных оттенков (на эскизах фигурировали и красные, и рыжие, и желтые полосы) использован оранжевый скотч, а тема фестиваля приветствует нас радостно у входа лишь эпизодически – по диагонали в итоге подвешен гигантский экран, на котором мелькают то лица архитектурных чиновников, то отрывки из манифеста, то чьи-то проекты. Впрочем, трудно спорить с тем, что тонкий почти невесомый экран является приметой того самого нового, которое в этом году усиленно чествуется на «Зодчестве».

Павильоны, с ног до головы обмотанные скотчем, выглядят очень позитивно. Скотч бликует, многочисленные мониторы светятся, отовсюду так и брызжет ярко-рыжий (впрочем, кажется, у Савинкина с Кузьминым и не могло быть другого цвета). И если Юрий Аввакумов, бывший куратором «Зодчества» предыдущие три года, структурировал экспозицию, собрав разрозненные элементы в двенадцать кубов из белой материи, то Савинкин и Кузьмин ставили перед собой совсем иную задачу. Рыжей нитью через экспозицию проходит идея единства и взаимосвязи всего, что происходит в зодчестве, – выставки отделены друг от друга более чем условно, так что перемещаясь по оранжевому лабиринту, посетитель словно погружается в бурный поток, имя которому современный архитектурный процесс.

Впрочем, это относится лишь к форме подачи материала. Если же говорить о содержании экспозиции, то она в единое целое не собирается никак. О том, что панораму «Зодчества» и в этом году составили проекты, диаметрально противоположные как по качеству, так и по подаче, посетитель понимает, едва вступив на территорию фестиваля. Вход на основную экспозицию фланкируют павильоны двух столиц – и более не похожие друг на друга подходыв к представлению себя на «Зодчестве» трудно придумать.
«Город в лесу» в рамках экспозиции «Альтернативный квартал»

Налево пойдешь – в павильон Петербурга попадешь. Там черный пол и зеркальные стены, а прямо напротив входа выгравирована карта Европы, так что входя в Питер, сразу невольно переносишься в более далекие города – Копенгаген, Таллинн, Стокгольм. Тема города-окна в Европу и стала центральной: мол, пока Москва стремится организовать центр вокруг себя, мы стремимся на запад (так и написано в аннотации к экспозиции). «Если прошлое Санкт-Петербурга – это столица, демонстрирующая мощь Империи, то его будущее – стать ключевым элементом североевропейского морского микрорегиона, включающего в себя города Северного и Балтийского морей». В качестве почти готового окна приведена Новая Голландия – рукотворный треугольный остров, окруженный каналами, по которым можно выйти к большой воде и поплыть куда глаза глядят. В экспозиции, правда, этот треугольник, наоборот, превратился в водоем, в котором плавают разноцветные круглые фишки. Само по себе это выглядит как аттракцион для детей, но на самом деле «таблетки» символизируют все те меры по улучшению городской среды, которые нужны Петербургу для достижения желанного статуса. На стенах можно обнаружить и конкретные рекомендации, а также примеры для подражания – среди последних и Транспортный коридор Риги, и «Хафен-сити», превращенный в новый центр Гамбурга из промышленной зоны, и стильный наукоград Киста рядом со Стокгольмом, и урбанистический фестиваль Таллинна.

Москва тоже не отказала себе в удовольствии использовать возможности интерактивных табло и светодиодов – в центре павильона столицы мы видим карту метро, где голубыми огоньками подсвечены будущие скоростные артерии города. И тут же на мониторе – уже построенные и проектирующиеся станции метрополитена. А вокруг – планшеты, планшеты, планшеты. Детские сады, жилые многоэтажки, генпланы микрорайонов, – в общем, все, чем сильны проектные институты столицы. И если Петербург честно отработал тему «Новое», то Москва представила себя на «Зодчестве»-2012 так, как делает это каждый год. Неслучайно в центре экспозиции достижения метростроя – проекты новых станций традиционно получают награды фестиваля.

Напротив Москвы  – стенд Московской области, которая тезис про «Новое – это хорошо забытое старое» не просто использовала как основное руководство к действию, но и повесила прямо напротив входа – т.е. все не просто как всегда, а осознанно. А между экспозициями столицы и области разместились два павильона, посвященные конкурсу «Большая Москва». Смысл такого расположения очевиден: вот один субъект федерации, вот второй, а вот и то, что их неизбежно объединит.

Как мы уже писали в анонсе фестиваля, основные силы куратора в этом году были брошены на то, чтобы убедить регионы не ограничиваться жанром отчетов и не завешивать свои стенды бесконечными планшетами. Реакция на эту рекомендацию последовала самая разная – кто-то не приехал вовсе, кто-то, как Москва, проигнорировал просьбы Чернихова. Увы, последних оказалось большинство, но пара городов все же откликнулись на «Новое».

Очень стильный стенд получился у Воронежа. Все, за что можно отчитаться на «Зодчестве», демонстрировалось на большом мониторе, размещенном напротив входа, а поверх него была наброшена своего рода вуаль – вырезанная черного плотного картона карта города.

Екатеринбург, в свою очередь, отчитался о том, что он намерен побороться за право проведения ЭКСПО-2020. На одном огромном планшете представлены все высотные здания города (всего 850, начиная от Белой башни и заканчивая небоскребами, которые еще не построены). Каждый объект сопровожден краткой аннотацией, а самым зрелищным при таком совмещении становится силуэт города – кардиограмма крупнейшего мегаполиса на границе Европы и Азии, показывающая, что жизнь в нем кипит. Отдельно стоит упомянуть буклет, изданный издательством «Татлин» к фестивалю – крошечная книжечка, развернув которую, обнаруживаешь всю панораму центра Екатеринбурга. И если на планшете высотки показаны схематично, то здесь можно воочию оценить, насколько органично они вписались в городскую среду.

О том, как «Новое» понимают регионы, можно понять и благодаря специальному проекту Союза архитекторов «Фестиваль фестивалей», где собраны проекты, награжденные на региональных архитектурных фестивалях за последние годы. Открывает парад Архитектурный рейтинг Нижнего Новгорода, продолжают смотры Самары, Сибири и Дальнего Востока. Получилась очень показательная, но отнюдь не утешительная подборка, заставляющая задуматься о том, какая архитектура на самом деле пользуется спросом в регионах.

Как на любом архитектурном фестивале, здесь были не только региональные и конкурсные выставки, но и специальные экспозиции. Вполне ожидаемый вклад куратора Андрея Чернихова – отдельный павильон премии «Вызов времени», которую проводит Фонд Якова Чернихова. Стильное черно-белое пространство – видимо, как метафора лаборатории, в которой рождаются новые идеи и практики.

Своего рода ответом на недавний Венский конгресс стала выставка «Советский модернизм: формы времени». Архитектуру 1960-1980-х  куратор Ольга Казакова, собравшая постройки по всему бывшему СССР, решила показать «по-человечески», через быт и устремления ее авторов. Все объекты здесь сгруппированы по типологии, которая, в свою очередь, определена через действия архитекторов, которые, переживая борьбу с излишествами, одновременно «Встречались в кафе», «Женились», «Ездили в командировки», «Работали», «Отдыхали» и т.д. «Чтобы оценить архитектуру эпохи советского модернизма справедливо и по достоинству, необходимо посмотреть на нее глазами людей, для которых она была не прошлым, но настоящим, не наследием – но современностью», – поясняет свой замысел сама Казакова. Именно поэтому большинство представленных на выставке фотографии – ровесники самих зданий. Не секрет, что многие из них сейчас обветшали, грубо перестроены или вовсе утрачены, но Ольга Казакова не призывает немедленно бросаться им на помощь, справедливо полагая, что сначала нужно понять и прочувствовать их красоту и ценность. Фотографии дополнены дипломными проектами той эпохи.

В качестве зарубежного «Нового» «Зодчество» показывает работы современных колумбийских архитекторов – выставку Владимира Белоголовского «Colombia Transformed». Куратор выбрал для нее десять проектов, которые не просто радуют взгляд своей изысканной стильностью, экологичностью и однозначной современностью, но и служат убедительным доказательством того, что архитектура действительно способна изменить жизнь людей к лучшему.

И, наконец, «Русское идентичное» представили Андрей и Никита Асадовы. Получив от куратора задание показать саму суть современной российской архитектуры, братья созвали представительный экспертный совет и попросили его участников назвать несколько наиболее знаковых построек последних лет. Получилась очень пестрая подборка, и, начав думать, что же с этим винегретом делать, Асадовы решили исходить из того, что каждый из объектов – российский и создан для России, а значит обладает какой-то национальной чертой. Так и родилась идея этой экспозиции – своего рода энциклопедии русских качеств: от «Авось» (ресторан «95 градусов» Александра Бродского) и «Удали» (бизнес-школа «Сколково» Дэвида Аджайе и «А-Б») до «Необъятности» («Аэробус» Владимира Плоткина) и «Космизма» («Вселенский разум» Николая Полисского). А для тех, кто считает, что эти качества не могут сочетаться в одном объекте, Асадовы и Максим Малейн придумали «скрипт» –деревянную балку, постоянно изменяющуюся в сечении и тем самым символизирующую эволюцию отечественной архитектуры. Этот замысловатый объем не просто нарисован методом параметрического моделирования, но будет воплощен во всей своей сложности: прямо на фестивале из огромного бревна его начали вырубать простые русские плотники. Асадовы тем самым намерены доказать, что какой бы сложной ни была архитектура, созданная российскими проектировщиками, она может быть реализована. Правда, сроки со счетов сбрасывать тоже не стоит – начав на «Зодчестве», плотники надеются закончить к августовским «Городам».


12 Декабря 2012

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.