Оранжевая эволюция

Вчера в «Манеже» открылся XX Международный фестиваль архитектуры «Зодчество». Свой юбилей фестиваль встречает многообещающим девизом «Новое», но, как показало знакомство с экспозицией, большинство его участников руководствовались принципом «Новое – это хорошо забытое старое».

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

12 Декабря 2012
mainImg
0 В этом году куратором «Зодчества» стал архитектор Андрей Чернихов, и именно ему фестиваль обязан столь прогрессивной темой. В своем манифесте Чернихов, впрочем, сразу оговорился, что найти что-то новое в современном постоянном меняющемся мире – дело чрезвычайно непростое и неблагодарное, поэтому на это понятие уместно взглянуть под другим углом зрения. «Новое – это не только новаторство, но и переосмысление привычного уклада и просто хорошо забытое старое. Ведь и традиция жива лишь в случае ее постоянного обновления». А самым новым, по мнению куратора, для нас сегодня является то, как с архитекторами взаимодействуют власть и бизнес. Поэтому среди главных героев смотра, получивших самые просторные центральные павильоны, в этом году оказались конкурс «Большая Москва» (видимо, как пример того, что даже очень странную инициативу властей с помощью разумных градостроительных решений можно хотя бы отчасти приспособить для реальной жизни) и «Сколково», где хором архитекторов дирижируют и политическая воля, и интересы бизнес-сообщества.
Экспозиция «Проекты» на фестивале «Зодчество»-2012. Фотография Анны Мартовицкой, Archi.ru
Экспозиция Сколково

Дизайн экспозиции в этом году разрабатывала Проектная группа «Поле-дизайн», и, надо сказать, на эскизах предложенная Владом Савинкиным и Владимиром Кузьминым концепция выглядела очень эффектно. В основное пространство Манежа архитекторы вписали условный овал, а в него, в свою очередь, павильоны, которые вместе образуют в плане слово «Новое». Уже по эскизам было понятно, что у павильонов не будет стен – на металлический каркас просто намотают оранжевые ленты, и таким же оранжевым пунктиром должны были написать сам девиз фестиваля, растянув его по диагонали над входом в зал. В реальности все получилось немного иначе. Вместо лент разных оттенков (на эскизах фигурировали и красные, и рыжие, и желтые полосы) использован оранжевый скотч, а тема фестиваля приветствует нас радостно у входа лишь эпизодически – по диагонали в итоге подвешен гигантский экран, на котором мелькают то лица архитектурных чиновников, то отрывки из манифеста, то чьи-то проекты. Впрочем, трудно спорить с тем, что тонкий почти невесомый экран является приметой того самого нового, которое в этом году усиленно чествуется на «Зодчестве».

Павильоны, с ног до головы обмотанные скотчем, выглядят очень позитивно. Скотч бликует, многочисленные мониторы светятся, отовсюду так и брызжет ярко-рыжий (впрочем, кажется, у Савинкина с Кузьминым и не могло быть другого цвета). И если Юрий Аввакумов, бывший куратором «Зодчества» предыдущие три года, структурировал экспозицию, собрав разрозненные элементы в двенадцать кубов из белой материи, то Савинкин и Кузьмин ставили перед собой совсем иную задачу. Рыжей нитью через экспозицию проходит идея единства и взаимосвязи всего, что происходит в зодчестве, – выставки отделены друг от друга более чем условно, так что перемещаясь по оранжевому лабиринту, посетитель словно погружается в бурный поток, имя которому современный архитектурный процесс.

Впрочем, это относится лишь к форме подачи материала. Если же говорить о содержании экспозиции, то она в единое целое не собирается никак. О том, что панораму «Зодчества» и в этом году составили проекты, диаметрально противоположные как по качеству, так и по подаче, посетитель понимает, едва вступив на территорию фестиваля. Вход на основную экспозицию фланкируют павильоны двух столиц – и более не похожие друг на друга подходыв к представлению себя на «Зодчестве» трудно придумать.
«Город в лесу» в рамках экспозиции «Альтернативный квартал»

Налево пойдешь – в павильон Петербурга попадешь. Там черный пол и зеркальные стены, а прямо напротив входа выгравирована карта Европы, так что входя в Питер, сразу невольно переносишься в более далекие города – Копенгаген, Таллинн, Стокгольм. Тема города-окна в Европу и стала центральной: мол, пока Москва стремится организовать центр вокруг себя, мы стремимся на запад (так и написано в аннотации к экспозиции). «Если прошлое Санкт-Петербурга – это столица, демонстрирующая мощь Империи, то его будущее – стать ключевым элементом североевропейского морского микрорегиона, включающего в себя города Северного и Балтийского морей». В качестве почти готового окна приведена Новая Голландия – рукотворный треугольный остров, окруженный каналами, по которым можно выйти к большой воде и поплыть куда глаза глядят. В экспозиции, правда, этот треугольник, наоборот, превратился в водоем, в котором плавают разноцветные круглые фишки. Само по себе это выглядит как аттракцион для детей, но на самом деле «таблетки» символизируют все те меры по улучшению городской среды, которые нужны Петербургу для достижения желанного статуса. На стенах можно обнаружить и конкретные рекомендации, а также примеры для подражания – среди последних и Транспортный коридор Риги, и «Хафен-сити», превращенный в новый центр Гамбурга из промышленной зоны, и стильный наукоград Киста рядом со Стокгольмом, и урбанистический фестиваль Таллинна.

Москва тоже не отказала себе в удовольствии использовать возможности интерактивных табло и светодиодов – в центре павильона столицы мы видим карту метро, где голубыми огоньками подсвечены будущие скоростные артерии города. И тут же на мониторе – уже построенные и проектирующиеся станции метрополитена. А вокруг – планшеты, планшеты, планшеты. Детские сады, жилые многоэтажки, генпланы микрорайонов, – в общем, все, чем сильны проектные институты столицы. И если Петербург честно отработал тему «Новое», то Москва представила себя на «Зодчестве»-2012 так, как делает это каждый год. Неслучайно в центре экспозиции достижения метростроя – проекты новых станций традиционно получают награды фестиваля.

Напротив Москвы  – стенд Московской области, которая тезис про «Новое – это хорошо забытое старое» не просто использовала как основное руководство к действию, но и повесила прямо напротив входа – т.е. все не просто как всегда, а осознанно. А между экспозициями столицы и области разместились два павильона, посвященные конкурсу «Большая Москва». Смысл такого расположения очевиден: вот один субъект федерации, вот второй, а вот и то, что их неизбежно объединит.

Как мы уже писали в анонсе фестиваля, основные силы куратора в этом году были брошены на то, чтобы убедить регионы не ограничиваться жанром отчетов и не завешивать свои стенды бесконечными планшетами. Реакция на эту рекомендацию последовала самая разная – кто-то не приехал вовсе, кто-то, как Москва, проигнорировал просьбы Чернихова. Увы, последних оказалось большинство, но пара городов все же откликнулись на «Новое».

Очень стильный стенд получился у Воронежа. Все, за что можно отчитаться на «Зодчестве», демонстрировалось на большом мониторе, размещенном напротив входа, а поверх него была наброшена своего рода вуаль – вырезанная черного плотного картона карта города.

Екатеринбург, в свою очередь, отчитался о том, что он намерен побороться за право проведения ЭКСПО-2020. На одном огромном планшете представлены все высотные здания города (всего 850, начиная от Белой башни и заканчивая небоскребами, которые еще не построены). Каждый объект сопровожден краткой аннотацией, а самым зрелищным при таком совмещении становится силуэт города – кардиограмма крупнейшего мегаполиса на границе Европы и Азии, показывающая, что жизнь в нем кипит. Отдельно стоит упомянуть буклет, изданный издательством «Татлин» к фестивалю – крошечная книжечка, развернув которую, обнаруживаешь всю панораму центра Екатеринбурга. И если на планшете высотки показаны схематично, то здесь можно воочию оценить, насколько органично они вписались в городскую среду.

О том, как «Новое» понимают регионы, можно понять и благодаря специальному проекту Союза архитекторов «Фестиваль фестивалей», где собраны проекты, награжденные на региональных архитектурных фестивалях за последние годы. Открывает парад Архитектурный рейтинг Нижнего Новгорода, продолжают смотры Самары, Сибири и Дальнего Востока. Получилась очень показательная, но отнюдь не утешительная подборка, заставляющая задуматься о том, какая архитектура на самом деле пользуется спросом в регионах.

Как на любом архитектурном фестивале, здесь были не только региональные и конкурсные выставки, но и специальные экспозиции. Вполне ожидаемый вклад куратора Андрея Чернихова – отдельный павильон премии «Вызов времени», которую проводит Фонд Якова Чернихова. Стильное черно-белое пространство – видимо, как метафора лаборатории, в которой рождаются новые идеи и практики.

Своего рода ответом на недавний Венский конгресс стала выставка «Советский модернизм: формы времени». Архитектуру 1960-1980-х  куратор Ольга Казакова, собравшая постройки по всему бывшему СССР, решила показать «по-человечески», через быт и устремления ее авторов. Все объекты здесь сгруппированы по типологии, которая, в свою очередь, определена через действия архитекторов, которые, переживая борьбу с излишествами, одновременно «Встречались в кафе», «Женились», «Ездили в командировки», «Работали», «Отдыхали» и т.д. «Чтобы оценить архитектуру эпохи советского модернизма справедливо и по достоинству, необходимо посмотреть на нее глазами людей, для которых она была не прошлым, но настоящим, не наследием – но современностью», – поясняет свой замысел сама Казакова. Именно поэтому большинство представленных на выставке фотографии – ровесники самих зданий. Не секрет, что многие из них сейчас обветшали, грубо перестроены или вовсе утрачены, но Ольга Казакова не призывает немедленно бросаться им на помощь, справедливо полагая, что сначала нужно понять и прочувствовать их красоту и ценность. Фотографии дополнены дипломными проектами той эпохи.

В качестве зарубежного «Нового» «Зодчество» показывает работы современных колумбийских архитекторов – выставку Владимира Белоголовского «Colombia Transformed». Куратор выбрал для нее десять проектов, которые не просто радуют взгляд своей изысканной стильностью, экологичностью и однозначной современностью, но и служат убедительным доказательством того, что архитектура действительно способна изменить жизнь людей к лучшему.

И, наконец, «Русское идентичное» представили Андрей и Никита Асадовы. Получив от куратора задание показать саму суть современной российской архитектуры, братья созвали представительный экспертный совет и попросили его участников назвать несколько наиболее знаковых построек последних лет. Получилась очень пестрая подборка, и, начав думать, что же с этим винегретом делать, Асадовы решили исходить из того, что каждый из объектов – российский и создан для России, а значит обладает какой-то национальной чертой. Так и родилась идея этой экспозиции – своего рода энциклопедии русских качеств: от «Авось» (ресторан «95 градусов» Александра Бродского) и «Удали» (бизнес-школа «Сколково» Дэвида Аджайе и «А-Б») до «Необъятности» («Аэробус» Владимира Плоткина) и «Космизма» («Вселенский разум» Николая Полисского). А для тех, кто считает, что эти качества не могут сочетаться в одном объекте, Асадовы и Максим Малейн придумали «скрипт» –деревянную балку, постоянно изменяющуюся в сечении и тем самым символизирующую эволюцию отечественной архитектуры. Этот замысловатый объем не просто нарисован методом параметрического моделирования, но будет воплощен во всей своей сложности: прямо на фестивале из огромного бревна его начали вырубать простые русские плотники. Асадовы тем самым намерены доказать, что какой бы сложной ни была архитектура, созданная российскими проектировщиками, она может быть реализована. Правда, сроки со счетов сбрасывать тоже не стоит – начав на «Зодчестве», плотники надеются закончить к августовским «Городам».

12 Декабря 2012

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Похожие статьи
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Игра на повышение
Концепция жилого комплекса в Самаре от T+T Architects: новая доминанта в городском ландшафте, вид на Жигулевские горы и VR-технологии.
Сосновый принт
Штаб-квартира энергетической компании ST International и её арт-пространство SONGEUN в Сеуле по проекту Herzog & de Meuron.
Хирургия фасадов
Офисное здание Îlot Balmoral в Монреале спроектировано канадским бюро Provencher_Roy специально для компаний, чья деятельность связана с культурными инициативами.
Святилище книг
После реконструкции и реставрации по проекту «Студии 44» здание Публичной библиотеки имени Маяковского приобрело современную техническую начинку и в то же время стало ближе к своему подлинному облику – тех времен, когда оно было частью подворья Троице-Сергиевой лавры.
Дом исчезает
Инсталляция для некрополя на востоке Китая воспроизводит оплетающий жилище плющ, в то время как оно само как будто уже исчезло.
Архипелаг впечатлений
Для благоустройства жилого комплекса «Level Южнопортовая» бюро GAFA использует рецепт Зарядья: чтобы преодолеть высоту и плотность башен архитекторы привносят во двор реку и парящий мост, а также различные климатические зоны, оставляя место для разнообразных вариантов проведения досуга.
Питомник для «зеленого» строительства
В Алмере открылась международная садоводческая выставка Флориада–2022. Ее мастерплан, разработанный MVRDV, предназначен одновременно и для нового городского района, который позже появится на ее месте.
На груди утеса-великана
Культурный и общественный центр в китайском Чунцине торжественно возвышается над рекой Янцзы. Архитекторы бюро aoe приняли вызовы брутального ландшафта и сделали все возможное, чтобы природный объект сохранил свою уникальность.
В тон Мендельсону
«Дом Керстена» рядом фабрикой «Красное знамя» отвечает интеллигентному курсу, принятому в мастерской Анатолия Столярчука: не приемлет исторических стилизаций, но в то же время почтительно относится к сложившейся застройке.
Предгорья и вершины
В концепции ревитализации территории завода «Станкоагрегат» бюро ОСА соединяет два масштаба: экстремально высокие башни и относительно сомасштабные человеку урбан-виллы. В условиях сверхплотной застройки это позволяет высвободить территории для общественных пространств и деревьев, а также адаптировать проект к условиям меняющегося рынка.
Сахарный отдых
Варшавское бюро BULAK PROJEKT спасло от сноса исторические корпуса сахарного завода в городе Жнин, превратив их в комфортный и при этом невероятно аутентичный гостиничный комплекс.
Асимметрия опор
Многоквартирный дом с коммерческой «базой» на итальянском курорте Лидо-ди-Йезоло по проекту бюро ELASTICOFarm и BPLAN Studio.
Проект Италия
В итальянской коммуне Таварнелле-Валь-ди-Пеза построили новую штаб-квартиру компании Furla. В студии GEZA Architettura попробовали интегрировать свою сугубо индустриальную архитектуру в природный ландшафт Тосканы.
Быстрое течение
Новый проект Брусники для Тюмени: на месте бывших портовых территорий появится жилой район с разнообразной застройкой и общественными пространствами. К разработке мастер-плана подключилось бюро Mandaworks, к архитектуре – ODA и Stefan Forster.
Пресса: Сиротский год
В этом году не только урбанистическая, но и архитектурная деятельность в России продемонстрировала свою бессмысленность. Не обошлось и без курьезов.
Пресса: Многоквартальный отчет
В Манеже открылся фестиваль "Зодчество". Григорий Ревзин считает, что значительность всего показанного там можно будет оценить только через 30 лет.
Пресса: Фестиваль "Зодчество" подвёл итоги
На два дня столичный "Манеж" стал площадкой для архитектурных экспериментов и новаций. В рамках традиционного фестиваля "Зодчество" прошел профессиональный конкурс "Хрустальный Дедал", на котором отметили самые выдающиеся проекты, преображающие пространство современных городов.
Пресса: Дом Мельникова станет музеем или развалиной
На общественной дискуссии «Дом Мельникова. Сценарии судьбы», в рамках XX международного фестиваля «Зодчество-2012», эксперты рассчитывали сдвинуть с мертвой точки дело о превращении шедевра архитектуры русского авангарда в федеральный музей. На словах все гладко, однако памятник пока в опасности.
Пресса: Музей Щусева объявил конкурс на концепцию музея в...
Государственный музей архитектуры имени Щусева объявил благотворительный конкурс-консультацию на создание концепции государственного музея в столичном Доме Мельникова, об этом во вторник в рамках фестиваля "Зодчество" рассказала директор музея им. Щусева Ирина Коробьина.
«Зодчество»-2012: «Новое»
Завтра в Центральном выставочном зале «Манеж» стартует XX Международный фестиваль архитектуры «Зодчество». Тему юбилейного смотра его куратор архитектор Андрей Чернихов сформулировал как «Новое».
Технологии и материалы
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Сейчас на главной
Незаживающая рана
Проект «памятника последнему геноциду» Георгия Федулова занял 3 место на международном конкурсе. Памятник, ради которого проводился конкурс, планируется установить в канадском городе Брамптоне.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Уголок в лесу
В проекте загородного дома RoomDesignBuro использует несколько нестандартных решений: каркасную систему на фанерных коннекторах, угловой план, мягкую кровлю и магнезиевое покрытие полов.
Народный театр XXI века
На Тайване завершено строительство Тайбэйского центра исполнительских искусств по проекту OMA. Здание рассчитано на смелые эксперименты и иную, чем обычно, социальную позицию театра.
Выше супремума
Максим Кашин разместил в своей мастерской пространственную инсталляцию, посвященную супрематизму, но на него не похожую – авторы исследуют границы и возможности направления, декларированного Малевичем. Свой супрематизм они называют новым.
Энергия искусства вместо электричества
В Ташкенте представлен проект реновации здания электростанции, где располагается Центр современного искусства, а также проекты арт-резиденций в Старом городе. Автором выступило французское бюро Studio KO.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Что вы хотите знать об архбетоне?
– теперь можно спросить.

Запускаем проект, посвященный архитектурному бетону, и предлагаем архитекторам, которые работают с этим актуальным материалом, так же как и тем, кто собирается начать, задать свои вопросы производителям.
Несущий свет
Новый ландшафтный объект красноярского бюро АДМ – решетчатый «забор» на склоне Енисея, в противовес названию совершенно проницаем и открывает путь к террасе над рекой. Форма его узнаваемо-современна.
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Расскажи мне про Австралию
Способны ли волнистые линии на белом фоне перенести клиентов московского кафе на побережье Австралии? Напомнить о просторе, морском воздухе, волнах? На этот вопрос попытались ответить в своем проекте авторы интерьера кафе WaterFront.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Прохлада в степи
Многоуровневая вилла в Ростовской области, отвечающая аскетичному природному окружению чистыми формами, слепящим белым и зеркалом воды.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Уйти в книги
Издательство «Поляндрия» открыло представительство на первом этаже романтического доходного дома в центре Москвы. Пространство Letters, наполненное авторской мебелью, светом и музыкой, совмещает книжную лавку и кофейню.