Оранжевая эволюция

Вчера в «Манеже» открылся XX Международный фестиваль архитектуры «Зодчество». Свой юбилей фестиваль встречает многообещающим девизом «Новое», но, как показало знакомство с экспозицией, большинство его участников руководствовались принципом «Новое – это хорошо забытое старое».

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

12 Декабря 2012
mainImg
В этом году куратором «Зодчества» стал архитектор Андрей Чернихов, и именно ему фестиваль обязан столь прогрессивной темой. В своем манифесте Чернихов, впрочем, сразу оговорился, что найти что-то новое в современном постоянном меняющемся мире – дело чрезвычайно непростое и неблагодарное, поэтому на это понятие уместно взглянуть под другим углом зрения. «Новое – это не только новаторство, но и переосмысление привычного уклада и просто хорошо забытое старое. Ведь и традиция жива лишь в случае ее постоянного обновления». А самым новым, по мнению куратора, для нас сегодня является то, как с архитекторами взаимодействуют власть и бизнес. Поэтому среди главных героев смотра, получивших самые просторные центральные павильоны, в этом году оказались конкурс «Большая Москва» (видимо, как пример того, что даже очень странную инициативу властей с помощью разумных градостроительных решений можно хотя бы отчасти приспособить для реальной жизни) и «Сколково», где хором архитекторов дирижируют и политическая воля, и интересы бизнес-сообщества.
Экспозиция «Проекты» на фестивале «Зодчество»-2012. Фотография Анны Мартовицкой, Archi.ru
Экспозиция Сколково

Дизайн экспозиции в этом году разрабатывала Проектная группа «Поле-дизайн», и, надо сказать, на эскизах предложенная Владом Савинкиным и Владимиром Кузьминым концепция выглядела очень эффектно. В основное пространство Манежа архитекторы вписали условный овал, а в него, в свою очередь, павильоны, которые вместе образуют в плане слово «Новое». Уже по эскизам было понятно, что у павильонов не будет стен – на металлический каркас просто намотают оранжевые ленты, и таким же оранжевым пунктиром должны были написать сам девиз фестиваля, растянув его по диагонали над входом в зал. В реальности все получилось немного иначе. Вместо лент разных оттенков (на эскизах фигурировали и красные, и рыжие, и желтые полосы) использован оранжевый скотч, а тема фестиваля приветствует нас радостно у входа лишь эпизодически – по диагонали в итоге подвешен гигантский экран, на котором мелькают то лица архитектурных чиновников, то отрывки из манифеста, то чьи-то проекты. Впрочем, трудно спорить с тем, что тонкий почти невесомый экран является приметой того самого нового, которое в этом году усиленно чествуется на «Зодчестве».

Павильоны, с ног до головы обмотанные скотчем, выглядят очень позитивно. Скотч бликует, многочисленные мониторы светятся, отовсюду так и брызжет ярко-рыжий (впрочем, кажется, у Савинкина с Кузьминым и не могло быть другого цвета). И если Юрий Аввакумов, бывший куратором «Зодчества» предыдущие три года, структурировал экспозицию, собрав разрозненные элементы в двенадцать кубов из белой материи, то Савинкин и Кузьмин ставили перед собой совсем иную задачу. Рыжей нитью через экспозицию проходит идея единства и взаимосвязи всего, что происходит в зодчестве, – выставки отделены друг от друга более чем условно, так что перемещаясь по оранжевому лабиринту, посетитель словно погружается в бурный поток, имя которому современный архитектурный процесс.

Впрочем, это относится лишь к форме подачи материала. Если же говорить о содержании экспозиции, то она в единое целое не собирается никак. О том, что панораму «Зодчества» и в этом году составили проекты, диаметрально противоположные как по качеству, так и по подаче, посетитель понимает, едва вступив на территорию фестиваля. Вход на основную экспозицию фланкируют павильоны двух столиц – и более не похожие друг на друга подходыв к представлению себя на «Зодчестве» трудно придумать.
«Город в лесу» в рамках экспозиции «Альтернативный квартал»

Налево пойдешь – в павильон Петербурга попадешь. Там черный пол и зеркальные стены, а прямо напротив входа выгравирована карта Европы, так что входя в Питер, сразу невольно переносишься в более далекие города – Копенгаген, Таллинн, Стокгольм. Тема города-окна в Европу и стала центральной: мол, пока Москва стремится организовать центр вокруг себя, мы стремимся на запад (так и написано в аннотации к экспозиции). «Если прошлое Санкт-Петербурга – это столица, демонстрирующая мощь Империи, то его будущее – стать ключевым элементом североевропейского морского микрорегиона, включающего в себя города Северного и Балтийского морей». В качестве почти готового окна приведена Новая Голландия – рукотворный треугольный остров, окруженный каналами, по которым можно выйти к большой воде и поплыть куда глаза глядят. В экспозиции, правда, этот треугольник, наоборот, превратился в водоем, в котором плавают разноцветные круглые фишки. Само по себе это выглядит как аттракцион для детей, но на самом деле «таблетки» символизируют все те меры по улучшению городской среды, которые нужны Петербургу для достижения желанного статуса. На стенах можно обнаружить и конкретные рекомендации, а также примеры для подражания – среди последних и Транспортный коридор Риги, и «Хафен-сити», превращенный в новый центр Гамбурга из промышленной зоны, и стильный наукоград Киста рядом со Стокгольмом, и урбанистический фестиваль Таллинна.

Москва тоже не отказала себе в удовольствии использовать возможности интерактивных табло и светодиодов – в центре павильона столицы мы видим карту метро, где голубыми огоньками подсвечены будущие скоростные артерии города. И тут же на мониторе – уже построенные и проектирующиеся станции метрополитена. А вокруг – планшеты, планшеты, планшеты. Детские сады, жилые многоэтажки, генпланы микрорайонов, – в общем, все, чем сильны проектные институты столицы. И если Петербург честно отработал тему «Новое», то Москва представила себя на «Зодчестве»-2012 так, как делает это каждый год. Неслучайно в центре экспозиции достижения метростроя – проекты новых станций традиционно получают награды фестиваля.

Напротив Москвы  – стенд Московской области, которая тезис про «Новое – это хорошо забытое старое» не просто использовала как основное руководство к действию, но и повесила прямо напротив входа – т.е. все не просто как всегда, а осознанно. А между экспозициями столицы и области разместились два павильона, посвященные конкурсу «Большая Москва». Смысл такого расположения очевиден: вот один субъект федерации, вот второй, а вот и то, что их неизбежно объединит.

Как мы уже писали в анонсе фестиваля, основные силы куратора в этом году были брошены на то, чтобы убедить регионы не ограничиваться жанром отчетов и не завешивать свои стенды бесконечными планшетами. Реакция на эту рекомендацию последовала самая разная – кто-то не приехал вовсе, кто-то, как Москва, проигнорировал просьбы Чернихова. Увы, последних оказалось большинство, но пара городов все же откликнулись на «Новое».

Очень стильный стенд получился у Воронежа. Все, за что можно отчитаться на «Зодчестве», демонстрировалось на большом мониторе, размещенном напротив входа, а поверх него была наброшена своего рода вуаль – вырезанная черного плотного картона карта города.

Екатеринбург, в свою очередь, отчитался о том, что он намерен побороться за право проведения ЭКСПО-2020. На одном огромном планшете представлены все высотные здания города (всего 850, начиная от Белой башни и заканчивая небоскребами, которые еще не построены). Каждый объект сопровожден краткой аннотацией, а самым зрелищным при таком совмещении становится силуэт города – кардиограмма крупнейшего мегаполиса на границе Европы и Азии, показывающая, что жизнь в нем кипит. Отдельно стоит упомянуть буклет, изданный издательством «Татлин» к фестивалю – крошечная книжечка, развернув которую, обнаруживаешь всю панораму центра Екатеринбурга. И если на планшете высотки показаны схематично, то здесь можно воочию оценить, насколько органично они вписались в городскую среду.

О том, как «Новое» понимают регионы, можно понять и благодаря специальному проекту Союза архитекторов «Фестиваль фестивалей», где собраны проекты, награжденные на региональных архитектурных фестивалях за последние годы. Открывает парад Архитектурный рейтинг Нижнего Новгорода, продолжают смотры Самары, Сибири и Дальнего Востока. Получилась очень показательная, но отнюдь не утешительная подборка, заставляющая задуматься о том, какая архитектура на самом деле пользуется спросом в регионах.

Как на любом архитектурном фестивале, здесь были не только региональные и конкурсные выставки, но и специальные экспозиции. Вполне ожидаемый вклад куратора Андрея Чернихова – отдельный павильон премии «Вызов времени», которую проводит Фонд Якова Чернихова. Стильное черно-белое пространство – видимо, как метафора лаборатории, в которой рождаются новые идеи и практики.

Своего рода ответом на недавний Венский конгресс стала выставка «Советский модернизм: формы времени». Архитектуру 1960-1980-х  куратор Ольга Казакова, собравшая постройки по всему бывшему СССР, решила показать «по-человечески», через быт и устремления ее авторов. Все объекты здесь сгруппированы по типологии, которая, в свою очередь, определена через действия архитекторов, которые, переживая борьбу с излишествами, одновременно «Встречались в кафе», «Женились», «Ездили в командировки», «Работали», «Отдыхали» и т.д. «Чтобы оценить архитектуру эпохи советского модернизма справедливо и по достоинству, необходимо посмотреть на нее глазами людей, для которых она была не прошлым, но настоящим, не наследием – но современностью», – поясняет свой замысел сама Казакова. Именно поэтому большинство представленных на выставке фотографии – ровесники самих зданий. Не секрет, что многие из них сейчас обветшали, грубо перестроены или вовсе утрачены, но Ольга Казакова не призывает немедленно бросаться им на помощь, справедливо полагая, что сначала нужно понять и прочувствовать их красоту и ценность. Фотографии дополнены дипломными проектами той эпохи.

В качестве зарубежного «Нового» «Зодчество» показывает работы современных колумбийских архитекторов – выставку Владимира Белоголовского «Colombia Transformed». Куратор выбрал для нее десять проектов, которые не просто радуют взгляд своей изысканной стильностью, экологичностью и однозначной современностью, но и служат убедительным доказательством того, что архитектура действительно способна изменить жизнь людей к лучшему.

И, наконец, «Русское идентичное» представили Андрей и Никита Асадовы. Получив от куратора задание показать саму суть современной российской архитектуры, братья созвали представительный экспертный совет и попросили его участников назвать несколько наиболее знаковых построек последних лет. Получилась очень пестрая подборка, и, начав думать, что же с этим винегретом делать, Асадовы решили исходить из того, что каждый из объектов – российский и создан для России, а значит обладает какой-то национальной чертой. Так и родилась идея этой экспозиции – своего рода энциклопедии русских качеств: от «Авось» (ресторан «95 градусов» Александра Бродского) и «Удали» (бизнес-школа «Сколково» Дэвида Аджайе и «А-Б») до «Необъятности» («Аэробус» Владимира Плоткина) и «Космизма» («Вселенский разум» Николая Полисского). А для тех, кто считает, что эти качества не могут сочетаться в одном объекте, Асадовы и Максим Малейн придумали «скрипт» –деревянную балку, постоянно изменяющуюся в сечении и тем самым символизирующую эволюцию отечественной архитектуры. Этот замысловатый объем не просто нарисован методом параметрического моделирования, но будет воплощен во всей своей сложности: прямо на фестивале из огромного бревна его начали вырубать простые русские плотники. Асадовы тем самым намерены доказать, что какой бы сложной ни была архитектура, созданная российскими проектировщиками, она может быть реализована. Правда, сроки со счетов сбрасывать тоже не стоит – начав на «Зодчестве», плотники надеются закончить к августовским «Городам».

12 Декабря 2012

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Похожие статьи
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Пресса: Сиротский год
В этом году не только урбанистическая, но и архитектурная деятельность в России продемонстрировала свою бессмысленность. Не обошлось и без курьезов.
Пресса: Многоквартальный отчет
В Манеже открылся фестиваль "Зодчество". Григорий Ревзин считает, что значительность всего показанного там можно будет оценить только через 30 лет.
Пресса: Фестиваль "Зодчество" подвёл итоги
На два дня столичный "Манеж" стал площадкой для архитектурных экспериментов и новаций. В рамках традиционного фестиваля "Зодчество" прошел профессиональный конкурс "Хрустальный Дедал", на котором отметили самые выдающиеся проекты, преображающие пространство современных городов.
Пресса: Дом Мельникова станет музеем или развалиной
На общественной дискуссии «Дом Мельникова. Сценарии судьбы», в рамках XX международного фестиваля «Зодчество-2012», эксперты рассчитывали сдвинуть с мертвой точки дело о превращении шедевра архитектуры русского авангарда в федеральный музей. На словах все гладко, однако памятник пока в опасности.
Пресса: Музей Щусева объявил конкурс на концепцию музея в...
Государственный музей архитектуры имени Щусева объявил благотворительный конкурс-консультацию на создание концепции государственного музея в столичном Доме Мельникова, об этом во вторник в рамках фестиваля "Зодчество" рассказала директор музея им. Щусева Ирина Коробьина.
«Зодчество»-2012: «Новое»
Завтра в Центральном выставочном зале «Манеж» стартует XX Международный фестиваль архитектуры «Зодчество». Тему юбилейного смотра его куратор архитектор Андрей Чернихов сформулировал как «Новое».
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.