День рождения Корбюзье

Был отмечен осмотром интерьеров здания Центросоюза. Публикуем фотографии и рассказ об интерьерах.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

10 Октября 2012
mainImg
125-летний юбилей Ле Корбюзье Москва отмечает уже две недели: в ГМИИ открыта выставка, издан каталог, переиздана на русском языке книга куратора этой выставки, историка архитектуры авангарда Жана-Луи Коэна «Ле Корбюзье и мистика СССР». Апофеозом празднования стал показ интерьеров дома Центросоюза (единственного здания, построенного по проекту Ле Корбюзье в России), который состоялся 6 октября, в день рождения мэтра.
Пандусы башни. Фотография Ю. Тарабариной
Книга Жана-Луи Коэна «Ле Корбюзье и мистика СССР». Фотография Ю. Тарабариной

Экскурсию вела по-русски критик Елена Гонсалес, по-французски Жан-Луи Коэн. Позднее там же, в аудитории клубного зала Центросоюза, он на хорошем русском прочел лекцию о здании – увлекательно рассказывая о заказчике проекта Исидоре Любимове, которого Корбюзье называл «человеком, любящим архитектуру», который начал этот дом как председатель Центросоюза, и достроил после перерыва в 1936 году уже для наркомата легкой промышленности. И об уникальном письме русских архитекторов, коллег и конкурентов, призвавших после третьего конкурса, в ущерб и собственным конкурсным предложениям, поддержать проект Корбюзье: «мы приветствуем идею поручить составление окончательного проекта Дома Центросоюза архитектору Ле Корбюзье, т.к. полагаем, что здание, построенное им, будет ярко и достойно представлять новейшие архитектурные идеи». Через несколько дней к призыву присоединились Гинзбург и Веснин – редкий, если не уникальный пример поддержки архитектора-соперника ради развития его передовых идей.


Здание Центросоюза действительно оказалось важным в карьере Корбюзье: для него это был первый дом такого масштаба. Здесь была отработана и стала ключевой идея «дома на ножках», открывающих цокольный этаж для парковок или общественного пространства; пешеходных пандусов вместо лестниц; гигантских стеклянных стен, ограждающих внутренние конструкции здания, почти не соприкасаясь с перекрытиями этажей. Здесь у Корбюзье возникла идея так называемого «точного дыхания»: для обогрева и охлаждения гигантских витражей в русском климате архитектор планировал сделать стекло двойным: снаружи металлические рамы, внутри деревянные – чтобы между стеклами циркулировал зимой горячий воздух, а летом холодный. Идею сразу же раскритиковали американские инженеры, к которым Корбюзье обратился за помощью (в его письме к ним сказано: «… нам необходимо выиграть партию в Москве»). Американцы признали идею затратной, требующей в четыре раза больше пара чем обычная система отопления, и, возможно, не способной быстро вывести из здания неприятные запахи.

Но история дома Центросоюза известна не только этими классическими для истории авангарда вещами. Она, как справедливо заметила в самом начале своего рассказа Елена Гонсалес, как в зеркале отражает современные реалии нашей архитектуры. Три этапа конкурса с мутной организацией, волюнтаристскими решениями и постоянными (но не услышанными) призывами архитекторов сделать процесс отбора прозрачным, а решение жюри обязательным к реализации. Иностранная «звезда» Корбюзье, принятый тепло и с восторгом, читающий лекции, крайне влиятельный, – и изгнанный вскоре после начала стройки. Деньги за работу Корбюзье заплатили в 1938 году – и то благодаря посредничеству его идеологического противника и конкурента в конкурсе на Дворец Советов Бориса Иофана. Корбюзье в последний раз видел стройку в 1930 году, когда в здании Центросоюза были едва заложены фундаменты. Затем авторским надзором занимались Николай Колли и Павел Нахман из архитектурной мастерской собственно Центросоюза.
Интерьер вестибюля. В центре - Жан-Луи Коэн. Фотография Ю. Тарабариной

А следовательно, рассматривая интерьер, в общем-то сложно сказать, на что мы смотрим – на произведение Корбюзье, Колли или Нахмана. Идеи мэтра причудливым образом накладываются на возможности строителей начала 1930-х (бетон, отлитый вручную, неровно, и вероятно, с большим трудом), а также – на результаты последующих перестроек «конторского здания» (как его в стиле НЭПа именует Жан-Луи Коэн).


К тому же рассматривание этих интерьеров превращается в процесс вычленения подлинных исторических элементов из массы переделок, процесс ретроспективный и поэтому – парадоксальный для авангарда, помешанного на прогрессе и новизне. Прямо скажем, наша радость при обнаружении подлинных деревянных перил или сохранившейся «процентов на 30» обшивки пандусов имеет мало общего с футуристическим порывом в будущее. Это чувство историка, обнаружившего подлинный фрагмент старой постройки среди массы наслоений, уравнивает авангард с любым другим периодом, хоть XIX веком, хоть XIV-м. Можно смотреть и другими глазами: убежденного последователя, находящего в здании крупицы современности. Коэн смотрит скорее как историк – показывает сохранившиеся чертежи стеклянных витражей и прямо с кафедры ругает современных владельцев здания идиотами за то, что поставили стеклопакеты (впрочем, это была не первая замена витражей, после войны остекление было сделано по проекту Леонида Павлова; к нему у Коэна претензий нет).

Можно смотреть на это здание глазами противника, видеть в нем страшный плоский ящик, построенный, к тому же, крайне неаккуратно и после войны размножившийся в множестве советских институтов и гостиниц, похожих как близнецы и одинаково неуютных. Григорий Ревзин еще до начала выставки написал: «мы живем на выставке Корбюзье», и эта статья задела – краевед Сергей Никитин сразу после выступления Коэна сказал «он бросил ее нам как кость, будем обсуждать». А Коэн, в свою очередь, начал предисловие к русскому изданию книги с замечания о «неотрадиционалистах». Заметно, что страсти не улеглись и Корбюзье остается камнем преткновения, тогда как Мельников, например, с некоторых пор превратился в любимого всеми доброго дедушку.

Так вот, если снаружи здание, особенно со стороны Мясницкой, выглядит несколько пугающе и вовсе не напоминает блестящего стекла в драгоценной фиолетовой оправе, каким его представлял себе Корбюзье, то в интерьерах обнаруживается несколько другой Корбюзье. В противовес жесткой простоте корпусов-пластин – тонко срежиссированная, хотя и исполненная со сбоями пространственная интрига. Входящих со стороны проспекта Сахарова (сейчас там главный вход, хотя по замыслу главным был вход с Мясницкой) встречает просторный и очень высокий вестибюль, заставленный тонкими круглыми столбами (Корбюзье не любил, когда его столбы называли колоннами, хотя они, безусловно, похожи). Тема затем получила развитие в Чандигархе – рассказывает Коэн.
Потолок вестибюля повышается вверх плавно по кривой. Фотография Ю. Тарабариной

Впечатление же, производимое этими тонкими колоннами произвольной высоты, заставляет вспомнить константинопольские подземные цистерны в Стамбуле. С одним отличием – зал освещен с двух сторон гигантскими витражами (для начала 1930-х в России – сверхъестественно большими, наши конструктивисты были в своих тратах намного скромнее), а его расчерченный на широкие кессоны потолок плавно поднимается вверх – форма, которая заставляет вспомнить о Монреальском павильоне 1967 года. Над вестибюлем находится аудитория клубной части и подъем потолка обоснован тем, что на втором этаже так же поднимаются ярусы амфитеатра.


По идее Корбюзье, входящие должны были подниматься по пандусу, но места не хватило и первый фрагмент заменили лестницей (сейчас к этим лестницам приставлены современные лифты для инвалидов). Затем при строительстве чертежи не сошлись и пришлось вставить еще один кусочек лестницы – слева и справа от нее, как большие сложенные уши, отходят в стороны два пандуса, которые затем возвращаются и смыкаются над лестницей, образу странную стилизованную букву «Ж». «Для Корбюзье пандусы были очень важны, во-первых, он считал передвижение по ним более экономным, и к тому же – восприятие пространства при хождении по пандусу совершенно иное, согласно Корбюзье пандусы должны организовать своего рода «архитектурную прогулку» внутри здания» – рассказывает Жан-Луи Коэн.
Пандус вестибюля. Фотография Ю. Тарабариной
Пандусы вестибюля. Фотография Ю. Тарабариной

Сейчас тонкие пандусы, нависшие над вестибюлем, трогательно цепляясь за опоры, больше похожи на архитектурную игрушку, чем на средство оптимального передвижения служащих «в галошах и шубах, покрытых снегом». Деловой человек, спеша, взбежит по лестнице и только историк архитектуры будет прогуливаться по наклонным дорожкам, с трепетом прикасаясь к изогнутым перилам из светлого дуба и наслаждаясь постоянно меняющимся ракурсом.
Перемычка, для надежности соединяющая пандус с колонной. Фотография Ю. Тарабариной

В противовес прямолинейности трех основных пластин главными героями интерьера стали спиральные криволинейные формы: начиная от небольшой подлинной лесенки в углу вестибюля и заканчивая главным пространственным аттракционом – двумя «пандусными башнями»: наклонные дорожки подковообразно скручены и помещены внутрь округлых объемов, снаружи приставленных к плоским фасадам и немало их оживляющим. Пандусы хорошо сохранились: деревянная обшивка, черный резиновый пол, красивые полированные поручни из того же светлого дуба. Снизу лепная спираль завораживает, дневной свет большого витража смешивается с электрическим из коридоров, получается феерически, и скульптурно, и живописно. Невозможно поверить, все это только лишь ради оптимального передвижения служащих, есть в этом объяснении какое-то лукавство.
Вид на пандусы. Фотография Ю. Тарабариной
Перила пандусов «башни». Фотография Ю. Тарабариной

Образ интерьера, насколько его можно сложить из сохранившихся фрагментов, не слишком-то сочетается с его ролью прокламации новой архитектуры. То есть он, безусловно, ею был и остается, будучи даже не полностью реализован и впоследствии испорчен. Но это очевидно из книг, а вот ощущение, возникающее при соприкосновении с остатками грандиозного замысла, совершенно иное. Изнутри здание кажется дорогой и сложной игрушкой (к слову, все поздние добавления выглядят очевидно дешевле).


Здесь трудно представить комиссаршу в кожанке, дом скорее подходит для совслужащей на каблучках и в модной шляпке, опасливо запрыгивающей в немецкий лифт типа paternoster, прозванный так за безостановочное движение между этажами. Остатки материальной культуры здания говорят о нем как о дорогом и тщательно отделанном – возможно, где-то даже вопреки воле Корбюзье. Тот всерьез хотел построить новое здание нового мира (о том же думали его коллеги, русские архитекторы, подписавшие письмо в защиту проекта), а нарком Любимов мечтал о пентхаусе на крыше, (как у Николая Милютина в доме Наркомфина), настаивал на дорогой мраморной облицовке и предлагал такую раскраску интерьеров, которую Корбюзье возмущенно называл «будуарной».

Но с другой стороны, помимо мещанских пристрастий любителя архитектуры Любимова, Корбюзье ведь был против слишком лаконичной архитектуры. В этом он настоящий француз: не терпел функционализма, а проповедовал «лиризм» и эстетику, «возвышенную интенцию». В пух раскритиковал дом-коммуну Николаева: «многие сотни людей лишены здесь всяких радостей архитектуры». В доме Центросоюза, даже судя по сохранившимся фрагментам, «радостей архитектуры» много. Может быть, нарком Любимов как раз и почувствовал в Корбюзье не столько ломателя основ, сколько заграничного маэстро, способного дать ему дорогую красивую игрушку, лучше, чем у других наркомов. И судьба у здания получилась как и у других, современных уже нам «игрушек», начиная с Мариинского театра и заканчивая планом Перми.

*все цитаты в этом тексте приведены по книге: Жан-Луи Коэн. Ле Корбюзье и мистика СССР. Теории и проекты для Москвы. 1928–1936. М., «Арт Волхонка», 2012.
Елена Гонсалес показывает деревянные перила 1930-х годов. Пол второго этажа вестибюля отступает от витража, и получается балкон. Фотография Ю. Тарабариной
Перила балона второго этажа. Фотография Ю. Тарабариной
Лифт pater noster. Фотография Ю. Тарабариной
Светильники лифа. Вероятно, входили в комплект. Фотография Ю. Тарабариной
Подлинная винтовая лестница в углу вестибюля. Позднее такие лестницы стали излюбленным «красивым» приемом сторонников «чистого» модернизма. Фотография Ю. Тарабариной
Колонны вестибюля. Фотография Ю. Тарабариной
Светильники в вестибюле. Фотография Ю. Тарабариной
Колонны и пандус. Фотография Ю. Тарабариной
Пандусы вестибюля. Фотография Ю. Тарабариной
Столбы вестибюля: тонкие круглые и среди них – широкие столбы элиптического сечения, которые продолжаются вверху, в на сцене в аудитории. Столбы пронизывают здание насквозь, оно «надето» на опоры. Фотография Ю. Тарабариной
Пандусы вестибюля. Фотография Ю. Тарабариной
Пандусы вестибюля. В зазоре между пандусами и балконом виден интерьер зала второго этажа, что делает интерьер как-то особенно проницаемым. Фотография Ю. Тарабариной
Пандусы вестибюля. Фотография Ю. Тарабариной
Пандусы вестибюля. Фотография Ю. Тарабариной
Пандусы вестибюля. Фотография Ю. Тарабариной
Вестибюль со стороны Мясницкой. Бывший главный вход, облицованный мрамором по желанию наркома Любимова. Фотография Ю. Тарабариной
Вестибюль второго этажа. Фотография Ю. Тарабариной
Зал клубной зоны: сцену фланкируют два столба овального сечения, поставленных перспективно и подчеркивающих глубину сцены. Потолок выглядит почти буквально как натянутый парус. Фотография Ю. Тарабариной
Жан-Луи Коэн на сцене Корбюье. Фотография Ю. Тарабариной
Экскурсанты на пандусе. Фотография Ю. Тарабариной
Перила пандуса. Фотография Ю. Тарабариной
Вид на пандусы. Фотография Ю. Тарабариной
Пандусы башни. Фотография Ю. Тарабариной
Вид на фасады здания Центросоюза через стекло со стороны пандусов. Фотография Ю. Тарабариной
Елена Гонсалес ведет экскурсию. Фотография Ю. Тарабариной
Жан-Луи Коэн подписывает книгу. Фотография Ю. Тарабариной
Жан-Луи Коэн читает лекцию. Фотография Ю. Тарабариной
Анна Броновицкая и Николай Малинин. Фотография Ю. Тарабариной
Празднование дня рождения Ле Корбюзье в вестибюле Центросоюза. Фотография Ю. Тарабариной

10 Октября 2012

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Как архитекторы корбюзье-ризовали СССР
6 ноября в ресторане-клубе «Петрович» состоялся круглый стол «Лекорбьюзеризация СССР: Le Corbusier и русская архитектура 1950-2000-х годов». Публикуем стенограмму состоявшейся дискуссии, в которой приняли участие Жан-Луи Коэн, Анна Броновицкая, Евгений Асс, Александра Павлова и другие. Вел круглый стол Сергей Никитин.
Пресса: Панель с картины
Выставка Ле Корбюзье «Между живописью и архитектурой» представляет столичной публике того, кого москвичи (и не только) должны особенно ненавидеть. Архитектора, который изобрел бетонные дома с плоской крышей и комнатами, где столовая и спальня находятся в одном месте. Однако и поныне Корбюзье считается элитарным художником, а его показ должен вопреки предрассудкам и нехорошему имиджу его изобретений подтвердить актуальность гения.
Пресса: Больше света, меньше стен
«Любой способен переделать самого себя» — руководствуясь этим принципом, Шарль-Эдуард Жаннере-Гри изменил свое имя на короткое Ле Корбюзье (его деда по материнской линии звали Лекорбезьером) и стал чуть ли не самым знаменитым архитектором XX века.
Пресса: Выставка Ле Корбюзье в ГМИИ как произведение искусства
«Экспозиция представляет своего рода образец риторики. Рисунки, макеты, ковры, живопись разных периодов, книги, скульптуры, фильм – всему найдено в пространстве музея свое место, каждый "топик" ты воспринимаешь по отдельности. Ни о чем не сказано слишком подробно, но обо всем достаточно».
Пресса: Ирина Коробьина и Жан Луи Коэн в гостях у «Эхо Москвы»
Ирина Коробьина: «Вообще, слово музей – это некая обитель муз, там, где искусство, там, где музы, некое специальное пространство. Думаю, что такая революция в представлении о том, какой должна быть архитектура музея, это все-таки Музей Гуггенхайма Фрэнка Ллойда Райта».
Пресса: Человек в очках
6 октября в связи с 125-летием со дня рождения мир вспомнит одного из самых знаменитых архитекторов ХХ столетия. Впрочем, мир и не забывал об этом прагматике и эксцентрике, пуристе, демонстративно порвавшем с буржуазным комфортом.
Пресса: Новатор на все времена
Первая в России масштабная ретроспектива Ле Корбюзье, открывшаяся в Пушкинском музее к 125-летию мастера, представляет его публике не только как самого влиятельного архитектора прошлого века, но и как живописца, скульптора и дизайнера.
Пресса: Дедушка хрущевок
В Музее изобразительных искусств открылась выставка "Ле Корбюзье. Тайны творчества. Между живописью и архитектурой". Живопись и архитектура на выставке действительно есть, чего нельзя сказать о нераскрытых тайнах творчества.
Пресса: Четвёртое измерение Ле Корбюзье
Выставка «Ле Корбюзье. Тайны творчества: между живописью и архитектурой» организована благотворительным фондом AVC Charity и проходит до 18 ноября в главном здании Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина в Москве.
Пресса: 10 московских зданий, связанных с Ле Корбюзье
25 сентября в Пушкинском музее открылась выставка работ самого известного архитектора ХХ века — Ле Корбюзье. С Москвой у него были особые отношения: самые истовые поклонники, самые крупные сбывшиеся и разрушенные мечты, самые масштабные идеи — все появилось здесь. По просьбе БГ хранитель выставки Алексей Петухов составил гид по московским зданиям, построенным самим Ле Корбюзье — или под его влиянием.
Пресса: Гость из настоящего
Крупнейший специалист по урбанистике, профессор Нью-Йоркского университета Жан-Луи Коэн и его ученик Паскаль Мори сделали очень подробную, умную и неоднозначную выставку великого архитектора Ле Корбюзье. Рассказывает Валентин Дьяконов.
Пресса: Другая сторона архитектуры
В ГМИИ им. Пушкина открылась выставка Ле Корбюзье, одного из самых значимых архитекторов XX века. В экспозиции, впрочем, речь идет не только об архитектуре: более 400 экспонатов представляют универсального гения, выражавшего свои идеи и в живописи, и в скульптуре, и в литературе.
Пресса: Поэт прямого угла
В ГМИИ имени Пушкина открылась большая выставка «Ле Корбюзье. Тайны творчества: между живописью и архитектурой», представляющая художественные работы знаменитого архитектора – живопись, графику, скульптуру, мебель, гобелены и, конечно, зодческие проекты.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.