Экспо не для всех

Сергей Хачатуров о выставке генпланов Москвы в Музее архитектуры.

author pht

Автор текста:
Сергей Хачатуров

04 Октября 2012
mainImg
Многострадальный план Москвы, – похоже, вечный камень преткновения отечественной архитектурной мысли. Парадоксы его существования в российской культуре обнаружила открывшаяся в Музее архитектуры имени А.В. Щусева выставка «Большая Москва. XX век». Она приурочена к проведению конкурса на лучший проект развития Московской агломерации. Занимает главную, парадную анфиладу музея.

Сама выставка очень содержательна и интересна. Она дает возможность познакомиться с большим корпусом невиданных ранее документов (чертежи, макеты, эскизы) о проектах реконструкции столицы с двадцатых годов до периода интернационального модернизма 60–70-х. Однако стиль презентации материала соотносится с вечной нашей проблемой разрыва в коммуникации между архитектурной теорией и практикой, идеей и ее публичным обсуждением, между  мечтательными градоначальниками, их придворными зодчими и common people, которых или не спрашивают о будущем родного города, или не дают возможности в чем-либо разобраться. Потому как даже не пытаются адаптировать схемы, формулы и планы, перевести их на доступный для понимания простых смертных язык. Не хотят помочь понять, что слово «отмывка» употребляется не только со словосочетанием «грязные деньги», но иногда и применительно к архитектурным чертежам. Хотя, конечно, в случае с нашей строительной практикой «отмывка» часто амбивалентна.

Помню возмущение, вспыхнувшее в обществе из-за того, что план Москвы, представленный «в позднелужковское время», чиновники не удосужились людям предъявить по-человечески. И вроде как поставили перед свершившимся фактом. Такой метод «диалога» относительно будущего развития города власти выбирают и сейчас. А Музей архитектуры стал честным зеркалом этого обоюдного непонимания. На выставке совершенно отсутствует то, что называется режиссура пространства, его организация в расчете на некие сюжетные, визуальные манки, на стимул заинтересовать зрителя. Экспликаций относительно разных версий планов столицы (от «Новой Москвы» Щусева до планов благоустройства отдельных микрорайонов и культурных комплексов 1960–1970-х) немного. Некоторые проекты не прокомментированы. Инфографика, видеоматериалы тоже весьма скупы. Каталога нет. Все это воздвигает препятствие к общению с по-настоящему уникальным и, кстати, очень зрелищным материалом, которым необходимо просто увлечь.
Макет придуманного Иваном Леонидовым Народного комиссариата тяжелой промышленности (Наркомтяжпрома) свидетельствует о нереализованной градостроительной утопии 1930-х. Фотография Сергея Хачатурова в обработке Ильи Емельянова
zooming
Сравнение знаменитого плана развития Москвы 1935 года с планом, существовавшим в реальности, позволяет понять масштабы урбанизации столицы. Фотография Сергея Хачатурова

Многие снобы от архитектуры в пух и прах раскритиковали открывшуюся одновременно с «Большой Москвой» монографическую выставку Ле Корбюзье в Музее архитектуры имени А.В. Щусева. Мол, целое распалась на частности, от которых только рябь в глазах. Осмотр экспозиции схож с блужданием по лабиринту. Нет сквозной идеи… И т.д. Однако все-таки устроенная фондом AVC Charity, куратором Жаном-Луи Коэном и оформленная дизайнером Натали Криньер экспозиция выглядит очень увлекательно и, не побоюсь этого слова, – красиво. С интересной пластикой пространства, организованного то с помощью жестких геометрических модулей, то с помощью неких органических форм: для экспозиции скульптуры – спиральный подиум. И прошивает всю экспозицию самое дружелюбное для восприятия и самое малоизвестное даже подготовленному российскому зрителю изобразительное искусство Ле Корбюзье. Оно ненавязчиво вводит в мир его идей, помогает осознать саму структуру его творческого сознания. А в МУАР история планов Москвы так и осталась «кино не для всех». Точнее, экспо не для всех. Для узкого круга специалистов.

Кстати, есть одна тема, что объединяет две выставки – в МУАР и в ГМИИ. Это тема плана Москвы, предложенного Ле Корбзье в конце 20-х годов и вынесенного на профессиональный суд в 1933 году. Что хотел сотворить с Москвой пионер архавангарда, повергло в шок даже революционеров советской архитектуры. Как и в плане реконструкции Парижа, предполагалось выскрести почти все (оставить только Кремль и Китай-город), на расчищенном плацдарме установить ориентированные по оси север-юг геометрические айсберги прозрачных небоскребов, а вокруг пустить широкие проспекты, автомагистрали и насадить огромные сады. Сейчас это предложение мэтра воспринимается как крайне бестактное и завиральное. Однако для новых городов хороший и актуальный по сей день образ, как почувствовать себя свободным, начать все с чистого листа и соблюсти баланс между экологией и экономикой, необходимостью вентилировать гигантские потоки машин и людей чистым воздухом и легким движением. На обеих выставках имеются хранящиеся в МУАР рисунки Корбюзье – шедевры абстракции – энергичные, нервные почеркушки, которыми он сопровождал свои лекции 1928 года, когда идеи его плана Москвы только назревали.
Лекцию 1928 года «Анализ развития Москвы» Ле Корбюзье сопровождал экспромтом начертанными на листах бумаги схемами. Один из слушателей подобрал эти схемы после лекции и спустя годы отдал в Музей архитектуры. Теперь они украшают сразу две больших выставки: Ле Корбюзье в ГМИИ и «Большой план Москвы» в МУАР. Этот экземпляр – с выставки в Музее архитектуры. Фотография Сергея Хачатурова

zooming
Пришедшая из дворянских усадеб неоготика должна была в версии 1930-х годов архитектора М.П. Коржева украсить Измайловский парк. Фотография Сергея Хачатурова
Фотография Сергея Хачатурова в обработке Ильи Емельянова


0

04 Октября 2012

author pht

Автор текста:

Сергей Хачатуров
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.