Подземелье Бахуса

Три совершенно разных проекта комплекса винодельни в Краснодарском крае разработала архитектурная мастерская «Сергей Киселев и Партнеры». Использующий самые новые технологии, этот комплекс должен стать не только новым центром производства вина, но и музеем винодельческих традиций юга России.

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

mainImg

Архитектор:

Сергей Киселев

Проект:

Предпроектное предложение строительства комплекса винодельни в Краснодарском крае
Россия, Краснодар

Авторский коллектив:
С.Б.Киселев, А.В.Никифоров, В.М.Бармин, А.А.Хомякова, Г.В. Харитонова, М.А. Харитонова, В.Х.Джантимирова

2010

Заказчик: ООО «Новокрымское»
Новая винодельня будет построена близ села Молдованское Краснодарского края и станет частью многофункционального туристического комплекса «Лефкадия». Живописная холмистая местность с речушками и озерами как нельзя лучше подходит и для создания оздоровительного курорта, и для высадки виноградников, так что идея объединить эти функции и создать рекреационный комплекс, основой которого станут виноделие, культура и эстетика потребления вина, родилась сама собой. В конце прошлого года мастерская «Сергей Киселев и Партнеры» была приглашена к участию в закрытом конкурсе на проект винодельни, причем заказчик попросил архитекторов представить не один, а три варианта этого сооружения. Поскольку все три проекта должны были быть разработаны очень оперативно, в СКиП приняли решение работать тремя группами: над одним из вариантов работал сам Сергей Киселев, над двумя другими – ГАПы: Андрей Никифоров и Виктор Бармин.  

Как вспоминают архитекторы, в качестве технического задания они получили ситуационный план очень внушительной по площади и затейливой по ландшафту территории, жесткую технологическую схему, основанную на гравитационном методе производства вина, а также общие пожелания заказчика сделать комплекс новым винодельческим и туристическим центром края. «Идеологические» выводы из этого сделать было несложно – архитектура требовалась яркая и знаковая, вмещающая в себя как сложный технологический процесс, так и музей виноделия, способный стать магнитом для многочисленных посетителей. При этом архитекторам предоставлялась полная свобода по размещению объекта на отведенной территории. Не сговариваясь, проектировщики выбрали в качестве основной «точки отсчета» существующий на участке высокий холм (перепад высоты между его вершиной и основанием составляет 24 метра), вокруг которого вьется старая проселочная дорога и уже проложена новая. А вот отношения этой природной доминанты и проектируемого объекта в каждом из трех случаев сложились по-разному, и позже, сравнивая варианты решения винодельни, Сергей Киселев и его коллеги увидели, что создали «дом под горой», «дом у горы» и «дом на горе». Именно так – по ландшафтному принципу – они в дальнейшем и стали называть свои проекты.

«Дом под горой» – идея Сергея Киселева. Коллеги вспоминают, что территория, выделенная под создание «Лефкадии», так впечатлила архитектора своей первозданной красотой, что он твердо решил максимально сохранить существующий ландшафт. Винодельня полностью врыта в холм и накрыта кровлей, имитирующей зеленый склон. Фактически здание, которое по своему масштабу и функциональной программе запросто может претендовать на статус завода, замаскировано под складку местности. О рукотворности этой «складки» можно догадаться лишь по одному из боковых фасадов, который решен как стеклянный занавес.

Фокус здесь в том, что здание-холм сажается вплотную к естественному довольно крутому склону и добавляет его профилю новую выразительную округлость. Появившуюся за счет кровли озелененную террасу Киселев использует для создания открытой пешеходной галереи и смотровой площадки, и этот длинный капитанский мостик – своего рода стержень, связующий производственные цеха, расположенные ниже, и музей, расположенный выше и спрятанный уже в существующем холме. Само экспозиционное пространство автор уподобил штольне, а вход в него обозначил высоким стеклянным конусом, который издалека будет восприниматься как единственный заметный ориентир, указывающий на расположение нового комплекса. Изучив экспонаты, рассказывающие об истории виноделия в Краснодарском крае, посетители по уже упомянутой галерее смогут перейти в производственный корпус и, медленно спускаясь по многомаршевой лестнице, воочию увидеть весь процесс создания вина.

Второй вариант решения винодельни – «дом у горы» – разработан группой Андрея Никифорова. Для нее отправной точкой в поиске образа здания стал характер существующего склона. «Оно не просто врастает в склон, но повторяет его существующие террасы. Фактически сделан дом, который в большей степени является благоустройством, чем зданием, – дом, состоящий из подпорных стен, – поясняет Андрей Никифоров. – Благодаря этому он приобрел довольно брутальный, в чем-то, наверно, даже крепостной внешний вид, но зато не вылезает вверх резким силуэтом». И действительно, над существующим холмом высится лишь лаконичный одноэтажный объем давильни, то есть помещения, в которое прибывает и начинает обрабатываться свежий виноград. Размещение цехов на отдельных террасах позволило архитекторам решить и непростую задачу по организации доступа транспорта к каждому из них. А на самом нижнем уровне, где расположены офисы винодельни и дегустационный зал, создана стоянка для автобусов и легковых машин. И если само производство вина уподоблено гигантским ступеням, высеченным в каменистом склоне, то музей, посвященный созданию эликсира Бахуса, можно сравнить с узкой приставной лесенкой. Экспозиционные залы занимают гораздо меньшую площадь, чем цеха, но так же встроены в стены и уступами спускаются по склону – фактически они размещены параллельно основному производству с тем, чтобы оно могло стать полноценным объектом показа.

И, наконец, «дом на горе» – плод размышлений Виктора Бармина. Он признается, что образ здания родился из желания противопоставить новый объем окружающему ландшафту, положить на вершину крутого склона «сахарный кубик» и тем самым наполнить «мягкую» природную композицию новым звучанием. При этом нижняя, самая объемная, часть винодельни тем не менее спрятана в рельеф – иного способа уравновесить большой технологический объем с природным окружением просто нет. На поверхности Бармин оставляет только два верхних этажа производства, четко ориентированных в сторону падения склона, а к остальным подводит широкие террасы подъездов, окаймляющие здание эффектным симметричным веером.

Как и в двух предыдущих вариантах, прием экскурсионных групп начинается на верхней отметке, только в данном случае для этих целей проектируется отдельно стоящий объем – «башня», с которой посетители смогут подняться на отметку кровли основного здания. В то время как Киселев и Никифоров проектировали своего рода гибриды производства и музея, Виктор Бармин от собственно экспозиционной части отказался вовсе, интегрировав  экскурсионный маршрут непосредственно в винодельню. Так, из башни гости комплекса проходят по «видовой» террасе на благоустроенную эксплуатируемую кровлю, где размещается непременный атрибут любого винопроизводства – дегустационный зал. Он оформлен в виде узкого горизонтального параллелепипеда, положенного поперек вырастающих из-под земли «коробов» основного производства. Подчеркнуто геометричны также декоративные водоемы на двух верхних террасах, навесы над ними и опоры, оформляющие въезды на нижние уровни комплекса. Массивность и строгость всей композиции компенсируются белоснежным «сахарным» цветом и кольцами террас, придающими ей легкость и завершенность, органично вплетающими комплекс в многоликий ландшафт Краснодарского края.
Предпроектное предложение строительства комплекса винодельни в Краснодарском крае. Третий вариант
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Предпроектное предложение строительства комплекса винодельни в Краснодарском крае. Первый вариант
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Предпроектное предложение строительства комплекса винодельни в Краснодарском крае. Первый вариант
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Предпроектное предложение строительства комплекса винодельни в Краснодарском крае. Первый вариант
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Предпроектное предложение строительства комплекса винодельни в Краснодарском крае. Первый вариант
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Предпроектное предложение строительства комплекса винодельни в Краснодарском крае. Второй вариант
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Предпроектное предложение строительства комплекса винодельни в Краснодарском крае. Второй вариант
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Предпроектное предложение строительства комплекса винодельни в Краснодарском крае. Второй вариант
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Предпроектное предложение строительства комплекса винодельни в Краснодарском крае. Третий вариант
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Предпроектное предложение строительства комплекса винодельни в Краснодарском крае. Третий вариант
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Предпроектное предложение строительства комплекса винодельни в Краснодарском крае. Третий вариант
© АМ Сергей Киселев и Партнеры


0

Архитектор:

Сергей Киселев

Проект:

Предпроектное предложение строительства комплекса винодельни в Краснодарском крае
Россия, Краснодар

Авторский коллектив:
С.Б.Киселев, А.В.Никифоров, В.М.Бармин, А.А.Хомякова, Г.В. Харитонова, М.А. Харитонова, В.Х.Джантимирова

2010

Заказчик: ООО «Новокрымское»

30 Июня 2010

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Дюны, кварц и атом
Проект-победитель конкурса Малых городов для Соснового Бора: благоустройство парка и пляжа, вдохновленное северным ландшафтом, зеркалами и ядерной энергетикой.
Стеклянный ларец
Пражские архитекторы OV-A спроектировали штаб-квартиру производителя дизайнерского богемского стекла Lasvit в Нови-Боре: главную роль там играет корпус с фасадами из специально изобретенной стеклянной плитки.
Пресса: Как мир перенесет прививку от изоляционизма
«Мне странно теперь представить себе,— пишет Илья Эренбург в начале 1960-х, вспоминая 1914-й,— что можно было отправиться в другую страну, не заполнив анкеты, не проводя недели в ожидании — впустят или не впустят; но слово "виза" я услышал впервые во время войны; прежде не спрашивали даже паспорта».
Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.