Невидимые миру «уши»

10 марта в Перми состоялась демонстрация проектов и был объявлен победитель конкурса на решение новой сцены театра оперы и балета им. П.И.Чайковского. О вердикте жюри, которое выбрало самый нейтральный и экономичный проект от самого титулованного участника состязания, англичанина Дэвида Чипперфильда, мы уже писали. Теперь – подробнее о предыстории, конкурсном задании и всех представленных проектах, среди которых было три английских, один датский, один голландский и один российский, Сергея Скуратова.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Мастерская:
Сергей Скуратов ARCHITECTS http://skuratov-arch.ru
Henning Larsen Architects
Проект:
Конкурсный проект развития Пермского академического театра оперы и балеты им. П.И.Чайковского
Россия, Пермь, улица Петропавловская (Коммунистическая), 25а

Авторский коллектив:
Сергей Скуратов (руководитель авторского коллектива), Наталья Золотова, Антон Барклянский (ГАП), Виктор Обвинцев, Никита Асадов, Иван Ильин, Ксения Харитонова, Антон Чалов, Антон Чурадаев

2009 — 2010

Пермский академический театр оперы и балеты им. П.И.Чайковского, ООО «Девелоперские решения»
0 Когда в конце прошлой недели московские журналисты получили пресс-релиз о предстоящих пермских событиях, многих удивила фраза «10 марта в Перми пройдет международный архитектурный конкурс». Как будто бы громкое состязание с участием нескольких архитектурных знаменитостей – это мероприятие, которое можно провести за один день! Мы ведь уже несколько лет как знаем, как оно бывает на самом деле: сначала архитекторы получают ТЗ, потом разрабатывают проекты, потом присылают планшеты и макеты на выставку, открытую либо для прессы, либо для всех желающих, потом их долго изучает жюри, и лишь затем, наконец, объявляется победитель. Но Пермь махнула рукой на все эти утомительные ритуалы: 10 марта шесть команд прибыли в город, каждая провела часовую презентацию, в которой рассказала о себе в целом и своем предложении в частности, после чего жюри немного посовещалось и вскоре вынесло вердикт. Двадцать лет город ищет адекватное решение проблемы реконструкции самого известного своего театрального здания, а сенатор Сергей Гордеев, можно так сказать, развязал этот двадцатилетний узел за один день. Единственное, что не может не удивить стороннего наблюдателя – это тот факт, что убежденный поклонник авангарда (а Гордеев, как известно, возглавляет фонд «Русский авангард» и владеет половиной знаменитого дома-шедевра Константина Мельникова) в данном случае отдал предпочтение самому консервативному проекту конкурса. Впрочем, обо всем по порядку.

О здании
Здание театра, о котором идет речь, заслуженно считается одним из старейших и известнейших в России. На его сцене впервые в нашей стране были поставлены оперы «Пена дней» Э.Денисова, «Клеопатра» Ж.Массне, «Лолита» Р.Щедрина, «Христос» А.Рубинштейна. А еще пермский театр часто называют Домом Чайковского, так как именно в нем были осуществлены постановки всех сценических произведений великого композитора. Каменное здание театра построили в 1878 году по проекту архитектора Карвовского. Это был классический музыкальный театр с оркестровой ямой, соответствующей акустикой и партером на 240 мест. К середине XX века стало понятно, что труппе требуется здание побольше и в 1959 году его полностью перестроили, срастив при этом фрагменты старого театра с новыми стенами. Колонны портика вынесли на главный фасад, а за кулисами до сих пор бережно сохраняется фрагмент кирпичной стены, выложенной еще в XIX веке. После реконструкции 1959 года театр получил 900 зрительских мест. Однако уже к середине 1980-х выяснилось, что и этой прибавки площади недостаточно: театральный организм так бурно рос и развивался, что банальной расшивки камзола надолго не хватило, и единственное, чем город мог помочь своему главному очагу культуры – так это подарить ему новое платье. Такие попытки предпринимались не единожды. За последние 20 лет пермские архитекторы успели выполнить около десяти проектов реконструкции, проводились и внутригородские конкурсы, однако дальше обсуждения их результатов дело не шло. Город все время боролся с двумя прямо противоположными желаниями: театр то хотели превратить в ультрасовременное здание, то – сэкономить на его реконструкции, банально пристроив к существующему объему парочку новых. Апофеозом первой концепции можно считать проект, который местная пресса назвала «Невидимкой» – в нем здание предлагалось полностью облицевать стеклом, которые бы отражало окружающий пейзаж и «растворяло» в нем новый объем. А вершиной «экономической» доктрины стали так называемые «Уши», представлявшие собой два массивных флигеля, пристраиваемых к боковым фасадам театра.

О конкурсах
Руководство театра и города не очень любит об этом говорить, но, видимо, ни один архитектурный проект не поразил их настолько, чтобы пожертвовать на его реализацию значительную часть бюджета. И лишь после того, как в Перми состоялось два громких международных конкурса – сначала на проект нового здания Музея современного искусства (победили Борис Бернаскони и Валерио Олжиати), а затем на реконструкцию Речного вокзала (победил «Проект Меганом»), – стало понятно, что есть принципиально иной архитектурно-экономический сценарий развития событий. Архитектора можно пригласить из Москвы или даже из Европы, а деньги на оплату его таланта найти у спонсоров. В роли катализатора процесса выступил новый сенатор Пермского края Сергей Гордеев (конкурс на Речной также был организован им, а предшествовавшая ему выставка современного искусства «Русское бедное» и вовсе имела подзаголовок «проект Сергея Гордеева»), а главным спонсором театрального конкурса стал главный налогоплательщик области – компания «Лукойл».

О задании
Техническое задание разрабатывалось при участии зарубежных консультантов (нидерландское градостроительное бюро KCAP, разработчик нового мастер-плана Перми, и специалисты по театральной технологии из компании Theatre Projects) и отличалось повышенной подробностью. Всего за 2 месяца конкурсанты должны были спроектировать новую сцену на 1100 мест и разработать проект реконструкции существующего здания, а также увязать эти две операции так, чтобы работа театра не прерывалась ни на один день. Кроме того, необходимо было продумать благоустройство прилегающего парка, ограниченного улицами Ленина, Сибирская, Советская и 25-летия Октября, подчеркнуть его связь с театральным комплексом и превратить в место, «в котором жители полюбят просто быть, встречаться и задерживаться».

О проектах
Понятно, что для приглашенных европейцев это последнее пожелание стало своего рода маячком, сигнализирующим о том, что проект должен получиться насквозь экологичным, а театр и окружающая его зелень слиться в экстазе взаимной любви. Тут большую роль еще сыграло то, какой Пермь увидели европейские архитекторы, впервые приехавшие сюда нынешней суровой зимой. Разношерстная застройка самого города и бескрайние дремучие леса вокруг, закованная во льды Кама и сугробы в человеческий рост. И вдруг в самом центре – настоящий парк с фонтанами и скульптурами и классицистическим зданием в глубине. То, что этот прямоугольник зелени в индустриальном городе иностранцы трактовали как кусочек нетронутого леса в каменных джунглях, пожалуй, даже слишком ожидаемо. И, тем не менее, большинство конкурсантов пошли именно по этому пути.

PLP Architects, первыми представлявшие свой проект жюри, рассказали, что существующий театр они понимают как храм искусства в дремучем лесу, симметричный и самодостаточный. Архитекторы сразу отмели идею воспроизводить архитектурный язык существующего здания и обратились к природе. Вспомнили, например, что Чайковский черпал вдохновение в лесах родного края. Придумали, что новый очаг культуры – это что-то вроде поляны в лесу, на которой собирались первобытные люди для исполнения ритуальных танцев. В подковообразном зрительном зале такая поляна и правда отдаленно угадывается, потому что он размещен в прозрачном сферическом объеме, который в сторону парка продолжается длинным стеклянным козырьком, поддерживаемым тонкими колоннами, призванными, конечно, символизировать деревья. Сама сцена с положенными ей вместительными карманами, репетиционные залы и технологические помещения сгруппированы в вытянутом объеме, размещенном вдоль заднего и боковых фасадов существующего театра. К улице новое здание обращено остекленными галереей и эффектной винтовой лестницей, но даже эти визуально легкие элементы не скрадывают общую массивность конструкции – новое строительство фактически «обложило» классицистический театр с трех сторон, изменяется и восприятие главного фасада, перед которым архитекторы предложили устроить большой пруд.

Еще одно английское бюро – Avery Associates – пристраивает сзади к существующему театру практически равноценный объем, а по бокам пускает расходящиеся веером пешеходные галереи. Волнообразные края кровли поддержаны все теми же тонкими колоннами. Между старым и новым зданием архитекторы предусмотрели узкую улочку, в которую выходят высокие и узкие стеклянные эркеры гримерных. Кроме того, именно через нее на уровне второго этажа перекинут мост, по которому будут транспортироваться декорации, чтобы за этим зрелищным процессом могли понаблюдать все желающие. Улочка, по замыслу авторов, напоминает горное ущелье (рядом Урал), а белоснежная облицовка стен – снег на вершинах.

Пожалуй, артистичнее и деликатнее всего тему колонн как деревьев обыграло датское бюро Henning Larsen Architects. Новый театр архитекторы разместили в дальнем левом углу участка, практически на перекрестке улиц Сибирская и Советская. На тактичном отступе от исторического здания вдоль его заднего фасада возводится блок репетиционных, гримерных и мастерских, а собственно сцена и зрительный зал размещаются фактически параллельно существующему объему. Главные фасады обоих театров оказываются на одной линии, однако, стремясь подчеркнуть главенствующую роль существующего здания, датчане фактически равняют с ним не весь объем, а лишь сильно вынесенный вперед козырек его кровли. Наверное, вы и сами уже догадались, что эту конструкцию поддерживают тонкие колонны. Только в том месте, где опоры соприкасаются с плоскостью кровли, датчане вырезают в ней прямоугольные щели – от осадков они защищены стеклом, а вот солнце или вечерняя подсветка будут проникать сквозь них ровно как, как лучи в настоящем лесу пробиваются к земле сквозь густые кроны деревьев. Главный фасад нового здания архитекторы делают треугольным – это несколько ярусов галерей, предназначенных для всех горожан. Остроносая консоль обшита деревом, а от улицы, учитывая суровый климат Перми, отделена стеклянными ширмами. 

Знаменитое голландское бюро Neutelings Riedijk Аrchitects (проект в Перми представлял сам Виллем Нойтелингс) также сделало новый театр продолжением парка. Правда, они трактовали его как объект ландшафтного дизайна. Дело в том, что всего в квартале от театра расположена Кама, и парк имеет сильный уклон в сторону реки. Перепад высот на его территории составляет почти 14 метров, и голландцы (к работе над проектом они привлекали своих соотечественников – урбанистов West 8) предложили выровнять наклонную плоскость, создать вокруг существующего театра озелененную платформу, в которую и будут вкопаны все новые помещения. Фактически позади, а также справа и слева от здания с портиком насыпается холм, своими склонами обращенный уже не к реке, а в обратную сторону, к театральной площади. На этих склонах устраиваются парадные лестницы, а между ними расположены «впадины» входных вестибюлей и фойе. Впрочем, только за счет этой платформы выполнить требования ТЗ не представлялось возможным, поэтому архитекторы сооружают два дополнительных объема – параллелепипед зрительного зала и башню с репетиционными залами. Нельзя не отметить, что это очень характерные для Neutelings Riedijk Аrchitects здания – они облицованы медными листами, украшенными тематическим орнаментом танцующих фигурок, и носят подчеркнуто скульптурный характер. Кстати, для жюри эти несколько бутафорские объемы стали главным камнем преткновения – Виллему Нойтелингсу на презентации даже был задан вопрос, может ли он (в случае чего) понизить высоту башни или вовсе убрать ее. Архитектор обескуражено перевел взгляд на свой макет, но после секундной заминки ответил: «Yes, of course».

Еще больший конформизм по отношению к собственному проекту на защите продемонстрировал Дэвид Чипперфильд. Суть его предложения сводится к тому, чтобы построить позади существующего театра практически такой же по площади и конфигурации объем, а затем дополнить парадной апсидой, обращенной к улице Советская, и двумя боковыми «карманами», из которых один служит средоточием технических помещений, а второй превращается в зрительское фойе. Перед фойе разбивается новая камерная площадь, благодаря которой театр получает входы сразу с двух улиц – и с Сибирской, и с Советской. Фасады нового здания решены контрастно: у основного объема, который продолжает историческое здание, это массивные и глухие каменные плоскости, а боковые крылья – стеклянные ширмы, прошитые тонкими модернистскими рейками. И если в случае с проектами датчан и голландцев авторство было очевидно с первого взгляда, то в проекте Дэвида Чипперфильда собственно чипперфильдовским являются разве что общий минимализм композиции да музыкальный ритм разлинованного стеклянного фасада. Впрочем, архитектор на презентации признался в том, что данный проект – лишь первоначальные наметки, а основная работа впереди. Кейс Кристианссен, глава KCAP, спросил: «Я правильно понимаю, что в апсиде вообще нет окон и к Советской улице новое здание обращено глухим фасадом?» «Мне самому это не очень нравится, – невозмутимо ответил на это Чипперфильд, – какие-то окна, конечно, будут, но пока меня больше интересовал сам объем». Сергей Гордеев, в свою очередь спросил, можно ли разделить старое и новое здания, если вдруг органы охраны памятников возмутятся подобной трактовкой идеи синергии, и на это британский архитектор также ответил согласием.

Последним свой проект перед жюри защищал Сергей Скуратов. Россиянину предстояло сделать почти невозможное, а именно заинтересовать экспертов, которые до этого более пяти часов подряд оценивали проекты и уже потеряли всякую остроту восприятия. Чего греха таить, мы привыкли к тому, что на фоне иностранных участников российские архитекторы в конкурсах, как правило, выглядят бледнее, но Скуратов – это совсем другой случай. Он очень талантлив и столь же амбициозен, чтобы позволить себе быть незамеченным, и, понимая, что переиграть иностранцев можно, только прыгнув на порядок выше, Скуратов это сделал – в его работе была учтена и гидрогеология, и история, и социология, и даже мельчайшие бытовые потребности существующего театра, а итоговый проект поражал детальностью проработки. Концептуальное же отличие проекта от всех предыдущих заключалось в том, что российский архитектор спрятал основной объем новой сцены за существующим зданием и L-образную композицию возводящегося комплекса трактовал как некое подобие распахнутых рук, обнимающих старый театр. При этом функции в этой L строго разделены, и она получила два входа, решенных совершенно по-разному. Главный вход трактован в виде лоджии, к которой ведет парадная лестница, а вход в репетиционные и малый залы оформлен перспективным порталом, чей скос по направлению к историческому зданию можно считать уважительным реверансом в сторону «старшего брата». Почти все фасады Скуратов облицовывает энергосберегающим стеклом, частично окрашенным изнутри в белый цвет, символизирующий морозные рисунки на окнах, столь характерные для зимней Перми. В тех помещениях, которые не нуждаются в излишней прозрачности, за стеклом вторым слоем размещаются композитные панели с наклеенными тонким слоем меди. По замыслу автора, «стекло делает архитектуру театра современной, а медь привносит эффект театральной роскоши и таинственности».

Жюри единогласно отметило работу Сергея Скуратова за профессионализм и внимание к деталям, но подчеркнуло, что он перестарался – по площади его новый театр практически в два раза превышал предписания ТЗ (32180 кв.м. вместо требуемых 18564 кв.м.). Не понравилось и ассиметричное расположение нового комплекса относительно старого театра и существующих улиц – это можно считать личным пристрастием Кейса Кристианссена, но оно уже заложено в основу нового мастер-плана пермского центра. Проект Чипперфильда по этой же самой причине устроил жюри идеально – компактный, тактичный и канонично-симметричный. Сергей Гордеев на церемонии оглашения победителя охарактеризовал его как «наиболее понятный и экономичный из всех представленных», а Кристианссен за деликатность к существующему объему даже назвал «шапкой-невидимкой». Вот и получается, что к театру все же пристроят «уши», но для того, чтобы их спрятать, совершенно необязательно заковывать здание в зеркальное стекло, достаточно продлить его в глубь участка. И, наверно, столь безыскусно и лаконично обобщить все многолетние искания пермских архитекторов действительно мог только чопорный британец Чипперфильд.
Пермский театр оперы и балеты им. П.И.Чайковского. Существующее здание
Проект бюро David Chipperfield Architects (Великобритания)
Проект бюро David Chipperfield Architects (Великобритания)
Проект бюро David Chipperfield Architects (Великобритания)
Проект бюро David Chipperfield Architects (Великобритания)
Проект бюро Neutelings Riedijk Аrchitects (Нидерланды)
Проект бюро Neutelings Riedijk Аrchitects (Нидерланды)
Проект бюро Neutelings Riedijk Аrchitects (Нидерланды)
Проект бюро Neutelings Riedijk Аrchitects (Нидерланды)
Проект бюро Henning Larsen Architects (Дания)
Проект бюро Henning Larsen Architects (Дания)
Проект бюро Henning Larsen Architects (Дания)
Проект бюро Henning Larsen Architects (Дания)
Проект бюро Sergey Skuratov Architects (Россия)
Проект бюро Sergey Skuratov Architects (Россия)
Проект бюро Sergey Skuratov Architects (Россия)
Проект бюро Sergey Skuratov Architects (Россия)
Проект бюро Avery Associates (Великобритания)
zooming
Проект бюро Avery Associates (Великобритания)
zooming
Проект бюро Avery Associates (Великобритания)
Проект бюро PLP Architects (Великобритания)
Проект бюро PLP Architects(Великобритания)
Архитектор:
Сергей Скуратов
Мастерская:
Сергей Скуратов ARCHITECTS http://skuratov-arch.ru
Henning Larsen Architects
Проект:
Конкурсный проект развития Пермского академического театра оперы и балеты им. П.И.Чайковского
Россия, Пермь, улица Петропавловская (Коммунистическая), 25а

Авторский коллектив:
Сергей Скуратов (руководитель авторского коллектива), Наталья Золотова, Антон Барклянский (ГАП), Виктор Обвинцев, Никита Асадов, Иван Ильин, Ксения Харитонова, Антон Чалов, Антон Чурадаев

2009 — 2010

Пермский академический театр оперы и балеты им. П.И.Чайковского, ООО «Девелоперские решения»

12 Марта 2010

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Сергей Скуратов ARCHITECTS: другие проекты
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Тонкая материя
Дом Медный 3.14 составлен из двух фактур, каждая из которых по-своему похожа на драгоценную ткань, и из трех корпусов, каждый из которых смотрит на одну из сторон света. Архитектура дома впитывает нюансы контекста, суммирует их и превращает в цельное ритмичное построение. Рассматриваем новый, только что завершенный дом Сергея Скуратова на Донской улице.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Долгожданная интервенция
В своей новой постройке Сергей Скуратов развивает тему баланса статики и динамики, продолжает эксперименты с кирпичными фасадами, апробирует новые элементы жилой архитектуры, но главное – решает накопившиеся градостроительные проблемы крупного фрагмента городской застройки.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Блестящий экс-корт
Известные всем любителям большого тенниса корты на Краснопресненской набережной бюро Сергея Скуратова прячет внутри живописного парка и «наращивает» пластинами жилых небоскребов.
Комета ЗИЛ
Два первых лота жилого комплекса ЗилАрт, спроектированные Сергеем Скуратовым, совмещают контекстуальный сюжет, апеллирующий к истории завода, с эмоциональной, артистической насыщенностью фактуры и деталей. Не зря они служат урбанистической заставкой – городским «фасадом» первой очереди комплекса.
Похожие статьи
Изнутри наружу: павильоны вечности
Реконструкция пакгаузов нижегородской Стрелки – они открылись в начале июня как концертный и выставочный залы – стала, без преувеличения, событием года в области как культуры, так и архитектуры. Их история кажется нам образцовой с точки зрения обнаружения, исследования и охраны памятника инженерной мысли XIX века. В то же время решение по приспособлению и экспонированию конструкций пакгаузов, предложенное Сергеем Чобаном – очень смелое, нетривиальное и актуальное. На грани временного, временнОго и вечного.
Островок тишины
На курорте Циньхуандао открылся еще один музей – теперь по проекту Wutopia Lab. Он служит «островком тишины» на оживленном морском побережье.
Паркинг – ворота
Пекинское бюро MAD спроектировало «перехватывающий» гараж на 1500 машин для инновационного района Милана. Строительство начнется в этом сентябре.
Голова героя
В центре Тираны началось строительство жилой башни в форме бюста национального героя Албании Скандерберга. Авторы проекта – MVRDV.
Безудержный оптимизм
MVRDV совместно с индийским бюро StudioPOD превратили заброшенные пространства под одной из эстакад перенаселенного мегаполиса Мумбаи в завлекательную зеленую площадку для всех жителей района.
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Уникальность — норма жизни
Жилой дом UNIC в Париже, построенный по проекту пекинского бюро MAD, предлагает действительно уникальный, качественно иной уровень взаимодействия между человеком, архитектурным объемом, природой и городом.
Культура отдыха
В новом корпусе санатория «Клязьма», проект которого выполнило бюро «Крупный план», эстетика советского модернизма соединяется с современными представлениями об отдыхе.
Блеск металла
В Чэнду завершен ансамбль Спортивного парка Дунъаньху по проекту gmp: в 2023 там пройдет 31-я Всемирная летняя универсиада.
Эхо будущих поколений
Новый корпус «Эхо», только что открывшийся на территории кампуса Делфтского технического университета, генерирует дополнительную энергию как в буквальном, так и в переносном смысле — и электрическую, и творческую
Дуализм на фасаде
В Лозанне музеи фотографии и дизайна переехали в одно новое здание на двоих. Его архитекторы – португальцы Aires Mateus.
Деревянные новации
Консорциум во главе с BIG победил в конкурсе на проект нового пирса аэропорта Цюриха. Большую часть сооружения выстроят из дерева.
По волнам Желтой реки
Здание Большого театра Чжэнчжоу объединяет в себе сразу четыре вместительных зала, предоставляя идеальные площадки для любой формы современного исполнительского искусства.
Инновации продолжаются
На месте выставочного комплекса Экспо-2015 в Милане строится район MIND. Одной из ключевых его точек станет Центр инноваций по проекту бюро OBR.
Функция треугольника
Экстравагантная форма расширяющейся кверху тонкой пластины – не формальный жест, а отклик архитекторов UNK на требования участка и ТЭПы. Решения по-модернистски рациональны, экономны и функциональны. Дом галерейный, торцы подчеркнуты «пластинчатым» сдвигом, а широкие фасады составлены из треугольных эркеров.
Дом для школы
При проектировании школы во французской деревушке бюро HEMAA и Hesters-Oyon использовали в качестве прототипа традиционный для Бретани и Нормандии тип длинного сельского дома.
Чувство ритма
Новое здание Института Леонардо да Винчи в парижском деловом квартале Дефанс по проекту бюро LAN.
Своевольные стены
XRANGE Architects использовали сложный природный и социальный контекст участка на побережье Тайваня как основу для экспрессивного проекта бутик-отеля.
Приют цифрового кочевника
Апарт-гостиница, спроектированная бюро GAFA для центрального округа Москвы, предлагает гостям проживать привычную рутину через новый пространственный опыт, а также претендует на статус художественной доминанты.
Формула жилья
Гигантский квартал социального жилья «Байцзывань» по соседству с Центральным деловым районом Пекина для звездного китайского бюро MAD стал первым проектом подобного типа.
Пресса: Базилика Чипперфильда
В международном конкурсе на проект дополнительного здания Театра оперы и балета в Перми победил британский архитектор Дэвид Чипперфильд. Второе место заняли голландцы Neutelings Riedijk Architects, проект которых был особо отмечен жюри.
Пресса: Спина к спине. Проекты новых театральных зданий включают...
В Перми 10 марта завершился международный закрытый конкурс на проект новой сцены местного театра оперы и балета. Окончание строительства запланировано на 2014 год. «Пятница» рассказывает о новых российских театральных зданиях, которые должны открыть двери в ближайшие годы.
Пресса: "Спина к спине"
В блоге Пермского театра оперы и балета выложены картинки проекта-победителя международного тендера на строительство новой сцены театра и реконструкцию старой. Англичанина Дэвида Чипперфильда все хвалят...
Пресса: Эксиз реконструкции оперного театра
Блоггер ar_chitect предложил альтернативный проект в ответ на победу Дэвида Чипперфильда в конкурсе на реконструкцию пермского театра оперы и балета, взяв за основу предложенную англичанином объемно-планировочную концепцию "как самую рациональную и наиболее щадящую по отношению к парку..."
Пресса: Гений места не столь отдаленного. Английский архитектор...
В Перми подвели итоги конкурса на реконструкцию Театра оперы и балета имени Чайковского. Победил английский архитектор Дэвид Чипперфильд с концепцией театра—храма искусств, причем неприступного. Новый театр должен быть построен к 2014 году. Рассказывает ЛЮДМИЛА ЛУНИНА.
Чипперфильд для Перми
Только что было объявлено, что в конкурсе на проект реконструкции Пермского театра оперы и балета победил проект Дэвида Чипперфильда.
Технологии и материалы
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Сейчас на главной
Бакалавры Академии Глазунова 2022: Концепция развития...
Публикуем дипломные проекты бакалавров кафедры архитектуры Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Они посвящены гармонизации значимых мест Садового кольца путем восстановления памятников архитектуры, устройства парков и создания традиционной застройки.
Несколько штрихов
Зона отдыха на берегу озера Тургояк создана малыми средствами, что не отменяет эффект преображения: насыпь, амфитеатр и несколько шезлонгов превратили бывший недострой в востребованную локацию.
Изобретая восток
Чтобы погрузить гостей ресторана Saiko в атмосферу азиатской роскоши, команда IZI Design самостоятельно спроектировала все элементы дизайна – от созданного вручную рельефа скалы на стенах до напечатанных с помощью 3D-принтера подставок для палочек.
Торжество балконов
Жилой комплекс из обычных и социальных квартир по проекту CoBe Architecture et Paysage появился на месте центра сортировки почты в Бордо.
Квартиры вместо контор
Бюро Qarta Architektura разработало проект превращения памятника чешского функционализма – бывшего здания Пенсионного управления в Праге – в жилой комплекс.
Градсовет 10.08.2022
Градостроительный совет рассмотрел проект санатория в Репино, подготовленный бюро «А.Лен». Эксперты высоко оценили архитектурное решение, но посчитали объем зданий избыточным для курортной территории.
Изнутри наружу: павильоны вечности
Реконструкция пакгаузов нижегородской Стрелки – они открылись в начале июня как концертный и выставочный залы – стала, без преувеличения, событием года в области как культуры, так и архитектуры. Их история кажется нам образцовой с точки зрения обнаружения, исследования и охраны памятника инженерной мысли XIX века. В то же время решение по приспособлению и экспонированию конструкций пакгаузов, предложенное Сергеем Чобаном – очень смелое, нетривиальное и актуальное. На грани временного, временнОго и вечного.
Островок тишины
На курорте Циньхуандао открылся еще один музей – теперь по проекту Wutopia Lab. Он служит «островком тишины» на оживленном морском побережье.
Паркинг – ворота
Пекинское бюро MAD спроектировало «перехватывающий» гараж на 1500 машин для инновационного района Милана. Строительство начнется в этом сентябре.
Голова героя
В центре Тираны началось строительство жилой башни в форме бюста национального героя Албании Скандерберга. Авторы проекта – MVRDV.
Высотный конструктор
Один из проектов заказного конкурса для ЖК на севере Москвы. Архитекторы АБ «Крупный план» предложили простую стереометрическую пару 100-метровых башен, объединенных общим пластическим сюжетом, простым, построенном на лаконичном контрасте, но в то же время фактурном. Интересен и овал внутреннего двора, «вырезанный» на кровле стилобата.
Безудержный оптимизм
MVRDV совместно с индийским бюро StudioPOD превратили заброшенные пространства под одной из эстакад перенаселенного мегаполиса Мумбаи в завлекательную зеленую площадку для всех жителей района.
Аспекты счастья
Архстояние 2022 с девизом «Счастье есть?» получилось как всегда веселым фестивалем, но самые заметные объекты какие-то иронические, критичные и грустные, – зато все остальные, окружающие их, сосредоточились на том, чтобы наделить посетителей простой человеческой радостью. Выступили Тотан Кузембаев, Александр Бродский и другие.
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Платок Марьям
Специальный приз международного конкурса на эскизный проект соборной мечети в Казани, посвященной 1100-летию принятия ислама в Волжской Булгарии, получили студенты Казанского архитектурно-строительного университета. Их предложение отсылает к традиционной татарской архитектуре.
Уникальность — норма жизни
Жилой дом UNIC в Париже, построенный по проекту пекинского бюро MAD, предлагает действительно уникальный, качественно иной уровень взаимодействия между человеком, архитектурным объемом, природой и городом.
Градсовет Петербурга 27.07.2022
Градсовет обсудил «средневековый» жилой квартал у Пулковского водохранилища, гостиницу а-ля рюс в деревне Шуваловка, а также гостиницу напротив Финляндского вокзала, которая восстанавливает структуру утраченной части доходного дома Павла Сюзора.