English version

Высшая математика

Жилой район Марфино, что на северо-востоке Москвы, в новейшую историю столицы входит как огромный массив типовой застройки. Однако этот район далеко не сразу стал таким: его концепция несколько раз кардинально изменялась, трансформируясь от элитного жилья к категории «эконом-класс». За предпоследнюю реинкарнацию района Марфино отвечала мастерская «Сергей Киселев и Партнеры».

mainImg
Проект:
Жилой район «Марфино»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитекторы: Сергей Киселев, Алексей Медведев, Азат Хасанов, Антон Егерев, Анастасия Иванова, Ольга Пономаренко. Инженеры: Юрий Браславский, ООО «Фирма ГВИЛ»

2007 — 2009

Недавно мы писали об истории проектирования района Марфино, расположенного в начале Ботанической улицы, на месте теплиц бывшего совхоза, неподалеку от Останкино. Вначале градостроительную концепцию района разработали знаменитые английские урбанисты «John Tompson & Partners», затем ее переработал Дмитрий Александров, а немногим позднее – Илья Уткин. Классицистическая и театрализованная архитектура Уткина оказалась слишком дорогой, точнее, по словам менеджеров, которых почему-то пригласили к рассмотрению уже готового проекта, «непродаваемой» в этом месте. После столь печального заключения специалистов по продажам инвесторы решили радикально изменить проект и пригласили компанию «Сергей Киселев и Партнеры». Вначале архитекторов СКиП попросили спроектировать застройку окраинного участка нового района, на котором с самого начала планировалась не классическая, а модернистская архитектура, а чуть позже они получили предложение заняться всем районом в целом. Но если Илье Уткину в свое время была предоставлена полная свобода действий, то перед СКиП, наоборот, поставили очень сложную «архитектурно-математическую задачу» – спроектировать почти 3 тысячи квартир на 14 гектарах, соблюдая нормы и не пренебрегая комфортом среды обитания и собственным кредо: несмотря на уплотнение, архитектура должна была стать современной и запоминающейся.

Прежний генплан, разработанный англичанами и доработанный И.Уткиным, предусматривал наличие центральной оси, которая делила район пополам и выходила на Ботанический сад и усадьбу Останкино. Для того, чтобы обеспечить ей визуальную связь с главной достопримечательностью района, на Ботанической улице предполагалось снести несколько жилых домов. Однако позже заказчик решил сохранить эти строения – таким образом получилось, что главная улица нового района оказалась направленной не на зеленый массив, а на обычную пятиэтажку. Поэтому СКиП сместила центральный бульвар ниже, разделив участок в соотношении примерно 2 к 1. Ее ось стала указывать на пустырь, где должны были построить большую новую школу оригинальной (не типовой) архитектуры. Новую ось архитекторы превратили в пешеходный бульвар, поддержав его несколькими поперечными пешеходными улицами, каждая из которых направлялась в сторону общественных комплексов, расположенных на соседних участках. Одна из ключевых идей разработанного СКиП генплана заключается в многообразии и строгой иерархии пешеходных пространств: общественные зоны (бульвар и улицы) переходят в придомовые территории, а те, в свою очередь, получают дальнейшее развитие во внутренних дворах. И если по бульварам и к домам в принципе могут подъехать машины спецтранспорта или такси, то внутренние дворы от автомобилей защищены стопроцентно (пожарные машины, в случае необходимости, должны попадать в них по пешеходным дорожкам) и обещали стать островками тихой и безопасной жизни.

Переводя проект в сегмент эконом-класса, девелопер и его маркетологи, естественно, разработали новое техническое задание, по которому жилой комплекс должен был состоять из большого количества квартир маленькой и средней площади. И во многом именно «квартирный вопрос» обусловил меридиальную (с севера на юг) ориентацию жилых корпусов: дома поставлены, в основном, параллельно друг другу, так как архитекторы стремились обеспечить солнечным светом все квартиры и по возможности исключить так называемые «угловые примыкания», соединения объемов под значительными углами, так как в них неизбежно возникают неликвидные по нынешним временам квартиры слишком большой площади. На такие углы был богат план Томпсона-Уткина, в котором дома были расположены по периметру прямоугольных дворов.

И хотя некоторые дома в проекте СКиП все же получили П-образную композицию или же были спроектированы в форме замкнутого каре, «связки» между основными жилыми пластинами – это невысокие общественные блоки – не загораживают солнца соседним окнам. Общественные функции расположены на первых этажах тех домов, что обращены к внешним улицам, тогда как первые этажи тихих внутриквартальных домов заняты квартирами. Их жильцы не слышали бы автомобильного шума – ведь микрорайон проектировался пешеходным, а пространство между корпусами было занято газонами и озелененными холмами. Последние не просто разнообразили бы ландшафт Марфина, но и позволяли спрятать объемы трансформаторных подстанций, а также воздухозаборники гигантской подземной парковки, расположенной под всей территорией района. 

Монотонность параллельных строчек надо было как-то разнообразить. Это сделали за счет различия в пластике и композиции домов: из 17 зданий полностью повторялись только два. Архитекторы видоизменяли силуэты пластин и башен, то завершая их в виде «пьедестала почета», то сдвигая части дома относительно друг друга наподобие телефона-слайдера. Фактически композиция квартала была вычислена путем математического анализа, и авторы шутят, что, работая над этим проектом, они больше времени провели за таблицами с расчетами соотношения жилых и нежилых площадей, чем за собственно чертежами. Кстати сказать, отдаленное сходство с таблицами можно увидеть и в итоговом рисунке фасадов, – по крайней мере, источник вдохновения очевиден.

Что больше всего повлияло на решение фасадов, так это очень жесткие требования по инсоляции и освещенности. Фактически, при заявленной заказчиком плотности застройки фасады могли быть только белыми, иначе КЕО было не соблюсти. Большинство фасадов архитекторы либо оставили таковыми, либо заполнили панелями светлых пульсирующих оттенков (они-то и напоминают расчерченные графы таблиц). Лишь фасады, обращенные к главной пешеходной улице и соседним кварталам, могли быть стать цветными, и, как рассказывает главный архитектор проекта Алексей Медведев, их тут же заполнили темным кирпичом, чтобы хоть как-то разбавить обилие светлых плоскостей. Цветовыми доминантами стали и самые высокие в районе одноподъездные башни, расположенные на разных оконечностях участка и образующие своеобразный треугольник яркости и контраста.  

Для СКиП проект Марфина стал полигоном, где мастерская смогла применить свои наработанные идеи и приемы деловой, рациональной архитектуры, которой так славится. И хотя считается, что самая сложная задача – это задача со множеством неизвестных, Сергей Киселев и его команда теперь смело могут с этим поспорить. Работать в условиях неизвестности действительно непросто, а вот проектировать при максимальном количестве заранее заданных параметров – предприятие, на первый взгляд, вообще невыполнимое. Но Сергей Киселев и Партнеры экзамен по этой высшей математике сдали. Правда, даже обилие тонких и сложных решений, предложенных СКиП, не помогло району Марфино удержаться в рамках архитектурности. Как известно, с 2009 года он застраивается панельными домами. 

Жилой район «Марфино»
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Жилой район «Марфино»
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Жилой район «Марфино»
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Жилой район «Марфино»
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Жилой район «Марфино»
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Жилой район «Марфино»
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Жилой район «Марфино»
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Жилой район «Марфино»
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Жилой район «Марфино»
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Жилой район «Марфино»
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Жилой район «Марфино»
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Жилой район «Марфино»
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Проект:
Жилой район «Марфино»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитекторы: Сергей Киселев, Алексей Медведев, Азат Хасанов, Антон Егерев, Анастасия Иванова, Ольга Пономаренко. Инженеры: Юрий Браславский, ООО «Фирма ГВИЛ»

2007 — 2009

17 Февраля 2010

Золотое очелье
Новый стеклянный объем с параболической аркой из корабельной стали между башнями штаб-квартиры Сбербанка – общественное пространство, открытое для посещения. Архитектурную концепцию предложили Evolution Design. Ниже рассказ о сложностях и тонкостях.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Продолжение и развитие
Вторая офисная очередь самого популярного бизнес-парка Новой Москвы – Comcity – продолжает подземную улицу существующей части комплекса и откликается на его архитектурную айдентику.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Плиссированный дом
Комплекс апартаментов на улице Франко, спроектированный Алексеем Медведевым, берет на себя роль градостроительного акцента, не выходя за рамки сдержанной минималистичной формы. Одна из его особенностей – лестница с пандусом-зигзагом, все еще необычная для Москвы.
Малоэтажные кварталы: в Оренбургских степях
Концепция застройки 150 га на окраине Оренбурга, разработанная архитекторами СКиП, привлекательна двумя вещами: наличием многих компонентов комфортного города, но отсутствием чрезмерно маркетинговых ходов – иными словами, реалистичностью замысла.
Продолжение начатого
Проект офисно-гостиничного комплекса на первом километре Рублево-Успенского шоссе развивает давние идеи и откликается на архитектуру зданий, уже построенных здесь архитекторами СКиП ранее.
Триумф «Литератора»
Лауреатом «Золотого сечения» ожидаемо стала мастерская «Сергей Киселев и Партнеры» за реализацию ЖК «Литератор». О других наградах – в нашем рассказе с места событий.
Дом перфекциониста
Жилой комплекс V-House Архитектурной мастерской «Сергей Киселев и партнеры» недавно сдан в эксплуатацию. Бюро осуществляло авторский надзор, благодаря чему удалось добиться именно того качества, на какое проектировщики изначально рассчитывали.
Дом-змея
Вариант СКиП для территории «Филикровли» – протяженный дом, интерпретирующий идею двух- или даже трехъярусного города, выстроенный вдоль пешеходного бульвара, ведущего от одного метро к другому.
Каннелюра минималиста
Объемное построение этого жилого комплекса реагирует на структуру городской ткани, а геометрия фасадов – на поиски зрелого модернизма, впрочем, аллюзии поданы современно, с вниманием к деталям.
Без стилизации
Закончено строительство ЖК «Литератор» в Хамовниках: архитекторы сделали его принципиально современным, в частности, отказавшись от парадного фасада в пользу осмысления имманентных особенностей кирпичной и белокаменной кладки.
Черно-белый дуэт
Около станции метро «Нагорная» по проекту «Архитектурной мастерской «Сергей Киселев и Партнеры» скоро начнется строительство двух жилых башен, привлекающих внимание своей выразительной шахматной облицовкой.
Архсовет Москвы–16
9 апреля архсовет рассмотрел четыре варианта архитектурного решения одного из корпусов в составе бывшего «Миракс-плаза». Лучшим почти единодушно был признан второй вариант.
Много_башен
Публикуем все проекты, участвовавшие во втором туре конкурса на жилой комплекс на Рублевском шоссе. Победил проект бюро «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Дом – разноцветные ярмарки
Красочный коллаж, будто склеенный из журнальных и газетных вырезок, на фоне монотонной застройки подмосковного городка Московский – конкурсный проект торгово-развлекательного центра от бюро «Сергей Киселев и Партнеры».
Возвращение проекта
Рассказ о том, как проект АТК на ул. Кульнева (более известный по своему прежнему названию «Миракс-плаза») лишился надзора его авторов, был переделан, а затем – вернулся к авторам и вернул себе прежнюю архитектурную цельность.
Этюд в кирпичных тонах
В архитектурном бюро «Киселев и партнеры» завершили проектирование поселка с живописным названием «Этюд». Помимо частного жилья здесь предусмотрено несколько многоквартирных домов, а общая стилистика поселка близка лаконичному скандинавскому дизайну.
Выбор веселых и находчивых
Публикуем все проекты участников конкурса на концепцию реконструкции кинотеатра «Гавана» для молодежного центра «Планета КВН». Среди участников SPEECH, СКиП, бюро Андрея Чернихова, Алексея Гинзбуга и другие, первое место досталось проекту бюро «Атриум», предложившему изменить фасад до неузнаваемости с помощью легкой натяжной конструкции.
Языком Высокого Возрождения
Архитектурная мастерская «Сергей Киселев и партнеры» разработала проект ландшафтного решения дворов и прилегающих территорий жилого комплекса «Итальянский квартал», строящегося сейчас в Москве. Образы ландшафтной архитектуры по-новому продолжают затеянную Михаилом Филипповым «игру в классику».
Валерий Лукомский: Главное для меня – сохранить авторский...
Реализация архитектурного проекта невозможна без досконально проработанных чертежей и скрупулезных расчетов, однако этот этап работы мастерских обычно не становится поводом для публикаций. Оценивая архитектурно-планировочные решения, критики, как правило, даже не упоминают тех, кто доводит их «до ума». Между тем так называемая стадия РД нередко поручается специальному бюро, и именно об этом наш сегодняшний разговор с руководителем архитектурной мастерской «Сити-Арх» Валерием Лукомским.
Похожие статьи
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.
«Почвенная» архитектура
Медицинский центр в Провансе – землебитное сооружение без дополнительного каркаса: материал для него «добыли» непосредственно на стройплощадке. Авторы проекта – бюро Combas.
Серийный подход
Бюро AIM Architecture превратило четыре нефтехранилища бывшей промзоны на востоке Китая в общественные пространства.
На девятом облаке
В китайском мегаполисе Шицзячжуан началось строительство спортивного центра Cloud 9 по проекту MAD Architects. Чтобы максимально усилить сходство здания с облаком, его планируют обернуть полупрозрачной мембраной.
Новые ворота на 432 «гейта»
Архитекторы Coop Himmelb(l)au представили масштабный проект расширения дубайского аэропорта Аль-Мактум. Строительство планируется начать уже в этом году.
Купол-библиотека
Концептуальная библиотека в уезде Лунъю на востоке Китая задумана авторами, HCCH Studio, как эксперимент по соединению традиционных методов строительства и современных форм.
Точка опоры
Архитекторы АБ «Остоженка» спроектировали, практически на бровке склона над Окой в Нижнем Новгороде, две удивительные башни. Они стоят на кортеновых «ногах» 10-метровой высоты, с каждого этажа раскрывают панорамы на реку и на город; все общественные пространства, включая коридоры, получают естественный свет. Тут масса решений, нетиповых для жилой рутины нашего времени. Между тем, хотя они и восходят к типологическим поискам семидесятых, все переосмыслены в современном ключе. Восхищаемся Veren Group как заказчиком – только так и надо делать «уникальный продукт» – и рассказываем, как именно устроены башни.
Кристалл смотрит на вас
Прямо сейчас в Музее архитектуры началась Ночь музеев. Ее самая свежая новинка – «Кристалл представления» – объект Сергея Кузнецова, Ивана Грекова и компании КРОСТ, установленный во дворе. Он переливается светом, поет, он способен реагировать на приближение человека, и кто еще знает, на что еще.
Диалог культур на острове
Этим летом стартует бронирование номеров в спроектированной BIG гостинице сети NOT A HOTEL на острове Сагисима во Внутреннем Японском море. Строительство отеля должно начаться чуть позже.
Новая жизнь гиганта
Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на разработку проекта нового паромного терминала в Риге. Под него реконструируют старый портовый склад.
Три глыбы
Конкурс на проект музеев современного искусства и естественной истории, а также Парка искусства и культуры в Подгорице выиграла команда во главе с бюро a-fact.
Переплетение учебы и жизни
Кампус Китайской академии искусства в Лянчжу по проекту пекинского бюро FCJZ рассчитан на творческое взаимодействие студентов с архитектурой.
Тайный британец
Дом называется «Маленькая Франция». Его композиция – петербургская, с дворцовым парадным двором. Декор на грани египетских лотосов, акротериев неогрек и шестеренок тридцатых годов; уступчатые простенки готические, силуэт центральной части британский. Довольно интересно рассматривать его детали, делая попытки понять, какому направлению они все же принадлежат. Но в контекст 20 линии Васильевского острова дом вписался «как влитой», его протяженные крылья неплохо держат фасадный фронт.
Сама скромность
Общественный центр по проекту Graal Architecture в коммуне Бейн недалеко от Парижа идеально вписан в холмистый ландшафт.
Семейное сходство
Бюро CoBe Architecture et Paysage разработало планировку сектора E Олимпийской деревни-2024 в пригороде Парижа и в качестве визуального и конструктивного ориентиров для партнеров реализовало здесь три жилых корпуса.
Среди дюн и кораллов
Гостиинца Ummahat 9-3 построена по проекту Кэнго Кумы на одноименном острове, принадлежащем Саудовской Аравии, в Красном море. Составляющие ее виллы мимикрируют под песчаные дюны и коралловые рифы.
Источник знаний
Новое здание средней школы в Марселе по проекту Panorama Architecture удачно трактует на первый взгляд очевидный образ раскрытой книги.
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Технологии и материалы
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
Сейчас на главной
Олива в кубе
Офис продаж жилого комплекса Moments транслирует покупателям заложенные проектом ценности. Близость природы, красота смены сезонов, изящество архитектурных решений интерпретированы через прозрачный куб, внутри которого растет оливковое дерево. В дальнейшем здание сменит функцию и станет частью входной группы общеобразовательной школы.
Город палимпсест
Довольно интересно рассматривать известные проекты в процессе их жизни. «Городу набережных» Максима Атаянца сейчас – 15 лет от замысла и 9 лет от завершения строительства. Заехали посмотреть: к качеству много вопросов, но, что интересно – архитектурные решения по-прежнему неплохо «держат» комплекс. Смотрите картинки.
Журавли и фонарики
В казанском ресторане Ichi-Go-Ichi-E команда Ideologist создавала азиатский интерьер без привязки к определенной стране или эпохе. Набор визуальных кодов включает отсылки к Японии 1980-х, ночному Гонконгу и футуристичному Сингапуру.
Деревья и арки
В условиях дефицита площади спорткомплекс Шаосинского университета вместил на разных уровнях серию игровых полей и площадок, общественные пространства и даже деревья.
Радиоволна
Бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры» подготовило концепцию приспособления к современному использованию Дома Радио – официальной резиденции Теодора Курентзиса в Петербурге. Проект подчеркнет исторические слои пространств и привнесет новое звучание, связанное с более совершенным техническим оснащением залов.
Орел шестого легиона
С сегодняшнего дня в ГМИИ открыта выставка, посвященная Риму. В основном это коллекция гравюр и античной пластики Максима Атаянца – очень большая, внушительная коллекция, дополненная, как хороший букет, вещами из музейного хранения. Как она скомпонована и зачем туда идти – в нашем материале.
Жалюзи для льда
В Домодедово по проекту мастерской Юрия Виссарионова построена ледовая арена. Чтобы протяженный фасад, обусловленный техническими характеристиками сооружения для зимних видов спорта, не выглядел однообразным, архитекторы предложили использовать навесные конструкции с разнонаправленными ламелями. Таким образом лед защищается от солнечных лучей, а стена приобретает фактурность и детализацию.
Яхты-лайнеры
Максим Рымарь построил для футбольной команды Сергея Галицкого, с которым работает уже давно, спортивно-оздоровительный комплекс в окрестностях Краснодара. Типология отеля-лайнера, растущего лентами террас на берегу озера – яркое и емкое пластическое высказывание. В плане как три эллиптических лепестка, нанизанных на продольную ось.
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.