Подмосковный курорт: вариации на тему

Наряду с большим количеством жилых и логистических комплексов в Подмосковье все чаще проектируются и строятся курорты самых разных типов и категорий. И если раньше для того, чтобы отдохнуть в шале и пройти курс спа-процедур, утомленному ритмом мегаполиса москвичу нужно было лететь в Швейцарию или Дубаи, то теперь все это становится доступным в часе езды от столицы. Проект одного из таких рекреационных комплексов был выполнен архитектурной мастерской ДНК и в этом году на конкурсе «Золотое сечение» завоевал «приз зрительских симпатий».

Автор текста:
Анна Герасименко

04 Ноября 2009
mainImg

Проект:

Гостиничный и Spa-комплекс в Подмосковье
Россия

Авторский коллектив:
Лоренц Д.В., Сидорова Н.В., Ходнев К.В., Аверьянова А.А., Прежежцкий И.В., Сереброва Е.Ю., Тарануха А.В., Ковалева А.Г., Куликова Н.О., Мранова О.В., Подъёмщиков А.С., Кочуркина М.А., Боранбаева Алия
Для строительства будущего рекреационного комплекса выбран участок вдали от каких-либо крупных поселений. Он представляет собой огромное поле с небольшим понижением рельефа в сторону водохранилища, у самой кромки которого протянулась полоса смешанного леса, визуально отделяющая поле от воды. Внушительные масштабы участка и отсутствие на нем каких-либо строений предоставили архитекторам уникальную возможность проектировать будущий курорт без оглядки на ограничения. Эта ситуация так вдохновила мастерскую ДНК, что в итоге было разработано целых три варианта планировки рекреационной зоны. По словам Константина Ходнева, каждый из получившихся проектов имеет право на жизнь и может быть реализован. Но на конкурс «Золотое сечение – 2009» все же был заявлен первый вариант, как наиболее эффектный, производящий сильное впечатление на зрителя. C него мы и начнем наш рассказ о проекте.

По замыслу заказчиков, этот комплекс будет предлагать как оздоровительные программы выходного дня, так и полноценные курсы, рассчитанные на несколько дней или даже недель. Именно поэтому проектируемый рекреационный комплекс включает в себя и здание гостиницы класса люкс, и отдельно стоящие гостиничные бунгало, а также коттеджи, предназначенные для более длительного проживания отдыхающих.

Поле с его живописным ландшафтом трактовано архитекторами как ядро композиции, вокруг которого веером располагаются все объекты курорта. Дабы не нарушать природный рельеф, автомобильная дорога, соединяющая трассу и гостиницу, пущена по кромке поля и совершает эффектную петлю. Пространство внутри этой петли предполагается оформить как ландшафтный парк, засеянный цветами или сельскохозяйственными культурами.

Вторя плавному изгибу дорожного полотна, стилобат гостиницы, общий для ее четырех корпусов, также в плане напоминает полукруг, раскрытый на поле. Используя существующий в этом месте перепад рельефа, архитекторы частично зарывают в землю центральную часть стилобата, правый «фланг» превращают в пологий полностью озелененный пандус, а левый край, наоборот, приподнимают на опоры. Такое решение придают комплексу невероятную выразительность – кажется, будто это сама почва расслоилась под воздействием какого-то природного катаклизма и образовала часть сооружения.

Сам стилобат решен в виде двух горизонтальных пластин, между которыми пущена довольно узкая полоса стеклянного фасада, украшенного тонкими деревянными колоннами, расположенными в нарочито хаотичном порядке. Издалека может показаться, что эти «деревянные палочки» – единственное, что сдерживает от схлопывания массивные бетонные «створки». Такая кажущаяся хрупкость и прозрачность конструкции растворяет ее в природном окружении. Однако в своем стремлении спроектировать здание как часть ландшафта архитекторы пошли еще дальше: стилобат представляет собой чередование закрытых и открытых пространств, причем последние работают не только как традиционные световые фонари, но и как своеобразные патио, где растут трава и деревья, а зимой лежит снег.

Стеклянные колодцы в стилобате расположены между четырьмя корпусами гостиницы, возвышающимися на нем на 5 этажей. Соотношение вынутых и надстроенных объемов задает ритм с высокой амплитудой, и сами архитекторы сравнивают гостиничные здания с деревьями, чьи массивные кроны колышет ветер. Перед проектировщиками стояла непростая задача избежать излишней высотности в облике гостиницы и при этом раскрыть ее корпуса на гладь водохранилища, отделенного от поля, как уже говорилось, неширокой лесополосой, - и они смогли найти оптимальное сочетание высоты и формы, не противоречащее общей идее единства комплекса с природой. Фасады гостиничных корпусов заметно отличаются друг от друга: те, что обращены к полю, решены более лаконично, а ориентированные на воду подвержены явной асимметрии и украшены россыпью стеклянных балкончиков.

В целом, первый вариант гостиницы получился очень ярким с точки зрения общей композиционно-планировочной идеи и архитектурного решения. Другие два варианта гостиницы, разработанные архитекторами ДНК, не столь эффектны на первый взгляд, но с точки зрения оригинальности и практичности идеи нисколько ему не уступают.

Второй вариант гостиницы родился из предположения, что архитектурный объект в природной среде должен быть минимально заметным. Руководствуясь такой логикой, архитекторы решили использовать рельеф местности не для того, чтобы поднять гостиницу, как это было в первом варианте, а, наоборот, полностью «зарыть» ее в землю и сделать частью холма. Со стороны леса и водохранилища в рельеф врезаны три террасы с гостиничными номерами, каждый из которых можно рассматривать как загородный дом со своим земельным участком, роль которого выполняет нижележащая терраса. У подобного решения был только один существенный недостаток: со стороны поля, откуда будут приезжать отдыхающие, гостиница не читается вовсе, и над решением этой проблемы архитекторам пришлось поработать отдельно. Репрезентативный главный фасад они позаимствовали у традиционной русской усадьбы: центральную круглую башню фланкируют два протяженных крыла, которые полукругом огибают искусственное озеро, расположенное в центре поля.

Третий же вариант решения гостиницы, наоборот, прорабатывает идею центричности, более общепринятую для данной типологии. Иными словами, здесь гостиница занимает всю территорию поля и становится его ключевым элементом. Здание решено в форме цветка, где от центрального круглого объема расходятся четыре корпуса-«лепестка», наделенных разными функциями. В центре каждого объема запроектирован закрытый двор с собственной тематикой - японский садик, двор для фуршетов и т.д.

Сравнивая все три проекта гостиницы, сложно сказать, какой из них лучше, а какой хуже. Да, это, впрочем, и не требуется. Каждый из них представляет собой яркую и цельную композицию, отвечающую поставленной задаче, будь то диалог с природой, полное в ней растворение или, наоборот, отстаивание позиций архитектуры, не зависимо от контекста. Теперь слово за заказчиком, который в конечном итоге и решит, какая из представленных концепций лучше всего отвечает его представлениям о настоящем подмосковном спа.


Вариант 1
Вариант 2
zooming
zooming
Вариант 3
Спа-центр. Вариант 1
Спа-центр. Вариант 2
Гостиничные бунгало
Гостиничные бунгало
zooming
Гостиничные бунгало


Проект:

Гостиничный и Spa-комплекс в Подмосковье
Россия

Авторский коллектив:
Лоренц Д.В., Сидорова Н.В., Ходнев К.В., Аверьянова А.А., Прежежцкий И.В., Сереброва Е.Ю., Тарануха А.В., Ковалева А.Г., Куликова Н.О., Мранова О.В., Подъёмщиков А.С., Кочуркина М.А., Боранбаева Алия

04 Ноября 2009

Автор текста:

Анна Герасименко

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.
Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.