07.04.2009

Эксперимент, в котором мы живем

Одна из первых экскурсий весенних Дней архитектуры показала москвичам архитектуру, еще не ставшую историей: здания 1960-80-х, обживаемые нами как нечто обыкновенное. Но самый обычный панельный дом становится уникальным, когда выясняется, что он первый в своем роде. А «странные» здания институтов, выстроенные на закате советской эпохи, вдруг перестают быть нелепыми и обретают смысл, когда повнимательней присмотришься к их устройству. И все это оказывается частью огромного замысла по планированию жилой среды нового качества. Таков юго-запад.

информация:

Дом преподавателей, стажеров и аспирантов МГУ на ул. Шверника. Фото Натальи Коряковской
Дом преподавателей, стажеров и аспирантов МГУ на ул. Шверника. Фото Натальи Коряковскойоткрыть большое изображение

Точкой отсчета экскурсионного маршрута стало символическое для юго-запада место – знаменитый 8-й квартал Новых Черёмушек, с которого в конце 1950-х, собственно, и началось освоение этого округа экспериментальными комплексами жилой и общественной архитектуры. В последующие два десятилетия именно юго-запад стал площадкой для внедрения инновационных, хотя и типовых, серий панельных и блочных жилых домов с сопутствующей типовой же инфраструктурой. Наряду с этим – еще и уникальных общественных зданий, образовательных и научно-исследовательских институтов, культурных учреждений, где обкатывались новые принципы в организации разнообразных жизненных процессов.
 
Самый обычный с виду двор у станции метро «Академическая», обстроенный со всех сторон почерневшими панельными и блочными домами, оказался инкубатором новых типовых серий – здесь они представлены все сразу. Например, первый дом керамзитно-панельной серии, нехарактерно 4-хэтажный, с геометрическим рисунком у карниза, бетонными оконными наличниками, расширенными проемами окон и проржавелыми кронштейнами для ящиков с цветами – предполагалось вертикальное озеленение. Эти дома потом исчезли из серии. В том же дворе – пионеры 9-12-тиэтажной блочной застройки, рядом – представитель экспериментальной серии 5-этажек из кирпича. Любопытной деталью внутренней планировки тут были ширмы, отделявшие кухню от столовой.

О некогда масштабном и красивом замысле с тщательным благоустройством, на которое в 1960-е сюда приезжали любоваться иностранные делегации, сегодня напоминают пруд, полуразвалившийся фонтан в центре двора, декоративные экраны – решетки и крестовидные фонари, остатки былого «города-сада». 

Пока шли к автобусу, миновали удивительным образом сохранившийся уголок советской культуры – рядом с кинотеатром «Ракета», который, кстати, вместе с соседним универмагом представляет собой часть типовой инфраструктуры того же времени, толпился блошиный рынок. Если б не современные панельные гиганты на другой стороне улицы, на месте 10 квартала Новых Черемушек, то можно было бы подумать, что в этом райончике так с 1960-х ничего и не изменилось.

Самым впечатляющим объектом экскурсии можно было бы назвать уникальный дом преподавателей, стажеров и аспирантов МГУ на улице Шверника ( Н. Остерман, А. Петрушкова, И. Канаева и др.). Он потрясает своими размерами, острой, динамичной композицией и, конечно, чрезвычайно смелым замыслом, возрождающим в 1970-е принципы домов-коммун 1920-х гг. Автор этого проекта Н. Остерман задумывал выстроить не общежитие, а именно жилой дом, организовав саму жизнь по строго выверенной схеме с обобществлением быта. Два 16-тиэтажных корпуса- книжки с квартирами для холостых и малосемейных (812 квартир разного типа) развернуты друг к другу углами, раскрывая свои «крылья» в разных плоскостях. В центре они объединены общественным блоком, где до сих пор функционирует столовая. Работает и оздоровительный корпус с открытым бассейном. За остекленными проемами галереи общественного блока ходили туда-сюда студенты, играли в теннис, и вообще, несмотря на то, что ремонта тут с момента постройки не было, здание выглядит живым. Кстати, если говорить о планировке квартир, то тут, конечно, не было экстремальных условий 1920-х, санузлы в них есть, была разработана даже специальная встроенная мебель, правда вот вместо кухни знакомая нам по 1920-м кухонная ниша.

Когда к 1971 г. комплекс был возведен, решено было отдать его аспирантам под гостиницу-общежитие, идея дома-коммуны, в общем-то, провалилась – слишком натужной и малореализуемой она теперь казалась.

Одним из ведущих архитекторов того времени, фамилия которого не раз появлялась в рассказе нашего экскурсовода Дениса Ромодина, был Яков Белопольский, оставивший по себе довольно много интересных зданий, правда, в разработке типовых серий он тоже активно участвовал. Крупный ансамбль был задуман Белопольским на пересечении Профсоюзной ул. и Нахимовского проспекта. Именно здесь, если обратить внимание на застройку Профсоюзной, пролегает граница двух эпох в жилой застройке района, строгая периметральная 1950-х годов сменяется более свободной.

Ансамбль составили три здания – это ИНИОН (Институт научной информации по общественным наукам), Центральная научно-медицинская библиотека и здание ЦЭМИ (Центральный экономико-математический институт). В кубическом здании ИНИОН (Я.Б. Белопольский, Е.П. Вулых, Л.В. Мисожников) с характерной для 1970-х «гармошкой» в основании, основное освещение происходит через верхние световые люки, которые, между тем, впервые появились в библиотеках Алвааро Аалто, в т.ч. в знаменитой библиотеке Выборга. Есть тут и еще одна любопытная деталь – это обустройство водоема рядом со зданием, с пешеходным мостиком над ним. Водоем, к сожалению, многие годы заброшен, но вообще, это один из любимых приемов Белопольского, который появляется, например, и в здании цирка.

Здание ЦЭМИ (в проектировании которого Белопольский не участвовал; этот знаменитый проект делали Л. Павлов, Г. Дембовская, И. Ядров) разделено на две половинки, одна часть отдана машинам (ЭВМ), другая – людям (проектные мастерские). Интересно, что проект этого НИИ имеет свое «математическое значение» – за его основу взят модуль – декоративное панно с изображением ленты Мебиуса на фасаде, размер которого равен одной миллионной части радиуса земли.

Экскурсантам посчастливилось попасть в интерьеры Дворца пионеров на Воробьевых горах. Об этом удивительном ансамбле многое написано и сказано, и за рубежом он тоже известен. А вот запланированный здесь изначально дворец по проекту И. Жолтовского наверняка мало кому знаком. Архитектор – неоклассик сориентировал громадную парадную композицию из двух крыльев с курдонером на улицу Косыгина, чтобы здание обозревалось с берега Москвы-реки.

Но к реализации приняли все-таки более современный проект молодых архитекторов – Ф. Новикова, И. Покровского, В. Егерева, которые, кстати, участвовали в экспериментальной застройке Зеленограда. В их проекте дворец сместился вглубь территории, где был развернут потрясающий ландшафтный ансамбль, собравший лучшее, что было придумано к тому времени в планировке подобных учреждений. Он включает множество корпусов и площадок, но главных два: один в виде «расчески» – к длинному телу приставлены перпендикулярно пять корпусов, другой – отдельно стоящий концертный зал.

Мы попали внутрь длинного корпуса и прошли его весь насквозь, вспомнив давно забытые ощущения детства – кружки там активно работают и в воскресение, бегают и кричат дети, дворец живет. Причем, живет в тех же интерьерах, что и полвека назад, тут мало что изменилось. Мы миновали цепь светлых и разнообразных пространств, напомнивших задуманные еще Весниными интерьеры Дворца культуры ЗИЛ с их свободными планировками, просторными залами, многоуровневыми помещениями. Аутентичные детали узнаются сразу – это тонкие колонки галерей, керамические вставки на лестничной клетке, особое остекление – все «то самое», из 1960-х.

Дворец пионеров, между тем, был частью большого замысла по созданию напротив территории МГУ «острова детства и юношества», который вскоре дополнили театр Наталии Сац и цирк. Последний первоначально тоже проектировал Жолтовский в своем духе – это была гигантская тяжелая ротонда. Нам же известен совсем другой образ этого здания – за основу нового цирка архитекторы Ефим Вулых и Яков Белопольский взяли схему традиционного шапито, «развесив» шатер из металлических конструкций над стеклянными стенами. Внутренние стены облицованы зеркалом, что опять же подчеркивает эфемерность границы с наружным пространством. По контрасту с легким зданием цирка сделан комплекс служебных помещений с малым манежем, который авторы упрятали в тяжелый стилобат, облицевав его диким гранитом.

За экспериментальными сериями 1960-70-х годов наш автобус отправился в уникальный район Тропарево-Никулино, из которого в те годы сделали своего рода площадку для апробации новых принципов организации жилой среды. Дома здесь располагаются живописными группами, и все они разные  – полураскрытые книжки, трилистники, призмы. Тут недалеко к московской олимпиаде 1980 года была отстроена знаменитая Олимпийская деревня (Е. Стамо). Для съехавшихся со всего мира спортсменов предлагали все самое передовое – блочные дома имели улучшенную планировку, импортную встроенную мебель, кухонные гарнитуры с посудомоечными машинами. Все это потом досталось жильцам.

Планировочным центром района Тропарево должен был стать комплекс учебных зданий – МГИМО, сельскохозяйственной академии и академии общественных наук. Сельскохозяйственная академия – это последний проект Якова Белопольского 1989 года, здание в форме кристалла, превратившееся, к сожалению, в один из перестроечных долгостроев. Иначе сложилась судьба комплекса академии общественных наук, спроектированной Михаилом Посохиным. Ныне ее занимает управление делами президента, так что здание поддерживается в идеальном состоянии. Академия включает три башни гостиниц для учащихся, обращенные к улице Академика Анохина, и уникальный по планировке блок учебных сооружений, прорезанный уютными внутренними двориками со стеклянными лестницами. Наш экскурсовод Денис Ромодин бывал внутри, и по его впечатлению, там сохранилась атмосфера 1970-х, с лаковыми полами и красными ковровыми дорожками.

В соседнем южном округе расположился еще один уникальный район – Северное Чертаново, задуманный как самостоятельный город в городе (М. Посохин, Л. Дюбек, А. Шапиро, Ю. Иванов и др.). Тут даже нумерация домов идет не по улицам, а в целом – район, номер дома и корпус. Это еще одна попытка создания образцовой среды с благоустроенными дворами, где нет ни одной машины – все в гаражах, домами комфортной и необычной планировки. Первый такой дом со встроенной мебелью, чешской сантехникой, пневматическим шведским мусоропроводом и регулируемой системой теплоснабжения показался властям чересчур буржуазным. Остальные дома делали попроще, типовыми. Хотя пневматические мусоропроводы в проектах остались – туда, по воспоминаниям жильцов, вскоре вместо аккуратных пакетиков стали сбрасывать все что угодно – и новогодние елки, и даже небольшие телевизоры. Корпуса напоминают обычные блочные, но имеют неожиданное сплошное остекление нижних этажей, где есть пространства для колясок и лыж, а также нестандартные шестигранные козырьки над подъездами.

Все, что показали на этой замечательной экскурсии – наше недавнее прошлое, которое уже вошло в учебники по архитектуре, но еще не успело войти в наше сознание в качестве сколько-нибудь ценных объектов. Осознание этой ценности приходит лишь тогда, когда уходишь от бытового взгляда и рассматриваешь все это на уровне архитектурного замысла, как поле не до конца реализованного эксперимента. Эта архитектура, о которой мы привыкли говорить уничижительно, несомненно, имела большой потенциал, и в ней было место как смелым дерзаниям, так и уже найденным решениям в организации жизненной среды принципиально нового качества.

Дом преподавателей, стажеров и аспирантов МГУ на ул. Шверника.
Дом преподавателей, стажеров и аспирантов МГУ на ул. Шверника.открыть большое изображение
Дом преподавателей, стажеров и аспирантов МГУ на ул. Шверника.
Дом преподавателей, стажеров и аспирантов МГУ на ул. Шверника.открыть большое изображение
Дом преподавателей, стажеров и аспирантов МГУ на ул. Шверника.
Дом преподавателей, стажеров и аспирантов МГУ на ул. Шверника.открыть большое изображение
Дом преподавателей, стажеров и аспирантов МГУ на ул. Шверника.
Дом преподавателей, стажеров и аспирантов МГУ на ул. Шверника.открыть большое изображение
Дворец пионеров на Воробьевых горах
Дворец пионеров на Воробьевых горахоткрыть большое изображение
Дворец пионеров на Воробьевых горах
Дворец пионеров на Воробьевых горахоткрыть большое изображение
Дворец пионеров на Воробьевых горах
Дворец пионеров на Воробьевых горахоткрыть большое изображение
Дворец пионеров на Воробьевых горах
Дворец пионеров на Воробьевых горахоткрыть большое изображение
Дворец пионеров на Воробьевых горах
Дворец пионеров на Воробьевых горахоткрыть большое изображение
Дворец пионеров на Воробьевых горах
Дворец пионеров на Воробьевых горахоткрыть большое изображение
Дворец пионеров на Воробьевых горах
Дворец пионеров на Воробьевых горахоткрыть большое изображение
Дворец пионеров на Воробьевых горах
Дворец пионеров на Воробьевых горахоткрыть большое изображение
Дворец пионеров на Воробьевых горах
Дворец пионеров на Воробьевых горах открыть большое изображение
ЦЭМИ /Центральный экономико-математический институт. На дальнем плане слева
ЦЭМИ /Центральный экономико-математический институт. На дальнем плане слева открыть большое изображение
ИНИОН
ИНИОНоткрыть большое изображение
Детский музыкальный театр Наталии Сац
Детский музыкальный театр Наталии Сац открыть большое изображение
Детский музыкальный театр Наталии Сац
Детский музыкальный театр Наталии Сац открыть большое изображение
Детский музыкальный театр Наталии Сац
Детский музыкальный театр Наталии Сац открыть большое изображение
Северное Чертаново
Северное Чертановооткрыть большое изображение

Комментарии
comments powered by HyperComments

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Полина Воеводина
  • Никита Токарев
  • Павел Андреев
  • Тотан Кузембаев
  • Наталья Сидорова
  • Карен Сапричян
  • Станислав Белых
  • Александр Попов
  • Владимир Ковалёв
  • Александр Скокан
  • Никита Бирюков
  • Антон Надточий
  • Владимир Биндеман
  • Даниил Лоренц
  • Арсений Леонович
  • Сергей Чобан
  • Зураб Басария
  • Наталия Шилова
  • Антон Бондаренко
  • Антон Яр-Скрябин
  • Игорь Шварцман
  • Сергей  Орешкин
  • Сергей Кузнецов
  • Алексей Курков
  • Андрей Гнездилов
  • Никита Явейн
  • Александр Бровкин
  • Юлий Борисов
  • Юлия Тряскина
  • Сергей Скуратов
  • Олег Мединский
  • Александр Асадов
  • Александра Кузьмина
  • Дмитрий Васильев
  • Михаил Канунников
  • Олег Шапиро
  • Андрей Асадов
  • Анатолий Столярчук
  • Всеволод Медведев
  • Илья Машков
  • Антон Лукомский
  • Антон Ладыгин
  • Николай Миловидов
  • Константин Ходнев
  • Алексей Гинзбург
  • Сергей Сенкевич
  • Сергей Труханов
  • Вера Бутко
  • Дмитрий Селивохин
  • Олег Карлсон
  • Андрей Романов
  • Екатерина Грень
  • Левон Айрапетов
  • Василий Крапивин
  • Владимир Плоткин
  • Илья Уткин
  • Иван Кожин
  • Евгений Герасимов
  • Екатерина Кузнецова
  • Антон Барклянский
  • Валерий Лукомский
  • Валерия Преображенская
  • Дмитрий Ликин
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Роман Леонидов

Постройки и проекты (новые записи):

  • ЖК Bauman House
  • Жилой комплекс Urban Ranch
  • Жилой комплекс «ТЫ И Я»
  • ЗИЛАРТ. 3-ая очередь. Квартал 26. «Мастер-ключ»
  • Архитектурная композиция Recycle Chapel
  • Комплекс апартаментов в микрорайоне Тушино
  • Павильон «Фермерия»
  • Проект реновации территории «Проспект Вернадского»
  • Проект застройки малоэтажными жилыми домами в респ. Карелия

Технологии:

11.09.2018

Благородный серый

Многоквартирные дома в поселке «Западная долина» облицованы фиброцементными плитами EQUITONE, которые выгодно подчеркивают лаконичные фасады и позволяют зданиям вписаться в окружающий ландшафт.
EQUITONE
24.08.2018

Затеряться в горах

Фасадные панели из фиброцемента EQUITONE помогли апарт-отелю SkyPark в Красной Поляне слиться с природным окружением.
EQUITONE
22.08.2018

Брусчатка Bockhorn: оценка из прошлого

Иван Григорьевич Малюга – профессор Николаевской инженерной академии в Петербурге, химик-технолог в своей книге начала 20 века рассказывает о брусчатке Bockhorn.
ЗАО «Фирма «КИРИЛЛ»
22.08.2018

Как предотвратить потерю концентрации сотрудников в open space?

Рабочее пространство должно предоставлять четко разделенные зоны для коллективной, индивидуальной и сфокусированной работы. Эти зоны должны не конкурировать, а дополнять друг друга. Комментирует Денис Черничкин, Директор Haworth Business Interiors
HAWORTH
другие статьи