А.Г. Токарев

Автор текста:
А.Г. Токарев

Пространство индустриализации и конструктивизма – рабочий поселок завода «Сельмашстрой»

0 Пространство индустриализации и конструктивизма – рабочий поселок завода «Сельмашстрой»

     Экскурсии по объектам конструктивизма в Ростове-на-Дону постепенно становятся традицией. В прошлом году маршрут был проложен через исторический центр города – архитектура конструктивизма рассматривалась во взаимодействии с историческим контекстом. (http://archi.ru/lib/publication.html?id=1850569880&fl=5&sl=1). Взаимовлияние традиций и новаций стало главным предметом обсуждения. Осмотренные памятники последовательно раскрывали изменения в методе проектирования того времени, изменения в профессиональном мышлении – от традиции к новациям.

      Функциональный метод конструктивизма, по выражению М.Гинзбурга, предусматривал развитие объекта изнутри-наружу, от функциональных процессов к форме. Контекст исторического города антагонистичен проектной программе конструктивизма. Для конструктивизма идеальные пространственные условия – вообще отсутствие контекста. 

      Именно в таких практически идеальных условиях на северо-восточной окраине Ростова создавался завод-гигант Сельмашстрой (ныне Ростсельмаш) и прилегающий к нему поселок, который и стал объектом апрельской экскурсии этого года.

      Крупнейший в Европе завод сельхозмашиностроения был построен с 1927 – по 1931 гг. Проект завода разрабатывался в Ленинграде в Государственном Институте по проектированию Металлических заводов. По окончании строительства зам. главного инженера Сельмашстроя американец Де-Вульф утверждал, что завод по целому ряду показателей (оборудование, освещенность цехов) не имел равных в мире. «Нет в мире лучшего завода с точки зрения строительства и оборудования». Подтверждением столь высокой оценки завода и его продукции стала награда 1937 г. – Гран-при на международной выставке в Париже. Одновременно с заводом в этот же период в первую пятилетку индустриализации был возведен жилой поселок Сельмашстроя. 

      Радиально-кольцевая планировочная структура поселка не создавалась специально для завода, но являлась составной частью ранее намеченного для застройки жилого района.     

      Рабочий поселок создается с расчетом на 25 тысяч жителей с развитой системой культурно-бытового обслуживания. На обширной территории за несколько лет планируется и строится около сотни зданий жилого и общественного назначения. Многоквартирные секционные жилые дома, общежития, гостиница, Дом Культуры, амбулатория, фабрика-кухня, школа-семилетка, детские сады, ясли, столовая, баня, прачечная, молочная кухня и женская консультация, кооперативный магазин. На территории самого завода кроме производственных корпусов, были выстроены здания управления, проходная и фабрично-заводское училище. Все эти здания возведены в характерных для конструктивизма формах.

      Жилые кварталы поселка, застраиваемые с 1927 по 1931 гг., являются наглядным примером эволюции планировочной структуры от периметральной к строчной застройке. И именно на принципах строчной застройки формировалось большинство жилых кварталов.

      Маршрут экскурсии пролегал в прямом направлении по улице 1-й Конной Армии, в обратном направлении по Металлургической улице. Несколько километров пути и 3 часа затраченного времени позволили лишь бегло осмотреть застройку поселка. 

      Первые жилые дома в поселке Сельмашстроя были выстроены по проекту 1927 г. в кварталах между улицами 1-й Конной Армии и проспектом Сельмаша. Планировка этих кварталов все еще создавалась под влиянием традиции – регулярных градостроительных принципов. 

      Жилые дома располагаются по периметру кварталов вдоль красной линии, формируя целостность пространственных границ квартала и улиц. Архитектура 2-этажных жилых домов отличается характерной для 1927 г. активной пластикой – системой ризалитов, раскреповок, сложными щипцеобразными завершениями, разнообразием размеров и форм оконных проемов. И фасадные и планировочные решения возникли под явным влиянием модерна. К сожалению, из 10 первоначально возведенных жилых домом этого квартала взору участников экскурсии предстало только 3 сохранившихся. Остальные были уничтожены не столько даже гитлеровской бомбардировкой, сколько плодами реконструкций последних двух десятилетий. 

Застройка соседнего квартала между улицами 1-й Конной Армии, Металлургической, Вильнюсской и Поляничко, осуществленная по проектам 1928 – 29 гг., представляет собой наглядный пример произошедших кардинальных изменений в формообразовании. Процессы рационализации и удешевления напрямую отразились на архитектуре жилых домов, которые решены в форме упрощенного прямоугольного объема с минимальным количеством выступов и отсутствием пластики поверхности фасадов. Как следует из документов, большинство из выстроенных в 1928 – 30-е гг. жилых домов поселка Сельмашстроя имели в своей основе разработанные в центре типовые проекты. В северной части квартала жилые дома располагаются вдоль красной линии улицы Вильнюсской. Однако на южной стороне квартала дома поставлены торцами к улице Поляничко – характерный принцип строчной застройки.

Важно отметить, что 3-4 этажные секционные жилые дома на 18, 23 и 48 квартир, которыми застраивался поселок, имели центральные водопровод, канализацию, отопление. В квартирах были предусмотрены все необходимые удобства, наличествовали кухни, ванные, уборные. Пресловутые бараки для сезонных рабочих существовали на Сельмашстрое непродолжительное время и к окончанию строительства завода и поселка на их месте были выстроены многоквартирные секционные дома со всеми удобствами.

      Продвигаясь далее по улице 1-й Конной Армии, экскурсанты подошли к физическому центру рабочего поселка. На пересечении с Матросской улицей, ведущей к проходной завода, сконцентрировалось большинство общественных зданий – Дом Культуры, столовая, магазин, ясли, прачечная, баня. В настоящее время сохранилась лишь баня и прачечная, хотя внешний вид и этих объектов предстал экскурсантам в частично измененном виде. 

      При дальнейшем продвижении было определено место, на котором к 1932 г. было выстроено клубное здание – Дом Культуры на 4 тыс. человек. К сожалению, увидеть его смогли только на фотографии – он был полностью разрушен в период войны. Дом Культуры включал театральный зрительный зал, библиотеку на 60 тыс. томов, различные клубные и другие помещения. Крупные геометрические формы, расчленяющие асимметричный объем, сочетание глухих поверхностей стены с ленточным вертикальным и горизонтальным остеклением, круглыми окнами придавали зданию характерный образ конструктивистских построек (по некоторым сведениям, не подтвержденными достоверными документами, к проекту мог иметь отношение Я.Корнфельд). 

      Главное клубное здание Сельмашстроя замыкало одноименную улицу – Клубную, вокруг которой сконцентрировалось одиннадцать 48-квартирных секционных жилых домов, выстроенных по типовому проекту «Стройкома» (№№ 91, 107) и хорошо сохранившихся до нынешнего времени. 

      И Клубная и соседняя Студенческая улицы застроены на принципах строчной застройки. 

      Строчная застройка, получившая широкое распространение в начале 1930-х гг. полностью стирала границы между уличным и внутриквартальным пространством. Планировочная структура квартала в этот период характеризуется аморфностью, в отличие от целостности квартала середины 20-х гг. Размывание границы между уличным и внутриквартальным пространством выражала равнозначность городских пространств. Равнозначность явилась противоположностью иерархичности и целостности – основным системным принципам, свойственным регулярному градостроительству, сохранявшимся вплоть до начала 1930-х гг. 

      Во многом справедливая критика строчной застройки основывалась на ее «казарменности», отсутствии разнообразия пространственных впечатлений. Однако в случае с застройкой Сельмашстроя этот недостаток был снят за счет разнообразия формы кварталов и их сравнительно небольших размеров. Улицы пересекают застройку под разными углами. Соответственно и строки домов направлены под разными углами к улице. Получился неожиданный пространственный эффект – если в одном направлении открывается пространственная перспектива, то в другом она обязательно прерывается постановкой протяженных фасадов зданий под углом к воспринимающему зрителю. Монотонность и равномерность оборачиваются здесь пространственным разнообразием и живописностью. 

      Организованная группа в 40 человек, перетекающая по поселку, неизменно привлекала к себе внимание местных жителей, некоторые из которых вступали в диалог, дополняя экскурсовода новыми сведениями и гипотезами. Старейшие жители Студенческой улицы в виду неустойчивой погоды укрылись в своих конструктивистских жилищах. Однако прошлой весной они свидетельствовали о послевоенной жизни своих домов. О том, как дворовое пространство (если только придомовое пространство в строчной застройке можно назвать двором) было наполнено общественной, культурной жизнью, в которой дети выступали одними из главных участников. Как и в центральной части Ростова, на Сельмаше летом двор выступал для детей и как место отдыха, и как место воспитания и просвещения (показ кино, на который сбегались из других дворов, художественная самодеятельность) и даже местом сна. В жаркие летние ночи жители домов выносили матрацы и спали на придомовой территории, чувствуя себя в полной безопасности.

      На обратном пути экскурсия прошла по Металлургической улице с севера на юг. На пути шествия участники экскурсии осмотрели школу-гигант, выстроенную вместимостью до 4.500 учащихся. «Кузница кадров Сельмаша», как ее называли, ввиду своего чрезмерного объема, еще до войны была разделена на 2 школы. Конструктивистская стилистика сохранилась на дворовых фасадах школы, уличные же фасады оформлены в формах послевоенного ампира.

      Рационализация средств выразительности в некоторых кварталах Сельмашстроя компенсировалась разнообразием объемно-планировочных решений. Активная объемная пластика застройки в квартале по улице Металлургической вблизи улицы Ильича создается за счет уступчатой, пилообразной композиции плана. Постановка зданий под углом к улице формирует активную пластику выступающих прямоугольных и цилиндрических объемов.

      В поселке Сельмашстроя сохранились целые фрагменты застройки тех лет, практически без вкраплений последующих десятилетий. Характерно также то, что конструктивистская застройка выработала своеобразный генетический код, который позволил развиваться району в послевоенный период восстановления города, на заложенных в 1920-е гг. началах. Так, комплекс зданий по улице Воровского, выстроенных с нуля в 1940-е гг., несмотря на кардинальную смену к этому времени приоритетов в сторону классики, несет на себе все основные признаки конструктивизма. 

      Около сотни капитальных зданий возведенных с 1927 по 1931 гг., большинство из которых сохранилось и предстало взору участников экскурсии, отражают архитектурно-градостроительные концепции тех лет, а сам Сельмашстрой – воплощенную волю молодого государства к саморазвитию.


Ситуационный план
Ситуационный план
Планировка квартала
Планировка квартала

17 Мая 2012

А.Г. Токарев

Автор текста:

А.Г. Токарев
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
Технологии и материалы
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Сейчас на главной
Черно-белая Казань
Знакомим читателей с проектом Андрея Ефимова и приглашаем начинающих архитектурных фотографов рассказать о себе на страницах Архи.ру
Классика для современников
Архитекторы бюро Megabudka выполнили проект комплекса гостиницы и апартаментов класса deluxe в центре новой федеральной территории «Сириус». Сдержанно-классичное решение фасадов заставило нас задуматься о цикличности столетий.
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Культ цикличности
На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос.
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.