Икона vs картина

Куратор выставки «Русский путь. От Дионисия до Малевича» Аркадий Ипполитов смешал произведения разных веков, а экспозиционный дизайн Сергея Чобана и Агнии Стрелиговой помогает упорядочить сложное переплетение сюжетов и даже объединяет их свечением святости.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

26 Ноября 2018
mainImg
Колоннада площади Святого Петра, как известно, похожа на руки, обнимающие площадь. Но под мощными тосканскими колоннами Джованни Лоренцо Бернини проходили многие, а на «запястья рук», закрытые галереи, идущие от овала колоннады к собственно собору, обращают меньше внимания – прежде всего потому, что до недавнего времени обе они были закрыты для посещения. Только перед крылом Константина, правым со стороны входящего в собор, можно было, за плечом гвардейца-швейцарца, увидеть барочную гипер-перспективу Scala Regia. Крыло Константина по-прежнему закрыто, а вот противоположное «запястье» колоннады, от базилики справа, а от туристов и паломников слева – крыло Карла Великого, Святой Престол недавно передал Музеям Ватикана, и в нем организуют выставки. Здесь и разместилась выставка-ответ Третьяковской галереи на московскую экспозицию Ватикана двухлетней давности Roma Aeterna; тогда в ГТГ привезли шедевры из ватиканского музея, сейчас – вторая стадия культурного обмена, 47 вещей из Третьяковски приехали в Рим, плюс еще семь из шести российских музеев. Куратором обеих (2016 в Москве и 2018 в Риме) выставок стал Аркадий Ипполитов, а дизайн экспозиций спроектировали и реализовали Сергей Чобан и Агния Стерлигова. Заметим, что выставка в ГТГ была решена как подобие колоннады Святого Петра, а ответная экспозиция русского искусства в ней и разместилась.



Выставка – шедевров, это особый жанр с устоявшимися законами, один из которых хронологическая последовательность, которая делает любую выставку, особенно если она охватывает 400-500 лет, предсказуемо похожей на музейную экспозицию, зубодробительно-классической: XVI, XVII, XVIII и так далее, русское искусство показывают от икон до авангарда через передвижников. Желая уйти от шаблона, Аркадий Ипполитов перемешал всю хронологию, выстроив смысловые и в широком смысле иконографические параллели между произведениями разных веков. Получилось для одних – предсказуемо, поскольку разговоры о глубокой религиозности русского искусства позитивизма и авангарда ведутся давно и ничего нового в них нет, для других – провокационно, потому что одно дело сопоставлять «Что есть истина» или «Голгофу» Николая Ге, «Моление о чаше» Перова с евангельским циклом иконостасов, или пермского «Христа в темнице» с «Христом в пустыне» Крамского, и совсем другое находить черты христианского мученика в народовольце из картины Репина «Не ждали», сопоставлять «Не рыдай мене мати» с «Неутешным горем» Крамского или ставить в контекст православной иконописи врубелевского «Демона» и сопоставлять «Черный квадрат» со «Страшным судом» (надо сказать, именно здесь «Черный квадрат» выглядит до смирения скромно и вовсе не провокационно, а как своего рода точка). Возникают и неожиданные сопоставления, к примеру, извивов красного знамени в «Большевике» Кустодиева со Змеем Страшного суда.
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов

Так или иначе, несмотря на всю очевидность идеи, ее еще ни разу не показывали столь четко и ясно. С другой стороны, выставка очень точно настроена на проявление христианского стержня даже богоборческих, богоискательских, революционных и большевистских произведений, что более чем уместно в Ватикане. Впрочем и здесь есть оборотная сторона – credo, верую русского искусства начинает звучать несколько плакатно, как будто оно сдает наизусть устав для приема в ВЛКСМ. Вообще говоря, российская пресса отреагировала на выставку больше в смысле величия русского искусства, а европейская не забыла о политике Ватикана, о том, что папа Франциск склонен к «дружбе через искусство», и тут вновь возникает противоречие современной жизни: то вспоминаем схизму и готовим новую, то почти опять готовимся к флорентийской унии или Третьему Ватикану? Все это разумеется не так: просто в разных слоях плюралистичной атмосферы современности, к счастью, могут сосуществовать разные культурные течения, – но заметим также, что замысел Аркадия Ипполитова создал множество смысловых напряжений, он на них держится, отчего выставка практически звенит.

Содержание выставки, таким образом, полно внутренней энергии. Пространство Бернини тоже далеко от нейтрального. Оно, конечно, спокойнее, чем Scala Regia, где крутизна подъема, преодолеваемого идущим, в несколько раз усилена эмоционально; но и здесь пол наклонный, поднимается от площади к собору, провоцируя пусть небольшое, но усилие идущего вверх; стены же составлены из уплощенных барочных экседр – длинная череда волн похожа на капеллы католического храма и в то же время можно представить себе, что они – реакция стен на возникшие на выставке смысловые напряжения. Так что Сергей Чобан и Агния Стерлигова, оказались между двух огней: сюжетом выставки и эмоциональным пространством Бернини – выбрали для экспозиционного дизайна максимально спокойное решение, подчинив его интерьеру.

Выставочные конструкции высотой около 3 м вторят контуру стен и повторяют, на тон светлее, их серовато-бежевую гамму: углубляются в экседры, выстраивают стенки перед пилонами, образуют «вторую кожу». Галерея неширока и перегораживать ее поперек было неправильно, посередине оказался только «Христос в темнице», единственная на выставке скульптура, образующая с двумя соседними экседрами своего рода трансепт.
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов

Все остальное сгруппировано вдоль стен, но таким образом, чтобы развести смешанное куратором логично, неощутимо и ясно. Картины XIX и XX века развешаны на светлой поверхности стендов – иконы же углублены в ниши, своего рода киоты, вскрывающие воображаемую материю стен: цвета евхаристического вина или пурпура Царя царей Царицы небесной. И получается, что светлая поверхность конструкций – и есть грань между глубоко церковным искусством Средневековья и поисками раскрытия тех же вопросов христианства в Новое время. Или грань между обратной перспективой божественного, по Успенскому, нетварного пространства – и реалистичным построением иллюзорного тварного мира. Иными словами, экспозиционные конструкции включают в себя два слоя: для иконного церковного искусства и для картин Нового времени – что позволяет подчеркнуть, как одни и те же темы «прорастают» сквозь время – и раскрыть замысел куратора, избежав полного, хаотичного смешения, но тонко, почти на уровне инстинктов зрителя, развести две составляющие выставки. Если сделать еще один шаг, можно представить себе, что эта нейтрально-белая поверхность поглощает еще одну проблему русского искусства – отсутствие в нем периода Ренессанса, момента становления проблематики и стилистики Нового времени.
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
+
Впрочем винно-красный цвет, по словам авторов имеет еще одну коннотацию: связывает римскую выставку с московской Roma Aeterna двухлетней давности – та была полностью бордовой, хотя и с неким коричневым, медно-металлическим оттенком. Здесь же пурпур, не ограничиваясь пространством ниш, трижды выходит в пространство выставки: при входе и в торце галереи, обозначая начало и конец «пути», а также в постаменте «Христа в темнице», отмечая центр. В то же время пурпурные стены акцентируют иконное начало русского искусства и замыкают его итоговым аккордом – славой Богоматери на троне.
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов

О пути надо сказать отдельно. Выставка называется «Русский путь», но это по-русски, а на других языках слово путь звучит как pilgrimage- pellegrinaggio- pèlerinage, то есть паломничество. В интервью и различных высказываниях возникает третье – «Крестный путь», по-видимому «крестный» было взято за скобки или отрезано от названия для снятия пафоса и большей свободы интерпретации. Архитектура крыла Бернини с его подъемом к востоку отлично ложится на идею и паломнического, и Крестного пути, и даже заставляет вспомнить многочисленные лестницы к храмам католической Европы, предназначенные быть сценами церемонии «Несения Креста», вспомним к примеру лестницу Notre Dame de la Garde в Марселе, лестницу Trinità dei Monti в Риме или подъем к San Miniato al Monte во Флоренции. Здесь, в крыле Карла, подъем невелик, хотя ощутим, и зрители-паломники идут, в общем-то, не к Святому Петру хотя и в его направлении, а передвигаются внутри проблем русского искусства, увиденного как остро-христианское. Надо ли вспоминать, что сейчас икона для католических храмов – желанный и вызывающий интерес моленный образ, носитель некой мистической тайны, в отличие от привычных и традиционных скульптур и алтарных образов.

Дуги белых реек, несущие освещение, вторят изгибам экседр со сдвигом на одну итерацию – и служат не для разделения, а для объединения всего материала. Их парящая в метре над головами зрителей белая графика похожа на нимбы кватроченто, выстроенные перспективно в пространстве картин. Они как будто компенсируют отсутствие Ренессанса и в то же время не только освещают, но и освящают всю выставку, подчеркивают священность представленных тем и, осеняя, объединяют их. Даже удивительно, как столь простыми средствами удалось и разделить, и объединить столь ценный и разнонаправленный материал.
 

26 Ноября 2018

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».