English version

Икона vs картина

Куратор выставки «Русский путь. От Дионисия до Малевича» Аркадий Ипполитов смешал произведения разных веков, а экспозиционный дизайн Сергея Чобана и Агнии Стрелиговой помогает упорядочить сложное переплетение сюжетов и даже объединяет их свечением святости.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

26 Ноября 2018
mainImg
Колоннада площади Святого Петра, как известно, похожа на руки, обнимающие площадь. Но под мощными тосканскими колоннами Джованни Лоренцо Бернини проходили многие, а на «запястья рук», закрытые галереи, идущие от овала колоннады к собственно собору, обращают меньше внимания – прежде всего потому, что до недавнего времени обе они были закрыты для посещения. Только перед крылом Константина, правым со стороны входящего в собор, можно было, за плечом гвардейца-швейцарца, увидеть барочную гипер-перспективу Scala Regia. Крыло Константина по-прежнему закрыто, а вот противоположное «запястье» колоннады, от базилики справа, а от туристов и паломников слева – крыло Карла Великого, Святой Престол недавно передал Музеям Ватикана, и в нем организуют выставки. Здесь и разместилась выставка-ответ Третьяковской галереи на московскую экспозицию Ватикана двухлетней давности Roma Aeterna; тогда в ГТГ привезли шедевры из ватиканского музея, сейчас – вторая стадия культурного обмена, 47 вещей из Третьяковски приехали в Рим, плюс еще семь из шести российских музеев. Куратором обеих (2016 в Москве и 2018 в Риме) выставок стал Аркадий Ипполитов, а дизайн экспозиций спроектировали и реализовали Сергей Чобан и Агния Стерлигова. Заметим, что выставка в ГТГ была решена как подобие колоннады Святого Петра, а ответная экспозиция русского искусства в ней и разместилась.



Выставка – шедевров, это особый жанр с устоявшимися законами, один из которых хронологическая последовательность, которая делает любую выставку, особенно если она охватывает 400-500 лет, предсказуемо похожей на музейную экспозицию, зубодробительно-классической: XVI, XVII, XVIII и так далее, русское искусство показывают от икон до авангарда через передвижников. Желая уйти от шаблона, Аркадий Ипполитов перемешал всю хронологию, выстроив смысловые и в широком смысле иконографические параллели между произведениями разных веков. Получилось для одних – предсказуемо, поскольку разговоры о глубокой религиозности русского искусства позитивизма и авангарда ведутся давно и ничего нового в них нет, для других – провокационно, потому что одно дело сопоставлять «Что есть истина» или «Голгофу» Николая Ге, «Моление о чаше» Перова с евангельским циклом иконостасов, или пермского «Христа в темнице» с «Христом в пустыне» Крамского, и совсем другое находить черты христианского мученика в народовольце из картины Репина «Не ждали», сопоставлять «Не рыдай мене мати» с «Неутешным горем» Крамского или ставить в контекст православной иконописи врубелевского «Демона» и сопоставлять «Черный квадрат» со «Страшным судом» (надо сказать, именно здесь «Черный квадрат» выглядит до смирения скромно и вовсе не провокационно, а как своего рода точка). Возникают и неожиданные сопоставления, к примеру, извивов красного знамени в «Большевике» Кустодиева со Змеем Страшного суда.
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов

Так или иначе, несмотря на всю очевидность идеи, ее еще ни разу не показывали столь четко и ясно. С другой стороны, выставка очень точно настроена на проявление христианского стержня даже богоборческих, богоискательских, революционных и большевистских произведений, что более чем уместно в Ватикане. Впрочем и здесь есть оборотная сторона – credo, верую русского искусства начинает звучать несколько плакатно, как будто оно сдает наизусть устав для приема в ВЛКСМ. Вообще говоря, российская пресса отреагировала на выставку больше в смысле величия русского искусства, а европейская не забыла о политике Ватикана, о том, что папа Франциск склонен к «дружбе через искусство», и тут вновь возникает противоречие современной жизни: то вспоминаем схизму и готовим новую, то почти опять готовимся к флорентийской унии или Третьему Ватикану? Все это разумеется не так: просто в разных слоях плюралистичной атмосферы современности, к счастью, могут сосуществовать разные культурные течения, – но заметим также, что замысел Аркадия Ипполитова создал множество смысловых напряжений, он на них держится, отчего выставка практически звенит.

Содержание выставки, таким образом, полно внутренней энергии. Пространство Бернини тоже далеко от нейтрального. Оно, конечно, спокойнее, чем Scala Regia, где крутизна подъема, преодолеваемого идущим, в несколько раз усилена эмоционально; но и здесь пол наклонный, поднимается от площади к собору, провоцируя пусть небольшое, но усилие идущего вверх; стены же составлены из уплощенных барочных экседр – длинная череда волн похожа на капеллы католического храма и в то же время можно представить себе, что они – реакция стен на возникшие на выставке смысловые напряжения. Так что Сергей Чобан и Агния Стерлигова, оказались между двух огней: сюжетом выставки и эмоциональным пространством Бернини – выбрали для экспозиционного дизайна максимально спокойное решение, подчинив его интерьеру.

Выставочные конструкции высотой около 3 м вторят контуру стен и повторяют, на тон светлее, их серовато-бежевую гамму: углубляются в экседры, выстраивают стенки перед пилонами, образуют «вторую кожу». Галерея неширока и перегораживать ее поперек было неправильно, посередине оказался только «Христос в темнице», единственная на выставке скульптура, образующая с двумя соседними экседрами своего рода трансепт.
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов

Все остальное сгруппировано вдоль стен, но таким образом, чтобы развести смешанное куратором логично, неощутимо и ясно. Картины XIX и XX века развешаны на светлой поверхности стендов – иконы же углублены в ниши, своего рода киоты, вскрывающие воображаемую материю стен: цвета евхаристического вина или пурпура Царя царей Царицы небесной. И получается, что светлая поверхность конструкций – и есть грань между глубоко церковным искусством Средневековья и поисками раскрытия тех же вопросов христианства в Новое время. Или грань между обратной перспективой божественного, по Успенскому, нетварного пространства – и реалистичным построением иллюзорного тварного мира. Иными словами, экспозиционные конструкции включают в себя два слоя: для иконного церковного искусства и для картин Нового времени – что позволяет подчеркнуть, как одни и те же темы «прорастают» сквозь время – и раскрыть замысел куратора, избежав полного, хаотичного смешения, но тонко, почти на уровне инстинктов зрителя, развести две составляющие выставки. Если сделать еще один шаг, можно представить себе, что эта нейтрально-белая поверхность поглощает еще одну проблему русского искусства – отсутствие в нем периода Ренессанса, момента становления проблематики и стилистики Нового времени.
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
+
Впрочем винно-красный цвет, по словам авторов имеет еще одну коннотацию: связывает римскую выставку с московской Roma Aeterna двухлетней давности – та была полностью бордовой, хотя и с неким коричневым, медно-металлическим оттенком. Здесь же пурпур, не ограничиваясь пространством ниш, трижды выходит в пространство выставки: при входе и в торце галереи, обозначая начало и конец «пути», а также в постаменте «Христа в темнице», отмечая центр. В то же время пурпурные стены акцентируют иконное начало русского искусства и замыкают его итоговым аккордом – славой Богоматери на троне.
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов

О пути надо сказать отдельно. Выставка называется «Русский путь», но это по-русски, а на других языках слово путь звучит как pilgrimage- pellegrinaggio- pèlerinage, то есть паломничество. В интервью и различных высказываниях возникает третье – «Крестный путь», по-видимому «крестный» было взято за скобки или отрезано от названия для снятия пафоса и большей свободы интерпретации. Архитектура крыла Бернини с его подъемом к востоку отлично ложится на идею и паломнического, и Крестного пути, и даже заставляет вспомнить многочисленные лестницы к храмам католической Европы, предназначенные быть сценами церемонии «Несения Креста», вспомним к примеру лестницу Notre Dame de la Garde в Марселе, лестницу Trinità dei Monti в Риме или подъем к San Miniato al Monte во Флоренции. Здесь, в крыле Карла, подъем невелик, хотя ощутим, и зрители-паломники идут, в общем-то, не к Святому Петру хотя и в его направлении, а передвигаются внутри проблем русского искусства, увиденного как остро-христианское. Надо ли вспоминать, что сейчас икона для католических храмов – желанный и вызывающий интерес моленный образ, носитель некой мистической тайны, в отличие от привычных и традиционных скульптур и алтарных образов.

Дуги белых реек, несущие освещение, вторят изгибам экседр со сдвигом на одну итерацию – и служат не для разделения, а для объединения всего материала. Их парящая в метре над головами зрителей белая графика похожа на нимбы кватроченто, выстроенные перспективно в пространстве картин. Они как будто компенсируют отсутствие Ренессанса и в то же время не только освещают, но и освящают всю выставку, подчеркивают священность представленных тем и, осеняя, объединяют их. Даже удивительно, как столь простыми средствами удалось и разделить, и объединить столь ценный и разнонаправленный материал.
 

26 Ноября 2018

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Город сбывшейся мечты
Путеводитель Владимира Белоголовского по архитектуре Нью-Йорка последних 20 лет, изданный DOM Publishers, свидетельствует: реальный мегаполис начала XXI века ничуть не скромней фантастических проектов для него, которые так и остались на бумаге.
Черная точка
Выставка Александра Гегелло в музее архитектуры талантливо раскрывает творчество архитектора, который начал как ученик Фомина и закончил проектом мавзолея Сталина. В его работах переплетаются поиски метафизической формы, выучка неоклассика и лояльность мейнстриму.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Приключения цилиндра
Выставка в Комо, посвященная московскому клубу им. Зуева Ильи Голосова и его современнику – жилому дому «Новокомум» Джузеппе Терраньи, помещает Россию и Италию в международный контекст авангарда 1920-х. В сентябре ее покажут в Музее архитектуры им. А.В. Щусева.
Сквозняк из вечности
Книга Юрия Аввакумова «Бумажная архитектура. Антология», изданная Музеем современного искусства «Гараж» при поддержке фонда AVC Charity, – важный шаг на пути осмысления яркого культурного феномена. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Возвращение НЭР
Рецензия Ольги Казаковой, директора Института модернизма и старшего научного сотрудника НИИТИАГ, на книгу «НЭР. Город будущего».
Капля и Снежинка
Книга «Капля» об архитекторе Александре Павловой (1966-2013) выпущена издательством «МГНМ» бюро «Меганом» и построена как венок воспоминаний ее друзей, близких и коллег. Кураторы проекта – Александр Бродский и Юрий Григорян.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Блеск и нищета городов
Знаменитый американский урбанист Ричард Флорида, автор концепции креативного класса, даст интервью и представит свою книгу «Новый кризис городов» на МУФ-2018. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Постмодернизм до постмодернизма
Книга Анны Вяземцевой «Искусство тоталитарной Италии» – первый на русском языке подробный исторический труд об итальянской архитектуре, градостроительстве, изобразительном искусстве межвоенных лет.
Архитектор строгих правил
В издательстве «Близнецы» вышла книга архитектора, театрального художника и издателя Татьяны Бархиной «Архитектор Григорий Бархин» к 140-летию мастера. Книга издана при поддержке «Гинзбург Архитектс». Публикуем рецензию и отрывок из воспоминаний Татьяны Бархиной.
Палладио между Набоковым и Борхесом
Рецензия на книгу Глеба Смирнова «Палладио. Семь философских путешествий» и отрывки из двух глав: «Вилла Пойяна, или Новое доказательство бытия Божия» и «Вилла Бадоэр, или Первая заповедь искусства».
Сложности с основой основ
В издательстве Strelka Press вышла книга американского критика Пола Голдбергера «Зачем нужна архитектура». Автор стремился просветить широкую публику, но, как доказывает его труд, эта задача гораздо сложнее, чем может казаться.
Пролетая над городом
Для своей книги «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» (DOM, 2017) фотограф Денис Есаков снял с высоты птичьего полета самые известные московские здания.
Мастер фасадов
Монографическая выставка Дэвида Аджайе в московском музее современного искусства «Гараж» демонстрирует не только результат, но и процесс его архитектурной практики.
Италия – на благо общества
Павильон Италии на Венецианской биеннале архитектуры традиционно привлекает интерес как экспозиция страны-организатора знаменитой выставки. В этом году его курирует бюро TAMassociati, известное своими социальными проектами в Африке и на родине.
Архитектура, встроенная в жизнь
Португальский павильон на Венецианской биеннале располагается в доме по проекту Алваро Сизы и рассказывает об этом социальном жилом комплексе, а также о трех других – в Порту, Берлине и Гааге. А еще этот павильон побудил венецианские власти завершить начатый ими 30 лет назад проект.
Листья травы
О книге Валерия Нефедова «Как вернуть город людям», посвященной ландшафтному урбанизму и проблеме качества городской среды.
Особый номер
13-й симпозиум Алвара Аалто, состоявшийся в этом месяце в Финляндии под девизом «Делай!», собрал участников со всего мира. Репортаж из Ювяскюля нашего постоянного автора Тарьи Нурми.
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.