Икона vs картина

Куратор выставки «Русский путь. От Дионисия до Малевича» Аркадий Ипполитов смешал произведения разных веков, а экспозиционный дизайн Сергея Чобана и Агнии Стрелиговой помогает упорядочить сложное переплетение сюжетов и даже объединяет их свечением святости.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

26 Ноября 2018
mainImg
Колоннада площади Святого Петра, как известно, похожа на руки, обнимающие площадь. Но под мощными тосканскими колоннами Джованни Лоренцо Бернини проходили многие, а на «запястья рук», закрытые галереи, идущие от овала колоннады к собственно собору, обращают меньше внимания – прежде всего потому, что до недавнего времени обе они были закрыты для посещения. Только перед крылом Константина, правым со стороны входящего в собор, можно было, за плечом гвардейца-швейцарца, увидеть барочную гипер-перспективу Scala Regia. Крыло Константина по-прежнему закрыто, а вот противоположное «запястье» колоннады, от базилики справа, а от туристов и паломников слева – крыло Карла Великого, Святой Престол недавно передал Музеям Ватикана, и в нем организуют выставки. Здесь и разместилась выставка-ответ Третьяковской галереи на московскую экспозицию Ватикана двухлетней давности Roma Aeterna; тогда в ГТГ привезли шедевры из ватиканского музея, сейчас – вторая стадия культурного обмена, 47 вещей из Третьяковски приехали в Рим, плюс еще семь из шести российских музеев. Куратором обеих (2016 в Москве и 2018 в Риме) выставок стал Аркадий Ипполитов, а дизайн экспозиций спроектировали и реализовали Сергей Чобан и Агния Стерлигова. Заметим, что выставка в ГТГ была решена как подобие колоннады Святого Петра, а ответная экспозиция русского искусства в ней и разместилась.



Выставка – шедевров, это особый жанр с устоявшимися законами, один из которых хронологическая последовательность, которая делает любую выставку, особенно если она охватывает 400-500 лет, предсказуемо похожей на музейную экспозицию, зубодробительно-классической: XVI, XVII, XVIII и так далее, русское искусство показывают от икон до авангарда через передвижников. Желая уйти от шаблона, Аркадий Ипполитов перемешал всю хронологию, выстроив смысловые и в широком смысле иконографические параллели между произведениями разных веков. Получилось для одних – предсказуемо, поскольку разговоры о глубокой религиозности русского искусства позитивизма и авангарда ведутся давно и ничего нового в них нет, для других – провокационно, потому что одно дело сопоставлять «Что есть истина» или «Голгофу» Николая Ге, «Моление о чаше» Перова с евангельским циклом иконостасов, или пермского «Христа в темнице» с «Христом в пустыне» Крамского, и совсем другое находить черты христианского мученика в народовольце из картины Репина «Не ждали», сопоставлять «Не рыдай мене мати» с «Неутешным горем» Крамского или ставить в контекст православной иконописи врубелевского «Демона» и сопоставлять «Черный квадрат» со «Страшным судом» (надо сказать, именно здесь «Черный квадрат» выглядит до смирения скромно и вовсе не провокационно, а как своего рода точка). Возникают и неожиданные сопоставления, к примеру, извивов красного знамени в «Большевике» Кустодиева со Змеем Страшного суда.
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов

Так или иначе, несмотря на всю очевидность идеи, ее еще ни разу не показывали столь четко и ясно. С другой стороны, выставка очень точно настроена на проявление христианского стержня даже богоборческих, богоискательских, революционных и большевистских произведений, что более чем уместно в Ватикане. Впрочем и здесь есть оборотная сторона – credo, верую русского искусства начинает звучать несколько плакатно, как будто оно сдает наизусть устав для приема в ВЛКСМ. Вообще говоря, российская пресса отреагировала на выставку больше в смысле величия русского искусства, а европейская не забыла о политике Ватикана, о том, что папа Франциск склонен к «дружбе через искусство», и тут вновь возникает противоречие современной жизни: то вспоминаем схизму и готовим новую, то почти опять готовимся к флорентийской унии или Третьему Ватикану? Все это разумеется не так: просто в разных слоях плюралистичной атмосферы современности, к счастью, могут сосуществовать разные культурные течения, – но заметим также, что замысел Аркадия Ипполитова создал множество смысловых напряжений, он на них держится, отчего выставка практически звенит.

Содержание выставки, таким образом, полно внутренней энергии. Пространство Бернини тоже далеко от нейтрального. Оно, конечно, спокойнее, чем Scala Regia, где крутизна подъема, преодолеваемого идущим, в несколько раз усилена эмоционально; но и здесь пол наклонный, поднимается от площади к собору, провоцируя пусть небольшое, но усилие идущего вверх; стены же составлены из уплощенных барочных экседр – длинная череда волн похожа на капеллы католического храма и в то же время можно представить себе, что они – реакция стен на возникшие на выставке смысловые напряжения. Так что Сергей Чобан и Агния Стерлигова, оказались между двух огней: сюжетом выставки и эмоциональным пространством Бернини – выбрали для экспозиционного дизайна максимально спокойное решение, подчинив его интерьеру.

Выставочные конструкции высотой около 3 м вторят контуру стен и повторяют, на тон светлее, их серовато-бежевую гамму: углубляются в экседры, выстраивают стенки перед пилонами, образуют «вторую кожу». Галерея неширока и перегораживать ее поперек было неправильно, посередине оказался только «Христос в темнице», единственная на выставке скульптура, образующая с двумя соседними экседрами своего рода трансепт.
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов

Все остальное сгруппировано вдоль стен, но таким образом, чтобы развести смешанное куратором логично, неощутимо и ясно. Картины XIX и XX века развешаны на светлой поверхности стендов – иконы же углублены в ниши, своего рода киоты, вскрывающие воображаемую материю стен: цвета евхаристического вина или пурпура Царя царей Царицы небесной. И получается, что светлая поверхность конструкций – и есть грань между глубоко церковным искусством Средневековья и поисками раскрытия тех же вопросов христианства в Новое время. Или грань между обратной перспективой божественного, по Успенскому, нетварного пространства – и реалистичным построением иллюзорного тварного мира. Иными словами, экспозиционные конструкции включают в себя два слоя: для иконного церковного искусства и для картин Нового времени – что позволяет подчеркнуть, как одни и те же темы «прорастают» сквозь время – и раскрыть замысел куратора, избежав полного, хаотичного смешения, но тонко, почти на уровне инстинктов зрителя, развести две составляющие выставки. Если сделать еще один шаг, можно представить себе, что эта нейтрально-белая поверхность поглощает еще одну проблему русского искусства – отсутствие в нем периода Ренессанса, момента становления проблематики и стилистики Нового времени.
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
+
Впрочем винно-красный цвет, по словам авторов имеет еще одну коннотацию: связывает римскую выставку с московской Roma Aeterna двухлетней давности – та была полностью бордовой, хотя и с неким коричневым, медно-металлическим оттенком. Здесь же пурпур, не ограничиваясь пространством ниш, трижды выходит в пространство выставки: при входе и в торце галереи, обозначая начало и конец «пути», а также в постаменте «Христа в темнице», отмечая центр. В то же время пурпурные стены акцентируют иконное начало русского искусства и замыкают его итоговым аккордом – славой Богоматери на троне.
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов
Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича». Ватикан, Рим. Экспозиционный дизайн: Сергей Чобан, Агния Стерлигова (Planet 9). Фотография © Василий Буланов

О пути надо сказать отдельно. Выставка называется «Русский путь», но это по-русски, а на других языках слово путь звучит как pilgrimage- pellegrinaggio- pèlerinage, то есть паломничество. В интервью и различных высказываниях возникает третье – «Крестный путь», по-видимому «крестный» было взято за скобки или отрезано от названия для снятия пафоса и большей свободы интерпретации. Архитектура крыла Бернини с его подъемом к востоку отлично ложится на идею и паломнического, и Крестного пути, и даже заставляет вспомнить многочисленные лестницы к храмам католической Европы, предназначенные быть сценами церемонии «Несения Креста», вспомним к примеру лестницу Notre Dame de la Garde в Марселе, лестницу Trinità dei Monti в Риме или подъем к San Miniato al Monte во Флоренции. Здесь, в крыле Карла, подъем невелик, хотя ощутим, и зрители-паломники идут, в общем-то, не к Святому Петру хотя и в его направлении, а передвигаются внутри проблем русского искусства, увиденного как остро-христианское. Надо ли вспоминать, что сейчас икона для католических храмов – желанный и вызывающий интерес моленный образ, носитель некой мистической тайны, в отличие от привычных и традиционных скульптур и алтарных образов.

Дуги белых реек, несущие освещение, вторят изгибам экседр со сдвигом на одну итерацию – и служат не для разделения, а для объединения всего материала. Их парящая в метре над головами зрителей белая графика похожа на нимбы кватроченто, выстроенные перспективно в пространстве картин. Они как будто компенсируют отсутствие Ренессанса и в то же время не только освещают, но и освящают всю выставку, подчеркивают священность представленных тем и, осеняя, объединяют их. Даже удивительно, как столь простыми средствами удалось и разделить, и объединить столь ценный и разнонаправленный материал.
 

0

26 Ноября 2018

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.