Картинная галерея как военный мемориал

Старая Пинакотека Мюнхена – пример монумента-реконструкции за полвека до Нового музея Чипперфильда.

Автор текста:
Елизавета Клепанова

mainImg
Архи.ру продолжает серию публикаций об «историческом облике» здания, вариантах его сохранения, восстановления и трактовки.
 
zooming
Старая Пинакотека в Мюнхене. Фото © Елизавета Клепанова

Старая Пинакотека Мюнхена – уникальное здание с потрясающей историей. С начала ее строительства в 1826 судьба богатейшего музея Баварии и одной из старейших публичных картинных галерей Европы была не такой, как у других музеев того времени.
 
zooming
Старая Пинакотека в Мюнхене. Фото © Елизавета Клепанова

Начнем с того, что в Баварии было принято строить картинные галереи исключительно при дворцах и замках, и публика была поражена, когда король Людвиг I выбрал для новой галереи слабо населенный мюнхенский район Максфорштадт – сейчас, кстати, один из самых престижных в баварской столице. Стиль здания Пинакотеки – неоренессанс, подражающий Высокому Возрождению – архитектурный манифест, подчеркивающий, что музей не только «дом истории искусства», но и «история искусства» сам по себе.
 
zooming
Старая Пинакотека в Мюнхене. Фото © Елизавета Клепанова

Во главе проекта Старой Пинакотеки стояли два человека: архитектор Лео фон Кленце и ее будущий директор Йоханн Георг фон Диллис. И многие принципы, которые сегодня кажутся очевидными для любого специалиста музейной сферы, тогда были придуманы и применены впервые именно этими людьми: деление на большие экспозиционные пространства и небольшие выставочные кабинеты, достаточно яркое естественное освещение интерьера, верхний свет, который подчеркивает красоту картины, но падает так, чтобы не ослеплять зрителя. Другие безусловно новаторские для того времени идеи, которые были учтены при проектировании Пинакотеки – это постоянные климатические условия и защита экспонатов от пыли.
 
zooming
Старая Пинакотека в Мюнхене. Фото © Елизавета Клепанова

Людвиг I считал, что искусство принадлежит не только ему, но и всему народу, поэтому галерея, что тоже было необычно, сразу была сделана общественной с бесплатным входом в воскресенье (эта традиция сохранилась до сегодняшнего дня). Горожане, впрочем, не сразу оценили великодушие монарха: поначалу их самый большой интерес вызывал небольшой сад с лужайками вокруг Пинакотеки, куда семьи приходили на пикник. Запрещать пикники не стали, надеясь что люди со временем обратят внимание и на музей, пойдут именно туда и приобщаться, наконец, к «высокому».
zooming
Старая Пинакотека в Мюнхене. Фото © Елизавета Клепанова
 
Прошло много времени после эпохи короля Людвига I, Кленце и Диллиса, когда, после конца Второй мировой войны, здание оказалось полуразрушенным. Надо отдать должное немцам: они предполагали подобное развитие событий, и еще в самом начале войны профессор Отто Мейтингер начал делать подробные чертежи всех зданий в Мюнхене, чтобы впоследствии потомки могли в точности воспроизвести историческую застройку. Так что, когда архитектор Ханс Дёльгаст начал реконструкцию Пинакотеки и предложил показать «шрамы войны», выделив реконструированные части фасадов и интерьера галереи стилистически и материалом, то архитектурные власти Баварии были очень недовольны и настаивали на критическом подходе к сохранению исторического наследия. С их точки зрения, Старая Пинакотека была «…историческим событием сама по себе и должна быть оставлена потомкам в том виде, в котором была изначально задумана».
 
zooming
Старая Пинакотека в Мюнхене. Фото © Елизавета Клепанова

Впрочем, были и другие мнения, как например то, что «…предложения заменить реставрацию Дёльгаста оригинальной версией напоминают трусливые попытки закрыть для публики Дахау потому, что это, якобы, наносит ущерб туризму в стране» или «…должно ли все действительно выглядеть так, как будто ничего не произошло после катастрофы, от которой мы только что с трудом освободились?».
 
zooming
Старая Пинакотека в Мюнхене. Фото © Елизавета Клепанова

В конце концов, реконструкция Дёльгаста стала свершившимся фактом и, как позже признался архитектор, его лучшей работой. Память об исторических событиях была сохранена, несмотря на все попытки обойти острые вопросы прошлого или скрыть их. В 1957 Старая Пинакотека была открыта для посетителей после реконструкционных работ, длившихся 4 года. Разрушенные войной части фасадов были подчеркнуты, но не нарочито, а очень корректно, показывая разницу между двумя разными историями: архитектурной и той, к которой принадлежала разрушившая здание страшная бомбардировка.
 
zooming
Старая Пинакотека в Мюнхене. Фото © Елизавета Клепанова

Стоит отметить, что Дёльгаст выполнил не только проект реконструкции фасадов, но и интерьера пинакотеки. Он стал автором прекрасной парадной лестницы, которая, кажется, вернула былое величие зданию и, в тоже время, стала символом демократической открытости. Историки архитектуры оценивают Старую Пинакотеку как прекрасный пример классической немецкой архитектуры периода послевоенного восстановления.
 
zooming
Старая Пинакотека в Мюнхене. Фото © Елизавета Клепанова

Старая Пинакотека сегодня входит в музейный комплекс, состоящий также из Новой Пинакотеки и Пинакотеки Современности. Невооруженным глазом нелегко заметить разницу между реконструированной частью и той, что была изначально, и в большинстве случаев туристы ее не видят. И, не умаляя архитектурных достоинств проекта Дёльгаста, стоит подчеркнуть: как важна была эта реконструкция как шаг, продемонстрировавший, что прошлое, даже если оно не так красиво, как бы хотелось, нельзя скрывать, и что для потомков значительно важнее тщательной исторической реставрации – помнить об ошибках прошлого и не допускать подобного в будущем.
 
zooming
Старая Пинакотека в Мюнхене. Фото © Елизавета Клепанова

У одного из боковых фасадов музея стоит не сразу обращающая на себя взгляд скульптура юноши, держащего под уздцы коня. Она, изрешеченная пулями, была оставлена напоминанием о страшной войне – так же, как и Старая Пинакотека.
zooming
Старая Пинакотека в Мюнхене. Фото © Елизавета Клепанова
zooming
Старая Пинакотека в Мюнхене. Фото © Елизавета Клепанова
Старая Пинакотека в Мюнхене. Фото © Елизавета Клепанова
Старая Пинакотека в Мюнхене. Фото © Елизавета Клепанова
Старая Пинакотека в Мюнхене. Фото © Елизавета Клепанова
Старая Пинакотека в Мюнхене. Фото © Елизавета Клепанова
Старая Пинакотека в Мюнхене. Фото © Елизавета Клепанова
Старая Пинакотека в Мюнхене. Фото © Елизавета Клепанова

28 Мая 2014

Автор текста:

Елизавета Клепанова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Крепости «Красной Вены»
Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.
Макеты в масштабе 1:1
Поселок Веркбунда в Вене, идеальное социальное жилье, построенное ведущими европейскими архитекторами для выставки 1932 года – в фотографиях Дениса Есакова.
Будущее вчера и сегодня
Публикуем статью Александра Скокана, впервые появившуюся в прошедшем году в Академическом сборнике РААСН: о Будущем, как его видели в 1960-е, о НЭР, и о том будущем, которое наступило.
Руины Лондона. Часть II
Продолжаем публикацию эссе историка архитектуры Александра Можаева, посвященного практике сохранения остатков старинных зданий в Лондоне. На этот раз речь о средневековье.
Руины Лондона. Часть I
Архитектор и историк Александр Можаев – о лондонской практике сохранения и экспонирования археологического наследия в свете недавнего открытия музея храма Митры. В сравнении с московскими утратами выглядит особенно остро.
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.