Архитектурное полотно исторического жанра

В Берлине закончена реконструкция Нового музея.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

02 Марта 2009
mainImg
Позднеклассическое здание, построенное в середине XIX в. учеником Шинкеля Фридрихом Штюлером, очень сильно пострадало во время Второй мировой войны – гораздо сильнее, чем любая другая постройка «Музейного острова». Поэтому оно и не было восстановлено в 1950-е годы, как Пергамский или Старый музеи. Но комплексная реконструкция всего ансамбля музеев на острове Шпрееинзель, задуманная в 1990-е годы, потребовала восстановления и этой руины. В проведенном в 1997 конкурсе на проект реконструкции Музейного острова» (и в его составе – Нового музея) победил вариант Дэвида Чипперфильда и архитектора-реставратора Джулиана Харрапа (Julian Harrap), предложивших отреставрировать все, что возможно, но воздержаться от воссоздания несохранившихся частей постройки Штюлера в первоначальном виде.
zooming
Новый музей - реконструкция
zooming
Новый музей - реконструкция. Фото: Janericloebe via Wikimedia Commons. Лицензия GNU Free Documentation License, Version 1.2

Такая позиция нашла своих противников в среде политиков, ученых, неравнодушных к судьбе своего города берлинцев, желавших видеть Новый музей тщательно восстановленным во всем великолепии: с восхваляющими прусского короля иероглифическими надписями на копиях колонн Карнака, с рельефным фризом «Гибель Помпей», с позолотой и фресками. Но архитектору удалось убедить своих оппонентов в том, что бездумное копирование прошлого ничего не даст обновленному Музейному острову и всему Берлину. Напротив, под новенькой гладкой штукатуркой и восстановленными по оригинальным картонам росписями будет погребена настоящая история, сохранение следов которой ставит себе целью любой музей.
zooming
Новый музей - реконструкция. Фото: Janericloebe via Wikimedia Commons. Фото находится в общем доступе

В 1999 ЮНЕСКО включило Музейный остров в список Всемирного наследия, и проект Чипперфильда был переработан в соответствии с более жесткими международными правилами; также его радикальность была смягчена в ходе дискуссий с представителями общественности. Впрочем, архитектор, всегда признававший, что любит работать в Германии, видит в активности немцев (в отличие от более равнодушных, по его мнению, британцев) положительный фактор, служащий конечному улучшению проекта.
zooming
Новый музей - реконструкция

В ходе работы над планом реконструкции конкретное решение приходилось принимать практически по каждому из помещений: хотя интерьеры пострадали от бомбежек, вызванного ими пожара и последовавших десятилетий воздействия дождя и ветра, немалую часть удалось отреставрировать. Вместе с тем, некоторые части здания были почти уничтожены в войну и позже их снесли во избежание дальнейших разрушений, и поэтому северо-западное крыло и юго-восточный купольный зал были сейчас возведены заново – в характерных для Чипперфильда лаконичных формах с отзвуком классики. Также полностью новое оформление получил центральный вестибюль и два внутренних двора – бывшие Греческий и Египетский. Но даже то, что сохранилось, решено было ни в коем случае не поновлять: целью архитектора и реставраторов было четко показать посетителю, что осталось от постройки Штюлера, а что – дополнение XXI века. Такой подход ясно виден на пятнистом главном фасаде: там сочетаются подлинная каменная облицовка и штукатурка новой кирпичной кладки. Такая же штукатурка покрывает фасад возведенного по современному проекту северо-западного крыла: он повторяет ритм и пропорции членений исторической части постройки, но не пытается ее копировать.
zooming
Новый музей - реконструкция

Главный вестибюль лишился росписей, и в пространство его кирпичных стен помещена монументальная парадная лестница из бетона с покрытием из белой мраморной крошкой, а открытые фермы перекрытий напоминают потолки раннехристианских базилик. Единственные сохранившиеся части его оригинального оформления – это ионические колонны, копии опор Эрехтейона. Они оставлены почти нетронутыми – со следами пожара и воздействия природных стихий – и выглядят как экспонаты коллекции музея, пострадавшие от времени, но от этого еще более ценные. Подобного принципа придерживались везде, поэтому не слишком удачные росписи XIX века «под Помпеи» или «а-ля романика» кажутся теперь подлинными произведениями античности или средних веков, которые ничуть не портят значительные утраты.
zooming
Новый музей в Берлине - реконструкция

В том же стиле, что и главный вестибюль, решены Греческий и Египетский дворы (в последнем также установлена «арт-терраса» для размещения экспозиции) и интерьеры нового крыла. К будущей осени в здание переедут Египетский музей (в коллекции которого – знаменитый бюст царицы Нефертити и другие находки раскопок в Амарне), собрание папирусов и Музей истории первобытного общества.
zooming
Новый музей - реконструкция

Превращение здания, отразившего историю Германии последних двух столетий, в аутентичный памятник двух эпох, обладающий при этом несомненными эстетическими достоинствами – это большое достижение не только автора проекта, но немецкого общества в целом. То, что ни чиновники от культуры, ни городские власти не пошли по легкому пути бездумного повторения – или фальсификации – давно утраченных и потерявших изначальный смысл форм – свидетельствует об их смелости и остроте видения. В XIX веке, когда создавался ансамбль Музейного острова, он должен был стать новым Акрополем, не имеющим себе подобных по красоте и пышности храмом культуры. Пруссия ориентировалась на имперское будущее и застраивала Берлин согласно своим амбициям. Последующие полтора столетия изменили многое – или почти все – и стершаяся позолота и потрескавшийся мрамор Нового музея, напоминающие о «нулевом годе», даже более ценны, чем расположенные рядом неплохо сохранившийся Старый музей или тщательным образом отреставрированные Старая Национальная галерея и Музей Боде. Пройдя испытание временем, сооружение Германской империи приобрело то благородство, которое обычно связывают с постройками другой империи – Римской. При этом в проекте Чипперфильда нет романтического увлечения руинами или желания сохранить «шрамы войны», хотя в этом его обвиняли сторонники документально точного воссоздания. Эта постройка – своего рода произведение исторического жанра, но не в академическом духе, а в более современном и многозначном смысле; она вступает с историей в живой диалог, в который оказывается втянут и посетитель музея, она не дает забыть прошлое, не дает повернуться к нему спиной – но самим фактом своего существования она открывает путь в будущее.

Официальное открытие Нового музея в Берлине состоится 16 октября 2009 года.
zooming
Новый музей в Берлине - реконструкция Дэвида Чипперфильда
zooming
Новый музей - реконструкция
zooming
Новый музей - реконструкция
zooming
Новый музей - реконструкция
zooming
Новый музей - реконструкция
zooming
Новый музей - реконструкция
zooming
Новый музей - реконструкция
zooming
Новый музей - реконструкция
zooming
Новый музей. Восточный фасад. Проект Ф. Штюлера
zooming
Новый музей. Восточный фасад. Фото 1964 г.
zooming
Новый музей. Западный фасад с обрушившимся крылом. Слева - Пергамский музей. Фото 1964 г.
zooming
Новый музей. Вестибюль. Фото 1985 г.
zooming
«Музейный остров». Проект реконструкции. Общий вид


02 Марта 2009

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.