В поисках утраченного прошлого

В Мюнхене завершилась выставка «История реконструкции — создание истории», посвященная проблеме реконструкции архитектурных памятников.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

08 Ноября 2010
mainImg

Ее организатором выступил архитектурный музей Мюнхенского технического университета, показывающий свои экспозиции в залах Пинакотеки современного искусства. По замыслу кураторов, выставка должна была охватить все аспекты проблемы реконструкции и, тем самым, подняться над вечным конфликтом между публикой и политиками, с одной стороны, и архитекторами и специалистами в сфере охраны наследия, с другой. Очевидно, первые обычно выступают за масштабное восстановление утраченного, вторые же относятся к проблеме «воссоздания» с крайней осторожностью, зачастую даже превосходящей рамки, установленные Венецианской хартией 1964 года.
zooming
Дрезденская площадь Ноймаркт с церковью Фрауенкирхе - пример воссоздания
zooming
Вид экспозиции выставки «История реконструкции – создание истории»

Экспозиция охватывает 300 примеров различных реконструкций (из них 85 рассмотрены подробно, с макетами, чертежами, современными и архивными фотографиями). Для достижения максимальной полноты материала вниманию посетителей представлены даже однозначно неудачные проекты, как, например, ряд фасадов «старинных» домов на Рыночной площади Майнца: эта декоративная стена призвана примирять средневековый собор с торговым центром по проекту Массимилиано Фуксаса. Но современные примеры занимают кураторов в меньшей степени, чем обоснование своей главной идеи: «Копия – это не обман, факсимиле – это не фальшивка, муляж – это не преступление, и реконструкция – это не ложь». Таким образом, они все же принимают сторону – причем не профессионалов, а обывателей. Свою позицию они подчеркивают подробно представленной историей реконструкций, начавшейся едва ли не одновременно с появлением зодчества. Религиозные, символические, эстетические и политические причины заставляли правителей и народы перестраивать и восстанавливать из руин храмы и дворцы – с различной долей точности. Самый яркий и популярный пример подобного – синтоистское святилище Исэ, где деревянные постройки каждые 20 лет разбираются и строятся заново, всегда по одному и тому же плану. Впрочем, это пример слишком отдаленный от западного менталитета, поэтому разумнее было бы вспомнить, например, о деяниях Виолле-ле-Дюка, который, руководствуясь своими романтическими представлениями о средневековье и безграничным энтузиазмом, нанес своими «поновлениями» ущерб многим уникальным памятникам, в первую очередь – Каркасону.
Массимилиано Фуксас. Комплекс Markt 11-13 в Майнце

Но на этом внимание не заостряется: напротив, предлагается поверить в то, что любая реконструкция и даже новодел, какой бы тщательно выверенной с научной точки зрения копией он ни был, так же представляет собой отражение современности, как погибший памятник был отражением своего времени. При этом не делается различий между восстановлением памятников, погибших в результате несчастного случая (как кампанила на площади Сан-Марко в Венеции, обрушившаяся из-за землетрясения 1902 года и восстановленная по горячим следам), построек и городов, пострадавших во время военных действий (как Варшава и Роттердам) или же от агрессивной или преступной внешней политики собственного государства, как множество городов и памятников Германии и Италии. Также не проводится четкой границы между восстановлением по относительно «бескорыстным» соображениям, как, например, монастырь в швейцарском селении Монте-Карассо, реконструированный Луиджи Сноцци (Luigi Snozzi), так и более сомнительным случаям, как уже третий по счету «монтаж» из сохранившихся фрагментов храма Афины-Ники на афинском Акрополе или активная достройка Великой китайской стены. В этих, как и во многих других, случаях главная цель воссоздания или реконструкции – то, чтобы «улучшенный» памятник выполнял свою главную функцию – роль популярной достопримечательности – так же успешно (или даже успешнее), чем оригинал, то есть привлекал туристов.
zooming
Груда кирпича, оставшаяся от кампанилы на площади Сан-Марко после ее обрушения в 1902

Все проблемы выставки тесно связаны, безусловно, с местом ее проведения. Проблема реконструкции и воссоздания стоит в Германии так остро, как мало где в мире. Но это не всегда было так: к началу XX в. в наполненной историческими памятниками стране был популярен лозунг «консервация, а не реставрация». После Второй мировой войны ситуация радикально изменилась, хотя и не сразу. В частности, при восстановлении разрушенного до основания родного дома И. В. Гёте во Франкфурте-на-Майне судом в конце 1940-х годов было принято решение: при работе с «памятными местами» обращать внимание на политические и исторические обстоятельства и не восстанавливать все подряд (хотя дом Гёте, конечно, «воссоздали»). Но оставшаяся в сознании нации после периода фашизма и войны травма никуда не исчезла; ее усугубило разочарование в архитектуре позднего модернизма, все более скучной и бездушной – а ведь именно в этом духе застраивались разрушенные бомбежкой города. Поэтому до сих пор внутренняя потребность в новоделах остается в Германии сильной; в 1950-е годы были восстановлены ключевые памятники, к 1980-м пришел черед второстепенных, сейчас же серьезно говорят о почти бессмысленных проектах, к примеру, восстановлении королевских дворцов в Берлине и Потсдаме (причем в первом случае не совсем очевидно назначение этой дорогостоящей постройки). Такое тотальное воссоздание ясно свидетельствует о желании вернуть «счастливое» прошлое, связав с ним сегодняшний день в обход страшных исторических событий. Поэтому, возможно, в экспозиции не нашлось места замечательной реконструкции берлинского Нового музея Дэвида Чипперфильда, сохранившего исторические «шрамы» здания как ценные свидетельства истории, или опередившему не только британского архитектора, но даже Венецианскую хартию Хансу Дёльгасту (Hans Döllgast), восстановившему в 1950-е мюнхенскую Старую Пинакотеку, четко выделив новые части материалом и стилем. Напротив, большую часть занимают в значительной степени новодельные барочные ансамбли Дрездена или же, например, Китайская пагода Английского сада в Мюнхене, о послевоенном происхождении которой знает мало кто из жителей.
zooming
Интерьер римской базилики Сан-Паоло-фуори-ле-Мура, восстановленной из руин после пожара 1823 года

При этом кураторы упустили из виду один из важнейших аспектов (и целей) реконструкции – восстановление или сохранение качества городской среды. Новоделы далеко не всегда способствуют этому, а современные здания, служащие той же цели, как например, мюнхенский комплекс Fünf Höfen бюро Herzog & de Meuron, в круг проблем выставки вообще не вошли.
zooming
Новый музей в Берлине - реконструкция Дэвида Чипперфильда

Следует, безусловно, признать, что вопрос реконструкции в разных его аспектах остается актуальным и в за пределами Германии: достаточно вспомнить ситуацию Москвы, Киева, Риги или даже Парижа (впрочем, идея воссоздания дворца Тюильри там является скорее исключением, чем правилом, и вряд ли будет претворена в жизнь). Таким образом, можно с уверенностью сказать, что поднятая на выставке тема не только ею закрыта не была, но даже и раскрыта не полностью. Кураторы однозначно правы в одном: реконструкция почти ровесница архитектуры, и пока существует одна, будет развиваться и менять обличье другая.
Ханс Дёльгаст. Реконструкция Старой Пинакотеки в Мюнхене. 1957
zooming
Ханс Дёльгаст. Реконструкция Старой Пинакотеки в Мюнхене. 1957
zooming
Пожар, уничтоживший дворецТюильри в Париже в 1871 году


08 Ноября 2010

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Сейчас на главной
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту по проекту Querkraft и Berger + Parkkinen в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.