English version

Околоземное пространство

Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

02 Сентября 2021
mainImg
Мастерская:
Архитектурное бюро ASADOV http://www.asadov.ru/
Dialectica Спектрум https://dialectica.cc/
ГК «Спектрум» http://www.spectrum-group.ru/
Проект:
Пассажирский терминал «Алексей Леонов» аэропорта в Кемерово
Россия, Кемерово, ул. Аэропорт, 1

Авторский коллектив:
АБ ASADOV: А. Р. Асадов, А. А. Асадов, Н. Кучеров, В. Шкуро, С. Соболев, К. Афанасьева
ГК СПЕКТРУМ: А. С. Волков, Е.Ф. Шурховецкая
ГАП: А. И. Сабуров
ГИП: И. Н. Макарова
Ведущие архитекторы: Н. Гусева, Т. С. Ванькова
Разработка интерьеров: М. С. Давыдов, И. О. Злобина, Л. Э. Некрасова
Разработчик буквенного архетипа: Карен Сапричян

2019 / 2020

Генпроектировщик: ГК “Спектрум” (соавторы проекта)
0 Новый терминал аэропорта Кемерово, о проекте которого мы достаточно подробно рассказывали полтора года назад, построен за 10 месяцев и сдан на месяц раньше запланированного срока, к открытию II Женского форума в Кузбассе. Причем после того, как здание срочно открыли, его не закрыли на доработку, как это нередко случается, – новый аэропорт продолжал работать, доделали разве что важные, но не самые функциональные элементы, к примеру, мультимедийный музей. А выглядит терминал практически как на картинке – иными словами реализован он достаточно точно.
Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
Фотография © Андрей Асадов / предоставлена АБ ASADOV

Строительство нового терминала стало частью программы активного развития города к 300-летию угледобывающего региона Кузбасса (Кемерово, для тех, кто не знает – его столица). В городе строится крупный спортивный кластер, проектируется выставочно-музейный центр, на месте печально известного ТРЦ «Зимняя вишня» в 2019 открыли мемориальный «Парк Ангелов», реализованный по проекту американского ландшафтного архитектора Джона Вайдмана. 

Для АБ ASADOV кемеровский терминал стал третьим аэропортом, реализованным по их концепции (в 2017 был построен терминал «Большое Савино» в Перми, в 2019 – «Гагарин» в Саратове), и в целом – шестнадцатой по счету концепцией здания аэровокзала. Проектирование аэропортов стало, до какой-то степени, специализацией этого известного московского бюро – высказывание архитекторов в рамках проекта «Идеи» на недавней Арх Москве было посвящено аэропортам, и там было хорошо видно, что проекты Асадовых почти равномерно распределены по всей стране. Большой опыт позволяет правильно рассчитывать результат. 
Нам нравится проектировать аэропорты. С одной стороны, они достаточно прагматичны, планировки достаточно жестко предопределены функцией и в целом очень похожи. С другой стороны, каждый аэропорт – это ворота города, его задача – транслировать образ места, поэтому проекты насыщены не только функцией, но и смыслами, которые необходимо поймать и считать, раскрыть найденную тему в образе здания, чтобы оно было не просто терминалом, а «лицом» города или целого региона. Это и ответственная, и очень интересная задача.
 
Мы благодарны генпроектировщику, компании «Спектрум», за плодотворное партнерство и детальную проработку концепции. Со Спектрумом мы сотрудничаем не впервые: и «Гагарин» в Саратове, и аэропорт в Перми мы прорабатывали совместно. В случае же Кемерово коллеги выступили полноценными соавторами ряда фасадных и интерьерных решений – в частности, идея «звездного неба» была предложена архитекторами бюро Dialectica компании Спектрум.

Михаил Давыдов, руководитель АБ Dialectica Спектрум

Это не первый наш аэропорт,  но каждый раз при создании нового терминала мы ищем образ, который бы наиболее точно отражал уникальность региона. В случае с аэропортом имени Алексея Леонова выбор в сторону тематики космоса был очевиден. Основной идеей стал диалог пассажиров с Космосом. Алексей Леонов был первым человеком, вышедшим в открытый космос, поэтому и пассажиры должны были себя ощущать как люди, находящиеся в открытом космосе. Нам удалось достигнуть этого благодаря имитации звездного неба, темной отделке интерьера, а также капсулы, подвешенный к потолку – модели корабля, из которого Алексей Леонов выходил в открытый космос. А интерьер прекрасно дополнил концепцию внешнего облика от бюро Асадова.

Алексей Сабуров, компания Спектрум

Мы достаточно давно работаем с проектами аэропортов, в том числе и в соавторстве с АБ ASADOV, с которыми сделали новые терминалы с Перми и Саратове. Должен сказать, что несмотря на сжатые сроки, работа с терминалом в Кемерово была достаточно легкой для нашей команды: опыт уже очень хорошо помогает. Сложность представляла, пожалуй, только необходимость заложить в проект все необходимое для функционирования терминала в качестве международного. Мы реализовали всю необходимую инфраструктуру, но эта часть пока не запущена, на международные рейсы работает старый терминал. Однако активировать наше здание в данном качестве можно будет в любой момент.
 
Кроме того, признаюсь, очень удачно, что аэропорт с самого начала получил название в честь космонавта Леонова, в отличие от саратовского терминала, переименованного в процессе проектирования и строительства… Думаю, с надписью, интегрированной в фасад, аэропорт уже вряд ли переименуют.
 
Сотрудничеством с бюро Асадовых мы, как всегда, очень довольны: они предлагают уникальную архитектуру, мы обеспечиваем качественную подготовку реализации.

Итак, аэропорт – ворота города, так что он должен был вписаться в амбициозную программу его развития. Определенные обязательства наложило и название – с некоторых пор у нас называют аэропорты именами знаменитых людей, и кому еще посвятить аэропорт, как не космонавту; ведь космонавты – они же и летчики тоже, да и тему полетов их истории раскрывают в наилучшем свете. Аэропорт Кемерово назван в честь Алексея Леонова, первого человека, вышедшего в открытый космос; он известен также и как художник, космос изображавший, что стало благодатной почвой для оформления интерьера, где появилась увеличенная копия одной из картин Леонова, медийный музей космонавтики и детально исполненная модель корабля «Восход-2», того самого, в масштабе 1 х 1.  
Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
Фотография © Андрей Асадов / предоставлена АБ ASADOV

Так что главной «фишкой» здания стало «звездное небо» внутри. Множество диодных ламп связаны программной управления, которая позволяет настроить их мигание каким угодно образом – архитекторы, по понятным причинам, предпочитают спокойное несинхронное – программа же может при желании устроить почти любое световое шоу (установкой и программированием занималась турецкая компания Fiberli, архитекторы довольны результатом).
Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
Фотография © Андрей Асадов / предоставлена АБ ASADOV

Облако лампочек подвешено на тонких длинных тросах к потолку – венткострукции на нем не закрыты, а только окрашены, но расположены высоко, за группой точечных источников света едва видны и кажутся какой-то внеземной структурой. Мы таким образом получаем «рассредоточенный» вариант подвесного потолка – он и маскирует, и нет – такой прием в последние десятилетия был хорошо отработан в интерьерах «лофтовых» ресторанов, реже офисов, но в просторным вестибюле аэропорта он получает новое звучание и эффект, действительно чем-то сопоставимый с космическим. Мало кто из нас видел звезды открытого космоса, мы только временами читаем фантастику, где настойчиво говорится, что они очень яркие; отчасти впечатление можно сравнить с ночным августовским небом, внезапно изобильным звездами, ну и потом умножить на восемь, чтобы попробовать почувствовать, что ощутил Алексей Леонов, когда оказался на стенкой корабля. А теперь нам позволяет это ощутить еще и интерьер терминала, особенно ночью, когда лампочки висят в относительной темноте примерно как Млечный путь в темноте абсолютной.
  • zooming
    1 / 6
    Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
    Фотография © Андрей Асадов / предоставлена АБ ASADOV
  • zooming
    2 / 6
    Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
    Фотография © Андрей Асадов / предоставлена АБ ASADOV
  • zooming
    3 / 6
    Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
    Фотография © Андрей Асадов / предоставлена АБ ASADOV
  • zooming
    4 / 6
    Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
    Фотография © Андрей Асадов / предоставлена АБ ASADOV
  • zooming
    5 / 6
    Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
    Фотография © Андрей Асадов / предоставлена АБ ASADOV
  • zooming
    6 / 6
    Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
    Фотография © Андрей Асадов / предоставлена АБ ASADOV

Тем более что лампочки-«звезды» отражаются как во внешних стеклах, намекая на перспективу бесконечности, так и в стемалитовых панелях интерьера, которые призваны визуально расширить пространство и с успехом справляются с поставленной задачей. Ощущения полета добавляет и длинный эскалатор, который поднимает путешественников на высоту сразу более 10 метров – без привычных зигзагов – и прочерчивает пространство пологой стрелой, в которой можно увидеть метафору взлета, пусть не ракетного, но авиационного.

Удивительно, каким небольшим кажется на фоне стрелы-эскалатора корабль «Восток-2», смоделированный, напомню, в натуральную величину. 
Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
Фотография © Андрей Асадов / предоставлена АБ ASADOV

Кстати, идея музея в аэропорту очень хороша, особенно когда надо ждать самолет с детьми. А «звездное небо», да еще и с кораблем, хорошо его продолжает, как будто музей сам «вышел в интерьер», как космонавт в космос.

Так что и оранжевые столики кафе внутри при должной игре воображения могут показаться частью какого-то межгалактического питстопа.
Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
Фотография © Андрей Асадов / предоставлена АБ ASADOV

В целом кемеровский аэропорт достаточно точно выражает идею «открытого пространства», интересно только то, что звездное небо – внутри, как экспонат в стеклянной витрине. Впрочем, его видно и снаружи, опять же, особенно ночью, так что оно отлично «экспонировано» – практически как продолжение мини-музея внутри аэропорта. 
Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
Фотография © Андрей Асадов / предоставлена АБ ASADOV

Форма здания всячески интерпретирует идею открытости. Главный фасад превращен в стеклянную витрину, кровля решена в виде металлического пласта (облицовочный металл – Sevalcon Aluminium Blanc, монтажные работы Riverclack) с ощутимой толщиной и ромбическими прорезями зенитных фонарей, – изящным изгибом она спускается перед входом к земле, которой касается двумя точками, образуя буквицу Л в составе крупной надписи Леонов. Так перед входом возникает глубокий козырек и своего рода «галерея» из букв, до предела насыщенная смыслом. Само название, если смотреть из галереи, появляется дважды: в реальности и в отражении.
Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
Фотография © Андрей Асадов / предоставлена АБ ASADOV
Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
Фотография © Андрей Асадов / предоставлена АБ ASADOV
Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
Фотография © Андрей Асадов / предоставлена АБ ASADOV

Можно спорить о том, хорошо ли прочитывается буква Л, но буквица – она и в готических манускриптах читается не сразу, потому что намеренно отличается, однако надо признать, что редко когда заголовок был так органично и в то же время заметно вписан в здание, здесь он существенно отличается от привычных нам «нашлепок над карнизом», которые управляющая компания добавляет, когда архитекторы уже ушли или на время отвернулись. В данном случае название спустилось «с небес на землю» и стало заметным, если не сказать главным, образным элементом. Превратилось в скульптуру. В часть козырька-«крыла», столь характерного для асадовских аэропортов. 
Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
Фотография © Андрей Асадов / предоставлена АБ ASADOV
Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
Фотография © Андрей Асадов / предоставлена АБ ASADOV
Здесь хорошо видны и отражение, и «звезды», и даже корабль «Восток-2». Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
Фотография © Андрей Асадов / предоставлена АБ ASADOV

Отчасти – опять же при хорошем воображении – эта скульптура может напомнить осколок гигантской космической станции, упавший на землю и задержанный каким-нибудь фантастическим встроенным в него силовым полем. Тут и деконструкция, и намек на нечто намного более крупное, часть гигантского целого. Все же аэропорты можно понимать как фрагменты-осколки всей системы воздухоплавания в целом. 

Козырек и кровля «лежат» на стекле, а стекло приобретает сходство с силовым экраном – это вещь пока из области фантастики, но ее образ очень популярен в проектах, связанных с остро-современными технологиями (вспомним хотя бы штаб-квартиру Apple, она многих поразила). Вот это-то впечатление здесь и воспроизводится, что уместно для аэропорта, тем более космического. Особенно хорошо это заметно на северном углу, скругленном, моллированном и прикрытом тонкими полосками гнутых горизонтальных ламелей. 
Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
Фотография © Андрей Асадов / предоставлена АБ ASADOV

Все это довольно эффектно: стекло фасадов, свечение «звезд», серебристый металл – и смотрится на фоне прежних, достаточно прагматичных, зданий кемеровского аэропорта действительно как фрагмент космического объекта, некий «пикник на обочине». Всё это притом что терминал сравнительно небольшой  – около 11 000 м2. Для сравнения терминал В в Шереметьево, как новый терминал Пулково в 10 раз больше; «Новое Савино» в Перми, спроектированный Асадовыми, – в нем даже можно увидеть похожее крыло, похожее скругление и ламели – 29 000 м2. Кроме того, что терминал невелик и построен в рекордные сроки, он еще и решен достаточно экономно с сохранением всех эффектов. Сэкономить, в частности, удалось на подшивном потолке – помогли лампочки, стемалит в интерьерах также позволил создать широкое эффектное пространство при не слишком больших затратах. Поэтому и скругленный угол только один, – однако правильнее, вероятно, было бы говорить о разумном балансе расходов, скорости реализации и эффекта космического околоземного пространства, который в итоге удалось получить. 
  • zooming
    1 / 9
    Разрез 1-1. Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
    © ГК Спектрум
  • zooming
    2 / 9
    План кровли. Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
    © ГК Спектрум
  • zooming
    3 / 9
    Разрез 3-3. Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
    © ГК Спектрум
  • zooming
    4 / 9
    Узлы. Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
    © ГК Спектрум
  • zooming
    5 / 9
    Разрез 2-2. Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
    © ГК Спектрум
  • zooming
    6 / 9
    Генплан. Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
    © ГК Спектрум
  • zooming
    7 / 9
    План на отметке 5,400. Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
    © ГК Спектрум
  • zooming
    8 / 9
    План на уровне 10,800. Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
    © ГК Спектрум
  • zooming
    9 / 9
    План на уровне 0,000. Пассажирский терминал аэропорта в Кемерово
    © ГК Спектрум
Мастерская:
Архитектурное бюро ASADOV http://www.asadov.ru/
Dialectica Спектрум https://dialectica.cc/
ГК «Спектрум» http://www.spectrum-group.ru/
Проект:
Пассажирский терминал «Алексей Леонов» аэропорта в Кемерово
Россия, Кемерово, ул. Аэропорт, 1

Авторский коллектив:
АБ ASADOV: А. Р. Асадов, А. А. Асадов, Н. Кучеров, В. Шкуро, С. Соболев, К. Афанасьева
ГК СПЕКТРУМ: А. С. Волков, Е.Ф. Шурховецкая
ГАП: А. И. Сабуров
ГИП: И. Н. Макарова
Ведущие архитекторы: Н. Гусева, Т. С. Ванькова
Разработка интерьеров: М. С. Давыдов, И. О. Злобина, Л. Э. Некрасова
Разработчик буквенного архетипа: Карен Сапричян

2019 / 2020

Генпроектировщик: ГК “Спектрум” (соавторы проекта)

02 Сентября 2021

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Архитектурное бюро ASADOV: другие проекты
Медный шаг
Квартал номер 5, над которым в ЖК «Остров» работали архитекторы АБ ASADOV, одновременно масштабен, хорошо заметен благодаря своему центральному расположению – и контекстуален. Он «не перекрикивает» решения соседей, а скорее дает очень взвешенное воплощение дизайн-кода: совмещает кирпич и металл светлого и темного оттенков и большие медные поверхности, ортогональную геометрию снаружи и гибкие линии во дворе.
Уступы и завихрения
Жилой комплекс «Новая заря» по проекту бюро Asadov станет одним из примеров комплексного развития территории во Владивостоке. Микрорайон будут отличать разнообразные типологии жилых секций и полифункциональность – помимо социальной инфраструктуры здесь появятся пешеходные бульвары, торгово-офисные центры и рекреационные пространства. Все это вписано в рельеф с перепадом высоты в 40 метров и ориентировано на Амурский залив.
Опровержение и сравнение: конкурс красноярского театра
Начали писать опровержение – ошиблись, при рассказе о проекте Wowhaus, который занял 1 место, с оценкой объема сохраняемых конструкций, из-за недостатка презентационных материалов – а к опровержению добавилось сравнение с другими призерами, и другие проекты большинства финалистов. Так что получился обзор всего конкурса. Тут, помимо разбора сохраняемых разными авторами частей, можно рассмотреть проекты бюро ASADOV, ПИ «Арена» и «Четвертого измерения». Два последних старое здание не сохраняют.
Белая подкова
Детский сад, спроектированный в екатеринбургском микрорайоне «Солнечный» архитекторами ASADOV, получил необычную форму, отсылающую к наследию свердловского конструктивизма. Его функциональное наполнение обеспечивает детям время, насыщенное разнообразной деятельностью, а планировка – включенность территории в жизнь района в вечерние часы и выходные дни.
Юлий Борисов: «ЖК «Остров» – уникальный проект, мы...
Один из самых больших проектов жилой застройки Москвы – «Остров» компании Донстрой – сейчас активно строится в Мневниковской пойме. Планируется построить порядка 1.5 млн м2 на почти 40 га. Начинаем изучать проект – прежде всего, говорим с Юлием Борисовым, руководителем архитектурной компании UNK, которая работает с большей частью жилых кварталов, ландшафтом и даже предложила общий дизайн-код для освещения всей территории.
Свято место
Архитекторы АБ ASADOV взялись в Омске за очень сложную задачу: концепцию общественно-жилого комплекса с реконструкцией здания первой в городе ТЭЦ, прямо у границы бывшей омской крепости. Для этой территории было сделано уже немало проектов, а дискуссия вокруг жилой функции участка идет очень ожесточенная. Рассматриваем проект, его суть – в развитии городской ткани среднего масштаба, подходящей для исторического центра. Изучаем и дискуссию. Вот что интересно: спасет она место или погубит?
Космический пух
Проектируя пассажирский терминал аэропорта в Оренбурге, АБ ASADOV продолжает работать с темой космоса, начатой в уже построенных аэропортах Саратова и Кемерова. При этом архитекторы вновь соединяют глобальное с локальным, отражая темы, навеянные местным смысловым контекстом. В данном случае здание «накрыто» оренбургским платком – аналогия узнаваемая, но не буквальная; кто-то узнает отсылку, кто-то нет.
Выбрать курс
В Ульяновске завершился конкурс на развитие бывшей территории Суворовского военного училища. В финал вышли три консорциума, сформированные из местных организаций и столичных бюро: Asadov, ТПО ПРАЙД и TOBE architects. Показываем все три предложения.
Бежит ручей
Бюро Asadov представило мастер-план застройки микрорайона на окраине Калининграда: регулярную сетку жилых кварталов с акцентной архитектурой дополняют крупные общественные объекты, а главной «артерией» района становится фортификационный канал, которому возвращается былое значение.
От винта
Новый терминал аэропорта Томска проектирует бюро ASADOV. Архитекторы продолжают работать с идентичностью и в поисках образов отталкиваются от изобретений Николая Камова, именем которого назван аэропорт. Получилось лаконично, легко и, как и всегда, летяще.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Возможность полета
Проект аэропорта, разработанный АБ ASADOV для Тобольска и победивший в архитектурном конкурсе, не был реализован. Однако он интересен как пример работы со зданием аэропорта очень небольшого масштаба, где целью становится оптимальная организация пространства и инфраструктуры без потери образной составляющей.
Ракушка у моря
Проектируя дворец спорта, который определит развитие всей северной части Дербента, бюро ASADOV обращается к архитектурному наследию Дагестана, местным материалам и древним пластам истории.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Треугольно-складчатая структура
Проект нового терминала аэропорта имени Муравьева-Амурского в Благовещенске предлагает архитектуру, решенную посредством модульной формы, – наделенная особой символикой, она становится основой как для несущих конструкций здания, так и для пластики его фасада, и отзывается в декоративных фрагментах интерьера.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Прогулки по воде
Набережная Марка Шагала в скором времени превратится в крупнейший прибрежный парк Москвы с зелеными променадами, велосипедными и беговыми дорожками, парковыми аллеями, спа-центром на воде, водным садом и скульптурными павильонами в духе художников-авангардистов, прежде всего самого Шагала. Рассматриваем проект второй очереди.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Похожие статьи
Парк на острове
Рядом с Королевским оперным театром во внутренней гавани Копенгагена открылся парк по проекту бюро Cobe.
В центре внимания
Лионское бюро Espace Libre спроектировало для курортного городка Кюк на севере Франции скейт-парк, который стал первым шагом по реорганизации всего прибрежного района Стелла-Плаж.
Распределение масс
Деловой центр AIA East Gateway по проекту Creative Crews на востоке Бангкока должен стать стимулом для развития окружающего района и для возвращения удаленно работающих сотрудников в офисы.
Геология фасадов
Калифорнийский университет в Санта-Барбаре впервые за последние 55 лет открыл новый учебный корпус. Автором проекта выступило архитектурное бюро из Сиэтла LMN Architects.
Музыкальная фабрика
В Манчестере открылся концертно-выставочный комплекс по проекту OMA. Заказчик – компания Factory International, организатор Манчестерского международного фестиваля.
Фасад для шоссе
В проекте здания управления автодорог в Дакке, столице Бангладеш, архитекторы Framework учли особенности участка, расположенного на оживленном шоссе, но с видом на зеленую зону.
Приближение искусства к народу
Первый и пока единственный филиал Государственного музея искусств (SMK) в Копенгагене отроется в сельской местности на севере Дании. Авторы проекта его комплекса – Reiulf Ramstad Arkitekter.
Адаптивная реконструкция
Восстановлением разрушенной землетрясением в феврале 2023 года турецкой провинции Хатай и ее столицы Антакьи займется консорциум архитекторов с Foster + Partners и BIG в составе.
Big in Japan
В Токио завершено строительство 266-метрового небоскреба Toranomon Hills Station Tower по проекту Сёхэя Сигэмацу, главы нью-йоркского отделения OMA. Это первый объект, реализованный OMA на территории японской столицы, и самый крупный проект в портфеле бюро.
Космический ковчег
MAD Architects представили проект реконструкции склада Чжанцзянского цементного завода под многофункциональный общественный центр. По мысли Ма Яньсуна, над массивными бетонными стенами зависнет космический «ковчег».
Другой Версаль
Парижское Atelier Delalande Tabourin для реконструкции небольшого дома в Версале использовали особый бетон, в который добавлена кирпичная крошка.
Высотная биофилия
The Spiral в Нью-Йорке, первый «сверхвысокий» небоскреб, спроектированный бюро Бьярке Ингельса BIG, – эксперимент в высотном озеленении: его террасы с кустарником и деревьями достигают высоты в 300 м и более.
Укрощение стихии
Бюро Carlo Ratti Associati разработало проект реконструкции знаменитых набережных Мурацци-дель-По в Турине: все более сильные разливы реки новому общественному центру будут не страшны.
Путь на глубину
На севере Норвегии бюро Rever og Drage Arkitekter соорудили на озере традиционный причал, но предназначен он не для лодок, а для любования пейзажем.
Пирамида для горожан
Бывший музей албанского лидера Энвера Ходжи в центре Тираны открылся после реконструкции по проекту MVRDV как образовательный центр и общественное пространство.
Иллюзия уединения
Кафе и частный дом на острове у северо-восточного побережья Китая создают иллюзию романтического – и драматического – уединения среди суровой природы. Авторы проекта – пекинское бюро TAO.
Золотное шитье
Пятиэтажный клубный дом, спроектированный Степаном Липгартом в Казани, реагирует на разностилевой контекст цельностью и одновременно подвижностью формы, а на соседство с театром «Экият» – сходством со складками театрального занавеса и активной пластикой балконов, в которой прочитывается сходство с театральными ложами. Он весь немного «на котурнах», но обобщен и современен. В нем даже не так просто найти элементы ар-деко, хотя дух тридцатых, пропущенный через фильтр неомодернизма, все же чувствуется. Как и Восток.
Примирение
Реставрация Соляного склада для Звенигородского музея-заповедника, с одной стороны, достаточно точно реализована по проекту бюро «Народный архитектор» – а, с другой стороны, она не обошлась без дополнительных исследований и корректировок, которые в данном случае, скорее, во благо. Обнаружен исходный цвет покраски, детали фасадов, лучше изучена история перестроек. Итог – проявлен импозантный характер ампирного здания, самого старого в городе, проявлены отличия поздних пристроек. Но, главное, город получил новое культурное и общественное пространство, которые уже «работает» вовсю.
Между городом и деревней
Два жилых дома, построенных в чешском Каменице по проекту пражской студии NEW HOW architects, поддерживают важный вектор развития всего поселения.
Работа с цветом
Архитекторы MVRDV реконструировали высотное здание в Шэньчжэне: проект должен стать образцом для перестройки невостребованных сооружений в масштабе всего Китая.
Наследие пивоваров
Реконструируя бывшую пивоварню Kingway в одном из районов Шэньчжэня, китайское бюро URBANUS попыталось сохранить дух места и коллективную память горожан об ушедшей эпохе.
Мозаика в 3D
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, появилось еще одно офисное здание с необычным фасадом от Studio Ardete.
Cité для Наро-Фоминска
Новый район на острове в центре Наро-Фоминска продолжает идеи развития территории шелкоткацкой фабрики, вокруг которой, собственно, и возник город. Авторы умело, мотивированно миксуют разные форматы среднеэтажной застройки и эффективно используют островное положение, предлагая множество форматов взаимодействия с водой, доступных для всех горожан. Неудивительно, что в области проект считают образцовым и достойным подражания. И еще это пример редкостной синергии между заказчиком и архитекторами.
Технологии и материалы
Устойчивое завтра
Названы победители Holcim Awards – премии за достижения в области устойчивой архитектуры. Показываем все проекты из «короткого списка».
Новые декоры в европейской коллекции Homapal 2022-23
Еще больше уникальных цветов и поверхностей металлизированных HPL пластиков появилось в обновленной коллекции бренда Homapal. Самые изысканные металлические текстуры сочетаются с преимуществами износостойкого и гибкого ламината.
Блестящая жизнь в деталях
В ряду металлов, которые выигрышно смотрятся как в классическом, так и в ультрасовременном интерьере, латунь занимает особое место. Неслучайно ее называют «новым золотом». На примере проектов компании HÖGER смотрим, как добиваться эффекта “латуни” и других металлов при помощи современных технологий.
Фасадная подсистема от «ОРТОСТ-ФАСАД»: надежность...
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» разработала и запустила собственное производство подсистемы для устройства облицовки навесных фасадов. Инновационная разработка позволяет решать проблемы, связанные со сложной геометрией фасадов и работами на высотных зданиях.
Декоративное панно из алюминиевых панелей ГК АСП...
На путевой стене станции метро «Яхромская» в Москве установили монументальное панно в честь празднования 800-летия столицы в 1947 году. Панно выполнялось из трехслойных алюминиевых панелей с сотовым заполнением от компании ГК АСП.
Зимний сценарий
Осень и зима – не повод грустить и сидеть дома.
Рассказываем, какие малые архитектурные формы делают общественные пространства теплее, уютнее и интереснее даже в самые промозглые, пасмурные или студеные дни.
Больше чем детская площадка
Компания «КБЭА» из Чебоксар переосмысливает функционал детских площадок: с их помощью наука выходит в городское пространство и становится частью социокультурного программирования территорий.
Будущее фасадной инженерии: как решить проблемы строительства...
Вместе с постоянно развивающимися технологиями строительства область фасадной инженерии также переживает значительные изменения, однако далеко не все оказались к ним готовы. Опытом делится компания Unistem, лидер на рынке фасадного консалтинга.
Ригель и двоичный код.
ИТ-парк им. Башира Рамеева
На фасадах ИТ-парка имени Башира Рамеева в Казани – облицовочные материалы преимущественно российских производителей, в том числе клинкер ригельного формата.
Философия проекта изначально подразумевала полный контакт здания с человеком – как визуальный, так и тактильный.
Краски и штукатурки Baumit: идеальное финишное покрытие
В процессе отделки дома или квартиры одним из главных вопросов является выбор финишного покрытия, ведь это решение влияет не только на внешний вид стен сегодня, но и на то, как они будут выглядеть со временем. Рассказываем о том, какие штукатурки и краски предлагает Baumit для создания идеального фасада и интерьера, которые будут радовать много лет.
Облицовочный кирпич от BRAER: размер имеет значение
Сегодня наиболее распространенными форматами кирпича являются 1НФ, 0,7 НФ и 1,4НФ. У каждого есть свои преимущества. В линейке облицовочных кирпичей BRAER есть все три, но как определиться с выбором нужного? Попробуем разобраться.
Отдых в большом городе
Простая скамейка, установленная в нужном месте, способна дарить минуты отдыха и объединять. Рассказываем, как с помощью городской мебели «Хоббика» даже в самом урбанизированном контексте можно устроить островки для полноценной релаксации.
Кто построит будущее
Детские площадки меняются вместе с городской средой и предлагают детям не только палитру сенсорных ощущений и физической активности, но и образы, заимствованные у мировой архитектуры. Один из примеров – футуристические игровые комплексы, спроектированные компанией «Новые горизонты».
Геометрия городского комфорта с Axyforma
Молодой и демократичный бренд Axyforma предлагает пересмотреть подход к благоустройству в пользу комплексных решений с лаконичными и взаимозаменяемыми элементами.
Напольные покрытия для здоровых помещений
Компания «Tarkett» – мировой лидер в производстве напольных покрытий – одной из первых перестроила свой бизнес в соответствии с зелеными стандартами и экономикой замкнутого цикла. Рассказываем о продукции Tarkett, безопасной для человека и природы.
Сейчас на главной
Точка нового отсчета
Давно хотелось изучить галерею RuArts, новое пространство которой сделали архитекторы ATRIUM, и наконец удалось. Оно уместное и впечатляющее, в нем интересным образом сочетаются традиции – в данном случае, галереи, и новации. Рассматриваем. А заодно вглядываемся в предисторию.
Достижение равновесия
Градсовет Петербурга рассмотрел и положительно оценил проект второй очереди ЖК «Шкиперский, 19». Решение, которое представило бюро SLOI Achitects, эксперты нашли сдержанным и соответствующим контексту.
Лепка ракурсом
Степан Липгарт внедряет на окраине Казани «схематизированное ар-деко», да еще и зеленого цвета, со стеклянистой корочкой на фасадах. Главные достоинства проекта – он тщательно выстраивает ракурсы, стремясь сформировать в непростом окружении зародыш города не только в смысле пешеходности, но и пластически. Работает с силуэтами, предлагает любопытные треугольные «горки» террас. Да и выстроен он как кристалл, по двум сеткам, ортогональной и диагональной. Что получилось, что нет, в чем особенности – читайте в тексте.
«Плавательный оперный театр»
Крытый бассейн начала 1970-х годов в Гамбурге, памятник архитектуры модернизма и одна из крупнейших оболочечных конструкций в Европе, реконструирован архитекторами gmp и конструкторами schlaich bergermann partner.
Разнообразие фасадов
Комплекс из жилья и офисов по проекту бюро ALTA в ближнем пригороде Парижа учитывает соседство маловысотной частной застройки, будущей станции метро и послевоенных многоэтажек.
Образовательный эксперимент для Севера
Бюро «Сити-Арх» продолжает работу над проектами экспериментальных государственных ДОУ: по многим параметрам им могут позавидовать частные сады и школы. На этот раз – в городе Губкинском Ямало-Ненецкого автономного округа. Будущих воспитанников ждет разнообразная образовательная и игровая среда, которая включает зимний сад, педагогов – возможности для внедрения новых практик.
Параметры комплексного развития
Рассматриваем три проекта КРТ, показанных Мособлархитектурой на Зодчестве 2023. Все они демонстрируют разные ракурсы комплексного подхода к планированию и раскрытию территорий, особенно – заброшенных промышленных, расположенных как рядом с Москвой, так и на отдалении.
Островная застройка
Градсовет Петербурга вновь рассмотрел проект застройки бывшей территории «Ленэкспо». Концепцию с восстановлением двух исторических зданий, продолжением Среднего проспекта и разностилевыми жилыми группами представила мастерская «Евгений Герасимов и партнеры».
Шумят березы
В фонде RuArts открылась выставка новых приобретений за последние 3 года: New Now. По воле куратора их объединяет тема эмоциональной рефлексии внехудожественных событий через искусство, а нам кажется, что – березовые стволы, рубленое дерево, привлекательная керамика и еще немного спирали разных Инфанте. Так или иначе, а срифмовано неплохо.
Александра Кузьмина: «Легко работать, когда правила...
Сюжетом стенда и выступлений архитектурного ведомства Московской области на Зодчестве стало комплексное развитие территорий, или КРТ. И не зря: задача непростая и очень «живая», а МО по части работы с ней – в передовиках. Говорим с главным архитектором области: о мастер-планах и кто их делает, о том, где взять ресурсы для комфортной среды, о любимых проектах и даже о том, почему теперь мало хороших архитекторов и что делать с плохими.
Над Жемчужной рекой
Самый большой в мире пешеходный мост Хайсинь в Гуанчжоу стал важнейшим общественным пространством этого гигантского города.
Свято место
Смелую тему – поиск образа храма вне конфессий – кураторы Osetskaya.Salov предложили участникам спроецировать в пять разных сред, в которых может существовать человек, от метавселенных до космического корабля. Получилось 5 роликов, созданных с активным использованием нейросетей. Показываем все.
Индивидуальный подход
Только человек с осколком зеркала в глазу не представлял себя хотя бы раз на месте бездомного. Понятно, почему тема давно стала хрестоматийной. В воркшопе АБ «ГОРА» и «Ночлежки» сделана попытка взглянуть на бездомных не как на массу, а как на личностей, разных людей с разными потребностями. Получилось 5 мини-проектов, лучший – про воду.
Ансамбль Петров
Градсовет Петербурга рассмотрел и в основном одобрил проект Триумфального столпа в честь победы России в Северной войне. Его должны установить рядом с Лахта-центром. Высота сооружения – 82 метра.
Парк на острове
Рядом с Королевским оперным театром во внутренней гавани Копенгагена открылся парк по проекту бюро Cobe.
Стиль лобби
Магазин бренда Emka выделяется в галерее торгового центра Ростова-на-Дону за счет ставки на сдержанность, ритм и асимметрию: проектируя пространство, архитекторы вдохновлялись образами хороших отелей. Среди сложных решений: гранитная кассовая стойка и деревянные кессоны на потолке.
Баланс света
Воркшоп «Световая инклюзия. On/Off» интересен тем, что его итогом стала методичка – сумма рекомендаций для изменения нормативов в сторону большего комфорта для людей с особенностями, будь то колясочники, слабо видящие и слышащие или люди с особенностями психики.
Освоение степи
Современная вариация юрты, которая подойдет для цифровых кочевников: ее можно перевозить на автомобиле, воздействие на окружающую среду снижено за счет очистки бытовых вод, предусмотрен альтернативный источник электроснабжения.
Убежище
Вторым победителем программы воркшопов «Открытого города» стал проект «Убежище. Вне круга света», под кураторством основателей бюро TIArch и преподавателей КГАСУ Ильнара и Резеды Ахтямовых.
Кладбище внутри и снаружи
Воркшоп под руководством Института Генплана Москвы занял на «Открытом городе» одно из двух первых мест. Его тема – пути реорганизации городских кладбищ. Предложено два направления, для пригорода и для центра, диаметрально противоположные.
В центре внимания
Лионское бюро Espace Libre спроектировало для курортного городка Кюк на севере Франции скейт-парк, который стал первым шагом по реорганизации всего прибрежного района Стелла-Плаж.
Архитектура и социум
Изучаем разношерстную, как тематически, так и формально, выставку фестиваля «Открытый город» 2023. Резюме: он не только, как все признают, растет содержательно и физически, в этом году целых 15 проектов плюс 4, – он еще «пускает корни», вдохновляясь фестивалями прежних лет. На выставку надо идти, чтобы: подышать цветами, полежать на сене, посмотреть мультики и – конечно же, изучить грани возможного участия архитектора в социально-ответственных делах. Их очень, очень, очень много, они правда нужны и отнюдь не все конъюнктурные.
Сияние на Угре
Живописный берег Угры, где предположительно началось Великое стояние, – любимое место досуга жителей Юхнова. После первого этапа благоустройства здесь появились беседки в виде конструкций для просушки льна, спуск к воде и арт-объект «Уграметр».