English version

Магия ритма, или орнамент как тема

ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

24 Декабря 2020
mainImg
Архитектор:
Сергей Чобан
Мастерская:
СПИЧ http://www.speech.su
Проект:
ЖК Veren Place
Россия, Санкт-Петербург, ул. 10-я Советская, 8

Авторский коллектив:
Архитекторы: Сергей Чобан, Антон Болдырев, Светлана Васильева, Светлана Севастьянова
Визуализаторы: Алексей Захаров, Анастасия Гордишевская

2020

Заказчик: Veren Group
Дом Veren Place находится в центре Петербурга, на улице с дачным названием 10-я Советская (интересно, сколько сотен Советских еще осталось в России?), недалеко от Невской ратуши авторства того же бюро СПИЧ. Десять Советских раньше назывались Рождественскими по имени Церкви Рождества Христова на Песках середины XVIII века, взорванной большевиками, а сейчас восстанавливаемой. Улицы пытаются переименовать с 1990-х обратно в Рождественские.
ЖК Veren Place
Фотография © Дмитрий Чебаненко

Но начнем с небольшого отступления, посвященного стратегии «30:70» (книга «30:70. Архитектура как баланс сил» вышла в 2017 году, Сергей Чобан многократно презентировал ее на лекциях в России и за рубежом). Важнейший ее пункт гласит, что гармоничный город не может состоять только из иконических зданий, их должно быть не больше 30 процентов, а остальным зданиям лучше быть фоновыми, но с подробно деталированными фасадами. Это не обязательно неоклассика, даже, скорее, не она, чаще это разновидности ар-деко, но возможны и другие варианты.

На недлинной 10-й Советской в начале и в конце стоят два дома. Один из них – угловой, иконический, модернистский – построен в 2005–2006 по проекту «Студии 44» Никиты Явейна. Это здание, по словам Сергея Чобана, – типичная угловая доминанта с необычным планом и активными формами. На другом углу 10-й Советской, переходя на Мытнинскую, располагается бывший доходный дом И. П. Смирнова в стиле модерн (1902, архитекторы М. Андреев, Ф. Павлов). Оба дома занимают примерно по трети улицы. Участок между ними был отдан ЖК Veren Place. Комплекс спроектирован в духе ар-деко, хотя и с четкими признаками современности. То есть здание Veren Place присоединилось к фоновой застройке Санкт-Петербурга, а соотношение домов на улице получилось как раз по стратегии – 30:70. Все дома на противоположной стороне улицы – доходные начала XX века, умеренно декорированные и достаточно рядовые для своего времени, с одной паузой сквера.

ЖК Veren Place состоит из двух корпусов на общем стилобате: один корпус вытянут вдоль улицы, другой поставлен почти параллельно в глубине квартала, а между ними на кровле паркинга устроен озелененный приватный двор для жильцов. Со стороны двора через стеклянную парадную можно попасть как в вестибюль, дизайн которого связан с общей художественной концепцией дома, так и в паркинг. В условиях затесненности исторического города система парковки организована без обычного пандуса, с помощью парковочного лифта. В доме 80 квартир и 45 парковок – хорошее соотношение для окружающей среды. Размер квартир от 40 до 105 м2.
  • zooming
    1 / 4
    Генплан. ЖК Veren Place
    © СПИЧ
  • zooming
    2 / 4
    План 2-го этажа. ЖК Veren Place
    © СПИЧ
  • zooming
    3 / 4
    План 7-го этажа. ЖК Veren Place
    © СПИЧ
  • zooming
    4 / 4
    Разрез 3-3. ЖК Veren Place
    © СПИЧ

Уличный корпус имеет развитую пластику с эркерами, характерную для петербургских домов. Дворовый корпус, выходящий в мини-сквер, – без эркеров, но с той же структурой рисунка.
  • zooming
    ЖК Veren Place
    Фотография © Дмитрий Чебаненко
  • zooming
    ЖК Veren Place
    Фотография © Дмитрий Чебаненко

Традиционная трехчастная композиция фасадов по вертикали: низ, середина и верх – цоколь, четыре этажа бельэтажа и два верхних плюс аттик – сохраняется в обоих корпусах. И, конечно, их связывают между собой орнаменты в простенках. Здесь применен музыкальный принцип: общая форма внутри подразделяется на темы, которые звучат, повторяются и развиваются, слегка меняясь. Оба парадных фасада насыщены деталями, а дворовые – традиционно более строгие и сдержанные.
  • zooming
    1 / 3
    ЖК Veren Place
    Фотография © Дмитрий Чебаненко
  • zooming
    2 / 3
    ЖК Veren Place
    Фотография © Дмитрий Чебаненко
  • zooming
    3 / 3
    ЖК Veren Place
    Фотография © Дмитрий Чебаненко

Главный уличный фасад организован с помощью крупного ритма трех эркеров. Но главное, как уже говорилось, – это то, из чего эта крупная форма состоит, темы и детали. Для начала, дом Veren интеллигентно раскланивается с соседями. Он такой же черно-белый, как дом Явейна (белый верх – черный низ), он продолжает волнообразность «соседа» в своих трапециевидных эркерах, одновременно «успокаивая» и упорядочивая ее. А в следующем за ним доходном доме угловой эркер – еще более строгий, прямоугольный. Мотив двух узких окон, которыми прорезаны эркеры Veren Place, перекликается с соседним доходным домом. Такие окна характерны для времени модерна, но перейдя в современность они приобрели более строгую прямоугольную форму. Остальные окна имеют пропорцию в два квадрата, как и многие исторические петербургские, с той приятной разницей, что они французские, до пола.
Жилой комплекс Veren Place
© Дмитрий Чебаненко

Ордерность если и присутствует, то латентно: Сергей Чобан считает, что ордерная классика подобна латыни, и ограничивать себя ею – все равно, что готовить все блюда из одного ингредиента. В черном «гранитном» (на самом деле фибробетонном) цоколе оставлен лишь намек на пилястры в рифленых лопатках. Окна разделены гладкими горизонтальными лентами, причем в данном контексте не принципиально, опирается окно на ленту или лента служит для окна верхним обрамлением, своеобразным архитравом.
ЖК Veren Place
Фотография © Дмитрий Чебаненко

Решение фасадных слоев очень примечательно. С одной стороны, стена, безусловно, имеет пластику, слои, глубину, светотень – все те качества, что так нужны городскому дому, чтобы заслужить любовь жителей. С другой стороны, это не просто интерпретация традиционной стены. Слои достаточно сложно переплетены, заставляя вглядываться и разбираться. Не случайна и пришедшая мне в голову аналогия с высокой модой (с которой Сергей Чобан согласился), когда все просто только на первый взгляд, а приглядевшись, обнаруживаешь бездну дизайнерской мысли. Скажем, в простом черном пиджаке обнаруживается нестандартная конструкция – лацкан пиджака уходит в карман, как в ленте мёбиуса: только что был дополнительной поверхностью и вдруг стал основной. Так и на фасаде Veren, есть уровень стены, а есть поверх него уровень обрамлений: широкие горизонтальные ленты между этажами играют роль верхних обрамлений для окон (вместо наличника или архитрава), а вертикальные узкие тяги становятся боковыми обрамлениями (вместо пилястр). В то же время эти ленты и тяги – часть одной поверхности, которая разграфляет фасад на ячейки. В части ячеек, последовательно и регулярно, расположены орнаменты. А основная поверхность стены, наряду с тягами, также фланкирует окна, внешние же подоконники образуют еще один слой, самый выступающий, подчеркивающий роль окон на фасаде. В результате глаз все время разгадывает загадку – где основная поверхность, где дополнительная, где выступ, где углубление, где фон, где обрамление. И это ровно то, что декларирует в книге Сергей Чобан: глазу должно быть, за что зацепиться, что разглядывать. В целом форма получается стройная и убедительная. (Про целесообразность вертикальных окон в Петербурге по сравнению с панорамными см. интервью).
  • zooming
    ЖК Veren Place
    Фотография © Дмитрий Чебаненко
  • zooming
    ЖК Veren Place
    Фотография © Дмитрий Чебаненко

Визитная карточка дома – орнаментальные панно с цветами и листьями, звездами и плодами (всегда нелишне напомнить о райских садах жителю мегаполиса). Несколько видов повторяющихся узоров в простенках окон выглядят, как «каменная» резьба, а на самом деле это плиты из качественного фибробетона толщиной примерно 5 см, где глубина узора составляет 3 см. В соцсетях в комментариях люди гадают, камень это или нет, что говорит об эстетической удаче. Поверхность уличного корпуса наследует дому в Гранатном переулке, 6, спроектированному Сергеем Чобаном еще в 2008 году. Там резьбой были покрыты каменные горизонтали и вертикали; в петербургском доме больше гладких поверхностей, но принцип узоров, лент и нескольких слоев созвучен.
  • zooming
    ЖК Veren Place
    Фотография © Дмитрий Чебаненко
  • zooming
    ЖК Veren Place
    Фотография © Дмитрий Чебаненко

Я специально написала про семантику орнамента, которую любой человек, ребенок или старик, мужчина или женщина, профан или интеллектуал, считывают сходным образом. Всегда поражалась активности Адольфа Лооса, который более ста лет назад в провокационной манере объявил орнамент преступлением и признаком дикаря, который боится чистых поверхностей. Хотя магическая защита – лишь одно из многих значений орнамента, не самое актуальное. Очевидно, что другие значения – связь человека с органической природой, символика растительного и животного мира, математические соотношения внутри раппорта и между повторяющимися узорами – да мало ли что еще значит орнамент. Ornare по латыни – украшать. Философ Ханс Гадамер вообще считает потребность человека в украшении истоком и в некотором роде синонимом прекрасного. Ну а по-гречески κοσμάτος – украшеный и κόσμος, упорядоченное пространство жизни человека или попросту «порядок» – однокоренные слова.
  • zooming
    1 / 4
    ЖК Veren Place
    Фотография © Дмитрий Чебаненко
  • zooming
    2 / 4
    ЖК Veren Place
    Фотография © Дмитрий Чебаненко
  • zooming
    3 / 4
    ЖК Veren Place
    Фотография © Дмитрий Чебаненко
  • zooming
    4 / 4
    ЖК Veren Place
    Фотография © Дмитрий Чебаненко

Очень отрадно, что Сергей Чобан реализует последовательно свою стратегию. Он предлагает не решение частного характера, а путь, по которому вслед за ним могут пойти многие. Со времени написания книги «30:70» появились такие крупные проекты, как район Адмиралтейской слободы в Казани и квартал реновации в Кузьминках. В недавно завершенном архитектурном ансамбле «ВТБ Арена Парк» сочетаются ар-декошные дома Сергея Чобана и модернистские дома Владимира Плоткина, причем это случай нахождения общего знаменателя для стилей: классицизирующий модернизм и модернизированное ар-деко сближаются через ритм. Именно в ритме, а не в ордерных деталях Сергей Чобан, по его словам, видит секрет воздействия архитектуры на ее зрителя – а ведь зритель это, в конечном счете, каждый горожанин, не только житель дома. Диалектика свободы и порядка, ощущаемая в колоннадах, в повторяющихся орнаментах, в музыкальных построениях, дает искомую магию ритма, которая врачует дух и глаз. Эти качества – важная основа для восприятия города человеком. Хотя, конечно, именно архитектура Сергея Чобана наиболее последовательно возрождает орнамент, встраивая его в логику современных фасадов: помимо «Византийского дома», тут можно вспомнить и Wine house, и угловой дом на том же перекрестке Ленинградского шоссе и ТТК, «визитную карточку» ЖК «Царская площадь», где для рисунка лопаток заимстованы мотивы резьбы Теремного дворца Московского Кремля.

Иными словами, орнаментальные фасады Сергея Чобана уже можно выстроить в целую вереницу, отдельный сюжет, который автор разрабатывает больше десяти лет как одно из направлений своей работы по поиску современной архитектуры, которая подходила бы и историческому городу, и его жителю.

Veren Place – еще один шаг в том же направлении. Он подхватывает ритм окружающего его города и воплощает, с одной стороны, традиционно, выдерживая высотность, рядность, последовательность эркеров и классическую трехчастную логику построения по высоте. С другой стороны надо заметить, что дом очень современен, – чтобы почувствовать это, достаточно взглянуть на доходные дома на противоположной стороне улицы. В таком сопоставлении дом даже не выглядит как принадлежность «семидесяти процентов» рядовой застройки: современное строительство в историческом центре, помимо уважения к контексту, требует достаточно высокого качества материалов и исполнения, четкости линий. И дом – яркий, выстроенный на контрасте почти-белого и черного, расчерченный филенками и ребристыми «каннелюрами», но в то же время «обернутый» эркерами как волной, отнюдь не выглядит репликой соседей, а скорее представляет собой сумму современных технологий и представлений о качестве и авторских убеждений относительно смысловой и эмоциональной ценности орнамента. Именно эта роль – здания на грани модернистского и исторического Петербурга, продиктованную, надо думать, не только соседством относительно нового и относительно старого здания – дому, пожалуй, удалась лучше всего.

Архитектор:
Сергей Чобан
Мастерская:
СПИЧ http://www.speech.su
Проект:
ЖК Veren Place
Россия, Санкт-Петербург, ул. 10-я Советская, 8

Авторский коллектив:
Архитекторы: Сергей Чобан, Антон Болдырев, Светлана Васильева, Светлана Севастьянова
Визуализаторы: Алексей Захаров, Анастасия Гордишевская

2020

Заказчик: Veren Group

24 Декабря 2020

author pht

Автор текста:

Лара Копылова
Технологии и материалы
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой (DNK ag), Алексея Козыря, Михаила Бейлина(Citizenstudio) и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом «Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Сейчас на главной
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.