Беседовала:
Дарья Шадчина

Эдуард Кубенский: «Я считаю своим долгом вернуть весну в повестку современной архитектуры»

Куратор «Зодчества» рассказывает о теме, главном спецпроекте и отличиях грядущего фестиваля от прошлых.

27 Августа 2020
С 11 по 13 ноября в Гостином дворе состоится XXVIII Международный архитектурный фестиваль «Зодчество». В этом году самое масштабное архитектурное событие в нашей стране пройдёт под темой «Вечность». Какой должна быть архитектура, на время или на века? Архитектор – повелитель времени или всего лишь безропотный наблюдатель? Вот лишь немногие из вопросов, которые ставит перед собой кураторский манифест.

О своих непростых отношениях с Вечностью и о том, почему в этом году «Зодчество» станет не просто смотром региональных достижений, нам рассказал куратор фестиваля, сооснователь и главный редактор издательства TATLIN Эдуард Кубенский.
Эдуард Кубенский, куратор фестиваля «Зодчество» 2020
Фотография предоставлена пресс-службой САР

Почему темой фестиваля «Зодчество» выбрана «Вечность»?

В древнегреческой мифологии фигурируют три типа существ: люди, герои и Боги. Жизнь первых – конечна, вторые способны обрести бессмертие, третьи – вечны. В остальном эти три сущности очень похожи: пьют вино, веселятся, соперничают, любят и ненавидят. Если кто-то из них чего-то не умеет, то всегда может этому научиться. Пример тому – любимый нами Дедал (Хрустальный Дедал – главная награда фестиваля «Зодчество» – прим. ред.), постигший искусство полёта. Я не хочу умирать, я хочу быть как Бог!

Другая сторона этой материи заключается в том, что человек теряет ощущение времени в минуты любви, вдохновения, творческого порыва. Только пребывая в процессе созидания, можно ощутить всю полноту бытия. Не зря говорят: «Счастливые часов не наблюдают», ведь счастье дарит вечность. Скажу вам больше – я бы переименовал в «Вечность» фестиваль «Зодчество»!

О каком вечном может идти речь в эпоху «одноразовой ментальности»?

Одноразовое не менее материально, чем многоразовое. Кости динозавров, задуманные природой для однократного применения, намного древнее египетских пирамид, возведённых людьми в надежде на бессмертие. Артефактами нашей эпохи вполне могут стать пластиковые столовые приборы, а вовсе не бриллианты.

Архитектура, будучи искусством материальным, вполне может достичь бессмертия. Однако, не исключено, что «скоро прилетит комета и тогда мы все умрем», как пел Майк Науменко. Я отказываюсь верить, что у мира, в котором мы живём, есть только материальная составляющая. Думаю, существует что-то большее, чего мы пока не в состоянии осознать. Согласитесь, трудно представить себе, что люди постигли абсолютно все тайны бытия, дошли до самого конца? Ведь конца нет, как нет и начала – это и называется вечностью. Мы – часть мира, находящегося в постоянном движении и созидании. И пока созидание не прекращается, мы вечны.

Думаю, в этом и есть высшее предназначение любого архитектора, а вовсе не в авторской табличке на здании. Почему бы нам не довольствоваться актом творчества, отбросив тщеславие? Построенное нами неизбежно превратится в песок, равно как и вилка со словом «вечность» станет лишь звучащим в веках отголоском нашей с вами истории. Как сказал архитектор Илья Чернявский, «Архитектура – это не материалы и не само здание, а только высшее качество сооружаемого. Её смысл в том, как сооружать, а не в том, что и из чего». Я с ним полностью согласен!

Какими способами архитектор может если не достичь вечности, то хотя бы приблизиться к ней?

Чтобы приблизиться к вечности, достаточно взять в руки карандаш. А чтобы её обрести, придётся стать свободным от всевозможных «-измов» и заимствований. Наше сознание забито культурным балластом. Мы постоянно сравниваем себя с Ле Корбюзье, Мисом Ван дер Роэ, Фрэнком Ллойдом Райтом, а некоторые и вовсе до сих пор называют себя модернистами… Пытаясь повторить чужой успех, мы невольно превращаемся в подражателей. А нужно всего лишь дать возможность карандашу в своей руке рисовать то, что «придёт ему в грифель».

Единственный шанс вырваться из этой парадигмы – перестать работать и потреблять. Как только у нас пропадёт необходимость продавать, мы начнём создавать вещи не для кого-то, а исключительно для самих себя. Как идеалист, я мечтаю, что однажды человечество превратится в безработных бездельников, в цивилизацию художников. А если миллиарды людей будут плыть по реке созидания, однажды их обязательно вынесет в море вечности. О том, какое место в новом мире займёт архитектура, можно лишь догадываться, но, думаю, смета перестанет играть решающую роль.

Как тема фестиваля будет отражена в экспозиции и деловой программе?

Я, как человек суеверный, не раз замечал, что озвученные планы имеют свойство проваливаться. Могу лишь сказать, что на «Зодчестве» будет немало текстов. Возможно, в силу специфики моей основной деятельности, а возможно потому, что архитектурные картинки в своем большинстве перестали меня вдохновлять. Я считаю, что фестиваль должен быть в первую очередь манифестацией, а не перечислением достижений отрасли, какими бы впечатляющими они не были.

И всё же, отбросим суеверия. Расскажите о кураторском спецпроекте.

Уговорили! Многие помнят одноразовую пластиковую вилку с надписью «Вечность». С неё всё и началось. Этот образ родился из предыстории моего участия в конкурсе кураторов и темы фестиваля 2019-го года «Прозрачность». Кстати, вышеупомянутая вилка была подарена одному из кураторов прошлогоднего «Зодчества» Владимиру Кузьмину.

Оттачивая свой манифест, я пересматривал любимые фильмы об архитекторах. Каково же было моё удивление, когда в одном из них я обнаружил ту самую вилку! На 51-й минуте картины «Мой архитектор», посвященной Луису Кану, на экране внезапно возникла «Книга сумасшедших кораблей», а вместе с ней – «Корабль из вилок», «Корабль из печенья» и даже «Корабль-сосиска с воткнутыми в неё зубочистками». «Эврика!» – воскликнул я, сидя на даче в уральской глуши. Получив достойное оправдание своего безумия, я решил во что бы то ни стало построить собственный «Корабль из вилок» как иллюстрацию заявленной в манифесте темы «Вечность».

Позже, во время обсуждения концепции фестиваля, первый вице-президент СА России Виктор Логвинов в шутку подрисовал к слову «вечность» еще четыре буквы, получив «(чело)вечность». «Гениально!» – воскликнул я, сидя на этот раз в Союзе архитекторов в Гранатном переулке, и решил во что бы то ни стало построить собственный «Корабль из сосисок с воткнутыми в них зубочистками» как иллюстрацию темы «Человечность».

А потом началась пандемия. Всё вокруг впало в спячку, и даже я немного вздремнул. Приснилось мне, что плыву я на своём «сумасшедшем корабле», а рядом рассекают волны любимые мной архитекторы. Сергей Чобан празднует 300-летие Пиранези на шхуне его имени, Владимир Кузьмин управляет огромным бумажным фрегатом и многие, многие другие: кто под парусом, кто на веслах, а кто и в «разбитом корыте». Проснулся я и предложил каждому построить свой собственный «сумасшедший корабль». К моему огромному удивлению, почти все согласились. Достаточно?

Нет уж, продолжайте! Что ещё интересного ожидается на «Зодчестве 2020»?

Хорошо, расскажу об уже готовом. Перфоманс «Одиночный пикет», вполне соответствующий духу времени, познакомит гостей фестиваля с избранными высказываниями выдающихся советских архитекторов. Цитаты, напечатанные на листах формата А1, будут держать в руках студенты-архитекторы, находящиеся на безопасном расстоянии друг от друга. Фотовыставку некрополей представит Юрий Аввакумов. Тему вечной мерзлоты через творчество советского архитектора Александра Шипкова раскроют архитекторы Асадовы. «Вечную» молодость будут «курировать» Владимир Кузьмин и Владислав Савинкин. Мысли Александра Раппапорта превратятся в бесконечную бумажную волну, от которой каждый желающий сможет отрезать ту часть, которая его наиболее затронет.

Вообще, отличительной чертой «Зодчества» в этом году должно стать обилие текстов. Предыдущие кураторы работали с формами, я же решил сделать акцент на содержании. В некотором роде интеллектуальной платформой фестиваля стали мои Zoom-конференции с Евгенией Репиной и Владимиром Кузьминым. В рамках этих виртуальных встреч возникло предложение заострить внимание на реакции посетителей: представляемые проекты должны менять выражения лиц. Пришло время меняться. Пришло время Весны!

Что вы имеете в виду?

У меня есть теория времён года. Она базируется на том, что существуют некие тридцатилетние периоды, совпадающие с определёнными историческими и культурными «сезонами». Ближайшая «весна» происходила на пике технической революции конца XIX века, в 1895–1925 годах. Это эпоха русского авангарда: расцвет безумных идей, «Чёрный квадрат», революции, автомобили, аэропланы. «Лето» пришлось на период с 1925-го по 1955-й: «урожай» на фасадах, «урожай» в метро, «урожай» в кино, самая кровавая война, самая большая бомба. Потом наступила «осень». Борьба с излишествами в архитектуре – не что иное, как опадание листвы с деревьев. А то, что принято называть «оттепелью», – традиционное «бабье лето».

«Зима», начавшаяся в 1985 году, – это постмодернизм: те же овощи, только в соленьях, те же ягоды, только в вареньях. Снова, как и в конце XIX века, технологическая революция подарила миру новые изобретения, всевозможные гаджеты, интернет и многое другое. А чем ещё заниматься, сидя зимой в избе на печи? Эти постмодернистские заморозки продолжаются до сих пор, хотя по моей теории должны были закончиться еще в 2015-м. Зима в России всегда затяжная, но она не может длиться вечно. Поэтому, как куратор главного в России архитектурного фестиваля, я считаю своим долгом вернуть весну в повестку современной архитектуры.

Как вы стали куратором фестиваля «Зодчество»?

Участие в конкурсе кураторов стало третьим по счёту соревнованием за всю мою творческую жизнь и настоящим испытанием на прочность. Прочитав однажды высказывание Фрэнка Ллойда Райта о том, что «конкурс – это когда одна посредственность судит другую», я долгое время старался избегать участия в подобных мероприятиях. Да и мой учитель, художник Владимир Наседкин как-то раз сказал мне, что участвовать в конкурсе нужно лишь тогда, когда хорошо знаком с председателем жюри (смеётся).

В общем, участие в подобных авантюрах было для меня не характерно, но в этот раз будто «чёрт дернул». «А, – думаю – была не была! Председателя знаю, архитектор я как раз посредственный, да и моя московская командировка совпала с датой защиты кураторских проектов». Я был уверен, что победа будет за мной, недаром же столько совпадений! И вот случилось, победил.

А вообще «Зодчество» – мой дом родной. Я неоднократно делал фестивальные спецпроекты и, не скрою, каждый раз примерял на себя роль куратора, тем более что успел накопить большой опыт проведения подобных мероприятий в Уральском регионе. В конце концов, даже в список членов Союза я попал, став лауреатом смотра-конкурса молодых архитекторов фестиваля «Зодчество-99». Пора бы и долг вернуть.

Что вы думаете по поводу объединения на одной площадке фестивалей «Зодчество» и Best Interior Festival?

Для меня в этом нет никаких противоречий, поскольку я не вижу разницы между экстерьером и интерьером. Я бы сказал, что это две стороны одной стены, разница лишь в температуре окружающего воздуха. Я думаю, нам с Марией Романовой (куратор фестиваля BIF – прим. ред.) крупно повезло. Какие бы фестивали у нас в этом году не получились, они всё равно запомнятся надолго: получатся плохо – поймут, получатся хорошо – похвалят. Вечность штука изменчивая…

27 Августа 2020

Беседовала:

Дарья Шадчина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.