Беседовала:
Дарья Шадчина

Эдуард Кубенский: «Я считаю своим долгом вернуть весну в повестку современной архитектуры»

Куратор «Зодчества» рассказывает о теме, главном спецпроекте и отличиях грядущего фестиваля от прошлых.

27 Августа 2020
0 С 11 по 13 ноября в Гостином дворе состоится XXVIII Международный архитектурный фестиваль «Зодчество». В этом году самое масштабное архитектурное событие в нашей стране пройдёт под темой «Вечность». Какой должна быть архитектура, на время или на века? Архитектор – повелитель времени или всего лишь безропотный наблюдатель? Вот лишь немногие из вопросов, которые ставит перед собой кураторский манифест.

О своих непростых отношениях с Вечностью и о том, почему в этом году «Зодчество» станет не просто смотром региональных достижений, нам рассказал куратор фестиваля, сооснователь и главный редактор издательства TATLIN Эдуард Кубенский.
Эдуард Кубенский, куратор фестиваля «Зодчество» 2020
Фотография предоставлена пресс-службой САР

Почему темой фестиваля «Зодчество» выбрана «Вечность»?

В древнегреческой мифологии фигурируют три типа существ: люди, герои и Боги. Жизнь первых – конечна, вторые способны обрести бессмертие, третьи – вечны. В остальном эти три сущности очень похожи: пьют вино, веселятся, соперничают, любят и ненавидят. Если кто-то из них чего-то не умеет, то всегда может этому научиться. Пример тому – любимый нами Дедал (Хрустальный Дедал – главная награда фестиваля «Зодчество» – прим. ред.), постигший искусство полёта. Я не хочу умирать, я хочу быть как Бог!

Другая сторона этой материи заключается в том, что человек теряет ощущение времени в минуты любви, вдохновения, творческого порыва. Только пребывая в процессе созидания, можно ощутить всю полноту бытия. Не зря говорят: «Счастливые часов не наблюдают», ведь счастье дарит вечность. Скажу вам больше – я бы переименовал в «Вечность» фестиваль «Зодчество»!

О каком вечном может идти речь в эпоху «одноразовой ментальности»?

Одноразовое не менее материально, чем многоразовое. Кости динозавров, задуманные природой для однократного применения, намного древнее египетских пирамид, возведённых людьми в надежде на бессмертие. Артефактами нашей эпохи вполне могут стать пластиковые столовые приборы, а вовсе не бриллианты.

Архитектура, будучи искусством материальным, вполне может достичь бессмертия. Однако, не исключено, что «скоро прилетит комета и тогда мы все умрем», как пел Майк Науменко. Я отказываюсь верить, что у мира, в котором мы живём, есть только материальная составляющая. Думаю, существует что-то большее, чего мы пока не в состоянии осознать. Согласитесь, трудно представить себе, что люди постигли абсолютно все тайны бытия, дошли до самого конца? Ведь конца нет, как нет и начала – это и называется вечностью. Мы – часть мира, находящегося в постоянном движении и созидании. И пока созидание не прекращается, мы вечны.

Думаю, в этом и есть высшее предназначение любого архитектора, а вовсе не в авторской табличке на здании. Почему бы нам не довольствоваться актом творчества, отбросив тщеславие? Построенное нами неизбежно превратится в песок, равно как и вилка со словом «вечность» станет лишь звучащим в веках отголоском нашей с вами истории. Как сказал архитектор Илья Чернявский, «Архитектура – это не материалы и не само здание, а только высшее качество сооружаемого. Её смысл в том, как сооружать, а не в том, что и из чего». Я с ним полностью согласен!

Какими способами архитектор может если не достичь вечности, то хотя бы приблизиться к ней?

Чтобы приблизиться к вечности, достаточно взять в руки карандаш. А чтобы её обрести, придётся стать свободным от всевозможных «-измов» и заимствований. Наше сознание забито культурным балластом. Мы постоянно сравниваем себя с Ле Корбюзье, Мисом Ван дер Роэ, Фрэнком Ллойдом Райтом, а некоторые и вовсе до сих пор называют себя модернистами… Пытаясь повторить чужой успех, мы невольно превращаемся в подражателей. А нужно всего лишь дать возможность карандашу в своей руке рисовать то, что «придёт ему в грифель».

Единственный шанс вырваться из этой парадигмы – перестать работать и потреблять. Как только у нас пропадёт необходимость продавать, мы начнём создавать вещи не для кого-то, а исключительно для самих себя. Как идеалист, я мечтаю, что однажды человечество превратится в безработных бездельников, в цивилизацию художников. А если миллиарды людей будут плыть по реке созидания, однажды их обязательно вынесет в море вечности. О том, какое место в новом мире займёт архитектура, можно лишь догадываться, но, думаю, смета перестанет играть решающую роль.

Как тема фестиваля будет отражена в экспозиции и деловой программе?

Я, как человек суеверный, не раз замечал, что озвученные планы имеют свойство проваливаться. Могу лишь сказать, что на «Зодчестве» будет немало текстов. Возможно, в силу специфики моей основной деятельности, а возможно потому, что архитектурные картинки в своем большинстве перестали меня вдохновлять. Я считаю, что фестиваль должен быть в первую очередь манифестацией, а не перечислением достижений отрасли, какими бы впечатляющими они не были.

И всё же, отбросим суеверия. Расскажите о кураторском спецпроекте.

Уговорили! Многие помнят одноразовую пластиковую вилку с надписью «Вечность». С неё всё и началось. Этот образ родился из предыстории моего участия в конкурсе кураторов и темы фестиваля 2019-го года «Прозрачность». Кстати, вышеупомянутая вилка была подарена одному из кураторов прошлогоднего «Зодчества» Владимиру Кузьмину.

Оттачивая свой манифест, я пересматривал любимые фильмы об архитекторах. Каково же было моё удивление, когда в одном из них я обнаружил ту самую вилку! На 51-й минуте картины «Мой архитектор», посвященной Луису Кану, на экране внезапно возникла «Книга сумасшедших кораблей», а вместе с ней – «Корабль из вилок», «Корабль из печенья» и даже «Корабль-сосиска с воткнутыми в неё зубочистками». «Эврика!» – воскликнул я, сидя на даче в уральской глуши. Получив достойное оправдание своего безумия, я решил во что бы то ни стало построить собственный «Корабль из вилок» как иллюстрацию заявленной в манифесте темы «Вечность».

Позже, во время обсуждения концепции фестиваля, первый вице-президент СА России Виктор Логвинов в шутку подрисовал к слову «вечность» еще четыре буквы, получив «(чело)вечность». «Гениально!» – воскликнул я, сидя на этот раз в Союзе архитекторов в Гранатном переулке, и решил во что бы то ни стало построить собственный «Корабль из сосисок с воткнутыми в них зубочистками» как иллюстрацию темы «Человечность».

А потом началась пандемия. Всё вокруг впало в спячку, и даже я немного вздремнул. Приснилось мне, что плыву я на своём «сумасшедшем корабле», а рядом рассекают волны любимые мной архитекторы. Сергей Чобан празднует 300-летие Пиранези на шхуне его имени, Владимир Кузьмин управляет огромным бумажным фрегатом и многие, многие другие: кто под парусом, кто на веслах, а кто и в «разбитом корыте». Проснулся я и предложил каждому построить свой собственный «сумасшедший корабль». К моему огромному удивлению, почти все согласились. Достаточно?

Нет уж, продолжайте! Что ещё интересного ожидается на «Зодчестве 2020»?

Хорошо, расскажу об уже готовом. Перфоманс «Одиночный пикет», вполне соответствующий духу времени, познакомит гостей фестиваля с избранными высказываниями выдающихся советских архитекторов. Цитаты, напечатанные на листах формата А1, будут держать в руках студенты-архитекторы, находящиеся на безопасном расстоянии друг от друга. Фотовыставку некрополей представит Юрий Аввакумов. Тему вечной мерзлоты через творчество советского архитектора Александра Шипкова раскроют архитекторы Асадовы. «Вечную» молодость будут «курировать» Владимир Кузьмин и Владислав Савинкин. Мысли Александра Раппапорта превратятся в бесконечную бумажную волну, от которой каждый желающий сможет отрезать ту часть, которая его наиболее затронет.

Вообще, отличительной чертой «Зодчества» в этом году должно стать обилие текстов. Предыдущие кураторы работали с формами, я же решил сделать акцент на содержании. В некотором роде интеллектуальной платформой фестиваля стали мои Zoom-конференции с Евгенией Репиной и Владимиром Кузьминым. В рамках этих виртуальных встреч возникло предложение заострить внимание на реакции посетителей: представляемые проекты должны менять выражения лиц. Пришло время меняться. Пришло время Весны!

Что вы имеете в виду?

У меня есть теория времён года. Она базируется на том, что существуют некие тридцатилетние периоды, совпадающие с определёнными историческими и культурными «сезонами». Ближайшая «весна» происходила на пике технической революции конца XIX века, в 1895–1925 годах. Это эпоха русского авангарда: расцвет безумных идей, «Чёрный квадрат», революции, автомобили, аэропланы. «Лето» пришлось на период с 1925-го по 1955-й: «урожай» на фасадах, «урожай» в метро, «урожай» в кино, самая кровавая война, самая большая бомба. Потом наступила «осень». Борьба с излишествами в архитектуре – не что иное, как опадание листвы с деревьев. А то, что принято называть «оттепелью», – традиционное «бабье лето».

«Зима», начавшаяся в 1985 году, – это постмодернизм: те же овощи, только в соленьях, те же ягоды, только в вареньях. Снова, как и в конце XIX века, технологическая революция подарила миру новые изобретения, всевозможные гаджеты, интернет и многое другое. А чем ещё заниматься, сидя зимой в избе на печи? Эти постмодернистские заморозки продолжаются до сих пор, хотя по моей теории должны были закончиться еще в 2015-м. Зима в России всегда затяжная, но она не может длиться вечно. Поэтому, как куратор главного в России архитектурного фестиваля, я считаю своим долгом вернуть весну в повестку современной архитектуры.

Как вы стали куратором фестиваля «Зодчество»?

Участие в конкурсе кураторов стало третьим по счёту соревнованием за всю мою творческую жизнь и настоящим испытанием на прочность. Прочитав однажды высказывание Фрэнка Ллойда Райта о том, что «конкурс – это когда одна посредственность судит другую», я долгое время старался избегать участия в подобных мероприятиях. Да и мой учитель, художник Владимир Наседкин как-то раз сказал мне, что участвовать в конкурсе нужно лишь тогда, когда хорошо знаком с председателем жюри (смеётся).

В общем, участие в подобных авантюрах было для меня не характерно, но в этот раз будто «чёрт дернул». «А, – думаю – была не была! Председателя знаю, архитектор я как раз посредственный, да и моя московская командировка совпала с датой защиты кураторских проектов». Я был уверен, что победа будет за мной, недаром же столько совпадений! И вот случилось, победил.

А вообще «Зодчество» – мой дом родной. Я неоднократно делал фестивальные спецпроекты и, не скрою, каждый раз примерял на себя роль куратора, тем более что успел накопить большой опыт проведения подобных мероприятий в Уральском регионе. В конце концов, даже в список членов Союза я попал, став лауреатом смотра-конкурса молодых архитекторов фестиваля «Зодчество-99». Пора бы и долг вернуть.

Что вы думаете по поводу объединения на одной площадке фестивалей «Зодчество» и Best Interior Festival?

Для меня в этом нет никаких противоречий, поскольку я не вижу разницы между экстерьером и интерьером. Я бы сказал, что это две стороны одной стены, разница лишь в температуре окружающего воздуха. Я думаю, нам с Марией Романовой (куратор фестиваля BIF – прим. ред.) крупно повезло. Какие бы фестивали у нас в этом году не получились, они всё равно запомнятся надолго: получатся плохо – поймут, получатся хорошо – похвалят. Вечность штука изменчивая…

27 Августа 2020

Беседовала:

Дарья Шадчина
Похожие статьи
Александра Кузьмина: «Легко работать, когда правила...
Сюжетом стенда и выступлений архитектурного ведомства Московской области на Зодчестве стало комплексное развитие территорий, или КРТ. И не зря: задача непростая и очень «живая», а МО по части работы с ней – в передовиках. Говорим с главным архитектором области: о мастер-планах и кто их делает, о том, где взять ресурсы для комфортной среды, о любимых проектах и даже о том, почему теперь мало хороших архитекторов и что делать с плохими.
Согласование намерений
Поговорили с главным архитектором Института Генплана Москвы Григорием Мустафиным и главным архитектором Южно-Сахалинска Максимом Ефановым – о том, как формируется рабочий генплан города. Залог успеха: сбор данных и моделирование, работа с горожанами, инфраструктура и презентация.
Изменчивая декорация
Члены экспертного совета премии Innovative Public Interiors Award 2023 продолжают рассуждать о том, какими будут общественные интерьеры будущего: важен предлагаемый пользователю опыт, гибкость, а в некоторых случаях – тотальный дизайн.
Определяющая среда
Человекоцентричные, технологичные или экологичные – какими будут общественные интерьеры будущего, рассказывают члены экспертного совета премии Innovative Public Interiors Award 2023.
Иван Греков: «Заказчик, который может и хочет сделать...
Говорим с Иваном Грековым, главой архитектурного бюро KAMEN, автором многих знаковых объектов Москвы последних лет, об истории бюро и о принципах подхода к форме, о разном значении объема и фасада, о «слоях» в работе со средой – на примере двух объектов ГК «Основа». Это квартал МИРАПОЛИС на проспекте Мира в Ростокино, строительство которого началось в конце прошлого года, и многофункциональный комплекс во 2-м Силикатном проезде на Звенигородском шоссе, на днях он прошел экспертизу.
Прямая кривая
В последний день мая в Москве откроется биеннале уличного искусства Артмоссфера. Один из участников Филипп Киценко рассказывает, почему архитектору интересно участвовать в городских фестивалях, а также показывает свой арт-объект на Таможенном мосту.
Бетонные опоры
Архитектурный фотограф Ольга Алексеенко рассказывает о спецпроекте «Москва на стройке», запланированном в рамках Арх Москвы.
Юлий Борисов: «ЖК «Остров» – уникальный проект, мы...
Один из самых больших проектов жилой застройки Москвы – «Остров» компании Донстрой – сейчас активно строится в Мневниковской пойме. Планируется построить порядка 1.5 млн м2 на почти 40 га. Начинаем изучать проект – прежде всего, говорим с Юлием Борисовым, руководителем архитектурной компании UNK, которая работает с большей частью жилых кварталов, ландшафтом и даже предложила общий дизайн-код для освещения всей территории.
Валид Каркаби: «В Хайфе есть коллекция арабского Баухауса»
В 2022 году в порт города Хайфы, самый глубоководный в восточном Средиземноморье, заходило рекордное количество круизных лайнеров, а общее число туристов, которые корабли привезли, превысило 350 тысяч. При этом сама Хайфа – неприбранный город с тяжелой судьбой – меньше всего напоминает туристический центр. О том, что и когда пошло не так и возможно ли это исправить, мы поговорили с архитектором Валидом Каркаби, получившим образование в СССР и несколько десятилетий отвечавшим в Хайфе за охрану памятников архитектуры.
О сохранении владимирского вокзала: мнения экспертов
Продолжаем разговор о сохранении здания вокзала: там и проект еще не поздно изменить, и даже вопрос постановки на охрану еще не решен, насколько нам известно, окончательно. Задали вопрос экспертам, преимущественно историкам архитектуры модернизма.
Фандоринский Петербург
VFX продюсер компании CGF Роман Сердюк рассказал Архи.ру, как в сериале «Фандорин. Азазель» создавался альтернативный Петербург с блуждающими «чикагскими» небоскребами и капсульной башней Кисе Курокавы.
2022: что говорят архитекторы
Мы долго сомневались, но решили все же провести традиционный опрос архитекторов по итогам 2022 года. Год трагический, для него так и напрашивается определение «слов нет», да и ограничений много, поэтому в опросе мы тоже ввели два ограничения. Во-первых, мы попросили не докладывать об успехах бюро. Во-вторых, не говорить об общественно-политической обстановке. То и другое, как мы и предполагали, очень сложно. Так и получилось. Главный вопрос один: что из архитектурных, чисто профессиональных, событий, тенденций и впечатлений вы можете вспомнить за год.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.
Архитектор в метаверс
Поговорили с участниками фестиваля креативных индустрий G8 о том, почему метавселенные – наша завтрашняя повседневность, и каким образом архитекторы могут влиять на нее уже сейчас.
Арсений Афонин: «Полученные знания лучше сразу применять...
Яндекс Кью проводит бесплатную онлайн-конференцию «Архитектура, город, люди». Мы поговорили с авторами докладов, которые могут быть интересны архитекторам. Первое интервью – с руководителем Софт Культуры. Вебинар о лайфхаках по самообразованию, в котором он участвует – в среду.
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
Технологии и материалы
Устойчивое завтра
Названы победители Holcim Awards – премии за достижения в области устойчивой архитектуры. Показываем все проекты из «короткого списка».
Новые декоры в европейской коллекции Homapal 2022-23
Еще больше уникальных цветов и поверхностей металлизированных HPL пластиков появилось в обновленной коллекции бренда Homapal. Самые изысканные металлические текстуры сочетаются с преимуществами износостойкого и гибкого ламината.
Блестящая жизнь в деталях
В ряду металлов, которые выигрышно смотрятся как в классическом, так и в ультрасовременном интерьере, латунь занимает особое место. Неслучайно ее называют «новым золотом». На примере проектов компании HÖGER смотрим, как добиваться эффекта “латуни” и других металлов при помощи современных технологий.
Фасадная подсистема от «ОРТОСТ-ФАСАД»: надежность...
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» разработала и запустила собственное производство подсистемы для устройства облицовки навесных фасадов. Инновационная разработка позволяет решать проблемы, связанные со сложной геометрией фасадов и работами на высотных зданиях.
Декоративное панно из алюминиевых панелей ГК АСП...
На путевой стене станции метро «Яхромская» в Москве установили монументальное панно в честь празднования 800-летия столицы в 1947 году. Панно выполнялось из трехслойных алюминиевых панелей с сотовым заполнением от компании ГК АСП.
Зимний сценарий
Осень и зима – не повод грустить и сидеть дома.
Рассказываем, какие малые архитектурные формы делают общественные пространства теплее, уютнее и интереснее даже в самые промозглые, пасмурные или студеные дни.
Больше чем детская площадка
Компания «КБЭА» из Чебоксар переосмысливает функционал детских площадок: с их помощью наука выходит в городское пространство и становится частью социокультурного программирования территорий.
Будущее фасадной инженерии: как решить проблемы строительства...
Вместе с постоянно развивающимися технологиями строительства область фасадной инженерии также переживает значительные изменения, однако далеко не все оказались к ним готовы. Опытом делится компания Unistem, лидер на рынке фасадного консалтинга.
Ригель и двоичный код.
ИТ-парк им. Башира Рамеева
На фасадах ИТ-парка имени Башира Рамеева в Казани – облицовочные материалы преимущественно российских производителей, в том числе клинкер ригельного формата.
Философия проекта изначально подразумевала полный контакт здания с человеком – как визуальный, так и тактильный.
Краски и штукатурки Baumit: идеальное финишное покрытие
В процессе отделки дома или квартиры одним из главных вопросов является выбор финишного покрытия, ведь это решение влияет не только на внешний вид стен сегодня, но и на то, как они будут выглядеть со временем. Рассказываем о том, какие штукатурки и краски предлагает Baumit для создания идеального фасада и интерьера, которые будут радовать много лет.
Облицовочный кирпич от BRAER: размер имеет значение
Сегодня наиболее распространенными форматами кирпича являются 1НФ, 0,7 НФ и 1,4НФ. У каждого есть свои преимущества. В линейке облицовочных кирпичей BRAER есть все три, но как определиться с выбором нужного? Попробуем разобраться.
Отдых в большом городе
Простая скамейка, установленная в нужном месте, способна дарить минуты отдыха и объединять. Рассказываем, как с помощью городской мебели «Хоббика» даже в самом урбанизированном контексте можно устроить островки для полноценной релаксации.
Кто построит будущее
Детские площадки меняются вместе с городской средой и предлагают детям не только палитру сенсорных ощущений и физической активности, но и образы, заимствованные у мировой архитектуры. Один из примеров – футуристические игровые комплексы, спроектированные компанией «Новые горизонты».
Геометрия городского комфорта с Axyforma
Молодой и демократичный бренд Axyforma предлагает пересмотреть подход к благоустройству в пользу комплексных решений с лаконичными и взаимозаменяемыми элементами.
Напольные покрытия для здоровых помещений
Компания «Tarkett» – мировой лидер в производстве напольных покрытий – одной из первых перестроила свой бизнес в соответствии с зелеными стандартами и экономикой замкнутого цикла. Рассказываем о продукции Tarkett, безопасной для человека и природы.
Сейчас на главной
Опыт, чувства и баланс
Бюро GAFA подготовило проект благоустройства «Дом Дау» – нового полностью жилого небоскреба в Москва-Сити. Вызовом стала компактная площадь дворов и «портрет» будущего жильца: архитекторы предлагают ему практику созерцания и замедления, обращаясь как к традиционным ландшафтным средствам, так и новым, способным удивить. Например, кинетическим скульптурам.
14+ ТОП сессий деловой программы «Казаныша»
Завтра в Казани стартует архитектурно-строительный форум. Стали разбираться в его программе и выбрали, для начала, 10 сессий, достойных внимания, для первого дня, и еще по 4 для других. Может быть, еще допишем. А пока интересующимся еще не поздно купить билеты.
WAF 2023: исцеление
Главные премии Всемирного фестиваля архитектуры взяли проекты, направленные на оздоровление окружающей среды и исправление ошибок прошлого: школа-парк в Нинбо, башня-«пробиотик» в Каире и ливневый парк на месте табачной фабрики в Бангкоке. Еще одна тенденция – условно «незападные» страны как место приложения концепций архитекторов. Самое заметное представительство в этом плане у Ирана.
Карельский лабиринт
Лабиринт-квест на территории музея «Карельский дом в Чашково» привлекает внимание посетителей и работает как продолжение экспозиции: для его создания архитекторы использовали национальные орнаменты и элементы традиционного зодчества.
Чайка серебристая
Реконструкция здания ресторана на Верхневолжской набережной в Нижнем Новгороде, по сути, окончательно утвердила название этого объекта. Даже если ресторану присвоят иное официальное наименование, все равно это – «серебристая чайка» – достаточно посмотреть на него и вспомнить историю места.
Здание D
Проект Харбинского центр дизайна на севере Китая создан архитекторами Wuxing Youxing Space Design на основе «типографского» мотива – буквы D.
Точка нового отсчета
Давно хотелось изучить пространство RuArts Foundation, созданное архитекторами ATRIUM, и наконец удалось. Оно уместное и впечатляющее, в нем интересным образом сочетаются традиции – в данном случае, галереи, и новации. Рассматриваем. А заодно вглядываемся в предисторию.
Достижение равновесия
Градсовет Петербурга рассмотрел и положительно оценил проект второй очереди ЖК «Шкиперский, 19». Решение, которое представило бюро SLOI Achitects, эксперты нашли сдержанным и соответствующим контексту.
Лепка ракурсом
Степан Липгарт внедряет на окраине Казани «схематизированное ар-деко», да еще и зеленого цвета, со стеклянистой корочкой на фасадах. Главные достоинства проекта – он тщательно выстраивает ракурсы, стремясь сформировать в непростом окружении зародыш города не только в смысле пешеходности, но и пластически. Работает с силуэтами, предлагает любопытные треугольные «горки» террас. Да и выстроен он как кристалл, по двум сеткам, ортогональной и диагональной. Что получилось, что нет, в чем особенности – читайте в тексте.
«Плавательный оперный театр»
Крытый бассейн начала 1970-х годов в Гамбурге, памятник архитектуры модернизма и одна из крупнейших оболочечных конструкций в Европе, реконструирован архитекторами gmp и конструкторами schlaich bergermann partner.
Разнообразие фасадов
Комплекс из жилья и офисов по проекту бюро ALTA в ближнем пригороде Парижа учитывает соседство маловысотной частной застройки, будущей станции метро и послевоенных многоэтажек.
Образовательный эксперимент для Севера
Бюро «Сити-Арх» продолжает работу над проектами экспериментальных государственных ДОУ: по многим параметрам им могут позавидовать частные сады и школы. На этот раз – в городе Губкинском Ямало-Ненецкого автономного округа. Будущих воспитанников ждет разнообразная образовательная и игровая среда, которая включает зимний сад, педагогов – возможности для внедрения новых практик.
Параметры комплексного развития
Рассматриваем три проекта КРТ, показанных Мособлархитектурой на Зодчестве 2023. Все они демонстрируют разные ракурсы комплексного подхода к планированию и раскрытию территорий, особенно – заброшенных промышленных, расположенных как рядом с Москвой, так и на отдалении.
Островная застройка
Градсовет Петербурга вновь рассмотрел проект застройки бывшей территории «Ленэкспо». Концепцию с восстановлением двух исторических зданий, продолжением Среднего проспекта и разностилевыми жилыми группами представила мастерская «Евгений Герасимов и партнеры».
Шумят березы
В фонде RuArts открылась выставка новых приобретений за последние 3 года: New Now. По воле куратора их объединяет тема эмоциональной рефлексии внехудожественных событий через искусство, а нам кажется, что – березовые стволы, рубленое дерево, привлекательная керамика и еще немного спирали разных Инфанте. Так или иначе, а срифмовано неплохо.
Александра Кузьмина: «Легко работать, когда правила...
Сюжетом стенда и выступлений архитектурного ведомства Московской области на Зодчестве стало комплексное развитие территорий, или КРТ. И не зря: задача непростая и очень «живая», а МО по части работы с ней – в передовиках. Говорим с главным архитектором области: о мастер-планах и кто их делает, о том, где взять ресурсы для комфортной среды, о любимых проектах и даже о том, почему теперь мало хороших архитекторов и что делать с плохими.
Над Жемчужной рекой
Самый большой в мире пешеходный мост Хайсинь в Гуанчжоу стал важнейшим общественным пространством этого гигантского города.
Свято место
Смелую тему – поиск образа храма вне конфессий – кураторы Osetskaya.Salov предложили участникам спроецировать в пять разных сред, в которых может существовать человек, от метавселенных до космического корабля. Получилось 5 роликов, созданных с активным использованием нейросетей. Показываем все.
Индивидуальный подход
Только человек с осколком зеркала в глазу не представлял себя хотя бы раз на месте бездомного. Понятно, почему тема давно стала хрестоматийной. В воркшопе АБ «ГОРА» и «Ночлежки» сделана попытка взглянуть на бездомных не как на массу, а как на личностей, разных людей с разными потребностями. Получилось 5 мини-проектов, лучший – про воду.
Ансамбль Петров
Градсовет Петербурга рассмотрел и в основном одобрил проект Триумфального столпа в честь победы России в Северной войне. Его должны установить рядом с Лахта-центром. Высота сооружения – 82 метра.
Парк на острове
Рядом с Королевским оперным театром во внутренней гавани Копенгагена открылся парк по проекту бюро Cobe.
Стиль лобби
Магазин бренда Emka выделяется в галерее торгового центра Ростова-на-Дону за счет ставки на сдержанность, ритм и асимметрию: проектируя пространство, архитекторы вдохновлялись образами хороших отелей. Среди сложных решений: гранитная кассовая стойка и деревянные кессоны на потолке.
Баланс света
Воркшоп «Световая инклюзия. On/Off» интересен тем, что его итогом стала методичка – сумма рекомендаций для изменения нормативов в сторону большего комфорта для людей с особенностями, будь то колясочники, слабо видящие и слышащие или люди с особенностями психики.
Освоение степи
Современная вариация юрты, которая подойдет для цифровых кочевников: ее можно перевозить на автомобиле, воздействие на окружающую среду снижено за счет очистки бытовых вод, предусмотрен альтернативный источник электроснабжения.
Убежище
Вторым победителем программы воркшопов «Открытого города» стал проект «Убежище. Вне круга света», под кураторством основателей бюро TIArch и преподавателей КГАСУ Ильнара и Резеды Ахтямовых.
Кладбище внутри и снаружи
Воркшоп под руководством Института Генплана Москвы занял на «Открытом городе» одно из двух первых мест. Его тема – пути реорганизации городских кладбищ. Предложено два направления, для пригорода и для центра, диаметрально противоположные.