English version

Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать то, что изначально кажется невозможным»

Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?

Юлия Шишалова

Беседовала:
Юлия Шишалова

mainImg
С руководителем мастерской T+T Architects мы поговорили как о наболевших вопросах последних месяцев, так и о том, что важно для профессии в принципе.

В офис на «Красном октябре» вы переехали относительно недавно – но почему именно сюда? Понятно, что по традиции искали «промку», однако в Москве ее выбор немаленький...

Сергей Труханов:
Мы искали подходящее место как с точки зрения локации, так и транспортной доступности. При этом оно, конечно, должно было быть интересным само по себе. Рассматривали помещения на «Рассвете» (Деловой квартал – прим. ред.) – но все они требовали серьезных капитальных вложений в ремонт и в инженерию. Нам нужно было бы просидеть там не меньше 10-12 лет, чтобы это стало оправданными инвестициями. В итоге остановились на этом помещение на «Красном Октябре», здесь в старые времена размещался офис «Стрелки». Но решающим для выбора стал другой момент: бабушка-лифтерша сказала, что это помещение бывших женских душевых. Так мы и поняли, что место крутое – надо брать.

Многое пришлось переделывать?

В основном избавлялись от лишнего – старого гипсокартона, которым были обшиты кирпичные стены и прочих перегородок. А вот чугунные колонны – отдельный разговор. Все дело в том, что это старые системы парового отопления: на «Красном октябре» была установлена одна из первых в стране таких систем. Внутри полой чугунной колонны насквозь идет стержень-труба, который нагревался и отдавал тепло.
Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects

Окна здесь тоже «родные»: сначала мы этого даже не поняли и, глядя на соседей и их пластик, хотели заменить страшно продуваемые деревянные переплеты на алюминиевые витражные конструкции. Но к нам пришли с предписанием: окна менять нельзя, весь корпус считается памятником. Тогда начали зачищать, докопались до подлинных крепежей и рам, пригласили реставраторов для восстановления.
  • zooming
    1 / 4
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    2 / 4
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    3 / 4
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    4 / 4
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects

Как устроено зонирование? Есть четко выраженные переговорные, а вот кабинета руководства не видно...

Слева от входа у нас архитектурный отдел, справа – интерьерный. В середине расположена главная зона коммуникации – стол-барная стойка. Это место как для формальных встреч, презентаций на большом экране, так и просто для общения и тусовок. Персональный кабинет делать не хотелось, поэтому я выбрал наиболее отдаленное и укромное место, но в открытой зоне, чтобы не терять коммуникации с коллегами. Все предельно демократично и мне можно быстро до кого-то «докричаться», а остальные могут запросто подойти и задать вопрос.
  • zooming
    1 / 6
    Мастерская Т+Т Architects. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    2 / 6
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    3 / 6
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    4 / 6
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    5 / 6
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    6 / 6
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects

Дежурный вопрос: как вы пережили карантин? Как выяснилось, даже внутри одной сферы архитектурного проектирования ситуация у всех сложилась по-разному: кто-то удаленным форматом доволен и собирается перебираться в офис поменьше, а кто-то, напротив, жалуется на низкую эффективность сотрудников…

Так получилось, что операционно, управленчески и технически мы были максимально готовы к подобной ситуации. Мы уже давно строили свой бизнес как процесс стандартизированный и местами автономный, работающий без ненужного ручного управления. Большая инфраструктурная программа, написанная специально под нас, живущая и развивающаяся вместе с бюро с 2014 года, закрывает целый спектр задач – от управленческого учета и финансового мониторинга до постановки задач по проектам и отслеживанию их выполнения.Если вопрос может решить какой-то регламент или правило, то это происходит автоматически. Через данную программу проходит вся коммуникация, и мы как управляли всем с помощью web-сервисов, так и продолжили это делать.

Но жуткий дефицит возник в живых обсуждениях и с обменом мнений. Когда ты работаешь с большим количеством концепций, каждая из которых требует своего подхода,создаешь тот самый уникальный и детальный продукт, то очень важен контакт всей команды, единое понимание у всех, какой результат должен быть на финише.Созвать zoom-совещание, объяснить свою позицию, убедиться, что тебя поняли и услышали – все это замедляло процесс и усложняло контроль качества. Чтобы добиться КПД, аналогичного «мирным временам», сотрудник должен был сидеть у монитора с 8 утра до 10 вечера. Гораздо проще, когда можно оперативно собраться коллективом, подумать и обсудить что-либо. Мы поняли, что нам этого сильно не хватает, так что на мобилизацию после карантина ушло меньше недели и с тех пор все сидят в офисе и работают. Мы в большинстве своем оказались очень «социализированными». При этом команды и сотрудники, которые выполняли долгосрочные, но технические задачи, прекрасно адаптировались к «удаленке» и вышли позднее всех.

Вы что-то изменили в офисе в связи с текущей эпидемиологической обстановкой?

Вообще ничего, кроме дежурных правил по ежедневному измерению температуры и регулярному тестированию. При том, что я не COVID-диссидент и исправно ходилв маске и перчатках, а также почти 3 месяца сидел дома, я считаю, что выработанные годами системные привычки, а также элементарная гигиена победят эту панику. Мы вернемся с поправкой на «ветер», к тому, что было в начале года. Зато на рынке могут усилить свои позиции коворкинги, так как по своей сути это сервис и достаточно гибкий. Им проще будет среагировать на ужесточение протоколов клининга и социального дистанцирования. В данный момент как раз завершается строительство одного из коворкингов сети BusinessClub в БЦ ОКО II по нашему проекту.
  • zooming
    1 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    2 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    3 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    4 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    5 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    6 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    7 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    8 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects

Это крупное для проектов подобного формата пространство площадью более 6 тыс. кв. м. Здесь предусмотрены как индивидуальные рабочие места, так и помещения для проектных групп. Дело в том, что в коворкингах, особенно больших, очень важно найти «золотую середину» между рабочим настроем и непринужденной деловой обстановкой. Поддерживается этот баланс при помощи правильного комбинирования различных зон и технического оснащения. Здесь установили мягкую мебелью с шумопоглощающими свойствами, а отделку дополнили панели из стеклоблоков. Интерьер не перегружен цветовыми акцентами и чрезмерно яркими декоративными элементами. Все это позволило создать гибкий продукт, который легко перенастроить в зависимости от меняющейся обстановки и различных требований.

Вообще, концепции flex-офисов, которые реализуют идею максимально гибкого делового пространства, сейчас стремительно набирают обороты. Офис, где резидент может выбирать под себя не только зону работы, но и формат, начинку рабочей зоны как для себя, так и для своей группы, будет пользоваться популярностью. Важны возможности совместной работы, зоны индивидуальной или концентрированной работы, различные форматы переговорных пространств и общих бронируемых кабинетов. Особое внимание уделяется сервисным зонам, которые снимают как бытовые, так и рабочие вопросы. Это локерные, парковки для вело-самокатов, душевые и спорт зоны, лектории и учебные классы, трансформируемые в переговорные или большие презентационные зоны.
  • zooming
    1 / 5
    Офис Business Club в БЦ ОКО II
    © Т+Т Architects
  • zooming
    2 / 5
    Офис Business Club в БЦ ОКО II
    © Т+Т Architects
  • zooming
    3 / 5
    Офис Business Club в БЦ ОКО II
    © Т+Т Architects
  • zooming
    4 / 5
    Офис Business Club в БЦ ОКО II
    © Т+Т Architects
  • zooming
    5 / 5
    Офис Business Club в БЦ ОКО II
    © Т+Т Architects

А если вернуться к теме «постковидного» приспособления обычных офисов, то с тематической просьбой к нам обратился другой наш клиент – «Газпромнефть». Для одного из проектов они попросили сделать планировочный сценарий адаптации того, как должен функционировать офис в случае эпидемии. Мы разработали дополнительные планировочные сценарии, описывающие, какие зоны в такой ситуации из общественных и инфраструктурных становятся рабочими местами. Во-первых, должно резко вырасти расстояние между рабочими группами. Так появились варианты компоновки рабочих мест и допустимые регламенты собраний (переговорные – максимум на трех человек, рабочие команды не более четырех и т.д.). Во-вторых, некоторые зоны потенциального скопления людей приходится переоборудовать, например, столовую, компенсируя это увеличением количества разрозненных кофе-поинтов. Те же спортзалы превращаются в большие кабинеты, в которых предусматриваются перегородки, которыми делят помещение на несколько частей. А вот кабинеты директоров, которые вынуждены переехать, становятся переговорными.

Отдельно просчитывается режим функционирования инженерных систем. Плюс мы прорабатывали операционный регламент. Так, мы если видим, что часть департамента не может рассесться в том же количестве, как в «доэкстренные» времена, то переводим их в сменный режим работы «2 через 2», заодно освобождая дополнительные места. И надо отдать должное «Газпромфнети», они уже довели все эти рекомендации до сведения всех своих подразделений.

Как вы вышли на такого крупного заказчика?

Мы с ними познакомились на конкурсе для «Новой Голландии», где «Газпромнефть» в новом отреставрированном корпусе «Дом 12» делает Центр инноваций. Конкурс мы не выиграли, но тот же департамент – дирекция цифровой трансформации – позвал нас делать себе бэк-офис в бизнес-центре «Невская ратуша» в Петербурге.
  • zooming
    1 / 6
    Интерьеры офиса департамента «Дирекция цифровой трансформации»»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено T T Architects
  • zooming
    2 / 6
    Интерьеры офиса департамента «Дирекция цифровой трансформации»»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено T T Architects
  • zooming
    3 / 6
    Интерьеры офиса департамента «Дирекция цифровой трансформации»»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено T T Architects
  • zooming
    4 / 6
    Интерьеры офиса департамента «Дирекция цифровой трансформации»»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено T T Architects
  • zooming
    5 / 6
    Интерьеры офиса департамента «Дирекция цифровой трансформации»»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено T T Architects
  • zooming
    6 / 6
    Интерьеры офиса департамента «Дирекция цифровой трансформации»»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено T T Architects

Задача была интересна, с одной стороны, тем, что это офис для конкретного и очень прогрессивного арендатора, который оцифровывает все, что только можно. Например, сотрудники перед поездкой на бурение скважин проходят обучение в VR-комнатах, где работают с цифровыми двойниками сложного оборудования. С другой стороны, поскольку центр в «Новой Голландии» рано или поздно откроется, сюда приедет другое подразделение, а значит офис должен быть готов перестроиться. Поэтому у нас помимо опен-спейсов, рассчитанных на постоянную коммуникацию, появился ряд закрытых и четко локализованных рабочих зон, которые могут трансформироваться в лаборатории, кабинеты, переговорные или иную функцию. Что касается стилистики, то сначала мы хотели сделать нечто в духе «Бегущего по лезвию» – такой киберпанк, техногенная драма с китайскими неоновыми вывесками вдоль коридора. И даже несмотря на то, что все в итоге смягчилось, получился очень яркий и эмоциональный интерьер. Для нас это своего рода эксперимент: цветовое кодирование по кускам и большой винегрет из разных решений по материалам и фактурам. В результате получился «почти CrosbyStudios», как написали нам в комментариях в Instagram. При этом удалось создать местами очень камерную и уютную атмосферу, хорошо оснащенную в технологическом плане – есть «умный» свет, «умный» климат и пр.

Помимо «Газпромнефти» у вас есть среди заказчиков еще одна «крупная рыба» – «Сбербанк». Как вы подружились с EvolutionDesign и что в вашем проекте, как вам кажется, обеспечило победу в конкурсе на штаб-квартиру на Кутузовском проспекте? Неужели та самая подвесная переговорная?

Участие в этом тендере – стечение обстоятельств Удачей в принципе было узнать, что он проводится. Потом пообщались со швейцарскими коллегами в стиле: вы, мол, привлекательны, мы – чертовски привлекательны, чего зря время терять ©, адаптанты вам все равно понадобятся. Они эту подвесную переговорную и придумали, а «Сбербанк» зацепился за wow-эффект. И мы потом, вместе с командой заказчика и подрядчиков, все это претворяли в жизнь.
  • zooming
    1 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects
  • zooming
    2 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects
  • zooming
    3 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects
  • zooming
    4 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects
  • zooming
    5 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects
  • zooming
    6 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects
  • zooming
    7 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects

За что в итоге вы отвечали в проекте?

Когда стало известно о победе EvolutionDesign, то очень быстро выяснилось, что задача гораздо шире, чем просто разработка интерьера. Параллельно другая компания делала проект реконструкции всего административно-торгового комплекса на Кутузовском (ранее он строился по проекту мастерской СКиП для MIRAX GROUP, а с 2016 года принадлежит ПАО Сбербанк и превращается в «Сбербанк-Сити» – прим. ред.). Мы все время вынуждены были дергать ее с вопросами из серии: а это у вас есть, а это у вас как, а это у вас когда. Так нам и предложили проектировать весь объем – как тем, кому больше всех надо. В итоге мы делали комплексный проект реконструкции со всеми вытекающими в виде экспертизы и рабочей документации по различным разделам.
В этот момент выяснилось, что мы имеем дело с уникальным объектом – из-за заглубления более чем на 15 метров. И понеслось: научное сопровождение конструктива, альтернативные расчеты и вообще повышенное внимание Экспертизы к нам и нашему проекту. И это, ведь еще не говоря про подвешенную переговорную! Она у Экспертизы вызывала особый интерес и схлестывались, как на поле битвы. Сначала мы ее на английские тросы подвешивали, потом на французские,но все время чего-то не хватало – то сертификации в России, то протокола испытаний. В итоге напрягли российских производителей, которые сделали так, чтобы все выглядело, как французский DETAN. Спасибо СК «Структура», ведь по результатам испытаний показатели получились даже лучше проектных.
Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк

Кажется, в этом проекте вы поставили рекорд по уникальности...

Да, там же добавился еще уникальный конференц-зал! Для его устройства нужно было на уровне второго этажа перекрыть весь атриум без единой колонны. Пришлось проектировать большепролетные конструкции, очень сложную систему ферм. А главное, что зал должен был соответствовать высоким акустическим стандартам, сравнимыми с требованиями для концертов симфонической музыки. Таким образом, эту систему ферм нужно было «поженить» с инженерными системами и мультимедиа, концертным освещением и звуком – там такой микс из конструкций получался! Погрешность 10 см в модели, паника и седые волосы у всех: тех, кто проектирует металлоконструкции, тех, кто устанавливает звук и свет, тех, кто готовит облицовку из 1380 (!) типов треугольных акустических панелей, которые как раз и скрывают за собой все коммуникации. Если в одном месте что-то «поедет», то «поедет» все. И это был такой вызов для каждого члена команды, что когда собрали всю модель этого зала воедино в REVIT, когда получили от всех все данные, наложили и проверили на коллизии, то прямо прослезились. У нас ГАП проекта в какой-то момент понял, что он на самом деле ГИП.
  • zooming
    1 / 5
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    2 / 5
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    3 / 5
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    4 / 5
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    5 / 5
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк

И пусть мы не авторы концепции по интерьерам или фасадам, но мы всю эту историю реализовали и сделали ее возможной. Мы свели все решения воедино, сделали необходимую детализацию, выпустили рабочую документацию, погрузились так глубоко, насколько это возможно. Технически получился очень сложный и интересный продукт. Мы поняли, что кайф от проектирования как раз в этом и есть – найти решение, понять,как реализовать то, что изначально вообще непонятно и каким образом сделать.

А что швейцарцы – как вам с ними работалось?

С самого старта проекта у нас возникло хорошее взаимопонимание, а они видели в нас не просто технических адаптантов, но полноценных соавторов, во многом доверяли, старались не тормозить. А теперь в заявках на все премии они так и пишут: Т+Т Architects – российский партнер. И это главный показатель успеха в части коллаборации с иностранцами.

У нас есть опыт работы с англичанами, итальянцами, немцами. Последних, например, сейчас консультируем по проекту реставрации Дома посла на Поварской – это памятник архитектуры.

Да и наших проектов за последнее время вышло немало. Завершены концепции двух клубных домов и жилого квартала в г. Екатеринбурге, отделочные работы по интерьерам общих зон в ЖК Кутузовский XII для CapitalGroup, и подходят к концу реализации нескольких офисных проектов в Москве и Санкт-Петербурге. Также завершили адаптацию проекта винодельни и ведем сопровождение в Крыму. Достроен лофт-квартал Studio #12, который мы начинали в 2015 году в качестве концептуального продолжения Studio #8.Формат оказался очень востребованным.
  • zooming
    1 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    2 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    3 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    4 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    5 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    6 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    7 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    8 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк

Но если на Соколе были отсылки к поселку художников и его узким улочкам, то в Марьиной роще у нас более модернистская история Звездного городка. Типология корпусов изменилась и объем площадей стал чуть больше, а дома чуть выше и глубже. Но главное – сохранилась идея тематического зонирования и деления на жилую и общественную часть. Есть приветственная общественная зона квартала с низкоэтажной застройкой, основным озеленением, МАФами и арт-объектами и здесь же, скорее всего, будет сосредоточен весь ритейл. Вторая зона более уютная, приватная и жилая и она как раз отстранена от зоны проезда и в ней меньше открытых пространств и площадей. Есть и благоустроенный задний двор, нацеленный на жильцов. При этом квартал испещрен такими проходами, которые как раз и складываются в пешеходную затейливую сеть, по которой можно совершить вечерний променад.

Интересно, удастся ли там создать атмосферу, аналогичную Studio8? Все-таки контингент в Марьиной роще совсем другой...

Очень многое будет зависеть от правильно подобранных резидентов. В случае со Studio #8 сам девелопер занимался отбором, и в том, что проект «выстрелил» как инфраструктура для всего окружающего спального района – во многом заслуга состава арендаторов. Если подход не изменится, то это, однозначно, будет успех. Сейчас поблизости кроме ТЦ «Капитолий», который аккумулирует весь трафик, альтернатив практически нет.

Помнится, в одном из первых интервью вы говорили, что главное – это найти свою нишу и ее разрабатывать. Причем со временем ниша может меняться, как в вашем случае, – от МОПов и благоустройства до коммерческих интерьеров и редевелопмента. Какую нишу вам хотелось бы освоить в будущем?

В Москве есть программа развития промышленных зон –это несколько отмеченных в генплане территорий, где сохраняется производство и планируется делать технопарки и промышленные кластеры. Одна из них сейчас у нас в работе –территория комплексного развития №42. Там расположен завод измерительных приборов, который необходимо сохранить, автомастерские, гаражи, склады и пр. Задача – объединить всех в полноценный промышленный кластер! И это новая неожиданная типология, так как все действительно можно упорядочить и создать комфортные условия для работы и размещения производств, не примешивая к территории жилую функцию.

Кроме этого, тут расположено немало артефактов. Например, по соседству расположено старое троллейбусное депо с куполообразными ангарами. Есть и интересные образцы промышленной архитектуры советского периода, которые можно сохранить и сделать если не иконическими, то, по крайней мере, узнаваемыми маркерами всей территории, которые будут подчеркивать ее историю. Наш вектор развития как был направлен в сторону развития промышленных зон и архитектуры, так и остался, чем мы и гордимся. Если вдуматься, у большинства российских архитекторов за последние лет 10 толком не было другой «доходной» типологии, кроме жилья. «Промкой» как таковой никто не занимался, а ведь это потенциально масштабные проекты не просто в рамках города, но и страны. И это, надеюсь, станет отдельной большой темой в нашей работе и творчестве в ближайшие годы.
  • zooming
    1 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов
  • zooming
    2 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов
  • zooming
    3 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов
  • zooming
    4 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов
  • zooming
    5 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов
  • zooming
    6 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов
  • zooming
    7 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов

19 Октября 2020

Юлия Шишалова

Беседовала:

Юлия Шишалова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливой клинкерной плиткой разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.