English version

Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать то, что изначально кажется невозможным»

Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?

author pht

Беседовала:
Юлия Шишалова

mainImg
С руководителем мастерской T+T Architects мы поговорили как о наболевших вопросах последних месяцев, так и о том, что важно для профессии в принципе.

В офис на «Красном октябре» вы переехали относительно недавно – но почему именно сюда? Понятно, что по традиции искали «промку», однако в Москве ее выбор немаленький...

Сергей Труханов:
Мы искали подходящее место как с точки зрения локации, так и транспортной доступности. При этом оно, конечно, должно было быть интересным само по себе. Рассматривали помещения на «Рассвете» (Деловой квартал – прим. ред.) – но все они требовали серьезных капитальных вложений в ремонт и в инженерию. Нам нужно было бы просидеть там не меньше 10-12 лет, чтобы это стало оправданными инвестициями. В итоге остановились на этом помещение на «Красном Октябре», здесь в старые времена размещался офис «Стрелки». Но решающим для выбора стал другой момент: бабушка-лифтерша сказала, что это помещение бывших женских душевых. Так мы и поняли, что место крутое – надо брать.

Многое пришлось переделывать?

В основном избавлялись от лишнего – старого гипсокартона, которым были обшиты кирпичные стены и прочих перегородок. А вот чугунные колонны – отдельный разговор. Все дело в том, что это старые системы парового отопления: на «Красном октябре» была установлена одна из первых в стране таких систем. Внутри полой чугунной колонны насквозь идет стержень-труба, который нагревался и отдавал тепло.
Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects

Окна здесь тоже «родные»: сначала мы этого даже не поняли и, глядя на соседей и их пластик, хотели заменить страшно продуваемые деревянные переплеты на алюминиевые витражные конструкции. Но к нам пришли с предписанием: окна менять нельзя, весь корпус считается памятником. Тогда начали зачищать, докопались до подлинных крепежей и рам, пригласили реставраторов для восстановления.
  • zooming
    1 / 4
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    2 / 4
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    3 / 4
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    4 / 4
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects

Как устроено зонирование? Есть четко выраженные переговорные, а вот кабинета руководства не видно...

Слева от входа у нас архитектурный отдел, справа – интерьерный. В середине расположена главная зона коммуникации – стол-барная стойка. Это место как для формальных встреч, презентаций на большом экране, так и просто для общения и тусовок. Персональный кабинет делать не хотелось, поэтому я выбрал наиболее отдаленное и укромное место, но в открытой зоне, чтобы не терять коммуникации с коллегами. Все предельно демократично и мне можно быстро до кого-то «докричаться», а остальные могут запросто подойти и задать вопрос.
  • zooming
    1 / 6
    Мастерская Т+Т Architects. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    2 / 6
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    3 / 6
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    4 / 6
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    5 / 6
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    6 / 6
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects

Дежурный вопрос: как вы пережили карантин? Как выяснилось, даже внутри одной сферы архитектурного проектирования ситуация у всех сложилась по-разному: кто-то удаленным форматом доволен и собирается перебираться в офис поменьше, а кто-то, напротив, жалуется на низкую эффективность сотрудников…

Так получилось, что операционно, управленчески и технически мы были максимально готовы к подобной ситуации. Мы уже давно строили свой бизнес как процесс стандартизированный и местами автономный, работающий без ненужного ручного управления. Большая инфраструктурная программа, написанная специально под нас, живущая и развивающаяся вместе с бюро с 2014 года, закрывает целый спектр задач – от управленческого учета и финансового мониторинга до постановки задач по проектам и отслеживанию их выполнения.Если вопрос может решить какой-то регламент или правило, то это происходит автоматически. Через данную программу проходит вся коммуникация, и мы как управляли всем с помощью web-сервисов, так и продолжили это делать.

Но жуткий дефицит возник в живых обсуждениях и с обменом мнений. Когда ты работаешь с большим количеством концепций, каждая из которых требует своего подхода,создаешь тот самый уникальный и детальный продукт, то очень важен контакт всей команды, единое понимание у всех, какой результат должен быть на финише.Созвать zoom-совещание, объяснить свою позицию, убедиться, что тебя поняли и услышали – все это замедляло процесс и усложняло контроль качества. Чтобы добиться КПД, аналогичного «мирным временам», сотрудник должен был сидеть у монитора с 8 утра до 10 вечера. Гораздо проще, когда можно оперативно собраться коллективом, подумать и обсудить что-либо. Мы поняли, что нам этого сильно не хватает, так что на мобилизацию после карантина ушло меньше недели и с тех пор все сидят в офисе и работают. Мы в большинстве своем оказались очень «социализированными». При этом команды и сотрудники, которые выполняли долгосрочные, но технические задачи, прекрасно адаптировались к «удаленке» и вышли позднее всех.

Вы что-то изменили в офисе в связи с текущей эпидемиологической обстановкой?

Вообще ничего, кроме дежурных правил по ежедневному измерению температуры и регулярному тестированию. При том, что я не COVID-диссидент и исправно ходилв маске и перчатках, а также почти 3 месяца сидел дома, я считаю, что выработанные годами системные привычки, а также элементарная гигиена победят эту панику. Мы вернемся с поправкой на «ветер», к тому, что было в начале года. Зато на рынке могут усилить свои позиции коворкинги, так как по своей сути это сервис и достаточно гибкий. Им проще будет среагировать на ужесточение протоколов клининга и социального дистанцирования. В данный момент как раз завершается строительство одного из коворкингов сети BusinessClub в БЦ ОКО II по нашему проекту.
  • zooming
    1 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    2 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    3 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    4 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    5 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    6 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    7 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    8 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects

Это крупное для проектов подобного формата пространство площадью более 6 тыс. кв. м. Здесь предусмотрены как индивидуальные рабочие места, так и помещения для проектных групп. Дело в том, что в коворкингах, особенно больших, очень важно найти «золотую середину» между рабочим настроем и непринужденной деловой обстановкой. Поддерживается этот баланс при помощи правильного комбинирования различных зон и технического оснащения. Здесь установили мягкую мебелью с шумопоглощающими свойствами, а отделку дополнили панели из стеклоблоков. Интерьер не перегружен цветовыми акцентами и чрезмерно яркими декоративными элементами. Все это позволило создать гибкий продукт, который легко перенастроить в зависимости от меняющейся обстановки и различных требований.

Вообще, концепции flex-офисов, которые реализуют идею максимально гибкого делового пространства, сейчас стремительно набирают обороты. Офис, где резидент может выбирать под себя не только зону работы, но и формат, начинку рабочей зоны как для себя, так и для своей группы, будет пользоваться популярностью. Важны возможности совместной работы, зоны индивидуальной или концентрированной работы, различные форматы переговорных пространств и общих бронируемых кабинетов. Особое внимание уделяется сервисным зонам, которые снимают как бытовые, так и рабочие вопросы. Это локерные, парковки для вело-самокатов, душевые и спорт зоны, лектории и учебные классы, трансформируемые в переговорные или большие презентационные зоны.
  • zooming
    1 / 5
    Офис Business Club в БЦ ОКО II
    © Т+Т Architects
  • zooming
    2 / 5
    Офис Business Club в БЦ ОКО II
    © Т+Т Architects
  • zooming
    3 / 5
    Офис Business Club в БЦ ОКО II
    © Т+Т Architects
  • zooming
    4 / 5
    Офис Business Club в БЦ ОКО II
    © Т+Т Architects
  • zooming
    5 / 5
    Офис Business Club в БЦ ОКО II
    © Т+Т Architects

А если вернуться к теме «постковидного» приспособления обычных офисов, то с тематической просьбой к нам обратился другой наш клиент – «Газпромнефть». Для одного из проектов они попросили сделать планировочный сценарий адаптации того, как должен функционировать офис в случае эпидемии. Мы разработали дополнительные планировочные сценарии, описывающие, какие зоны в такой ситуации из общественных и инфраструктурных становятся рабочими местами. Во-первых, должно резко вырасти расстояние между рабочими группами. Так появились варианты компоновки рабочих мест и допустимые регламенты собраний (переговорные – максимум на трех человек, рабочие команды не более четырех и т.д.). Во-вторых, некоторые зоны потенциального скопления людей приходится переоборудовать, например, столовую, компенсируя это увеличением количества разрозненных кофе-поинтов. Те же спортзалы превращаются в большие кабинеты, в которых предусматриваются перегородки, которыми делят помещение на несколько частей. А вот кабинеты директоров, которые вынуждены переехать, становятся переговорными.

Отдельно просчитывается режим функционирования инженерных систем. Плюс мы прорабатывали операционный регламент. Так, мы если видим, что часть департамента не может рассесться в том же количестве, как в «доэкстренные» времена, то переводим их в сменный режим работы «2 через 2», заодно освобождая дополнительные места. И надо отдать должное «Газпромфнети», они уже довели все эти рекомендации до сведения всех своих подразделений.

Как вы вышли на такого крупного заказчика?

Мы с ними познакомились на конкурсе для «Новой Голландии», где «Газпромнефть» в новом отреставрированном корпусе «Дом 12» делает Центр инноваций. Конкурс мы не выиграли, но тот же департамент – дирекция цифровой трансформации – позвал нас делать себе бэк-офис в бизнес-центре «Невская ратуша» в Петербурге.
  • zooming
    1 / 6
    Интерьеры офиса департамента «Дирекция цифровой трансформации»»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено T T Architects
  • zooming
    2 / 6
    Интерьеры офиса департамента «Дирекция цифровой трансформации»»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено T T Architects
  • zooming
    3 / 6
    Интерьеры офиса департамента «Дирекция цифровой трансформации»»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено T T Architects
  • zooming
    4 / 6
    Интерьеры офиса департамента «Дирекция цифровой трансформации»»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено T T Architects
  • zooming
    5 / 6
    Интерьеры офиса департамента «Дирекция цифровой трансформации»»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено T T Architects
  • zooming
    6 / 6
    Интерьеры офиса департамента «Дирекция цифровой трансформации»»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено T T Architects

Задача была интересна, с одной стороны, тем, что это офис для конкретного и очень прогрессивного арендатора, который оцифровывает все, что только можно. Например, сотрудники перед поездкой на бурение скважин проходят обучение в VR-комнатах, где работают с цифровыми двойниками сложного оборудования. С другой стороны, поскольку центр в «Новой Голландии» рано или поздно откроется, сюда приедет другое подразделение, а значит офис должен быть готов перестроиться. Поэтому у нас помимо опен-спейсов, рассчитанных на постоянную коммуникацию, появился ряд закрытых и четко локализованных рабочих зон, которые могут трансформироваться в лаборатории, кабинеты, переговорные или иную функцию. Что касается стилистики, то сначала мы хотели сделать нечто в духе «Бегущего по лезвию» – такой киберпанк, техногенная драма с китайскими неоновыми вывесками вдоль коридора. И даже несмотря на то, что все в итоге смягчилось, получился очень яркий и эмоциональный интерьер. Для нас это своего рода эксперимент: цветовое кодирование по кускам и большой винегрет из разных решений по материалам и фактурам. В результате получился «почти CrosbyStudios», как написали нам в комментариях в Instagram. При этом удалось создать местами очень камерную и уютную атмосферу, хорошо оснащенную в технологическом плане – есть «умный» свет, «умный» климат и пр.

Помимо «Газпромнефти» у вас есть среди заказчиков еще одна «крупная рыба» – «Сбербанк». Как вы подружились с EvolutionDesign и что в вашем проекте, как вам кажется, обеспечило победу в конкурсе на штаб-квартиру на Кутузовском проспекте? Неужели та самая подвесная переговорная?

Участие в этом тендере – стечение обстоятельств Удачей в принципе было узнать, что он проводится. Потом пообщались со швейцарскими коллегами в стиле: вы, мол, привлекательны, мы – чертовски привлекательны, чего зря время терять ©, адаптанты вам все равно понадобятся. Они эту подвесную переговорную и придумали, а «Сбербанк» зацепился за wow-эффект. И мы потом, вместе с командой заказчика и подрядчиков, все это претворяли в жизнь.
  • zooming
    1 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects
  • zooming
    2 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects
  • zooming
    3 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects
  • zooming
    4 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects
  • zooming
    5 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects
  • zooming
    6 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects
  • zooming
    7 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects

За что в итоге вы отвечали в проекте?

Когда стало известно о победе EvolutionDesign, то очень быстро выяснилось, что задача гораздо шире, чем просто разработка интерьера. Параллельно другая компания делала проект реконструкции всего административно-торгового комплекса на Кутузовском (ранее он строился по проекту мастерской СКиП для MIRAX GROUP, а с 2016 года принадлежит ПАО Сбербанк и превращается в «Сбербанк-Сити» – прим. ред.). Мы все время вынуждены были дергать ее с вопросами из серии: а это у вас есть, а это у вас как, а это у вас когда. Так нам и предложили проектировать весь объем – как тем, кому больше всех надо. В итоге мы делали комплексный проект реконструкции со всеми вытекающими в виде экспертизы и рабочей документации по различным разделам.
В этот момент выяснилось, что мы имеем дело с уникальным объектом – из-за заглубления более чем на 15 метров. И понеслось: научное сопровождение конструктива, альтернативные расчеты и вообще повышенное внимание Экспертизы к нам и нашему проекту. И это, ведь еще не говоря про подвешенную переговорную! Она у Экспертизы вызывала особый интерес и схлестывались, как на поле битвы. Сначала мы ее на английские тросы подвешивали, потом на французские,но все время чего-то не хватало – то сертификации в России, то протокола испытаний. В итоге напрягли российских производителей, которые сделали так, чтобы все выглядело, как французский DETAN. Спасибо СК «Структура», ведь по результатам испытаний показатели получились даже лучше проектных.
Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк

Кажется, в этом проекте вы поставили рекорд по уникальности...

Да, там же добавился еще уникальный конференц-зал! Для его устройства нужно было на уровне второго этажа перекрыть весь атриум без единой колонны. Пришлось проектировать большепролетные конструкции, очень сложную систему ферм. А главное, что зал должен был соответствовать высоким акустическим стандартам, сравнимыми с требованиями для концертов симфонической музыки. Таким образом, эту систему ферм нужно было «поженить» с инженерными системами и мультимедиа, концертным освещением и звуком – там такой микс из конструкций получался! Погрешность 10 см в модели, паника и седые волосы у всех: тех, кто проектирует металлоконструкции, тех, кто устанавливает звук и свет, тех, кто готовит облицовку из 1380 (!) типов треугольных акустических панелей, которые как раз и скрывают за собой все коммуникации. Если в одном месте что-то «поедет», то «поедет» все. И это был такой вызов для каждого члена команды, что когда собрали всю модель этого зала воедино в REVIT, когда получили от всех все данные, наложили и проверили на коллизии, то прямо прослезились. У нас ГАП проекта в какой-то момент понял, что он на самом деле ГИП.
  • zooming
    1 / 5
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    2 / 5
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    3 / 5
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    4 / 5
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    5 / 5
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк

И пусть мы не авторы концепции по интерьерам или фасадам, но мы всю эту историю реализовали и сделали ее возможной. Мы свели все решения воедино, сделали необходимую детализацию, выпустили рабочую документацию, погрузились так глубоко, насколько это возможно. Технически получился очень сложный и интересный продукт. Мы поняли, что кайф от проектирования как раз в этом и есть – найти решение, понять,как реализовать то, что изначально вообще непонятно и каким образом сделать.

А что швейцарцы – как вам с ними работалось?

С самого старта проекта у нас возникло хорошее взаимопонимание, а они видели в нас не просто технических адаптантов, но полноценных соавторов, во многом доверяли, старались не тормозить. А теперь в заявках на все премии они так и пишут: Т+Т Architects – российский партнер. И это главный показатель успеха в части коллаборации с иностранцами.

У нас есть опыт работы с англичанами, итальянцами, немцами. Последних, например, сейчас консультируем по проекту реставрации Дома посла на Поварской – это памятник архитектуры.

Да и наших проектов за последнее время вышло немало. Завершены концепции двух клубных домов и жилого квартала в г. Екатеринбурге, отделочные работы по интерьерам общих зон в ЖК Кутузовский XII для CapitalGroup, и подходят к концу реализации нескольких офисных проектов в Москве и Санкт-Петербурге. Также завершили адаптацию проекта винодельни и ведем сопровождение в Крыму. Достроен лофт-квартал Studio #12, который мы начинали в 2015 году в качестве концептуального продолжения Studio #8.Формат оказался очень востребованным.
  • zooming
    1 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    2 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    3 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    4 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    5 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    6 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    7 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    8 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк

Но если на Соколе были отсылки к поселку художников и его узким улочкам, то в Марьиной роще у нас более модернистская история Звездного городка. Типология корпусов изменилась и объем площадей стал чуть больше, а дома чуть выше и глубже. Но главное – сохранилась идея тематического зонирования и деления на жилую и общественную часть. Есть приветственная общественная зона квартала с низкоэтажной застройкой, основным озеленением, МАФами и арт-объектами и здесь же, скорее всего, будет сосредоточен весь ритейл. Вторая зона более уютная, приватная и жилая и она как раз отстранена от зоны проезда и в ней меньше открытых пространств и площадей. Есть и благоустроенный задний двор, нацеленный на жильцов. При этом квартал испещрен такими проходами, которые как раз и складываются в пешеходную затейливую сеть, по которой можно совершить вечерний променад.

Интересно, удастся ли там создать атмосферу, аналогичную Studio8? Все-таки контингент в Марьиной роще совсем другой...

Очень многое будет зависеть от правильно подобранных резидентов. В случае со Studio #8 сам девелопер занимался отбором, и в том, что проект «выстрелил» как инфраструктура для всего окружающего спального района – во многом заслуга состава арендаторов. Если подход не изменится, то это, однозначно, будет успех. Сейчас поблизости кроме ТЦ «Капитолий», который аккумулирует весь трафик, альтернатив практически нет.

Помнится, в одном из первых интервью вы говорили, что главное – это найти свою нишу и ее разрабатывать. Причем со временем ниша может меняться, как в вашем случае, – от МОПов и благоустройства до коммерческих интерьеров и редевелопмента. Какую нишу вам хотелось бы освоить в будущем?

В Москве есть программа развития промышленных зон –это несколько отмеченных в генплане территорий, где сохраняется производство и планируется делать технопарки и промышленные кластеры. Одна из них сейчас у нас в работе –территория комплексного развития №42. Там расположен завод измерительных приборов, который необходимо сохранить, автомастерские, гаражи, склады и пр. Задача – объединить всех в полноценный промышленный кластер! И это новая неожиданная типология, так как все действительно можно упорядочить и создать комфортные условия для работы и размещения производств, не примешивая к территории жилую функцию.

Кроме этого, тут расположено немало артефактов. Например, по соседству расположено старое троллейбусное депо с куполообразными ангарами. Есть и интересные образцы промышленной архитектуры советского периода, которые можно сохранить и сделать если не иконическими, то, по крайней мере, узнаваемыми маркерами всей территории, которые будут подчеркивать ее историю. Наш вектор развития как был направлен в сторону развития промышленных зон и архитектуры, так и остался, чем мы и гордимся. Если вдуматься, у большинства российских архитекторов за последние лет 10 толком не было другой «доходной» типологии, кроме жилья. «Промкой» как таковой никто не занимался, а ведь это потенциально масштабные проекты не просто в рамках города, но и страны. И это, надеюсь, станет отдельной большой темой в нашей работе и творчестве в ближайшие годы.
  • zooming
    1 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов
  • zooming
    2 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов
  • zooming
    3 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов
  • zooming
    4 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов
  • zooming
    5 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов
  • zooming
    6 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов
  • zooming
    7 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов


19 Октября 2020

author pht

Беседовала:

Юлия Шишалова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Сейчас на главной
Уолт Дисней, Альдо Росси и другие
В издательстве Strelka Press вышла книга Деяна Суджича «Язык города», посвященная силам и обстоятельствам, делающим город городом. Публикуем фрагмент о градостроительной деятельности Уолта Диснея и его корпорации.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Красная ботаника
Жилой комплекс рядом с петербургским Ботаническим садом невысок и уютно-контекстуален. На основе современного средового и орнаментального модернизма он совмещает аллюзии на соседние исторические здания и тему флорального декора, также продиктованную гением места.
Занавес из фибробетона
Реконструкция театра начала XX века в Эврё включает напоминающие занавес фасады из фибробетона толщиной 8 см и весом 11,2 тонн. Авторы проекта – бюро Opus 5.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.