English version

Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать то, что изначально кажется невозможным»

Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?

Юлия Шишалова

Беседовала:
Юлия Шишалова

mainImg
С руководителем мастерской T+T Architects мы поговорили как о наболевших вопросах последних месяцев, так и о том, что важно для профессии в принципе.

В офис на «Красном октябре» вы переехали относительно недавно – но почему именно сюда? Понятно, что по традиции искали «промку», однако в Москве ее выбор немаленький...

Сергей Труханов:
Мы искали подходящее место как с точки зрения локации, так и транспортной доступности. При этом оно, конечно, должно было быть интересным само по себе. Рассматривали помещения на «Рассвете» (Деловой квартал – прим. ред.) – но все они требовали серьезных капитальных вложений в ремонт и в инженерию. Нам нужно было бы просидеть там не меньше 10-12 лет, чтобы это стало оправданными инвестициями. В итоге остановились на этом помещение на «Красном Октябре», здесь в старые времена размещался офис «Стрелки». Но решающим для выбора стал другой момент: бабушка-лифтерша сказала, что это помещение бывших женских душевых. Так мы и поняли, что место крутое – надо брать.

Многое пришлось переделывать?

В основном избавлялись от лишнего – старого гипсокартона, которым были обшиты кирпичные стены и прочих перегородок. А вот чугунные колонны – отдельный разговор. Все дело в том, что это старые системы парового отопления: на «Красном октябре» была установлена одна из первых в стране таких систем. Внутри полой чугунной колонны насквозь идет стержень-труба, который нагревался и отдавал тепло.
Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects

Окна здесь тоже «родные»: сначала мы этого даже не поняли и, глядя на соседей и их пластик, хотели заменить страшно продуваемые деревянные переплеты на алюминиевые витражные конструкции. Но к нам пришли с предписанием: окна менять нельзя, весь корпус считается памятником. Тогда начали зачищать, докопались до подлинных крепежей и рам, пригласили реставраторов для восстановления.
  • zooming
    1 / 4
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    2 / 4
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    3 / 4
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    4 / 4
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects

Как устроено зонирование? Есть четко выраженные переговорные, а вот кабинета руководства не видно...

Слева от входа у нас архитектурный отдел, справа – интерьерный. В середине расположена главная зона коммуникации – стол-барная стойка. Это место как для формальных встреч, презентаций на большом экране, так и просто для общения и тусовок. Персональный кабинет делать не хотелось, поэтому я выбрал наиболее отдаленное и укромное место, но в открытой зоне, чтобы не терять коммуникации с коллегами. Все предельно демократично и мне можно быстро до кого-то «докричаться», а остальные могут запросто подойти и задать вопрос.
  • zooming
    1 / 6
    Мастерская Т+Т Architects. Фотография
    © Илья Иванов
  • zooming
    2 / 6
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    3 / 6
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    4 / 6
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    5 / 6
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    6 / 6
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects

Дежурный вопрос: как вы пережили карантин? Как выяснилось, даже внутри одной сферы архитектурного проектирования ситуация у всех сложилась по-разному: кто-то удаленным форматом доволен и собирается перебираться в офис поменьше, а кто-то, напротив, жалуется на низкую эффективность сотрудников…

Так получилось, что операционно, управленчески и технически мы были максимально готовы к подобной ситуации. Мы уже давно строили свой бизнес как процесс стандартизированный и местами автономный, работающий без ненужного ручного управления. Большая инфраструктурная программа, написанная специально под нас, живущая и развивающаяся вместе с бюро с 2014 года, закрывает целый спектр задач – от управленческого учета и финансового мониторинга до постановки задач по проектам и отслеживанию их выполнения.Если вопрос может решить какой-то регламент или правило, то это происходит автоматически. Через данную программу проходит вся коммуникация, и мы как управляли всем с помощью web-сервисов, так и продолжили это делать.

Но жуткий дефицит возник в живых обсуждениях и с обменом мнений. Когда ты работаешь с большим количеством концепций, каждая из которых требует своего подхода,создаешь тот самый уникальный и детальный продукт, то очень важен контакт всей команды, единое понимание у всех, какой результат должен быть на финише.Созвать zoom-совещание, объяснить свою позицию, убедиться, что тебя поняли и услышали – все это замедляло процесс и усложняло контроль качества. Чтобы добиться КПД, аналогичного «мирным временам», сотрудник должен был сидеть у монитора с 8 утра до 10 вечера. Гораздо проще, когда можно оперативно собраться коллективом, подумать и обсудить что-либо. Мы поняли, что нам этого сильно не хватает, так что на мобилизацию после карантина ушло меньше недели и с тех пор все сидят в офисе и работают. Мы в большинстве своем оказались очень «социализированными». При этом команды и сотрудники, которые выполняли долгосрочные, но технические задачи, прекрасно адаптировались к «удаленке» и вышли позднее всех.

Вы что-то изменили в офисе в связи с текущей эпидемиологической обстановкой?

Вообще ничего, кроме дежурных правил по ежедневному измерению температуры и регулярному тестированию. При том, что я не COVID-диссидент и исправно ходилв маске и перчатках, а также почти 3 месяца сидел дома, я считаю, что выработанные годами системные привычки, а также элементарная гигиена победят эту панику. Мы вернемся с поправкой на «ветер», к тому, что было в начале года. Зато на рынке могут усилить свои позиции коворкинги, так как по своей сути это сервис и достаточно гибкий. Им проще будет среагировать на ужесточение протоколов клининга и социального дистанцирования. В данный момент как раз завершается строительство одного из коворкингов сети BusinessClub в БЦ ОКО II по нашему проекту.
  • zooming
    1 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    2 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    3 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    4 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    5 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    6 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    7 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects
  • zooming
    8 / 8
    Мастерская Т+Т Architects на «Красном Октябре»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Т+Т Architects

Это крупное для проектов подобного формата пространство площадью более 6 тыс. кв. м. Здесь предусмотрены как индивидуальные рабочие места, так и помещения для проектных групп. Дело в том, что в коворкингах, особенно больших, очень важно найти «золотую середину» между рабочим настроем и непринужденной деловой обстановкой. Поддерживается этот баланс при помощи правильного комбинирования различных зон и технического оснащения. Здесь установили мягкую мебелью с шумопоглощающими свойствами, а отделку дополнили панели из стеклоблоков. Интерьер не перегружен цветовыми акцентами и чрезмерно яркими декоративными элементами. Все это позволило создать гибкий продукт, который легко перенастроить в зависимости от меняющейся обстановки и различных требований.

Вообще, концепции flex-офисов, которые реализуют идею максимально гибкого делового пространства, сейчас стремительно набирают обороты. Офис, где резидент может выбирать под себя не только зону работы, но и формат, начинку рабочей зоны как для себя, так и для своей группы, будет пользоваться популярностью. Важны возможности совместной работы, зоны индивидуальной или концентрированной работы, различные форматы переговорных пространств и общих бронируемых кабинетов. Особое внимание уделяется сервисным зонам, которые снимают как бытовые, так и рабочие вопросы. Это локерные, парковки для вело-самокатов, душевые и спорт зоны, лектории и учебные классы, трансформируемые в переговорные или большие презентационные зоны.
  • zooming
    1 / 5
    Офис Business Club в БЦ ОКО II
    © Т+Т Architects
  • zooming
    2 / 5
    Офис Business Club в БЦ ОКО II
    © Т+Т Architects
  • zooming
    3 / 5
    Офис Business Club в БЦ ОКО II
    © Т+Т Architects
  • zooming
    4 / 5
    Офис Business Club в БЦ ОКО II
    © Т+Т Architects
  • zooming
    5 / 5
    Офис Business Club в БЦ ОКО II
    © Т+Т Architects

А если вернуться к теме «постковидного» приспособления обычных офисов, то с тематической просьбой к нам обратился другой наш клиент – «Газпромнефть». Для одного из проектов они попросили сделать планировочный сценарий адаптации того, как должен функционировать офис в случае эпидемии. Мы разработали дополнительные планировочные сценарии, описывающие, какие зоны в такой ситуации из общественных и инфраструктурных становятся рабочими местами. Во-первых, должно резко вырасти расстояние между рабочими группами. Так появились варианты компоновки рабочих мест и допустимые регламенты собраний (переговорные – максимум на трех человек, рабочие команды не более четырех и т.д.). Во-вторых, некоторые зоны потенциального скопления людей приходится переоборудовать, например, столовую, компенсируя это увеличением количества разрозненных кофе-поинтов. Те же спортзалы превращаются в большие кабинеты, в которых предусматриваются перегородки, которыми делят помещение на несколько частей. А вот кабинеты директоров, которые вынуждены переехать, становятся переговорными.

Отдельно просчитывается режим функционирования инженерных систем. Плюс мы прорабатывали операционный регламент. Так, мы если видим, что часть департамента не может рассесться в том же количестве, как в «доэкстренные» времена, то переводим их в сменный режим работы «2 через 2», заодно освобождая дополнительные места. И надо отдать должное «Газпромфнети», они уже довели все эти рекомендации до сведения всех своих подразделений.

Как вы вышли на такого крупного заказчика?

Мы с ними познакомились на конкурсе для «Новой Голландии», где «Газпромнефть» в новом отреставрированном корпусе «Дом 12» делает Центр инноваций. Конкурс мы не выиграли, но тот же департамент – дирекция цифровой трансформации – позвал нас делать себе бэк-офис в бизнес-центре «Невская ратуша» в Петербурге.
  • zooming
    1 / 6
    Интерьеры офиса департамента «Дирекция цифровой трансформации»»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено T T Architects
  • zooming
    2 / 6
    Интерьеры офиса департамента «Дирекция цифровой трансформации»»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено T T Architects
  • zooming
    3 / 6
    Интерьеры офиса департамента «Дирекция цифровой трансформации»»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено T T Architects
  • zooming
    4 / 6
    Интерьеры офиса департамента «Дирекция цифровой трансформации»»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено T T Architects
  • zooming
    5 / 6
    Интерьеры офиса департамента «Дирекция цифровой трансформации»»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено T T Architects
  • zooming
    6 / 6
    Интерьеры офиса департамента «Дирекция цифровой трансформации»»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено T T Architects

Задача была интересна, с одной стороны, тем, что это офис для конкретного и очень прогрессивного арендатора, который оцифровывает все, что только можно. Например, сотрудники перед поездкой на бурение скважин проходят обучение в VR-комнатах, где работают с цифровыми двойниками сложного оборудования. С другой стороны, поскольку центр в «Новой Голландии» рано или поздно откроется, сюда приедет другое подразделение, а значит офис должен быть готов перестроиться. Поэтому у нас помимо опен-спейсов, рассчитанных на постоянную коммуникацию, появился ряд закрытых и четко локализованных рабочих зон, которые могут трансформироваться в лаборатории, кабинеты, переговорные или иную функцию. Что касается стилистики, то сначала мы хотели сделать нечто в духе «Бегущего по лезвию» – такой киберпанк, техногенная драма с китайскими неоновыми вывесками вдоль коридора. И даже несмотря на то, что все в итоге смягчилось, получился очень яркий и эмоциональный интерьер. Для нас это своего рода эксперимент: цветовое кодирование по кускам и большой винегрет из разных решений по материалам и фактурам. В результате получился «почти CrosbyStudios», как написали нам в комментариях в Instagram. При этом удалось создать местами очень камерную и уютную атмосферу, хорошо оснащенную в технологическом плане – есть «умный» свет, «умный» климат и пр.

Помимо «Газпромнефти» у вас есть среди заказчиков еще одна «крупная рыба» – «Сбербанк». Как вы подружились с EvolutionDesign и что в вашем проекте, как вам кажется, обеспечило победу в конкурсе на штаб-квартиру на Кутузовском проспекте? Неужели та самая подвесная переговорная?

Участие в этом тендере – стечение обстоятельств Удачей в принципе было узнать, что он проводится. Потом пообщались со швейцарскими коллегами в стиле: вы, мол, привлекательны, мы – чертовски привлекательны, чего зря время терять ©, адаптанты вам все равно понадобятся. Они эту подвесную переговорную и придумали, а «Сбербанк» зацепился за wow-эффект. И мы потом, вместе с командой заказчика и подрядчиков, все это претворяли в жизнь.
  • zooming
    1 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects
  • zooming
    2 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects
  • zooming
    3 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects
  • zooming
    4 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects
  • zooming
    5 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects
  • zooming
    6 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects
  • zooming
    7 / 7
    Интерьер центра инноваций Газпром нефть в «Новой Голландии». Конкурсный проект
    © Т+Т Architects

За что в итоге вы отвечали в проекте?

Когда стало известно о победе EvolutionDesign, то очень быстро выяснилось, что задача гораздо шире, чем просто разработка интерьера. Параллельно другая компания делала проект реконструкции всего административно-торгового комплекса на Кутузовском (ранее он строился по проекту мастерской СКиП для MIRAX GROUP, а с 2016 года принадлежит ПАО Сбербанк и превращается в «Сбербанк-Сити» – прим. ред.). Мы все время вынуждены были дергать ее с вопросами из серии: а это у вас есть, а это у вас как, а это у вас когда. Так нам и предложили проектировать весь объем – как тем, кому больше всех надо. В итоге мы делали комплексный проект реконструкции со всеми вытекающими в виде экспертизы и рабочей документации по различным разделам.
В этот момент выяснилось, что мы имеем дело с уникальным объектом – из-за заглубления более чем на 15 метров. И понеслось: научное сопровождение конструктива, альтернативные расчеты и вообще повышенное внимание Экспертизы к нам и нашему проекту. И это, ведь еще не говоря про подвешенную переговорную! Она у Экспертизы вызывала особый интерес и схлестывались, как на поле битвы. Сначала мы ее на английские тросы подвешивали, потом на французские,но все время чего-то не хватало – то сертификации в России, то протокола испытаний. В итоге напрягли российских производителей, которые сделали так, чтобы все выглядело, как французский DETAN. Спасибо СК «Структура», ведь по результатам испытаний показатели получились даже лучше проектных.
Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк

Кажется, в этом проекте вы поставили рекорд по уникальности...

Да, там же добавился еще уникальный конференц-зал! Для его устройства нужно было на уровне второго этажа перекрыть весь атриум без единой колонны. Пришлось проектировать большепролетные конструкции, очень сложную систему ферм. А главное, что зал должен был соответствовать высоким акустическим стандартам, сравнимыми с требованиями для концертов симфонической музыки. Таким образом, эту систему ферм нужно было «поженить» с инженерными системами и мультимедиа, концертным освещением и звуком – там такой микс из конструкций получался! Погрешность 10 см в модели, паника и седые волосы у всех: тех, кто проектирует металлоконструкции, тех, кто устанавливает звук и свет, тех, кто готовит облицовку из 1380 (!) типов треугольных акустических панелей, которые как раз и скрывают за собой все коммуникации. Если в одном месте что-то «поедет», то «поедет» все. И это был такой вызов для каждого члена команды, что когда собрали всю модель этого зала воедино в REVIT, когда получили от всех все данные, наложили и проверили на коллизии, то прямо прослезились. У нас ГАП проекта в какой-то момент понял, что он на самом деле ГИП.
  • zooming
    1 / 5
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    2 / 5
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    3 / 5
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    4 / 5
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    5 / 5
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк

И пусть мы не авторы концепции по интерьерам или фасадам, но мы всю эту историю реализовали и сделали ее возможной. Мы свели все решения воедино, сделали необходимую детализацию, выпустили рабочую документацию, погрузились так глубоко, насколько это возможно. Технически получился очень сложный и интересный продукт. Мы поняли, что кайф от проектирования как раз в этом и есть – найти решение, понять,как реализовать то, что изначально вообще непонятно и каким образом сделать.

А что швейцарцы – как вам с ними работалось?

С самого старта проекта у нас возникло хорошее взаимопонимание, а они видели в нас не просто технических адаптантов, но полноценных соавторов, во многом доверяли, старались не тормозить. А теперь в заявках на все премии они так и пишут: Т+Т Architects – российский партнер. И это главный показатель успеха в части коллаборации с иностранцами.

У нас есть опыт работы с англичанами, итальянцами, немцами. Последних, например, сейчас консультируем по проекту реставрации Дома посла на Поварской – это памятник архитектуры.

Да и наших проектов за последнее время вышло немало. Завершены концепции двух клубных домов и жилого квартала в г. Екатеринбурге, отделочные работы по интерьерам общих зон в ЖК Кутузовский XII для CapitalGroup, и подходят к концу реализации нескольких офисных проектов в Москве и Санкт-Петербурге. Также завершили адаптацию проекта винодельни и ведем сопровождение в Крыму. Достроен лофт-квартал Studio #12, который мы начинали в 2015 году в качестве концептуального продолжения Studio #8.Формат оказался очень востребованным.
  • zooming
    1 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    2 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    3 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    4 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    5 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    6 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    7 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк
  • zooming
    8 / 8
    Интерьеры штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте, 32
    Фотография © Сергей Мельников / предоставлено ПАО Сбербанк

Но если на Соколе были отсылки к поселку художников и его узким улочкам, то в Марьиной роще у нас более модернистская история Звездного городка. Типология корпусов изменилась и объем площадей стал чуть больше, а дома чуть выше и глубже. Но главное – сохранилась идея тематического зонирования и деления на жилую и общественную часть. Есть приветственная общественная зона квартала с низкоэтажной застройкой, основным озеленением, МАФами и арт-объектами и здесь же, скорее всего, будет сосредоточен весь ритейл. Вторая зона более уютная, приватная и жилая и она как раз отстранена от зоны проезда и в ней меньше открытых пространств и площадей. Есть и благоустроенный задний двор, нацеленный на жильцов. При этом квартал испещрен такими проходами, которые как раз и складываются в пешеходную затейливую сеть, по которой можно совершить вечерний променад.

Интересно, удастся ли там создать атмосферу, аналогичную Studio8? Все-таки контингент в Марьиной роще совсем другой...

Очень многое будет зависеть от правильно подобранных резидентов. В случае со Studio #8 сам девелопер занимался отбором, и в том, что проект «выстрелил» как инфраструктура для всего окружающего спального района – во многом заслуга состава арендаторов. Если подход не изменится, то это, однозначно, будет успех. Сейчас поблизости кроме ТЦ «Капитолий», который аккумулирует весь трафик, альтернатив практически нет.

Помнится, в одном из первых интервью вы говорили, что главное – это найти свою нишу и ее разрабатывать. Причем со временем ниша может меняться, как в вашем случае, – от МОПов и благоустройства до коммерческих интерьеров и редевелопмента. Какую нишу вам хотелось бы освоить в будущем?

В Москве есть программа развития промышленных зон –это несколько отмеченных в генплане территорий, где сохраняется производство и планируется делать технопарки и промышленные кластеры. Одна из них сейчас у нас в работе –территория комплексного развития №42. Там расположен завод измерительных приборов, который необходимо сохранить, автомастерские, гаражи, склады и пр. Задача – объединить всех в полноценный промышленный кластер! И это новая неожиданная типология, так как все действительно можно упорядочить и создать комфортные условия для работы и размещения производств, не примешивая к территории жилую функцию.

Кроме этого, тут расположено немало артефактов. Например, по соседству расположено старое троллейбусное депо с куполообразными ангарами. Есть и интересные образцы промышленной архитектуры советского периода, которые можно сохранить и сделать если не иконическими, то, по крайней мере, узнаваемыми маркерами всей территории, которые будут подчеркивать ее историю. Наш вектор развития как был направлен в сторону развития промышленных зон и архитектуры, так и остался, чем мы и гордимся. Если вдуматься, у большинства российских архитекторов за последние лет 10 толком не было другой «доходной» типологии, кроме жилья. «Промкой» как таковой никто не занимался, а ведь это потенциально масштабные проекты не просто в рамках города, но и страны. И это, надеюсь, станет отдельной большой темой в нашей работе и творчестве в ближайшие годы.
  • zooming
    1 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов
  • zooming
    2 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов
  • zooming
    3 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов
  • zooming
    4 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов
  • zooming
    5 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов
  • zooming
    6 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов
  • zooming
    7 / 7
    Лофт-квартал Studio 12
    Фотография © Илья Иванов

19 Октября 2020

Юлия Шишалова

Беседовала:

Юлия Шишалова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.