Можно ли спасти арку?

Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

18 Июня 2020
mainImg
Мастерская:
ИнтерМост
Проект замены арки над Сыромятническим проездом был опубликован на сайте его авторов, компании Интермост. В понедельник вечером он стал известен в соцсетях, появившись вначале в твиттере Несобянин, а затем в неофициальном паблике МЦД (который, по словам пресс-службы, не имеет к организации никакого отношения).
zooming
Реконструкция каменного железнодорожного путепровода через Сыромятнический проезд
проект компании Интермост

Арка, через которую многие проходили по пути в центр дизайна Artplay, оказалась горячо любима, и проект ее сноса, сам по себе, мягко говоря, примитивный, всколыхнул сети буквально за несколько часов. Кто только не высказался в его защиту: вот пост Ильи Яшина, а вот Павла Гнилорыбова. Несколько заметных СМИ сделали обзоры мнений, высказанных в сетях: The-VillageМедузаАфишиStrelka Mag.

Можно подписать две петиции: на change.org и на podpisi.org.
Арка над Сыромятническим проездом
Фотография: Архи.ру, 18.06.2020
Арка над Сыромятническим проездом
Фотография: Архи.ру, 18.06.2020

Неудивительно, что проект исчез с сайта Интермоста уже во вторник. Но, как справедливо заметила Медуза, сохранился в кеше. Москомархитектуры, тоже во вторник, распространил пресс-релиз, в котором говорится, что «проект не получал <...> АГР <...> ни в представленном виде, ни в каком-либо другом». Компания РЖД, которая занимается расширением путей, сообщила Агентству городских новостей «Москва», что проект «только разрабатывается и будет проходить все необходимые согласования».

Мост планируется расширить от существующих 6 до 8 путей для МЦД-2 и МЦД-4, а трамвайные пути под ним, которые сейчас уложены редким способом «сплетения» из-за узкой арки, превратить в два обычных, дополнив автомобильной полосой и тротуаром.
  • zooming
    1 / 4
    Арка над Сыромятническим проездом
    Фотография: Архи.ру, 18.06.2020
  • zooming
    2 / 4
    Арка над Сыромятническим проездом
    Фотография: Архи.ру, 18.06.2020
  • zooming
    3 / 4
    Арка над Сыромятническим проездом
    Фотография: Архи.ру, 18.06.2020
  • zooming
    4 / 4
    Арка над Сыромятническим проездом
    Фотография: Архи.ру, 18.06.2020

Арка, действительно очень обаятельная и атмосферная, построена в 1865 году, тогда же, когда и Андроньевский виадук из классического вида на монастырь. Она дейстительно – нетипичное для Москвы явление, и волна возмущения в соцсетях выглядит вполне понятной и обоснованной. Хотя надо думать, что если бы рядом не было знаменитого культурного кластера, судьба постройки без охранного статуса на пути интересов федерального проекта столичного общественного транспорта была бы предрешена. А сейчас, видите ли, ничего еще толком не известно. Возникает противоречие: либо душевная историческая арка, либо общественный транспорт мегаполиса.

Мы поговорили в тремя экспертами: один за сохранение, другой за снос, третий уверен, что можно сохранить арку и обеспечить МЦД новыми мощностями.
***

zooming
Рустам Рахматуллин,
Координатор Общественного движения «Архнадзор»:

«Участок Центрального диаметра на отрезке от Трех вокзалов до Андроникова монастыря я бы назвал самым проблемным для градозащиты в сезоне 2019-2020 годов. Перечень проблем включает в себя Каланчевский путепровод, Андроников путепровод через Яузу, который иногда ошибочно называют Золоторожским мостом, и все, что между ними. Здесь уже состоялись сносы двух домов с номерами 8 по Новой и Старой Басманным улицам (см. обзор сносов в «Афише», – прим. ред.). Во время карантина нам удалось только дистанционно остановить эти сносы на некоторое время, чтобы сделать обмеры. Флигель усадьбы Балк-Полевых на Новой Басманной был обмерен вручную, а обмеры доходного дома Варенцова на Старой Басманной, насколько знаю, сделаны официально и лазерным методом. Затем оба дома были утрачены.

Каланчевский путепровод в результате нескольких туров переговоров получил третье решение и второй АГР с девизом «Больше Щусева». Конечно, это не воссоздание и не достройка по Щусеву в полной мере: сочетание арочной фермы с каменной аркадой – совcем новый образ, но других вариантов у нас не было.

Андроникову виадуку только что отказано в постановке на охрану по заявке 2007 года. Не знаю, чья была заявка, ее подавали до основания «Архнадзора». Вероятно, в связи с угрозой пристройки дополнительного пути на отдельных опорах, что и произошло в 2008 году. Пристройка была сделана с юга и изуродовала общую классическую панораму Андроникова монастыря с этим арочным мостом 1865 года.
Андроньевский виадук, вид с юга, 2009
Фотография: Архи.ру, 18.06.2020
Южная пристройка к Андроньевскому виадуку, 2009
Фотография: Архи.ру, 18.06.2020

Увы, действующее правительство Москвы не принимает мостовые переходы и некоторые другие инженерные объекты на охрану, чтобы не препятствовать любой, даже самой теоретической реконструкции. Заявка 2007 года не помешала стройке, а нынешний отказ, вероятно, говорит о желании соблюсти видимость закона при новом увеличении числа путей. По нашей информации, на этот раз пути на новых опорах появятся с севера, а пути с юга будут расширены. Отступы на новых опорах позволяют сохранить мост физически, но исключают его обозрение. Сегодня, 18 июня 2020 года, на Андрониковом мосту и на смежной с ним насыпи начались какие-то работы. При этом мы не находим никакой градостроительной документации, никаких согласований.
  • zooming
    1 / 3
    Андроньевкий мост
    Фотография: Архи.ру, 18.06.2020
  • zooming
    2 / 3
    Андроньевкий мост
    Фотография: Архи.ру, 18.06.2020
  • zooming
    3 / 3
    Андроньевкий виадук начало строительных работ
    Фотография: Архи.ру, 18.06.2020

Так что угроза трамвайному тоннелю в Сыромятническом проезде – только часть проблемы расширения путей и реконструкции мостовых переходов от Каланчевки до Яузы. Арка тоннеля построена по отдельному проекту, но одновременно с Андрониковым виадуком, в 1865 году. Между ними 350 м и общая насыпь. Они определенно принадлежат к единому комплексу инженерных построек середины XIX века. Попытка поставить арочный тоннель на охрану, как я уже сказал, при нынешнем правительстве Москвы обречена. Заявка на охрану – серьезное усилие. В этой ситуации его следует перенаправить на критику самой практики мэрии отказывать в охране несомненным инженерным памятникам.

Согласно комментариям Москомархитектуры, никакой проект в Сыромятниках не согласован, то есть материалы, появившиеся в сети, не имеют юридического статуса. Добавлю, что проект МЦД – федеральный. Москва фактически принимает к сведению федеральный ППТ, в частности красные линии, но выпускает АГР на отдельные проектные предложения. Таков АГР Каланчевского путепровода, согласованный главным архитектором города.

То, что мы видели вчера на сайте проектировщика в Сыромятниках, напомнило первоначальный вариант нового Каланчевского путепровода. Он попросту сносился и строился на бетонных опорах со сквозными проходами. Можно сравнить вчерашние картинки с соседним проездом, ближе к Курскому вокзалу, по Верхней Сыромятннической улице, где мы видим простое бетонное перекрытие, техническое сооружение безо всякой образности.



Если в случае с Каланчевским путепроводом нам удалось изменить проект в сторону максимального сохранения старины, почему бы не сделать это и в Сыромятниках, и на Яузе.

Мы готовы к переговорам с заказчиком и проектировщиком, подобные тем, которые нам удалось провести по Каланчевке. К слову, проектировщик в Сыромятниках другой, и формулу переговоров придется строить заново».
***

zooming

Михаил Блинкин,
директор Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ:

«Вот что скажу в ответ на ваш вопрос про арку 1865 года постройки, через которую я много раз проезжал, направляясь по известным вам адресам.

Лет десять назад на Питерском форуме я участвовал в разговоре на аналогичную тему со знаменитым каталонским архитектором Хосе Асебильо (Josep Acebillo). Бывший главный архитектор Барселоны шокировал русских, и прочих европейских, собеседников суждением, которое я цитирую по памяти, но – гарантирую – без нарушения смысла: «Решение о сносе старинной постройки – такой же творческий акт архитектора, как проектирование чего-то нового. В Барселоне я дал добро на снос примерно 30% общей совокупности объектов старой (иногда очень старой!) недвижимости при непременном сохранении знаковых зданий, определяющих облик города. Приезжайте и посмотрите: вроде бы неплохо получилось!».

С моей точки зрения рассматриваемая арка, с учетом скверного уровня текущего содержания и ремонта последних 100 лет, никакой культурно-исторической ценности уже, увы, не представляет. Однако я четко осознаю, что данное суждение – это не более, чем суждение рядового горожанина, не имеющего (в отличие от архитектора!) прав на «творческий акт». С прагматической стороны дела, где я имею право на профессиональное суждение, снос тем более необходим. Что больше всего меня беспокоит в подобных вопросах – это отсутствие четкой институциональной рамки для их разрешения. Такая рамка необходима для ведения корректной профессиональной дискуссии с доказательным обсуждением вопроса о том, что в каждом конкретном случае город теряет, и что приобретает.

Видите ли вы там, в районе этой арки, возможность грамотного и талантливого проектирования с сохранением арки?

Скорее всего, невозможно. Оговорку, «скорее всего», я делаю по причине весьма неглубокой погруженности в детали проекта».
***


zooming
Илья Заливухин,
архитектор, градостроитель, АБ ЯYЗАПРОЕКТ

«Я работаю на Артплее, часто хожу через эту арку. И не вижу никаких противоречий: арка должна быть сохранена и МЦД должен развиваться.

При развитии города необходимо прежде всего сохранять два важнейших вида инфраструктуры: социальную, которая включает в себя культурное наследие, и экологическую инфраструктуру. Транспорт, третий по значимости вид инфраструктуры, по моему убеждению, должен их учитывать, то есть: туннели должны быть проложены под лесопарками, мосты и инженерные сооружения должны быть спроектированы с учетом культурного наследия.

Как это сделать? Во-первых, современные технологии XXI века позволяют сделать все, что угодно. Возможно, какую-то часть городского бюджета следовало бы направить на проектирование и строительство более изящного, тонкого мостового перехода, который, к примеру, прошел бы вторым полотном на переднем плане, но позволил бы сохранить эту арку. Я уверен, что технически можно решить любую проблему, главное – поставить задачу.

Совершенно очевидно, что отказываться от создания Московского центрального диаметра ради сохранения арки смысла нет. Не знаю, есть ли другие варианты его трассировки в этом месте. Если туннель важен, а он важен, то можно найти другое решение. Если трассировку изменить нельзя, если нельзя построить качественное и современное инженерное сооружение, выделив на него бюджет, – то не исключу, что проблему можно решить даже через оптимизацию расписания поездов. Согласовать интересы ведомств, ответственных за пассажирские и грузовые перевозки и использовать пути более эффективно, как это сделано в Париже и Берлине, где много поездов проходит по одной колее, и расширяются они только на вокзалах. Мы почему-то прокладываем дополнительные пути, тогда как если подумать, то, вероятно, можно было бы поставить больше поездов на одни рельсы. К слову говоря, комплексный мастер-план Москвы, сторонником которого я являюсь, мог бы помочь урегулировать интересы разных департаментов. Тогда, может быть, и не пришлось бы ничего сносить. Надо рассмотреть разные технические возможности, но я уверен, что найти решение, в котором историческая арка будет сохранена, а МЦД получит все необходимые мощности, вполне возможно. Если захотеть».

Мастерская:
ИнтерМост

18 Июня 2020

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Занавес из фибробетона
Реконструкция театра начала XX века в Эврё включает напоминающие занавес фасады из фибробетона толщиной 8 см и весом 11,2 тонн. Авторы проекта – бюро Opus 5.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.