Можно ли спасти арку?

Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
Мастерская:
ИнтерМост
Проект замены арки над Сыромятническим проездом был опубликован на сайте его авторов, компании Интермост. В понедельник вечером он стал известен в соцсетях, появившись вначале в твиттере Несобянин, а затем в неофициальном паблике МЦД (который, по словам пресс-службы, не имеет к организации никакого отношения).
zooming
Реконструкция каменного железнодорожного путепровода через Сыромятнический проезд
проект компании Интермост

Арка, через которую многие проходили по пути в центр дизайна Artplay, оказалась горячо любима, и проект ее сноса, сам по себе, мягко говоря, примитивный, всколыхнул сети буквально за несколько часов. Кто только не высказался в его защиту: вот пост Ильи Яшина, а вот Павла Гнилорыбова. Несколько заметных СМИ сделали обзоры мнений, высказанных в сетях: The-VillageМедузаАфишиStrelka Mag.

Можно подписать две петиции: на change.org и на podpisi.org.
Арка над Сыромятническим проездом
Фотография: Архи.ру, 18.06.2020
Арка над Сыромятническим проездом
Фотография: Архи.ру, 18.06.2020

Неудивительно, что проект исчез с сайта Интермоста уже во вторник. Но, как справедливо заметила Медуза, сохранился в кеше. Москомархитектуры, тоже во вторник, распространил пресс-релиз, в котором говорится, что «проект не получал <...> АГР <...> ни в представленном виде, ни в каком-либо другом». Компания РЖД, которая занимается расширением путей, сообщила Агентству городских новостей «Москва», что проект «только разрабатывается и будет проходить все необходимые согласования».

Мост планируется расширить от существующих 6 до 8 путей для МЦД-2 и МЦД-4, а трамвайные пути од ним, которые сейчас уложены редким способом «сплетения» из-за узкой арки, превратить в два обычных, дополнив автомобильной полосой и тротуаром.
  • zooming
    1 / 4
    Арка над Сыромятническим проездом
    Фотография: Архи.ру, 18.06.2020
  • zooming
    2 / 4
    Арка над Сыромятническим проездом
    Фотография: Архи.ру, 18.06.2020
  • zooming
    3 / 4
    Арка над Сыромятническим проездом
    Фотография: Архи.ру, 18.06.2020
  • zooming
    4 / 4
    Арка над Сыромятническим проездом
    Фотография: Архи.ру, 18.06.2020

Арка, действительно очень обаятельная и атмосферная, построена в 1865 году, тогда же, когда и Андроньевский виадук из классического вида на монастырь. Она дейстительно – нетипичное для Москвы явление, и волна возмущения в соцсетях выглядит вполне понятной и обоснованной. Хотя надо думать, что если бы рядом не было знаменитого культурного кластера, судьба постройки без охранного статуса на пути интересов федерального проекта столичного общественного транспорта была бы предрешена. А сейчас, видите ли, ничего еще толком не известно. Возникает противоречие: либо душевная историческая арка, либо общественный транспорт мегаполиса.

Мы поговорили в тремя экспертами: один за сохранение, другой за снос, третий уверен, что можно сохранить арку и обеспечить МЦД новыми мощностями.
***

zooming
Рустам Рахматуллин,
Координатор Общественного движения «Архнадзор»:

«Участок Центрального диаметра на отрезке от Трех вокзалов до Андроникова монастыря я бы назвал самым проблемным для градозащиты в сезоне 2019-2020 годов. Перечень проблем включает в себя Каланчевский путепровод, Андроников путепровод через Яузу, который иногда ошибочно называют Золоторожским мостом, и все, что между ними. Здесь уже состоялись сносы двух домов с номерами 8 по Новой и Старой Басманным улицам (см. обзор сносов в «Афише», – прим. ред.). Во время карантина нам удалось только дистанционно остановить эти сносы на некоторое время, чтобы сделать обмеры. Флигель усадьбы Балк-Полевых на Новой Басманной был обмерен вручную, а обмеры доходного дома Варенцова на Старой Басманной, насколько знаю, сделаны официально и лазерным методом. Затем оба дома были утрачены.

Каланчевский путепровод в результате нескольких туров переговоров получил третье решение и второй АГР с девизом «Больше Щусева». Конечно, это не воссоздание и не достройка по Щусеву в полной мере: сочетание арочной фермы с каменной аркадой – совcем новый образ, но других вариантов у нас не было.

Андроникову виадуку только что отказано в постановке на охрану по заявке 2007 года. Не знаю, чья была заявка, ее подавали до основания «Архнадзора». Вероятно, в связи с угрозой пристройки дополнительного пути на отдельных опорах, что и произошло в 2008 году. Пристройка была сделана с юга и изуродовала общую классическую панораму Андроникова монастыря с этим арочным мостом 1865 года.
Андроньевский виадук, вид с юга, 2009
Фотография: Архи.ру, 18.06.2020
Южная пристройка к Андроньевскому виадуку, 2009
Фотография: Архи.ру, 18.06.2020

Увы, действующее правительство Москвы не принимает мостовые переходы и некоторые другие инженерные объекты на охрану, чтобы не препятствовать любой, даже самой теоретической реконструкции. Заявка 2007 года не помешала стройке, а нынешний отказ, вероятно, говорит о желании соблюсти видимость закона при новом увеличении числа путей. По нашей информации, на этот раз пути на новых опорах появятся с севера, а пути с юга будут расширены. Отступы на новых опорах позволяют сохранить мост физически, но исключают его обозрение. Сегодня, 18 июня 2020 года, на Андрониковом мосту и на смежной с ним насыпи начались какие-то работы. При этом мы не находим никакой градостроительной документации, никаких согласований.
  • zooming
    1 / 3
    Андроньевкий мост
    Фотография: Архи.ру, 18.06.2020
  • zooming
    2 / 3
    Андроньевкий мост
    Фотография: Архи.ру, 18.06.2020
  • zooming
    3 / 3
    Андроньевкий виадук начало строительных работ
    Фотография: Архи.ру, 18.06.2020

Так что угроза трамвайному тоннелю в Сыромятническом проезде – только часть проблемы расширения путей и реконструкции мостовых переходов от Каланчевки до Яузы. Арка тоннеля построена по отдельному проекту, но одновременно с Андрониковым виадуком, в 1865 году. Между ними 350 м и общая насыпь. Они определенно принадлежат к единому комплексу инженерных построек середины XIX века. Попытка поставить арочный тоннель на охрану, как я уже сказал, при нынешнем правительстве Москвы обречена. Заявка на охрану – серьезное усилие. В этой ситуации его следует перенаправить на критику самой практики мэрии отказывать в охране несомненным инженерным памятникам.

Согласно комментариям Москомархитектуры, никакой проект в Сыромятниках не согласован, то есть материалы, появившиеся в сети, не имеют юридического статуса. Добавлю, что проект МЦД – федеральный. Москва фактически принимает к сведению федеральный ППТ, в частности красные линии, но выпускает АГР на отдельные проектные предложения. Таков АГР Каланчевского путепровода, согласованный главным архитектором города.

То, что мы видели вчера на сайте проектировщика в Сыромятниках, напомнило первоначальный вариант нового Каланчевского путепровода. Он попросту сносился и строился на бетонных опорах со сквозными проходами. Можно сравнить вчерашние картинки с соседним проездом, ближе к Курскому вокзалу, по Верхней Сыромятннической улице, где мы видим простое бетонное перекрытие, техническое сооружение безо всякой образности.



Если в случае с Каланчевским путепроводом нам удалось изменить проект в сторону максимального сохранения старины, почему бы не сделать это и в Сыромятниках, и на Яузе.

Мы готовы к переговорам с заказчиком и проектировщиком, подобные тем, которые нам удалось провести по Каланчевке. К слову, проектировщик в Сыромятниках другой, и формулу переговоров придется строить заново».
***

zooming

Михаил Блинкин,
директор Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ:

«Вот что скажу в ответ на ваш вопрос про арку 1865 года постройки, через которую я много раз проезжал, направляясь по известным вам адресам.

Лет десять назад на Питерском форуме я участвовал в разговоре на аналогичную тему со знаменитым каталонским архитектором Хосе Асебильо (Josep Acebillo). Бывший главный архитектор Барселоны шокировал русских, и прочих европейских, собеседников суждением, которое я цитирую по памяти, но – гарантирую – без нарушения смысла: «Решение о сносе старинной постройки – такой же творческий акт архитектора, как проектирование чего-то нового. В Барселоне я дал добро на снос примерно 30% общей совокупности объектов старой (иногда очень старой!) недвижимости при непременном сохранении знаковых зданий, определяющих облик города. Приезжайте и посмотрите: вроде бы неплохо получилось!».

С моей точки зрения рассматриваемая арка, с учетом скверного уровня текущего содержания и ремонта последних 100 лет, никакой культурно-исторической ценности уже, увы, не представляет. Однако я четко осознаю, что данное суждение – это не более, чем суждение рядового горожанина, не имеющего (в отличие от архитектора!) прав на «творческий акт». С прагматической стороны дела, где я имею право на профессиональное суждение, снос тем более необходим. Что больше всего меня беспокоит в подобных вопросах – это отсутствие четкой институциональной рамки для их разрешения. Такая рамка необходима для ведения корректной профессиональной дискуссии с доказательным обсуждением вопроса о том, что в каждом конкретном случае город теряет, и что приобретает.

Видите ли вы там, в районе этой арки, возможность грамотного и талантливого проектирования с сохранением арки?

Скорее всего, невозможно. Оговорку, «скорее всего», я делаю по причине весьма неглубокой погруженности в детали проекта».
***


zooming
Илья Заливухин,
архитектор, градостроитель, АБ ЯYЗАПРОЕКТ

«Я работаю на Артплее, часто хожу через эту арку. И не вижу никаких противоречий: арка должна быть сохранена и МЦД должен развиваться.

При развитии города необходимо прежде всего сохранять два важнейших вида инфраструктуры: социальную, которая включает в себя культурное наследие, и экологическую инфраструктуру. Транспорт, третий по значимости вид инфраструктуры, по моему убеждению, должен их учитывать, то есть: туннели должны быть проложены под лесопарками, мосты и инженерные сооружения должны быть спроектированы с учетом культурного наследия.

Как это сделать? Во-первых, современные технологии XXI века позволяют сделать все, что угодно. Возможно, какую-то часть городского бюджета следовало бы направить на проектирование и строительство более изящного, тонкого мостового перехода, который, к примеру, прошел бы вторым полотном на переднем плане, но позволил бы сохранить эту арку. Я уверен, что технически можно решить любую проблему, главное – поставить задачу.

Совершенно очевидно, что отказываться от создания Московского центрального диаметра ради сохранения арки смысла нет. Не знаю, есть ли другие варианты его трассировки в этом месте. Если туннель важен, а он важен, то можно найти другое решение. Если трассировку изменить нельзя, если нельзя построить качественное и современное инженерное сооружение, выделив на него бюджет, – то не исключу, что проблему можно решить даже через оптимизацию расписания поездов. Согласовать интересы ведомств, ответственных за пассажирские и грузовые перевозки и использовать пути более эффективно, как это сделано в Париже и Берлине, где много поездов проходит по одной колее, и расширяются они только на вокзалах. Мы почему-то прокладываем дополнительные пути, тогда как если подумать, то, вероятно, можно было бы поставить больше поездов на одни рельсы. К слову говоря, комплексный мастер-план Москвы, сторонником которого я являюсь, мог бы помочь урегулировать интересы разных департаментов. Тогда, может быть, и не пришлось бы ничего сносить. Надо рассмотреть разные технические возможности, но я уверен, что найти решение, в котором историческая арка будет сохранена, а МЦД получит все необходимые мощности, вполне возможно. Если захотеть».

Мастерская:
ИнтерМост

18 Июня 2020

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.