Гай Имз: «У Альметьевска есть возможность стать аналогом Давоса»

Международный куратор конкурса на мастер-план Альметьевска, глава совета по экостроительству, на примерах рассказывает о перспективах конкурса и города, а также о состоянии и возможностях движения по охране среды в России.

Беседовала:
Вероника Шевченко

mainImg
Гай Имз – международный куратор конкурса на на разработку мастер-плана территории, прилегающей к Альметьевскому водохранилищу на реке Степной Зай, известный специалист в области «зеленого строительства», который возглавляет крупнейшую ассоциацию в сфере «зеленого» строительства в РФ – Совет по экологическому строительству в России (RuGBC) и активно содействует внедрению международных и российских экологических стандартов в архитектурно-строительную отрасль.
zooming

С какими районами, которые вы до этого видели в России или за рубежом, вы могли бы сравнить долину реки Степной Зай? Существуют ли аналоги? И если существуют, то могут ли те технологии, которые применяются в других странах, быть интегрированы в решение проблем на конкурсной территории? Имеет ли смысл использовать опыт зарубежных стран или более эффективно сформировать собственное решение, актуальное именно для долины реки Степной Зай?
 
Сегодня в мире существуют десятки проектов по восстановлению лесных зон, во многом схожие с проектом долины реки Степной Зай. Наличие в проекте водных ресурсов добавляет им привлекательности, так как вода может использоваться в качестве среды для восстановления привлекательного пейзажа, источника питьевой воды, для аккумуляции энергии, для очистки воды и экосистем, для разведения птиц и других целей.
 
Сразу вспоминается открытый недавно курорт Villages Nature Paris, – своего рода восстановленный райский уголок. Он очень «зелёный» – в нем используются технологии, способствующие сохранению окружающей среды, одна из которых – тепловой насос для нагрева озера и его использования в качестве бассейна со своей экосистемой в течение всего года. Тепловую энергию Земли можно использовать и на Степном Зае, создав уникальный для этой области России работающий круглый год спа-курорт.
zooming
Территория конкурса в Альметьевске, фрагмент
Источник: almetyevsk.tatar
Вспоминается также проект известного Европейского экогорода Фрайбурга. Это один из наиболее привлекательных для проживания городов Германии. Город прошел процесс «восстановления» после закрытия французской военной базы и отказа города от строительства атомной электростанции. Сейчас это известный город, использующий для своего функционирования солнечную энергию, имеющий высокий уровень жизни и адаптированный для пешеходов. Власти города регулярно проводят мероприятия в поддержку сохранения окружающей среды. Город известен также как центр велосипедного движения.
 
В Масдар-сити в Абу-Даби построили технопарк и Университет для разработок технологий будущего. Здания питаются энергией солнца и заряжают электрические транспортные средства. Студенты занимаются исследованиями и разработкой (и монетизацией) новых экологически чистых технологий, привлечены многочисленные международные инвесторы и компании. Опыт Масдар-сити можно ипользовать и в технопарке Альметьевска.
zooming
Масдар. Фотография предоставлена организаторами конференц-тура «Город как инновация»

Говоря о новых технологиях, хотелось бы упомянуть недавнюю великолепную попытку измерения уровня активности людей в парках Тбилиси – и применить эту технологию в нашем проекте.
 
Одной из динамично развивающихся отраслей является экотуризм. Для Германии экотуризм – национальный проект, для которого создаются рабочие места и новые сферы деятельности. Среди решений, которые могут быть представлены в Альметьевске, – устойчивость к наводнениям и к экстремальным погодным условиям (соответствующие разработки поймы реки, так как локация подвержена частым наводнениям), возрождение дикой природы, заселение ранее обитавшими там птицами, животными и восстановление растительности. Город уже известен в России своим спортивным образом жизни, который может стать прорывным при дальнейшем развитии открытых спортивных сооружений.
 
Такие транспортные решения, как канатные дороги, могут добавить «вау-эффект», соединяя город Альметьевск с его лесопарком и лыжным центром.
 
Я считаю оптимальной для старта работу с водными ресурсами. В этом вопросе важную роль может сыграть международный опыт. В России слишком мало примеров использования подобных решений, поэтому я рекомендовал бы привлечь к разработке международные команды. Это очень увлекательный процесс, в котором я с радостью принял бы участие!
 
В рамках конкурса поставлена задача подготовить мастер-план, обеспечивающий ревитализацию территории, прилегающей к Альметьевскому водохранилищу на реке Степной Зай в городе Альметьевске, и превратить её в знаковое общественное пространство для жителей города. Этот конкурс мог бы стать пилотным проектом по реабилитации нарушенных земельных участков и сохранению ценных природных объектов. Как бы вы видели развитие этого направления в масштабах России? 
 
Чтобы проект «Степной Зай» достиг своей цели и изменил ситуацию к лучшему, он должен быть масштабным, реализовываться на достойном уровне и иметь реальную привлекательность. Для этого необходимо обеспечить команду надлежащими технологическими, финансовыми и административными ресурсами. Для достижения успеха считаю необходимым:
 
1. Отнестись к проекту как к широкомасштабному и выполнять работы на высочайшем уровне, соответствующем уровню не только российских, но и международных аналогов;

2. Проект должен иметь уникальные преимущества. Можно привести множество примеров, среди которых возобновляемая энергия, транспорт будущего, восстановление природы и заселение диких животных.

3. Несомненно, важна роль брендинга и маркетинга – ни один из российских городов не получал пока звания «экологической столицы». У Альметьевска есть возможность стать аналогом Давоса, где в будущем будут проводиться ежегодные конференции, посвященные устойчивому развитию городов, могут находиться природоохранные организации, проходить международные конкурсы, например, Solar Decathlon. Подобные инициативы проводятся многими мировыми нефтехимическими компаниями. Настоящий проект может стать визитной карточкой России в вопросе энергетики будущего и комфортных условий проживания.

4. Сегодня важнейшую роль в популяризации проектов играет творческое переосмысление проекта. Поиск местных героев, съемка документальных фильмов, – все это позволит зафиксировать опыт Альметьевска для дальнейшего использования по всей России. Через фильм проект можно представить на международном фестивале Ecocup, сделать объектом PR-кампаний, привлечь звезд к обсуждению экологических тем.

5. Важнейшую роль в достижении узнаваемости проекта могут сыграть такие отраслевые мероприятия, как Moscow Urban Forum и Climate Forum.

6. Чтобы произвести достойное впечатление на посетителей и способствовать дальнейшему распространению информации, можно привлечь людей, заинтересованных в проекте. Среди них могут быть архитекторы, информационные партнеры и спонсоры, органы местного самоуправления и все местные активисты, кому небезразличны экопроблемы и пути их решения.
 
Одна из задач конкурса – эдъютейтмент, то есть создание экологических образовательно-развлекательных центров при парках, посвященных проблемам загрязнения почв, переработки мусора, изменению климата, декарбонизации и другим вызовам современности. Это особенно актуально для тех регионов, где природа конфликует с антропогенностью. В качестве примера можно привести Парк Ариэль Шарон в Тель-Авиве, Израиль. Как вы оцениваете потенциал конкурсной территории в этом отношении? Знаете ли вы другие примеры проектов в рамках эдъютейтмента в мировой практике и как они были реализованы в других странах? Можно ли было бы применить похожий сценарий в отношении долины реки Степной Зай?
 
Основным результатом проекта может стать создание развлекательной программы для обучения. Развлекательная программа может включить почти все примеры возрождения города. Считаю важным, когда посетителю есть чем поделиться на основе своего личного опыта – информацией, которую он получил заранее (искал сам) или после своего визита. Во многих городах создаются впечатляющие музеи, например, Музей Битлз в Ливерпуле. Полагаю, цельное пространство для демонстрации подходит лучше, чем демонстрация под мультимедийной крышей, хотя и совмещение смотрится неплохо.
 
Сразу вспоминается опыт американского города Питтсбург в штате Пенсильвания, где я бывал несколько раз. Этот город, называемый некогда «городом стали», был настолько грязным, что приходилось менять одежду дважды в день, а свет горел в городе даже днем! Живность в реке погибла. Сегодня Питтсбург – финансово и социально привлекательный для молодых семей город с растущей экономикой и серьезной спортивной составляющей – в центре города можно плавать на каяках, осваивать пеший туризм и так далее. Для данных целей создано множество некоммерческих организаций.
 
В Москве я всегда привожу иностранных туристов в Экоцентр на Воробьёвых горах, и он производит на них неизгладимое впечатление. Центр был построен для школьников, однако великолепно служит и взрослым. В нем представлена тесная взаимосвязь природы и человека – экономика замкнутого цикла, энергетика, работа экосистемы и ее воздействие на здоровье. Подобный опыт можно спокойно использовать в проекте по развитию территории долины реки Степной Зай.
Центр устойчивого развития городов
© Wilkinson Eyre Architects

Здание Crystal, построенное в Лондоне в 2012 году, показало, насколько быстро развиваются технологии. Здание стоимостью в 35 миллионов фунтов стерлингов, открытое в качестве ознакомительного центра и конференц-центра для проведения Олимпиады, к концу 2019 года уже закрыло перед посетителями свои двери как неактуальное. Тут можно сделать два вывода: подобные центры должны непрерывно совершенствоваться (что возможно в сотрудничестве с технопарками) и подобные центры должны быть очень активными. Хорошим примером успешного использования подобных пространств в организации мероприятий и выставок является московское Сколково.
 
Еще одним успешным примером является парк Lee Valley в Великобритании. Он проходит вдоль 41 км (26 миль) участка реки Lee, впадающей в реку Темза. Чем-то напоминающий великолепный московский Парк Горького, парк долины реки Лии успешно вписывает природную экосистему в ландшафт крупного города, создавая уникальную территорию, адаптированную для велосипедистов, пеших прогулок и других видов активной деятельности на свежем воздухе.
 
В России наблюдается рост интереса к природе (это доказывает статистика поиска в Яндекс). И национальные парки, экотуризм и отдых на открытом воздухе становятся все популярнее. Думаю, Альметьевск – естественная зона для развития уже существующей любви к спорту, ответственного подхода к жизни и всему, что окружает человека, интереса к нестандартным инженерным решениям, для поддержания чувства гордости за место своего проживания. Все это может стать хорошим примером для всей России!
 
Несмотря на то что конкурс проходит на локальном уровне, он всё равно вписывается в мировой тренд. Как вы оцениваете роль подобных конкурсов для решения глобальных проблем? 
 
Каждый шаг к устойчивому социально-экономическому и экологобезопасному развитию в форме изменения ландшафта и создания новых зон, сред и положительного баланса между человеком и природой является важным этапом в решении глобальных вопросов, связанных с экологическим кризисом, истощением природных ресурсов, с отходами, истощением земель и так далее. Фактическое глобальное воздействие настоящего проекта будет зависеть от намерений тех, кто будет принимать окончательные решения, и от способности архитекторов и девелоперов их реализовать. Проект сможет приобрести мировую славу и стать в один ряд с уже перечисленными проектами (Масдар сити, парк «Зарядье», курорт Villages Nature, парк им. Ариэля Шарона). В крайнем случае он привнесет положительные изменения в жизнь местного населения и станет предметом их гордости.
Парк «Зарядье»
Фотография © Iwan Baan / предоставлена бюро Diller Scofidio + Renfro

Лично я – оптимист, и сделаю все возможное для достижения проектом максимальных результатов. Должен сказать, что для реальных результатов необходим комплексный подход, основанный на изменениях – в менталитете, технологиях, экономике. Считаю этот проект дорогой к лучшему будущему и думаю, что у него есть соответствующий потенциал. Я с оптимизмом отношусь к тому, что Россия может начать планирование перехода от использования природного сырья к альтернативным источникам энергии, и подобные проекты могут стать первым вкладом в обеспечение будущего России без использования нефти.
 
Требования к качеству среды в мире последнее время существенно возросли, большое внимание уделяется вопросу декарбонизации, направленной против глобального потепления. Одна из ключевых задач обеспечения качества жизни населения Республики Татарстан – экологизация городской среды на основе устойчивого, динамичного развития экономики, создания благоприятной окружающей среды и эффективного использования природных ресурсов. Инициатор конкурса, ПАО «Татнефть», серьёзно подходит к этой проблеме, декларирует политику декарбонизации. Как бы вы могли оценить деятельность ПАО «Татнефть» и Республики Татарстан в этом отношении?
 
Отношусь с восхищением к решению компании «Татнефть» поддерживать и отстаивать такие проекты как разработка мастер-плана долины реки Степной Зай в Альметьевске, а также к открытому выражению своей поддержки экологизации региона. Руководитель «Татнефти» Наиль Маганов выступает в поддержку многих экологориентированных технологий. Так, недавно он сообщил о возможных инвестициях компании «Татнефть» в возобновляемую энергетику. В корпоративных годовых отчетах компании «Татнефть» подробно представлены концепция социальной и экологической ответственности, энергетической эффективности, информация об инвестициях в технологии переработки и вторичного использования нефтепродуктов.
 
Как консультант в области устойчивого развития хотел бы отметить, что в данной сфере Россия на годы отстает от ведущих мировых держав. Я объясняю это экономическим кризисом в России в 1990-х. В то время как Запад начинал двигаться в направлении устойчивого развития, Россия восстанавливала свою экономику. Биржевые акулы нефтяного рынка, такие как BP и Royal Dutch Shell, в течение многих лет инвестировали в экологически чистые технологии и давно уже перестали доказывать свою приверженность экологическим принципам – BP даже поменяла свое название на «beyond petroleum», то есть, «после нефти». Частично это может быть связано с растущей озабоченностью запада климатическими изменениями и окружающей средой, которая в России еще не достигла аналогичного уровня.
 
В ответ на ваш вопрос, я приветствую то, что компания «Татнефть» видит большой потенциал развития в данной сфере и готова поддержать соответствующие инициативы.
 
Будучи экспертом в сфере экологического развития, как вы оцениваете перспективы использования экологоориентированных технологий, «зелёного строительства» в целом и потенциал внедрения таких решений в России? Как вы думаете, в чём бы могла заключаться роль конкурсной территории в деле их продвижения?
 
Россия обладает огромным потенциалом для развития экологически чистых «зеленых» технологий и строительства таких зданий. Когда 10 лет назад мы организовали «Совет по экологическому строительству в России» с 30 членами-учредителями, многие посмеивались над нами и говорили, что в России никогда не будет экологически чистых «зеленых» домов. В качестве обоснования такого мнения приводились многочисленные аргументы – чрезвычайно экстремальные климатические условия, менталитет, дешевая энергия, отсутствие навыков экономии. Я посмеивался в ответ, чувствуя их неправоту. Будучи первопроходцем в области мобильных телефонов, слышал то же самое в середине 90-х – рынок Санкт-Петербурга слишком насыщен, в то время как нашими телефонами пользовались 2500 подписчиков!
 
Сегодня в России построено более 300 сертифицированных экологически чистых зданий, многие из них соответствуют таким международным стандартам, как BREEAM и LEED. Некоторые из них возведены в соответствии со стандартами энергопассивных домов, другие соответствуют российским экологическим стандартам. Ежегодно число проектов растет, а уровень экологической безопасности становится выше. На самом деле это свидетельствует об улучшении конструкций новых зданий и их оснащении более эффективными инженерными системами (отопление, вентиляция, освещение). Некоторые из них оснащены современными системами контроля (BMS – система диспетчеризации здания), точками зарядки электромобилей, возможностью сбора дождевой воды для мойки автомобилей или полива «зеленых» крыш!
 
В России прошли испытания новых решений или форматов в рамках нескольких образцовых проектов. Парк «Зарядье» показал успешность «зеленых» крыш, L’Oreal Factory доказал, что промышленный завод может стать экологически чистым предприятием, пожарные службы и службы МЧС показали, как при разработке можно успешно сфокусировать внимание на удобстве и экологичности (все 14 комплексов службы сертифицированы на соответствие стандарту BREEAM). Считаю, что проект в Альметьевске доказывает возможность интеграции существующей инфраструктуры города с зеленой парковой зоной с местами отдыха и развлечения международного уровня. Проект может и в дальнейшем отстаивать экологические технологии в колледжах и технопарках. Думаю, несколько незабываемых моментов позволят Альметьевску оказаться на карте в качестве одного из крупнейших российских проектов в сфере устойчивого развития.


02 Марта 2020

Беседовала:

Вероника Шевченко
comments powered by HyperComments
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Сейчас на главной
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Один из кварталов в составе крупного и очень передового по многим параметрам района Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.