Никита Явейн: «На WAF наши проекты приняли с интересом»

Победитель в двух номинациях WAF-2015 – о том, как надо показывать проекты жюри международной премии, как она устроена и зачем в ней участвовать.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
– Никита Игоревич, мои поздравления, ваши работы стали, кажется, первыми российскими проектами, попавшими в списки победителей в номинациях WAF. Каковы ваши впечатления, как всё прошло?

Хорошие впечатления, нас очень тепло приняли. Там многое происходит одновременно, ходят люди с программками, отмечают, куда им пойти, потому что надо выбирать между лекцией, скажем, Дженкса или Кука, и одной из десяти–двенадцати презентаций проектов. Так вот, под конец нами стали интересоваться, на первый показ Калининграда пришло человек десять, потом на Эрмитаж пятьдесят – шестьдесят, а когда мы показывали школу, то зал, один из малых залов, был полон, а он вмещает где-то сто человек. На последнем нашем показе в большом зале было человек восемьсот, наверное.

Выступал не я, выступали молодые архитекторы бюро, которые участвовали в проектировании, они прекрасно знают английский. Я думаю, мы бы и в прошлом году прошли, если бы я хорошо знал английский, но я хорошо знаю французский, а WAF затеяли англичане, там французский малополезен. Там всё на английском, вопросы, ответы, быстрый ведущий, очень ёмкое, темповое рассмотрение, к этому надо быть готовым. Многих прерывали сразу по прошествии 20 минут, но нас, как я говорю, приняли с интересом, мы больше 25 минут выступали по Калининграду, нам задали много вопросов.
Вручение премии WAF Никите Явейну и его коллегам из «Студии 44». Предоставлено «Студией 44»
Концепция развития центра Калининграда (Россия). «Студия 44». © Архитектурное бюро «Студия 44» и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Ну, кроме того, в прошлом году мы презентовали Олимпийский вокзал, так что нам помешала политика, это была осень, Олимпиада, Крым, самый разгар всего этого.

– Как Вам показалось, с мастер-планом Калининграда вы далеко оторвались от соперников по номинации?

Было сразу понятно, что мы побеждаем с Калининградом, проект был принят практически на ура. Нас сразу поняли, увидели наш подход: не воссоздание и не новое, а частично старое, на нем новое, это всё одно с другим, взаимопроникает; жюри также впечатлило разнообразие типов города, которые мы предложили в рамках мастер-плана. Хотя не знаю – если бы не Альтштадт, взяли бы мы WAF по генпланированию или нет.

Конкуренты были достаточно сильные: там был мастер-план Battersea Power Station в Лондоне бюро Рафаэля Виньоли – громко прозвучавший проект, они были уверены в победе, поскольку конкурс, честно скажем, английский, англичане формируют там вектор и тянут своих, само собой, для них это ближе. И в рамках вопросов нас стали подлавливать. Наверное, это такая методика, неожиданная для нас.

– А что сейчас происходит с вашим мастер-планом Калининграда?

Там местные архитекторы сделали эскиз, некий сублимат между нашим предложением и французским проектом Devillers et Associés, занявшим второе место. По Альтштадту он сохраняет основные какие-то наши моменты, по другим районам проект ближе к французскому генплану, там всё разбито на квадратики под жильё. Был второй конкурс по замку, мы там вроде бы выходим на какую-то работу. Но все подзаморожено, потому что денег не хватает. Власти Калининграда рассчитывали на федеральные субсидии, собственных средств у них нет: кризис сказывается на экономике города, связанного с экспортом-импортом.

Академия танца Бориса Эйфмана победила в номинации школ, как её приняли на презентации?

Мы не были так уверены, как с мастер-планом, но школа прошла объективно по совокупности своих качеств. К тому же мы правильно её подали, с небольшим фильмом, который позволял увидеть, как всё работает; достаточно серьезно подошли. Судя по тому, как все проснулись, заинтересовались, мы поняли, что можем победить и даже были почти уверены. А между тем в номинации была академия Бернтвуд, которая получила в этом году премию Стирлинга.

– А как вы показывали жюри премии Академию танца?

Мы говорили о пространстве вертикального двора. В обычных школах есть двор, куда дети выбегают на перемену. А здесь наш вертикальный двор – пространство танца, отдыха, всего. Это как суп, в котором очень много мяса. Пространство очень насыщенное, там «подвешено» много объектов, прежде всего балетные залы. И дети там бегают... Мы сняли фильм и показали, что там вертикальная связь всех со всеми, она работает даже больше, чем по горизонтали.

И второе – в балетных залах царит атмосфера отрешенности. Залы – это театр теней; абсолютно изолированное пространство стыкуется с абсолютно открытым вертикальным двором-клуатром. И ты через тамбур проходишь из одного пространства в другое, как через какой-то шлюз. Мы специально постарались подчеркнуть эту особенность здания в своей презентации на WAF.
Академия танца под руководством Бориса Эйфмана © Студия 44

В целом уровень премии очень высокий. И уровень проектов, и большого жюри, и малых жюри. Хотя в номинации «Культура» было какое-то немного странное жюри...

– По объектам культуры, где Вы показывали реконструкцию Генштаба для нового крыла Эрмитажа?

Я считаю, что Эрмитаж был самым сильным объектом в своей номинации, он и за гран-при мог побороться, но, во-первых, он не совсем фестивальный проект – слишком серьезный для фестиваля и слишком большой, комплексный. И, во-вторых, нам немного не повезло с жюри – там практически не было архитекторов, был главный редактор «Architectural Review»; кто-то заболел, была замена. Либо они не очень хорошо нас поняли, либо мы плохо рассказали. В номинации учреждений культуры конкуренция, пожалуй, была самая слабенькая. Победивший проект – зал Soma City «дом-для всех», прошел за счет социальных аспектов, сочувствия к лишившимся крова, то есть не совсем по архитектурной части.
Государственный Эрмитаж, новая Большая Анфилада в восточном крыле Главного Штаба, Санкт-Петербург © «Студия 44»

– Вы согласны с решением жюри, присудившим гран-при жилому комплексу Interlace, построенному OMA в Сингапуре? Вам нравится этот проект?

– В разделе «Постройка» он был явным лидером по многим причинам. Проект интересный, там есть пространство, я бы даже сказал, что он перезагружает восприятие пространства. Важно, что это возврат к первоистокам, к горизонтальным небоскребам, к каким-то конструктивистским основам – они там хорошо видны. И вообще он очень любопытный, к примеру все эти угловые стыковки не дают лобовых просмотров. Это не совсем «дрова» – помните, проект такой был, «дрова» его называли, там блоки в прямоугольной системе? Словом к гран-при никаких вопросов нет, это знаковая неоконструктивистская вещь, она абсолютно справедливо получила свою награду.
Жилой массив Interlace (Сингапур). OMA / Оле Шерен. Изображение предоставлено WAF

К тому же Interlace – сингапурское здание, а WAF последний год проводится в Сингапуре. Теперь они переедут обратно в Европу, в Берлин. Потом ещё куда-нибудь поедут, в Америку, вероятно. Так что решение жюри несложно было предугадать, и по качеству комплекса, и по политическим соображениям. Вы же понимаете, что во всех подобных премиях немало политики. Но сегодня WAF главное творческое соревнование такого рода в мире, не риелторское-девелоперское и не такое, где всё решено. В Европе есть еще одно подобное соревнование – премия Миса ван дер Роэ, она построена точно по схеме WAF, есть нюансы, но в целом очень похоже: тоже номинанты, постройки, проекты… Но там могут участвовать только страны ЕС, так что для нас эта премия закрыта. В этом году на WAF, кстати, были лауреаты премии Миса, и премии Стирлинга, был очень сильный состав участников.

– А Ванкувер-хаус BIG, который назвали «Лучшим проектом будущего»?

– Я думаю, BIG вышел на суперприз не столько за счет архитектуры – проект несколько неоднозначный – сколько из-за профессионализма подачи. Наш мастер-план Калининграда, надо сказать, был одним из претендентов на гран-при в категории «проекты», мы шли вторыми-третьими... По идеям, заложенным в проект, мы может быть были и посильнее, но мы не дотянули с подачей, она должна быть более образной. Мы взяли старые картинки, а на WAF нужно специально готовиться. BIG же выиграли за счёт абсолютного мастерства представления материала, тут они несомненные лидеры, они превращают подачу в театральное представление.
Ванкувер Хаус (Канада). BIG – Bjarke Ingels Group. Изображение предоставлено WAF

– В чём их мастерство?

Каждый элемент проекта там был показан как решение некоей глобальной мировой задачи. Всё это с соответствующим видеорядом. Я перед тем, как поехать в Сингапур, посмотрел в Москве «Гамлета» – так вот, пожалуй, Миронов-то будет послабее, чем BIG-овские артисты. У BIG'а всё проектирование через презентации идёт, у них проектирование – это подготовка презентации.

По части подачи мы пока в другой лиге, хотя и не то чтобы совсем отстаем, уже приближаемся.

– Что самое интересное на WAF? Презентации, общение или выставка?

Выставка любопытна. Это такой развернутый журнал, развешаны простыни с проектами, как бельё, и все между ними ходят. Интересна среда, потому что параллельно идёт десять – двенадцать выступлений. Ты выбираешь что-то заинтересовавшее тебя и бегаешь из зала в зал.

– Вы давно участвуете в международных премиях?

На WAF второй год. В прошлом году не получилось, я своим поклялся, что в следующий раз мы победим. И в этом году все три объекта, которые мы представили, прошли в шорт-лист, а два наверх. Я даже превысил взятые на себя обязательства.

– Как бы Вы определили критерии победы сейчас, если проанализировать этот Ваш опыт? О театрализованной подаче уже было сказано, а что еще?

Нужно несколько очень серьёзных идей в русле мировых поисков, связать с мировым процессом и книгами. Раскрыть не на словах, а на образах. Но идеи должны быть самобытные, неожиданные, ты должен чем-то удивить людей, чтобы они отвлеклись, обратили на тебя внимание. Полностью, по определению, исключается всякий провинционализм.

– Что Вам даёт такое участие в международных премиях?

Там заказчиков нет, там есть критики. Прямого выхода на деньги я тут не вижу. Не так много заказов я получаю благодаря премиям, хотя выход на внешние рынки таким образом может произойти, так, например, я начал работать в Астане.

Профессиональный рост, безусловно. И сравнение того, что ты делаешь, с работами коллег, тех, кто заслуживает уважения. Все 200–250 проектов на WAF были очень приличными, чем он мне и нравится. В наших конкурсах я частенько спорю, кто победит, и заметьте, ещё ни разу не ошибся, главное – знать состав жюри. А тут приятно, что не знаешь, кто победит. 

18 Ноября 2015

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина

Поставщики, технологии

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.

Сейчас на главной

Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.
Гай Имз: «У Альметьевска есть возможность стать аналогом...
Международный куратор конкурса на мастер-план Альметьевска, глава совета по экостроительству, на примерах рассказывает о перспективах конкурса и города, а также о состоянии и возможностях движения по охране среды в России.
Проектируя себя
В марте в МАРШ стартуют два интенсива, которые помогут архитекторам выстроить бизнес-стратегию, а также найти и сформулировать миссию. Подробности от куратора курса.
Огород на крыше
В центре Оберхаузена на западе Германии бюро Kuehn Malvezzi построило здание центра занятости с теплицей на крыше: там муниципалитет выращивает салат, зелень и клубнику, а институт Фраунгофера – исследует «закольцованные» производственные системы.