Градсовет Петербурга 7.12.2018

Вторая попытка согласовать снос СКК: амбиции заказчика и поиск альтернативных решений.

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

mainImg
СКК «АРЕНА»
Санкт-Петербург, пр. Юрия Гагарина, д. 8
Проектировщик: ООО «ЛАЙФКВОЛИТИ ЭВОЛЮШН»
Заказчик: ООО «Хоккейный клуб «СКА»

Обсуждали: эскизный проект 
Эскизный проект СКК «Арена» © ООО «ЛАЙФКВОЛИТИ ЭВОЛЮШН» /пересъемка с планшета Алены Кузнецовой

В Петербурге прошло второе заседание градостроительного совета, посвященное «реконструкции», а по сути – сносу СКК и строительству на его месте новой «Арены» с инфраструктурой. После первого заседания, проходившего месяц назад, авторы проработали транспортную и пешеходную доступность объекта, немного изменили фасад. Но круг обсуждаемых вопросов остался прежним: зачем сносить действующий спортивный комплекс и без пяти минут памятник архитектуры, возможно ли провести архитектурный конкурс и настоящую реконструкцию, как будут развиваться прилегающие к СКК территории.

У входа в КГА привычный одиночный пикет. Зал заседаний не вместил всех желающих – многим пришлось стоять. Ожидался вице-губернатор Санкт-Петербурга Игорь Албин, но не пришел. Проект презентовало, кажется, рекордное количество человек – вице-президент Федерации Хоккея России Борис Майоров, бизнесмен Роман Ротенберг, автор проекта и два технических эксперта. Перед началом обсуждений главный архитектор Санкт-Петербурга Владимир Григорьев чуть сбавил градус напряжения, поздравив Никиту Явейна с победой на WAF.
 

За спорт
Эскизный проект СКК «Арена» © ООО «ЛАЙФКВОЛИТИ ЭВОЛЮШН» /пересъемка с планшета Алены Кузнецовой

Защитники проекта выступали с пафосом, вполне понятным: в 2023 году Санкт-Петербург принимает Чемпионат мира по хоккею, нужно успеть построить большую и современную ледовую арену и вернуть стране спортивное величие после допинговых скандалов. Борис Майоров видит хоккей главным видом спорта северной столицы: «уже есть 20 крытых стадионов с искусственным льдом, Ледовый дворец входит в десятку самых посещаемых арен в Европе». Роман Ротенберг добавляет: «клуб СКА – лучший в Европе по количеству болельщиков», цель – построить «многофункциональный комплекс, новую достопримечательность и точку притяжения мирового уровня, которая превзойдет все существующие ледовые арены». СКК для этого не подходит: он «запущен, не соответствует требованиям безопасности для проведения крупных мероприятий, в нынешние контуры невозможно включить необходимый функционал, реконструкция непредсказуема по срокам и стоит дороже». «Арену» построят на средства инвесторов, после чего она станет собственностью города, который будет сдавать ее в аренду.
Эскизный проект СКК «Арена» © ООО «ЛАЙФКВОЛИТИ ЭВОЛЮШН» /пересъемка с планшета Алены Кузнецовой

Тендер на разработку проекта «Арены» выиграла компания «ЛАЙФКВОЛИТИ ЭВОЛЮШН». Руководитель авторского коллектива Андрей Литвинов убежден, что в существующей дилемме важность функции перевешивает ценность облика. Он подробно остановился на плюсах нового сооружения.

«Арена» вместит 21,5 тысяч зрителей, войдет в десятку крупнейших в мире, а по качеству видимости контрольных точек может стать лучшей. Параболический профиль позволит компактно организовать зрительские места, а пространство стилобата – рассредоточить потоки посетителей. Подвесные трибуны, «зрительские гондолы», на высоте в 35 метров подарят отличный обзор и новый визуальный опыт. «Арена» будет оснащена огромным медиакубом, который на время проведения можно прятать в пространстве между ферм.

По периметру арены разместятся кафе и бары, многосветные пространства с индустриальным дизайном, а также клубные зоны, из которых видно, как команды выходят на лед. Вокруг здания – рекреационные зоны. Пешеходный мост через проспект Юрия Гагарина продолжит ось аллеи Славы парка Победы.
Эскизный проект СКК «Арена» © ООО «ЛАЙФКВОЛИТИ ЭВОЛЮШН» /пересъемка с планшета Алены Кузнецовой

Фасад – «природная динамика в сочетании со статикой преемственной формы». Архитекторы отказались от керамических панелей в пользу стальных перфорированных, добавили прорези и медиафасад, на котором предлагают показывать городские панорамы 1980-х годов. В переработанном проекте также появилась гостиница, в которой дополнительно разместятся медицинский центр, школа хоккея, магазины и кафе.
Эскизный проект СКК «Арена» © ООО «ЛАЙФКВОЛИТИ ЭВОЛЮШН» /пересъемка с планшета Алены Кузнецовой

Директор института «Геореконструкция» Алексей Шашкин рассказал, что сохранение СКК сопряжено с большим количеством рисков. Самая очевидная сейчас проблема – мембрана. Ее обследовали 19 лет назад и нашли большой процент коррозии. Возможно, будут выявлены и другие сложности с конструкциями: насколько большие и как много времени потребуется для их устранения – предсказать невозможно.

Директор «Центра транспортного планирования Санкт-Петербурга» Рубен Тертерян отметил, что новая «Арена» добавит дорогам 700-800 автомобилей в час, придется реконструировать перекрестки с Кузнецовской и Бассейной улицами. Вестибюль станции метро «Парк Победы» должен справиться с потоком зрителей, пешеходный мост действительно необходим, но нужно сделать его доступным для маломобильных групп населения.
 

За архитектуру
СКК
СКК. Фотография: Monoklon via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International

В вопросе СКК члены Градостроительного совета проявили единодушие: сносить его нельзя, реконструкция возможна, а если сноса все же не избежать – нужно провести конкурс.

Первым попросили высказаться Никиту Явейна, который вместе с Сергеем Орешкиным прорабатывал варианты реконструкции комплекса. Архитектор сделал акцент на том, что период 1960–1980-х годов – возможно, один из самых серьезных, но еще не оцененных по достоинству – слишком мало времени прошло, «мы еще в борьбе с прошлым». Он привел в пример Рема Колхаса, который во время рабочих визитов Санкт-Петербург интересовался советским функционализмом, называл его никому не известным мировым достижением. И от этого периода ничего не остается: «Кировский стадион – йок, Речной вокзал – йок, Макаровское училище под вопросом, Морской вокзал практически подписан к уничтожению».

Сделать из СКК современную ледовую арену реально: «при заглублении предлагаемая техническая схема полностью туда войдет». Конструкторы «Студии-44», которые много лет назад участвовали в проектировании СКК, считают, что здание «еще 50 лет будет ржаветь и ничего страшного не произойдет». Что касается сроков – строительство вокзала в Сочи к Олимпийским играм от первого дня проектирования до сдачи заняло меньше двух лет. Выступление Никиты Явейна закончилось аплодисментами.

Сергей Орешкин согласился: «в теории есть разные способы сохранить здание, они не мешают срокам и благородной идее». Помимо этической он отметил другие проблемы проекта: «параболическую чашу можно сделать гораздо компактнее, ложи сильно удалены от поля, огромное количество въездов и выездов, фасады вторичны и никак не конкурируют с тем, что мы пытаемся потерять».

Специалист из зала рассказал, что конструкция СКК в десятки раз прочнее новой: здание включает 56 колонн, мембрана опирается на них в 112 точках. В новом проекте – 8 ферм с шагом 18 метров, а точек опоры намного меньше. Требуется капитальное обследование конструкций, но риски будут меньше, чем у нового сооружения. Он отметил также, что это одна из немногих сохранившихся клепаных конструкций, и сравнил снос СКК с действиями талибов в Пальмире.

При этом часть экспертов отметила, что голосовала бы за проект команды Андрея Литвинова, не претендуй он на место СКК. Никита Явейн, в частности, назвал его «грамотной работой с сингапурским уклоном». Хотя было и много критики: архитектуру называли банальной, сомнения вызвал «разрыв в бинтах», который не имеет никакого отношения к функционалу, в этот раз здание сравнивали не с банкой, а с папахой. Многие удивлялись, что нет предложений по градостроительному развитию прилегающих территорий, судьба которых, по словам Владимира Григорьева, до сих пор не ясна. Руководитель «Студии-17» Святослав Гайкович призвал не опускать руки и решать главный вопрос: добиваться запрета на снос СКК, который по нынешним законам сможет получить статус памятника только в конце 2019 года, когда ему исполнится 40 лет.

Резюмируя дискуссию, Владимир Григорьев признал, что образ здания не сложился, но Чемпионат мира нужно проводить, и хочется сделать это «нормально, без паники, суеты и дикого вваливания денег».

10 Декабря 2018

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства.
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.

Сейчас на главной

Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.