Антон Барклянский: «Мировые тренды – связность пространств и многофункциональность»

Глава бюро SYNCHROTECTURE о том, как архитектурные сценарии меняют город к лучшему. О многоярусных городах будущего, воздушных галереях и подземных улицах, рынках под домами и арт-галереях в торговых центрах.

Лара Копылова

Беседовала:
Лара Копылова

mainImg
Архитектор:
Антон Барклянский
Мастерская:
SYNCHROTECTURE
0 Актуален ли сегодня лозунг «форма следует функции» или здания строятся как универсальная оболочка, а функция со временем может измениться?

Антон Барклянский: Все стало подвижным, непостоянным, город меняется быстро. Можно пытаться удержать город в первозданном виде, создавая «заповедник», а можно способствовать приходу нового. Чтобы место продолжало жить, важно обращать внимание на сценарии жизни. Поэтому важна не столько форма, сколько то, какие события мы в нее вписываем, как создаем возможности для прихода новых функций.

Про что ваши сценарии?
Например, наш проект жилья и реконструированных исторических пассажей «ASTRA». Что важно, там мы создали возможности для организации большого количества входов по периметру и заложили гибкую нарезку площадей – так, чтобы помещения можно было и дробить, и объединять. Мы понимали, что нужны не только кафе, но что-то дополнительное: фитнес, химчистки, булочная с круассанами, что может позволить жителю, живущему в доме, иметь полный спектр услуг. Делали карту функций, выясняли, что в этом районе отсутствует, чтобы добавить и у жителей появилось все необходимое в пешеходной доступности.
Жилой комплекс «ASTRA». Реконструированный торговый пассаж XIX века © SYNCHROTECTURE
ЖК ASTRA и реконструкция пассажей XIX в. в Перми. SYNCHROTECTURE © Предоставлено архитекторами
Элитный ЖК ASTRA и реконструкция торговых пассажей XIX века © SYNCHROTECTURE

Там сейчас кафешек на квадратный километр больше, чем на основных улицах города. Было тихо, а теперь место ожило.

Или взять наш проект офисного здания на пешеходной Пермской улице в Перми. Мы заметили, что на улице недостаточно активности и построили проект таким образом, чтобы он способствовал ее увеличению. Мы организовали три входа, один из которых – в кафе комплекса. Предусмотрели окна в пол, мини-сквер у главного входа. Так весь фронт участка включился во взаимодействие с улицей. Также мы предусмотрели гибкий сценарий использования офисов, что-то среднее между офисом и коворкингом. Например, мы заложили в офисе общую зону столовой, чего обычно в офисных зданиях нет. А здесь есть возможность спуститься в общее пространство, пообедать, в том числе приготовить свою еду, пересечься с кем-то, почитать книжку.
Реконструкция средового объекта и строительство нового офисного здания, г. Пермь © SYNCHROTECTURE

Получается, что успешный сценарий от формы мало зависит, и архитектор превращается в урбаниста? Или образ постройки все-таки важен?

Конечно, важен. Чтобы здание обладало идентичностью, было заметным на общем фоне. Архитектурный образ вместе с планировкой и сценарием помогают выстраивать коммуникации объекта с социумом, привлекать потенциальных пользователей, а также должны сделать улицу более привлекательной.
Заказчик офисного здания в Перми ждал от нас в том числе образа.

Рядом с историческим двухэтажным кирпичным домиком появляется несколько современных объемов, но со скатными кровлями и небольших, сомаштабных исторической застройке улицы. Старались не подстраиваться под эстетику прошлого, а придумали использовать металлическую сетку, чтобы создать образ облака. А на его фоне исторический домик – плотный, материальный. Вечером новые здания будут светиться, потому что они прозрачные, ажурные.
zooming
Реконструкция средового объекта и строительство нового офисного здания, г. Пермь © SYNCHROTECTURE

А если нет исторических зданий, как сделать интересный сценарий?

Многим из нас нравится находиться в исторической среде, а ее создают определенные планировочные принципы, которые можно использовать. Например, можно построить один молл с двумя входами, и он не создаст ту самую среду. А можно «вывернуть» его на улицу так, чтобы составить большой объем из маленьких, ориентированных на улицу. Тогда улица продолжит жить, и к слою исторических принципов застройки добавятся новые возможности: большое внутреннее пространство молла, которое даст возможность организовывать большие мероприятия, собирать больше людей вместе, привлекая интерес.

Расскажите о каком-нибудь рецепте для ваших объектов, который планировался с нуля.

Для Иркутска мы делали конкурсный проект квартала с концертным залом и жильем. Мы там планировали и жилье, и общественную жизнь, и открытые, и закрытые площадки, офисы и маркет. Главный замысел был в том, чтобы на первом этаже концертного зала организовать городскую гостиную, куда может прийти любой, где тепло, красивый вид на реку. Это еще не концертный зал, но уже не улица. Гостиная позволила бы жителям создавать более сложные сценарии прогулок: здесь можно, например, остаться после катка, согреться в кафе, и вечер продолжится дальше. И город мог бы проводить здесь свои мероприятия, выставки. Сюда могли бы приходить туристы, чтобы получить информацию о городе, познакомиться с его жителями. Поэтому и название такое – «гостиная».
Квартал XXI века © SYNCHROTECTURE
Квартал XXI века © SYNCHROTECTURE
Квартал XXI века © SYNCHROTECTURE
Квартал XXI века © SYNCHROTECTURE

Также концепция предусматривала маркет – место, где можно купить свежие продукты, перекусить, встретиться с друзьями. Такой формат сейчас стал популярен. В Роттердаме группа MVRDV построила рынок – это как раз тот самый микст функций: внизу парковка, выше продуктовый магазин, на уровне площади рынок, а выше все это перекрывает жилой дом. Рынок там приятный: подбирают арендаторов, есть правила, как себя вести. Рынок с продуктовым магазином не конкурируют: у них разные задачи.

Мы говорили о сценариях с участием исторических зданий или с чистого листа, а есть у вас примеры, где исходная ситуация была без бонусов, а ваш сценарий поменял жизнь к лучшему?

В Кампусе Пермского университета главная эпопея была с территорией. Это 340 га, сосновый бор. Город Пермь на другом берегу реки. Часто в мировой практике кампусы включены в город, как в Сингапуре, когда факультеты прямо в городе, и ты можешь найти рядом жилье и магазины, и кампус и город взаимно обогащают друг друга.
Сингапур – кампус в городе

А в Перми решили сделать кампус на другой стороне Камы. Несчастным студентам надо ехать километров десять через Камский мост. А на огромной лесной территории далеко друг от друга отстоят общежития, городок преподавателей, учебные корпуса, лаборатории. Место не безопасное, есть какая-то окружная дорога и больше ничего, лес, темно. Наше главное предложение было – проложить через лес пешеходную аллею, на которую нанизываются все существующие объекты, а потом и новые. Эта аллея и есть сценарий: там можно передвигаться на самокатах, лыжах... Пока построен небольшой фрагмент.
zooming
Кампус в лесу © SYNCHROTECTURE
Кампус в лесу © SYNCHROTECTURE
Кампус в лесу © предоставлено SYNCHROTECTURE


А ваши сценарии каким-то образом соотносятся с авангардными утопиями 1920-х? Там были проекты жилья для студентов по 4 м2 на двоих, как в доме-коммуне Николаева, с полным обобществлением быта.

Жилые здания действительно развиваются в сторону многофункциональных комплексов, где есть всевозможные услуги. Когда на территории есть возможности для времяпровождения вне стен квартиры – есть куда пойти погулять, поработать, провести досуг, то количество квадратных метров перестает быть настолько значимым – становятся важными другие критерии. И вот вопрос: делать дом с большими квартирами и кухнями, где все функции внутри, либо дом со студиями, но вокруг среда с множеством функций? Возможно, такой комплекс будет выигрышней, чем стандартный. Жизнь в нем будет кипеть, и будут люди из других домов приходить. А маленькие квартиры будут мгновенно продаваться. Эта тенденция ведет к японским капсулам.

Ну, это чересчур. Разве не имеет значения количество воздуха над головой?

Вопрос, сколько времени ты там проводишь. Если просто поспать, может, и капсулы будет достаточно? Главное – развитая инфраструктура, которая является притягательным элементом.

А как заказчику объяснить, что коммерческие функции нужны? Ведь помещения под них продаются не так быстро, как жилые.

Мало того, что коммерческие функции нужны, важно еще целенаправленно создавать правильную инфраструктуру. То есть не просто отстроить определенное количество квадратных метров коммерции, а предвосхитить потребности жителей и сделать так, чтобы эти функции туда пришли, управлять процессом. Девелоперы к этому придут когда-нибудь, потому что квартиры без среды продаваться не будут. В Китае это уже происходит. Дома, построенные без инфраструктуры, стоят и не продаются.

В Азии вообще много мультифункциональных комплексов, которые совмещены с жильем или с гостиничным бизнесом. Жителям проще за услугами спускаться вниз.

А шум жителям не мешает?

Люди сами выбирают либо загородную тишину, либо радости городской жизни. Кроме того, архитекторы могут разделить потоки, предложить грамотное планировочное решение. Мы в ЖК “ASTRA” сделали тихий двор для жителей, который снаружи не заметен. Там по периметру расположены кафе и офисы, и только на втором уровне двор. Другой вариант: в Сингапуре, например, часто бывает и так, что в большом офисном центре поднимаешься на 10 этаж, а там стоит пятиэтажный жилой дом.
Сингапур. Жилой дом на крыше многофункционального комплекса © предоставлено SYNCHROTECTURE
Гонконг. Пешеходный уровень © предоставлено SYNCHROTECTURE
Сингапур. Многоуровневый город © предоставлено SYNCHROTECTURE
Сингапур. Многоуровневый город. © предоставлено SYNCHROTECTURE

Как вы считаете, мы придем к такому многоярусному городу?

Наверное, мегаполисы давно в этом направлении развивается. Как минимум, в Москве, где плотность застройки стремится вверх и высокая стоимость земли, есть предпосылки для усложнения среды. В Гонконге и Токио огромные торговые пространства объединены пешеходными путями под землей и над землей. В Гонконге паромы курсируют между островом и материком, и прямо от паромов вглубь острова идут галереи над проезжей частью. На много кварталов! Они врезаются во все эти здания. Сначала ты идешь по улице, потом заходишь в ТЦ. Можешь сквозь него пройти в другой квартал, в другой ТЦ.

В Сингапуре много переходов под землей, но ты не замечаешь, что ты под землей – это торговая улица. Там комфортно, ведь на улице вечные +30. Там ты, условно говоря, можешь выйти в тапочках из дома и, не выходя на улицу, несколько кварталов пройти и оказаться в ТЦ или пообедать с кем-то. Почему у нас это не появилось, с нашим морозом, непонятно.

Тенденции таковы, что город усложняется, становится многоярусным. Функции совмещаются в одном месте, транспорт позволяет перемещаться быстро. Скоростные поезда из Токио в Киото приближают функции. В Японии наблюдается бесшовность, когда ты из пригородного скоростного поезда перемещаешься в метро, – и ты уже в центре города.
Сингапур. Лобби гостиницы – комфортное общественное пространство.© предоставлено SYNCHROTECTURE
Сингапур – многоуровневый город © предоставлено SYNCHROTECTURE
Токио. Многоуровневый город © предоставлено SYNCHROTECTURE

Мировой тренд: связность уникальных многофункциональных пространств в городе, и много разных видов транспорта, увеличивающих доступность. Город пытается создать места, куда людям хочется прийти. Здания вмещают в себя много функций по принципу «город в городе». И город выстраивается по вертикали, а не только по горизонтали.

Уничтожит ли такое развитие улицу, как уже ее пытались нивелировать микрорайоны? 

Уровни лишь позволяют удобнее расходиться потокам. Человеку приятно идти по пространству, где что-то меняется, а не просто по полю с объектами. Улица усложняется, на верхних этажах появляются и транспортный, и пешеходный пути. На один квадратный километр становится больше функций, и как следствие, это более успешное место.

Арендаторы придут, если есть поток, а люди придут, если есть куда. Архитекторы должны создать такие возможности для насыщенной городской жизни – с помощью интересных планировочных решений.

 

Поставщики, технологии

Архитектор:
Антон Барклянский
Мастерская:
SYNCHROTECTURE

24 Декабря 2018

Лара Копылова

Беседовала:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Технологии и материалы
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
Сейчас на главной
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.
Солнце встает над Амуром
В компактном и эффективном с точки зрения планировок аэропорту Хабаровска немецкое бюро WP|ARC обыгрывает тему речной волны и света и добавляет капельку иронии в виде белого медведя.
Звезды для Черемушек
Победитель закрытого конкурса на ЖК Кржижановского, 31, «звездное» голландское бюро UNStudio, был объявлен 9 ноября. Мы попросили у организаторов дополнительные материалы и рассказываем о проекте несколько подробнее, чем это было сделано ранее. С планами и схемами.
Нюансы сохранения
Как взаимодействуют фандрайзинг и помощь благотворительных фондов при сохранении наследия – рассказывает Роман Ушаков, координатор фонда «Внимание», спикер фестиваля архитектурного образования и карьеры «Открытый город 2021», организованного Москомархитектурой.