Антон Барклянский: «Мировые тренды – связность пространств и многофункциональность»

Глава бюро SYNCHROTECTURE о том, как архитектурные сценарии меняют город к лучшему. О многоярусных городах будущего, воздушных галереях и подземных улицах, рынках под домами и арт-галереях в торговых центрах.

author pht

Беседовала:
Лара Копылова

mainImg
Архитектор:
Антон Барклянский
Мастерская:
SYNCHROTECTURE
Актуален ли сегодня лозунг «форма следует функции» или здания строятся как универсальная оболочка, а функция со временем может измениться?

Антон Барклянский: Все стало подвижным, непостоянным, город меняется быстро. Можно пытаться удержать город в первозданном виде, создавая «заповедник», а можно способствовать приходу нового. Чтобы место продолжало жить, важно обращать внимание на сценарии жизни. Поэтому важна не столько форма, сколько то, какие события мы в нее вписываем, как создаем возможности для прихода новых функций.

Про что ваши сценарии?
Например, наш проект жилья и реконструированных исторических пассажей «ASTRA». Что важно, там мы создали возможности для организации большого количества входов по периметру и заложили гибкую нарезку площадей – так, чтобы помещения можно было и дробить, и объединять. Мы понимали, что нужны не только кафе, но что-то дополнительное: фитнес, химчистки, булочная с круассанами, что может позволить жителю, живущему в доме, иметь полный спектр услуг. Делали карту функций, выясняли, что в этом районе отсутствует, чтобы добавить и у жителей появилось все необходимое в пешеходной доступности.
Жилой комплекс «ASTRA». Реконструированный торговый пассаж XIX века © SYNCHROTECTURE
ЖК ASTRA и реконструкция пассажей XIX в. в Перми. SYNCHROTECTURE © Предоставлено архитекторами
Элитный ЖК ASTRA и реконструкция торговых пассажей XIX века © SYNCHROTECTURE

Там сейчас кафешек на квадратный километр больше, чем на основных улицах города. Было тихо, а теперь место ожило.

Или взять наш проект офисного здания на пешеходной Пермской улице в Перми. Мы заметили, что на улице недостаточно активности и построили проект таким образом, чтобы он способствовал ее увеличению. Мы организовали три входа, один из которых – в кафе комплекса. Предусмотрели окна в пол, мини-сквер у главного входа. Так весь фронт участка включился во взаимодействие с улицей. Также мы предусмотрели гибкий сценарий использования офисов, что-то среднее между офисом и коворкингом. Например, мы заложили в офисе общую зону столовой, чего обычно в офисных зданиях нет. А здесь есть возможность спуститься в общее пространство, пообедать, в том числе приготовить свою еду, пересечься с кем-то, почитать книжку.
Реконструкция средового объекта и строительство нового офисного здания, г. Пермь © SYNCHROTECTURE

Получается, что успешный сценарий от формы мало зависит, и архитектор превращается в урбаниста? Или образ постройки все-таки важен?

Конечно, важен. Чтобы здание обладало идентичностью, было заметным на общем фоне. Архитектурный образ вместе с планировкой и сценарием помогают выстраивать коммуникации объекта с социумом, привлекать потенциальных пользователей, а также должны сделать улицу более привлекательной.
Заказчик офисного здания в Перми ждал от нас в том числе образа.

Рядом с историческим двухэтажным кирпичным домиком появляется несколько современных объемов, но со скатными кровлями и небольших, сомаштабных исторической застройке улицы. Старались не подстраиваться под эстетику прошлого, а придумали использовать металлическую сетку, чтобы создать образ облака. А на его фоне исторический домик – плотный, материальный. Вечером новые здания будут светиться, потому что они прозрачные, ажурные.
zooming
Реконструкция средового объекта и строительство нового офисного здания, г. Пермь © SYNCHROTECTURE

А если нет исторических зданий, как сделать интересный сценарий?

Многим из нас нравится находиться в исторической среде, а ее создают определенные планировочные принципы, которые можно использовать. Например, можно построить один молл с двумя входами, и он не создаст ту самую среду. А можно «вывернуть» его на улицу так, чтобы составить большой объем из маленьких, ориентированных на улицу. Тогда улица продолжит жить, и к слою исторических принципов застройки добавятся новые возможности: большое внутреннее пространство молла, которое даст возможность организовывать большие мероприятия, собирать больше людей вместе, привлекая интерес.

Расскажите о каком-нибудь рецепте для ваших объектов, который планировался с нуля.

Для Иркутска мы делали конкурсный проект квартала с концертным залом и жильем. Мы там планировали и жилье, и общественную жизнь, и открытые, и закрытые площадки, офисы и маркет. Главный замысел был в том, чтобы на первом этаже концертного зала организовать городскую гостиную, куда может прийти любой, где тепло, красивый вид на реку. Это еще не концертный зал, но уже не улица. Гостиная позволила бы жителям создавать более сложные сценарии прогулок: здесь можно, например, остаться после катка, согреться в кафе, и вечер продолжится дальше. И город мог бы проводить здесь свои мероприятия, выставки. Сюда могли бы приходить туристы, чтобы получить информацию о городе, познакомиться с его жителями. Поэтому и название такое – «гостиная».
Квартал XXI века © SYNCHROTECTURE
Квартал XXI века © SYNCHROTECTURE
Квартал XXI века © SYNCHROTECTURE
Квартал XXI века © SYNCHROTECTURE

Также концепция предусматривала маркет – место, где можно купить свежие продукты, перекусить, встретиться с друзьями. Такой формат сейчас стал популярен. В Роттердаме группа MVRDV построила рынок – это как раз тот самый микст функций: внизу парковка, выше продуктовый магазин, на уровне площади рынок, а выше все это перекрывает жилой дом. Рынок там приятный: подбирают арендаторов, есть правила, как себя вести. Рынок с продуктовым магазином не конкурируют: у них разные задачи.

Мы говорили о сценариях с участием исторических зданий или с чистого листа, а есть у вас примеры, где исходная ситуация была без бонусов, а ваш сценарий поменял жизнь к лучшему?

В Кампусе Пермского университета главная эпопея была с территорией. Это 340 га, сосновый бор. Город Пермь на другом берегу реки. Часто в мировой практике кампусы включены в город, как в Сингапуре, когда факультеты прямо в городе, и ты можешь найти рядом жилье и магазины, и кампус и город взаимно обогащают друг друга.
Сингапур – кампус в городе

А в Перми решили сделать кампус на другой стороне Камы. Несчастным студентам надо ехать километров десять через Камский мост. А на огромной лесной территории далеко друг от друга отстоят общежития, городок преподавателей, учебные корпуса, лаборатории. Место не безопасное, есть какая-то окружная дорога и больше ничего, лес, темно. Наше главное предложение было – проложить через лес пешеходную аллею, на которую нанизываются все существующие объекты, а потом и новые. Эта аллея и есть сценарий: там можно передвигаться на самокатах, лыжах... Пока построен небольшой фрагмент.
zooming
Кампус в лесу © SYNCHROTECTURE
Кампус в лесу © SYNCHROTECTURE
Кампус в лесу © предоставлено SYNCHROTECTURE


А ваши сценарии каким-то образом соотносятся с авангардными утопиями 1920-х? Там были проекты жилья для студентов по 4 м2 на двоих, как в доме-коммуне Николаева, с полным обобществлением быта.

Жилые здания действительно развиваются в сторону многофункциональных комплексов, где есть всевозможные услуги. Когда на территории есть возможности для времяпровождения вне стен квартиры – есть куда пойти погулять, поработать, провести досуг, то количество квадратных метров перестает быть настолько значимым – становятся важными другие критерии. И вот вопрос: делать дом с большими квартирами и кухнями, где все функции внутри, либо дом со студиями, но вокруг среда с множеством функций? Возможно, такой комплекс будет выигрышней, чем стандартный. Жизнь в нем будет кипеть, и будут люди из других домов приходить. А маленькие квартиры будут мгновенно продаваться. Эта тенденция ведет к японским капсулам.

Ну, это чересчур. Разве не имеет значения количество воздуха над головой?

Вопрос, сколько времени ты там проводишь. Если просто поспать, может, и капсулы будет достаточно? Главное – развитая инфраструктура, которая является притягательным элементом.

А как заказчику объяснить, что коммерческие функции нужны? Ведь помещения под них продаются не так быстро, как жилые.

Мало того, что коммерческие функции нужны, важно еще целенаправленно создавать правильную инфраструктуру. То есть не просто отстроить определенное количество квадратных метров коммерции, а предвосхитить потребности жителей и сделать так, чтобы эти функции туда пришли, управлять процессом. Девелоперы к этому придут когда-нибудь, потому что квартиры без среды продаваться не будут. В Китае это уже происходит. Дома, построенные без инфраструктуры, стоят и не продаются.

В Азии вообще много мультифункциональных комплексов, которые совмещены с жильем или с гостиничным бизнесом. Жителям проще за услугами спускаться вниз.

А шум жителям не мешает?

Люди сами выбирают либо загородную тишину, либо радости городской жизни. Кроме того, архитекторы могут разделить потоки, предложить грамотное планировочное решение. Мы в ЖК “ASTRA” сделали тихий двор для жителей, который снаружи не заметен. Там по периметру расположены кафе и офисы, и только на втором уровне двор. Другой вариант: в Сингапуре, например, часто бывает и так, что в большом офисном центре поднимаешься на 10 этаж, а там стоит пятиэтажный жилой дом.
Сингапур. Жилой дом на крыше многофункционального комплекса © предоставлено SYNCHROTECTURE
Гонконг. Пешеходный уровень © предоставлено SYNCHROTECTURE
Сингапур. Многоуровневый город © предоставлено SYNCHROTECTURE
Сингапур. Многоуровневый город. © предоставлено SYNCHROTECTURE

Как вы считаете, мы придем к такому многоярусному городу?

Наверное, мегаполисы давно в этом направлении развивается. Как минимум, в Москве, где плотность застройки стремится вверх и высокая стоимость земли, есть предпосылки для усложнения среды. В Гонконге и Токио огромные торговые пространства объединены пешеходными путями под землей и над землей. В Гонконге паромы курсируют между островом и материком, и прямо от паромов вглубь острова идут галереи над проезжей частью. На много кварталов! Они врезаются во все эти здания. Сначала ты идешь по улице, потом заходишь в ТЦ. Можешь сквозь него пройти в другой квартал, в другой ТЦ.

В Сингапуре много переходов под землей, но ты не замечаешь, что ты под землей – это торговая улица. Там комфортно, ведь на улице вечные +30. Там ты, условно говоря, можешь выйти в тапочках из дома и, не выходя на улицу, несколько кварталов пройти и оказаться в ТЦ или пообедать с кем-то. Почему у нас это не появилось, с нашим морозом, непонятно.

Тенденции таковы, что город усложняется, становится многоярусным. Функции совмещаются в одном месте, транспорт позволяет перемещаться быстро. Скоростные поезда из Токио в Киото приближают функции. В Японии наблюдается бесшовность, когда ты из пригородного скоростного поезда перемещаешься в метро, – и ты уже в центре города.
Сингапур. Лобби гостиницы – комфортное общественное пространство.© предоставлено SYNCHROTECTURE
Сингапур – многоуровневый город © предоставлено SYNCHROTECTURE
Токио. Многоуровневый город © предоставлено SYNCHROTECTURE

Мировой тренд: связность уникальных многофункциональных пространств в городе, и много разных видов транспорта, увеличивающих доступность. Город пытается создать места, куда людям хочется прийти. Здания вмещают в себя много функций по принципу «город в городе». И город выстраивается по вертикали, а не только по горизонтали.

Уничтожит ли такое развитие улицу, как уже ее пытались нивелировать микрорайоны? 

Уровни лишь позволяют удобнее расходиться потокам. Человеку приятно идти по пространству, где что-то меняется, а не просто по полю с объектами. Улица усложняется, на верхних этажах появляются и транспортный, и пешеходный пути. На один квадратный километр становится больше функций, и как следствие, это более успешное место.

Арендаторы придут, если есть поток, а люди придут, если есть куда. Архитекторы должны создать такие возможности для насыщенной городской жизни – с помощью интересных планировочных решений.

 

Поставщики, технологии

Архитектор:
Антон Барклянский
Мастерская:
SYNCHROTECTURE

24 Декабря 2018

author pht

Беседовала:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.