Антон Барклянский: «Мировые тренды – связность пространств и многофункциональность»

Глава бюро SYNCHROTECTURE о том, как архитектурные сценарии меняют город к лучшему. О многоярусных городах будущего, воздушных галереях и подземных улицах, рынках под домами и арт-галереях в торговых центрах.

author pht

Беседовала:
Лара Копылова

mainImg

Архитектор:

Антон Барклянский

Мастерская:

SYNCHROTECTURE
Актуален ли сегодня лозунг «форма следует функции» или здания строятся как универсальная оболочка, а функция со временем может измениться?

Антон Барклянский: Все стало подвижным, непостоянным, город меняется быстро. Можно пытаться удержать город в первозданном виде, создавая «заповедник», а можно способствовать приходу нового. Чтобы место продолжало жить, важно обращать внимание на сценарии жизни. Поэтому важна не столько форма, сколько то, какие события мы в нее вписываем, как создаем возможности для прихода новых функций.

Про что ваши сценарии?
Например, наш проект жилья и реконструированных исторических пассажей «ASTRA». Что важно, там мы создали возможности для организации большого количества входов по периметру и заложили гибкую нарезку площадей – так, чтобы помещения можно было и дробить, и объединять. Мы понимали, что нужны не только кафе, но что-то дополнительное: фитнес, химчистки, булочная с круассанами, что может позволить жителю, живущему в доме, иметь полный спектр услуг. Делали карту функций, выясняли, что в этом районе отсутствует, чтобы добавить и у жителей появилось все необходимое в пешеходной доступности.
Жилой комплекс «ASTRA». Реконструированный торговый пассаж XIX века © SYNCHROTECTURE
ЖК ASTRA и реконструкция пассажей XIX в. в Перми. SYNCHROTECTURE © Предоставлено архитекторами
Элитный ЖК ASTRA и реконструкция торговых пассажей XIX века © SYNCHROTECTURE
Там сейчас кафешек на квадратный километр больше, чем на основных улицах города. Было тихо, а теперь место ожило.

Или взять наш проект офисного здания на пешеходной Пермской улице в Перми. Мы заметили, что на улице недостаточно активности и построили проект таким образом, чтобы он способствовал ее увеличению. Мы организовали три входа, один из которых – в кафе комплекса. Предусмотрели окна в пол, мини-сквер у главного входа. Так весь фронт участка включился во взаимодействие с улицей. Также мы предусмотрели гибкий сценарий использования офисов, что-то среднее между офисом и коворкингом. Например, мы заложили в офисе общую зону столовой, чего обычно в офисных зданиях нет. А здесь есть возможность спуститься в общее пространство, пообедать, в том числе приготовить свою еду, пересечься с кем-то, почитать книжку.
Реконструкция средового объекта и строительство нового офисного здания, г. Пермь © SYNCHROTECTURE
Получается, что успешный сценарий от формы мало зависит, и архитектор превращается в урбаниста? Или образ постройки все-таки важен?

Конечно, важен. Чтобы здание обладало идентичностью, было заметным на общем фоне. Архитектурный образ вместе с планировкой и сценарием помогают выстраивать коммуникации объекта с социумом, привлекать потенциальных пользователей, а также должны сделать улицу более привлекательной.
Заказчик офисного здания в Перми ждал от нас в том числе образа.

Рядом с историческим двухэтажным кирпичным домиком появляется несколько современных объемов, но со скатными кровлями и небольших, сомаштабных исторической застройке улицы. Старались не подстраиваться под эстетику прошлого, а придумали использовать металлическую сетку, чтобы создать образ облака. А на его фоне исторический домик – плотный, материальный. Вечером новые здания будут светиться, потому что они прозрачные, ажурные.
zooming
Реконструкция средового объекта и строительство нового офисного здания, г. Пермь © SYNCHROTECTURE
А если нет исторических зданий, как сделать интересный сценарий?

Многим из нас нравится находиться в исторической среде, а ее создают определенные планировочные принципы, которые можно использовать. Например, можно построить один молл с двумя входами, и он не создаст ту самую среду. А можно «вывернуть» его на улицу так, чтобы составить большой объем из маленьких, ориентированных на улицу. Тогда улица продолжит жить, и к слою исторических принципов застройки добавятся новые возможности: большое внутреннее пространство молла, которое даст возможность организовывать большие мероприятия, собирать больше людей вместе, привлекая интерес.

Расскажите о каком-нибудь рецепте для ваших объектов, который планировался с нуля.

Для Иркутска мы делали конкурсный проект квартала с концертным залом и жильем. Мы там планировали и жилье, и общественную жизнь, и открытые, и закрытые площадки, офисы и маркет. Главный замысел был в том, чтобы на первом этаже концертного зала организовать городскую гостиную, куда может прийти любой, где тепло, красивый вид на реку. Это еще не концертный зал, но уже не улица. Гостиная позволила бы жителям создавать более сложные сценарии прогулок: здесь можно, например, остаться после катка, согреться в кафе, и вечер продолжится дальше. И город мог бы проводить здесь свои мероприятия, выставки. Сюда могли бы приходить туристы, чтобы получить информацию о городе, познакомиться с его жителями. Поэтому и название такое – «гостиная».
Квартал XXI века © SYNCHROTECTURE
Квартал XXI века © SYNCHROTECTURE
Квартал XXI века © SYNCHROTECTURE
Квартал XXI века © SYNCHROTECTURE
Также концепция предусматривала маркет – место, где можно купить свежие продукты, перекусить, встретиться с друзьями. Такой формат сейчас стал популярен. В Роттердаме группа MVRDV построила рынок – это как раз тот самый микст функций: внизу парковка, выше продуктовый магазин, на уровне площади рынок, а выше все это перекрывает жилой дом. Рынок там приятный: подбирают арендаторов, есть правила, как себя вести. Рынок с продуктовым магазином не конкурируют: у них разные задачи.

Мы говорили о сценариях с участием исторических зданий или с чистого листа, а есть у вас примеры, где исходная ситуация была без бонусов, а ваш сценарий поменял жизнь к лучшему?

В Кампусе Пермского университета главная эпопея была с территорией. Это 340 га, сосновый бор. Город Пермь на другом берегу реки. Часто в мировой практике кампусы включены в город, как в Сингапуре, когда факультеты прямо в городе, и ты можешь найти рядом жилье и магазины, и кампус и город взаимно обогащают друг друга.
Сингапур – кампус в городе
А в Перми решили сделать кампус на другой стороне Камы. Несчастным студентам надо ехать километров десять через Камский мост. А на огромной лесной территории далеко друг от друга отстоят общежития, городок преподавателей, учебные корпуса, лаборатории. Место не безопасное, есть какая-то окружная дорога и больше ничего, лес, темно. Наше главное предложение было – проложить через лес пешеходную аллею, на которую нанизываются все существующие объекты, а потом и новые. Эта аллея и есть сценарий: там можно передвигаться на самокатах, лыжах... Пока построен небольшой фрагмент.
zooming
Кампус в лесу © SYNCHROTECTURE
Кампус в лесу © SYNCHROTECTURE
Кампус в лесу © предоставлено SYNCHROTECTURE

А ваши сценарии каким-то образом соотносятся с авангардными утопиями 1920-х? Там были проекты жилья для студентов по 4 м2 на двоих, как в доме-коммуне Николаева, с полным обобществлением быта.

Жилые здания действительно развиваются в сторону многофункциональных комплексов, где есть всевозможные услуги. Когда на территории есть возможности для времяпровождения вне стен квартиры – есть куда пойти погулять, поработать, провести досуг, то количество квадратных метров перестает быть настолько значимым – становятся важными другие критерии. И вот вопрос: делать дом с большими квартирами и кухнями, где все функции внутри, либо дом со студиями, но вокруг среда с множеством функций? Возможно, такой комплекс будет выигрышней, чем стандартный. Жизнь в нем будет кипеть, и будут люди из других домов приходить. А маленькие квартиры будут мгновенно продаваться. Эта тенденция ведет к японским капсулам.

Ну, это чересчур. Разве не имеет значения количество воздуха над головой?

Вопрос, сколько времени ты там проводишь. Если просто поспать, может, и капсулы будет достаточно? Главное – развитая инфраструктура, которая является притягательным элементом.

А как заказчику объяснить, что коммерческие функции нужны? Ведь помещения под них продаются не так быстро, как жилые.

Мало того, что коммерческие функции нужны, важно еще целенаправленно создавать правильную инфраструктуру. То есть не просто отстроить определенное количество квадратных метров коммерции, а предвосхитить потребности жителей и сделать так, чтобы эти функции туда пришли, управлять процессом. Девелоперы к этому придут когда-нибудь, потому что квартиры без среды продаваться не будут. В Китае это уже происходит. Дома, построенные без инфраструктуры, стоят и не продаются.

В Азии вообще много мультифункциональных комплексов, которые совмещены с жильем или с гостиничным бизнесом. Жителям проще за услугами спускаться вниз.

А шум жителям не мешает?

Люди сами выбирают либо загородную тишину, либо радости городской жизни. Кроме того, архитекторы могут разделить потоки, предложить грамотное планировочное решение. Мы в ЖК “ASTRA” сделали тихий двор для жителей, который снаружи не заметен. Там по периметру расположены кафе и офисы, и только на втором уровне двор. Другой вариант: в Сингапуре, например, часто бывает и так, что в большом офисном центре поднимаешься на 10 этаж, а там стоит пятиэтажный жилой дом.
Сингапур. Жилой дом на крыше многофункционального комплекса © предоставлено SYNCHROTECTURE
Гонконг. Пешеходный уровень © предоставлено SYNCHROTECTURE
Сингапур. Многоуровневый город © предоставлено SYNCHROTECTURE
Сингапур. Многоуровневый город. © предоставлено SYNCHROTECTURE
Как вы считаете, мы придем к такому многоярусному городу?

Наверное, мегаполисы давно в этом направлении развивается. Как минимум, в Москве, где плотность застройки стремится вверх и высокая стоимость земли, есть предпосылки для усложнения среды. В Гонконге и Токио огромные торговые пространства объединены пешеходными путями под землей и над землей. В Гонконге паромы курсируют между островом и материком, и прямо от паромов вглубь острова идут галереи над проезжей частью. На много кварталов! Они врезаются во все эти здания. Сначала ты идешь по улице, потом заходишь в ТЦ. Можешь сквозь него пройти в другой квартал, в другой ТЦ.

В Сингапуре много переходов под землей, но ты не замечаешь, что ты под землей – это торговая улица. Там комфортно, ведь на улице вечные +30. Там ты, условно говоря, можешь выйти в тапочках из дома и, не выходя на улицу, несколько кварталов пройти и оказаться в ТЦ или пообедать с кем-то. Почему у нас это не появилось, с нашим морозом, непонятно.

Тенденции таковы, что город усложняется, становится многоярусным. Функции совмещаются в одном месте, транспорт позволяет перемещаться быстро. Скоростные поезда из Токио в Киото приближают функции. В Японии наблюдается бесшовность, когда ты из пригородного скоростного поезда перемещаешься в метро, – и ты уже в центре города.
Сингапур. Лобби гостиницы – комфортное общественное пространство.© предоставлено SYNCHROTECTURE
Сингапур – многоуровневый город © предоставлено SYNCHROTECTURE
Токио. Многоуровневый город © предоставлено SYNCHROTECTURE
Мировой тренд: связность уникальных многофункциональных пространств в городе, и много разных видов транспорта, увеличивающих доступность. Город пытается создать места, куда людям хочется прийти. Здания вмещают в себя много функций по принципу «город в городе». И город выстраивается по вертикали, а не только по горизонтали.

Уничтожит ли такое развитие улицу, как уже ее пытались нивелировать микрорайоны? 

Уровни лишь позволяют удобнее расходиться потокам. Человеку приятно идти по пространству, где что-то меняется, а не просто по полю с объектами. Улица усложняется, на верхних этажах появляются и транспортный, и пешеходный пути. На один квадратный километр становится больше функций, и как следствие, это более успешное место.

Арендаторы придут, если есть поток, а люди придут, если есть куда. Архитекторы должны создать такие возможности для насыщенной городской жизни – с помощью интересных планировочных решений.

 

Архитектор:

Антон Барклянский

Мастерская:

SYNCHROTECTURE

24 Декабря 2018

author pht

Беседовала:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана. С помощью фасадов KMEW архитекторам удалось подчеркнуть уникальность комплекса и отразить его высокий статус.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.