English version

Типичная аномалия

Оригинальный фасад из стеклянных ламелей принес проекту делового центра на Садовом кольце от бюро «Остоженка» заслуженную победу на конкурсе ArchGlass 2018.

Елена Петухова

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg
Проект:
Административно-деловое здание в Мясницком проезде
Россия, Москва, Мясницкий проезд, вл. 3/26, стр.2

Авторский коллектив:
А.А. Скокан,А.Л. Гнездилов, Е.Н. Копытова, Д.Н. Ступина, А.М. Таирова

2017

Архитектурный парад-алле
Проектировать здание на Садовом кольце – одной из самых статусных магистралей центра Москвы, особая честь и ответственность. Едва ли не каждое второе здание здесь – памятник архитектуры или достопримечательность. К усадебным домам, доходным домам рубежа XIX-XX веков, харизматичным и брутальным зданиям расцвета конструктивизма и ветшающим на глазах «коробкам» из стали и стекла советского периода наше время добавляет новые экспонаты, которые отличаются не столько архитектурными достоинствами, сколько амбициозностью, привлекая к себе внимание ценителей современной архитектуры и хранителей исторического наследия. Недавние бурные обсуждения башни МФК «Оружейный» на пересечении кольца и Долгоруковской улицы и проекта «Московский силуэт» от звездных голландцев MVRDV, показали, как непросто бывает найти нужный образ для здешнего притязательного контекста. И неуклюжая стилизация, и провокационный архитектурный жест, как оказалось, создают в «пестром» ряду застройки Садового кольца слишком большой диссонанс, который мало кого из патриотичных москвичей радует. Любой новый проект строительства или реконструкции на Садовом кольце рассматривается в профильных инстанциях едва ли не под микроскопом и согласовывается с большими трудностями. Но для некоторых проектов горнило согласований оборачивается качественной трансформацией и шансом внести достойный вклад в архитектурную коллекцию Садового кольца. Все решают профессионализм и методика работы с контекстом архитектурной команды.

Аномальное место
Историю с проектом делового здания, замыкающего периметр треугольного квартала между Садово-Спасской, Мясницкой улицей и одноименным проездом, можно было бы назвать типичной для московской проектной практики, если бы не ряд аномальных обстоятельств. Счастливый полуфинал (согласование проекта и премия ArchGlass) предваряла драматичная предыстория.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фасад по Садово-Спасской улице. Ночной вид
© АБ Остоженка
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Схема ситуационного плана
© АБ Остоженка
zooming
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Расположение и объем будущего здания

Прежде всего, на этом участке не было и не должно было быть дома. Узкая лента глубиной всего 10 метров, зажатая между двумя брандмауэрами, лучше всего подошла бы для какого-нибудь чахлого садика, упрямо сражающегося с загазованностью соседней магистрали, которая словно в насмешку, носит название «Садовой». Но именно благодаря выходу на одну из главных столичных магистралей ценность участка как места для размещения «золотых» офисных площадей была слишком велика, чтобы отдать его под ботанические нужды. Так появился аномальный по своим габаритам и потенциалу участок площадью всего 0,02 га. В 2014 году компания «Вектор» выкупила его у правительства Москвы и заказала проект мастерской Сергея Ткаченко в «Моспроекте-5». Оперативно подготовленный проект начиная с 2015 года несколько раз был представлен на архитектурный совет Москвы, но никак не мог преодолеть этот «Рубикон».
zooming
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Перспектива по Садово-Спасской улице © Моспроект-5

Проблема была не в планировке. С ней сложностей не возникло, кроме катастрофически маленькой глубины корпуса (max. 7,8 метров) и площади этажа 230 м2, из-за которой понадобилось выпускать спецтехусловия, обосновывающие отсутствие второй эвакуационной лестницы. Команда «Моспроекта-5» предложила грамотное и взвешенное решение, учитывающее все особенности микро-участка, спроектировав прямоугольный пятиэтажный корпус высотой 24,4 м и еще парой подземных этажей для паркинга, оснащенного системой роботизированной парковки.

Камнем преткновения стали фасады здания. В первую очередь парадный, выходящий на Садовое кольцо. С задним фасадом, обращенным в маленький внутренний двор, загроможденный пристройками и ризалитами, тоже было непросто, но не настолько трагично, как с главным. Подготовленные варианты, как достаточно радикальные по цвету, так и контекстуальные, с рельефной каменной облицовкой, не были поддержаны архсоветом. Поиски решений продолжались около года, но ни к чему и не привели. Нужно было найти какой-то свежий образ, способный разрешить патовую ситуацию для и без того аномального участка. Девелопер обратился в бюро «Остоженка» с предложением доработать проект – задача более чем подходящая для команды «Остоженки», стоявшей у истоков «контекстуального подхода». 

Посмотри вокруг
Прежде всего требовалось учесть географию. Участок находится на внутренней стороне Садового кольца и главный фасад будущего здания обращен на северо-северо-восток. Почти весь день он в тени, солнце освещает его утром и вечером в начале лета, и то косым светом, отбрасывая резкие тени от любого рельефа. Эта особенность не учитывалась в предыдущих вариантах фасада, а Андрей Гнездилов ездил фотографировать утреннее солнце на фасадах соседних домов – чтобы представить, какой эффект свет будет оказывать на будущее здание. Нужен был прием, превращающий проблему в преимущество, одинаково эффектно работающий в тени, при косых лучах солнца, и при вечернем искусственном освещении.

Кроме того, нельзя было не учитывать окружение здания. В радиусе 400 м от аномального участка расположены несколько безусловных архитектурных шедевров: «высотка» на Красных воротах Алексея Душкина, южный павильон метро «Красные ворота» Николая Ладовского, «Наркомзем» Алексея Щусева и конечно «Дом Центросоюза» Ле Корбюзье. В первых эскизах команда «Остоженки» пробовала отрефлексировать мотивы соседних памятников, используя сходные материалы и цвета, но очень быстро пришла к выводу, что сам подход к разработке облика «странного» здания выбран неправильно. По словам Александра Скокана, «...было ошибкой делать настоящий, нормальный дом на этом аномальном участке. И рисовать для него фасад, как у настоящего дома. Участок и сам дом настолько узки, что больше походят на театральную декорацию, изображающую дом. Поэтому, для фасада нужно было найти какой-то адекватный декоративный прием».

Так появилась идея экрана, отделяющего внешний мир с стремительным движением машин по магистрали и бесконечным потоком пешеходов от внутреннего размеренного существования обитателей будущего офиса. Это сосуществование рядом, но изолировано, с эффектом присутствия, но не нараспашку, нашло выражение в образе полога, прикрывающего, но не скрывающего друг от друга внешний и внутренний миры, реагирующего на них и дающего возможность обитателям здания регулировать степень взаимодействия. Рождение образа легко прослеживается на эскизах, в которых видно, как на четкую каркасную структуру здания словно бы набрасывают легкий занавес, как бы испещренный складками от порывов ветра и проносящихся мимо автомобилей.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фасад по Садово-Спасской улице. Эскиз А.Скокана © АБ Остоженка
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фасад по Садово-Спасской улице. Эскиз А.Скокана © АБ Остоженка

Стеклянный полог
Единственным материалом, при помощи которого можно было бы создать такой экран, было стекло. Вопрос заключался в том, какой тип стекла и какую технологию выбрать, чтобы добиться максимального эффекта при минимальной толщине конструкции.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фасад по Садово-Спасской улице.
© АБ Остоженка

Живую, чутко реагирующую на изменения угла обзора поверхность, похожую на занавес, могла обеспечить только система двойного фасада с теплыми внутренними витражами и вынесенной вперед конструкцией из жестко закрепленных стеклянных ламелей, одновременно закрывающих интерьер от просмотра снаружи, но, при определенном угле зрения, позволяющих смотреть наружу практически без помех. Более того, ламели давали возможность срежиссировать визуальные связи, расположив пластины не под одинаковым углом. Ламели, как веер, поворачиваются то в одну, то в другую сторону, чтобы открывать наиболее выигрышные виды на окружающий городской пейзаж и самые красивые здания из числа соседних шедевров.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фрагмент проектируемого фасада. © АБ Остоженка
© АБ Остоженка
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фрагмент проектируемого фасада. Примеры © АБ Остоженка
© АБ Остоженка

Ламели собраны в шесть горизонтальных лент. Причем местами они объединят несколько уровней, а на некоторых, наоборот, общий ритм неожиданно прерывается, формируя ориентированный в противоположном направлении ряд. Получается словно бы взъерошенный фасад, у которого часть ламелей лежит «против шерсти». В итоге с первого взгляда непросто определить закономерность разбивки рядов и точное количество этажей, которые скрываются за «волнующимся» стеклянным занавесом.

Архитекторы «Остоженки» выбрали для ламелей стекло «сатинат», обработанное методом химического травления. Оно не прозрачно, но пропускает достаточно света, как днем внутрь здания, так и вечером, с включенным искусственным освещением – наружу, превращая небольшое здание в светящуюся шкатулку.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Схема восприятия экрана с разных точек и движений © АБ Остоженка
© АБ Остоженка

Сходство с занавесом усиливается благодаря скошенному наискосок нижнему краю внешнего фасада. Его обрез вторит диагонали консольного выступа над проездом в автоматизированную парковку. В предыдущей версии проекта авторы составляли проезд в обрамлении колонн, но архитекторы «Остоженки» предложили более тектоничный и эффективный с точки зрения работы несущих конструкций вариант – с консольным вывесом верхнего уровня над проездом. Благодаря этому решению нагрузка не передается на внешний периметр участка, примыкающий к брандмауэру стоящего рядом здания, а значит, нет риска повредить фундаменты «соседа».
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Эскизы А.Скокана © АБ Остоженка
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Планы 1, 2, 3, 6 этажей. Разрезы 1-1
© АБ Остоженка
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фотовстройка по Садово-Спасской улице.
© АБ Остоженка

В садовом стиле
Для дворового фасада «Остоженка» также предложила новое решение, использующее стекло нестандартным способом. Архитекторы хотели впустить внутрь узкого корпуса хотя бы немного южного солнца, но затесненность внутреннего двора не позволяла использовать большие площади остекления. Да и офисная жизнь, протекающая между двумя стеклянными фасадами легко превратилась бы в подобие ТВ-шоу «За стеклом». Баланс закрытости и проницаемости для света был найден в виде равномерной перфорации заднего фасада при помощи небольших, размером всего 70х70 см проемов, часть которых закрыта матовыми стеклопакетами, а часть оставлена глухой. Сами архитекторы увидели в получившейся мелкоячеистой структуре аналогию с парковыми перголами – решетками для вьющихся растений.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фасад дворовый.
© АБ Остоженка

 
Непредсказуемый финал
Разработанный бюро «Остоженка» новый вариант проекта, включавший, помимо фасадов, ряд планировочных и конструктивных усовершенствований, благополучно прошел архитектурный совет в августе 2017 года. Предложенные решения не только отвечали на все вопросы непростого участка, но и давали возможность для развития идеи на этапе рабочего проектирования. Вот только каким образом будет проходить развитие и получится ли сохранить найденный образ, – авторы утвержденной концепции сказать не могут.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фотовстройка по Садово-Спасской улице.
© АБ Остоженка

В последнее время девелоперские компании все чаще начинают использовать метод фрагментированного проектирования, нанимая на отдельные этапы работы над проектом разные организации. Случаев, когда одно архитектурное бюро ведет проект от первой концепции до рабочего проекта и авторского надзора, крайне мало, и их становиться все меньше. Эта не противоречащая законам тактика позволяет девелоперам не только экономить средства, нанимая для выполнения разных по сложности работ разные по уровню квалификации команды, но и открывает им широкий простор для бесконтрольного искажения архитектурных решений.

Что произойдет с этим проектом, станет ли он еще одним типичным примером архитектуры без архитектора или пресловутая аномальность участка сработает на позитив и построенное здание станет образцом качественной современной и авторской архитектуры на Садовом кольце, покажет время.
 
Проект:
Административно-деловое здание в Мясницком проезде
Россия, Москва, Мясницкий проезд, вл. 3/26, стр.2

Авторский коллектив:
А.А. Скокан,А.Л. Гнездилов, Е.Н. Копытова, Д.Н. Ступина, А.М. Таирова

2017

11 Июля 2018

Елена Петухова

Автор текста:

Елена Петухова
АБ Остоженка: другие проекты
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Обитаемая галактика
Компания АПЕКС возглавила работу над проектом масштабного жилого комплекса на севере Москвы, в котором современные подходы к формированию городской застройки сочетаются с продуманными планировочными решениями, узнаваемым обликом и оригинальной концепцией благоустройства.
Лучший – в Латвии
Объявлен лауреат премии союза московских архитекторов – им, как мы и предсказывали, стал Тотан Кузембаев с усадьбой Клаугис, широко известной в узких кругах. Среди номинантов ATRIUM, DNK ag, IND architects, AI architects.
Город в пригороде
Закончено строительство первой очереди микрорайона «Новокрасково». Два квартала задают совершенно иной ритм окружающему пространству поселка: более крупный, но сложный, развитый и пластичный. Городской.
Активация методом мелиорации
Интереснейшая идея пилотного проекта реновации бюро «Остоженка» и Института экономики города – парковки под улицами, совмещенные с коллекторами. Кроме того суть проекта в сохранении ценной зелени, проявлении новой главной улицы и дополнительных улиц-вен.
Первая линия
Архитектура нового комплекса по проекту бюро «Остоженка» на Пречистенской набережной вступает в диалог с памятью об истории места и с современным контекстом, в том числе с соседним зданием банка, который 20 лет назад стал для бюро пропуском в большую архитектуру.
Небоскребы вместо мельниц
ЖК в Мукомольном проезде не только прибавит Москве несколько сотен тысяч квадратных метров жилья, но и превратит заброшенную промзону у Шелепихинской набережной в органичную и обжитую часть города, полностью изменив семантику места.
Свет и тень
АБ «Остоженка» строит в подмосковном поселке Красково новый микрорайон – маленький город с башнями, «крепостной стеной» и собственной часовой башней.
Архсовет Москвы–38
Первый в этом году Архитектурный совет отправил на доработку проекты двух жилых комплексов, предложив авторам внимательнее отнестись к их градостроительному решению.
Пикселизация Мытной
Недалеко от Шуховской башни, в окружении уже существующих новых ЖК, завершается строительство башен Sky House, покрытых отчасти прозрачной, отчасти – по-осеннему пёстрой пиксельной кожей.
Раис Баишев: «Я упаковываю пространства»
Один из основателей архитектурного бюро «Остоженка», главный архитектор таких проектов, как здание Международного Московского банка, ЖК в Одинцово и балашихинские «Акварели», – об участи ГАПа, профессиональных предпочтениях и отличии модного от современного.
Точка отсчета
Архитектурное бюро «Остоженка» и ЮниКредит Банк отметили двадцатилетнюю годовщину здания банка на Пречистенской набережной, собравшего в свое время немалый урожай профессиональных и государственных наград.
Лучистая концепция
Опираясь на ландшафтно-визуальное исследование, которое превратилось в самоценную часть концепции, архитекторам АБ «Остоженка» предложили сохранить 85% видов с набережной на Симонов монастырь.
Солнечный удар. Авангард XXI века
Смелая пластическая игра с объемом гигантского жилого дома в Подмосковье: сложный силуэт, впечатляющие ракурсы и – красочное напоминание о том, что авангард это наше всё.
Гений важного места
Архитекторы бюро «Остоженка» исследовали районы Волхонки и предложили не только ряд идей, делающих более зримой историю места, но и новые подходы к работе с историческими центрами российских городов.
Похожие статьи
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.