Типичная аномалия

Оригинальный фасад из стеклянных ламелей принес проекту делового центра на Садовом кольце от бюро «Остоженка» заслуженную победу на конкурсе ArchGlass 2018.

author pht

Автор текста:
Елена Петухова

11 Июля 2018
mainImg
Мастерская:
АБ Остоженка
Проект:
Административно-деловое здание в Мясницком проезде
Россия, Москва, Мясницкий проезд, вл. 3/26, стр.2

Авторский коллектив:
А.А. Скокан,А.Л. Гнездилов, Е.Н. Копытова, Д.Н. Ступина, А.М. Таирова

2017

Архитектурный парад-алле
Проектировать здание на Садовом кольце – одной из самых статусных магистралей центра Москвы, особая честь и ответственность. Едва ли не каждое второе здание здесь – памятник архитектуры или достопримечательность. К усадебным домам, доходным домам рубежа XIX-XX веков, харизматичным и брутальным зданиям расцвета конструктивизма и ветшающим на глазах «коробкам» из стали и стекла советского периода наше время добавляет новые экспонаты, которые отличаются не столько архитектурными достоинствами, сколько амбициозностью, привлекая к себе внимание ценителей современной архитектуры и хранителей исторического наследия. Недавние бурные обсуждения башни МФК «Оружейный» на пересечении кольца и Долгоруковской улицы и проекта «Московский силуэт» от звездных голландцев MVRDV, показали, как непросто бывает найти нужный образ для здешнего притязательного контекста. И неуклюжая стилизация, и провокационный архитектурный жест, как оказалось, создают в «пестром» ряду застройки Садового кольца слишком большой диссонанс, который мало кого из патриотичных москвичей радует. Любой новый проект строительства или реконструкции на Садовом кольце рассматривается в профильных инстанциях едва ли не под микроскопом и согласовывается с большими трудностями. Но для некоторых проектов горнило согласований оборачивается качественной трансформацией и шансом внести достойный вклад в архитектурную коллекцию Садового кольца. Все решают профессионализм и методика работы с контекстом архитектурной команды.

Аномальное место
Историю с проектом делового здания, замыкающего периметр треугольного квартала между Садово-Спасской, Мясницкой улицей и одноименным проездом, можно было бы назвать типичной для московской проектной практики, если бы не ряд аномальных обстоятельств. Счастливый полуфинал (согласование проекта и премия ArchGlass) предваряла драматичная предыстория.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фасад по Садово-Спасской улице. Ночной вид
© АБ Остоженка
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Схема ситуационного плана
© АБ Остоженка
zooming
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Расположение и объем будущего здания

Прежде всего, на этом участке не было и не должно было быть дома. Узкая лента глубиной всего 10 метров, зажатая между двумя брандмауэрами, лучше всего подошла бы для какого-нибудь чахлого садика, упрямо сражающегося с загазованностью соседней магистрали, которая словно в насмешку, носит название «Садовой». Но именно благодаря выходу на одну из главных столичных магистралей ценность участка как места для размещения «золотых» офисных площадей была слишком велика, чтобы отдать его под ботанические нужды. Так появился аномальный по своим габаритам и потенциалу участок площадью всего 0,02 га. В 2014 году компания «Вектор» выкупила его у правительства Москвы и заказала проект мастерской Сергея Ткаченко в «Моспроекте-5». Оперативно подготовленный проект начиная с 2015 года несколько раз был представлен на архитектурный совет Москвы, но никак не мог преодолеть этот «Рубикон».
zooming
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Перспектива по Садово-Спасской улице © Моспроект-5

Проблема была не в планировке. С ней сложностей не возникло, кроме катастрофически маленькой глубины корпуса (max. 7,8 метров) и площади этажа 230 м2, из-за которой понадобилось выпускать спецтехусловия, обосновывающие отсутствие второй эвакуационной лестницы. Команда «Моспроекта-5» предложила грамотное и взвешенное решение, учитывающее все особенности микро-участка, спроектировав прямоугольный пятиэтажный корпус высотой 24,4 м и еще парой подземных этажей для паркинга, оснащенного системой роботизированной парковки.

Камнем преткновения стали фасады здания. В первую очередь парадный, выходящий на Садовое кольцо. С задним фасадом, обращенным в маленький внутренний двор, загроможденный пристройками и ризалитами, тоже было непросто, но не настолько трагично, как с главным. Подготовленные варианты, как достаточно радикальные по цвету, так и контекстуальные, с рельефной каменной облицовкой, не были поддержаны архсоветом. Поиски решений продолжались около года, но ни к чему и не привели. Нужно было найти какой-то свежий образ, способный разрешить патовую ситуацию для и без того аномального участка. Девелопер обратился в бюро «Остоженка» с предложением доработать проект – задача более чем подходящая для команды «Остоженки», стоявшей у истоков «контекстуального подхода». 

Посмотри вокруг
Прежде всего требовалось учесть географию. Участок находится на внутренней стороне Садового кольца и главный фасад будущего здания обращен на северо-северо-восток. Почти весь день он в тени, солнце освещает его утром и вечером в начале лета, и то косым светом, отбрасывая резкие тени от любого рельефа. Эта особенность не учитывалась в предыдущих вариантах фасада, а Андрей Гнездилов ездил фотографировать утреннее солнце на фасадах соседних домов – чтобы представить, какой эффект свет будет оказывать на будущее здание. Нужен был прием, превращающий проблему в преимущество, одинаково эффектно работающий в тени, при косых лучах солнца, и при вечернем искусственном освещении.

Кроме того, нельзя было не учитывать окружение здания. В радиусе 400 м от аномального участка расположены несколько безусловных архитектурных шедевров: «высотка» на Красных воротах Алексея Душкина, южный павильон метро «Красные ворота» Николая Ладовского, «Наркомзем» Алексея Щусева и конечно «Дом Центросоюза» Ле Корбюзье. В первых эскизах команда «Остоженки» пробовала отрефлексировать мотивы соседних памятников, используя сходные материалы и цвета, но очень быстро пришла к выводу, что сам подход к разработке облика «странного» здания выбран неправильно. По словам Александра Скокана, «...было ошибкой делать настоящий, нормальный дом на этом аномальном участке. И рисовать для него фасад, как у настоящего дома. Участок и сам дом настолько узки, что больше походят на театральную декорацию, изображающую дом. Поэтому, для фасада нужно было найти какой-то адекватный декоративный прием».

Так появилась идея экрана, отделяющего внешний мир с стремительным движением машин по магистрали и бесконечным потоком пешеходов от внутреннего размеренного существования обитателей будущего офиса. Это сосуществование рядом, но изолировано, с эффектом присутствия, но не нараспашку, нашло выражение в образе полога, прикрывающего, но не скрывающего друг от друга внешний и внутренний миры, реагирующего на них и дающего возможность обитателям здания регулировать степень взаимодействия. Рождение образа легко прослеживается на эскизах, в которых видно, как на четкую каркасную структуру здания словно бы набрасывают легкий занавес, как бы испещренный складками от порывов ветра и проносящихся мимо автомобилей.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фасад по Садово-Спасской улице. Эскиз А.Скокана © АБ Остоженка
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фасад по Садово-Спасской улице. Эскиз А.Скокана © АБ Остоженка

Стеклянный полог
Единственным материалом, при помощи которого можно было бы создать такой экран, было стекло. Вопрос заключался в том, какой тип стекла и какую технологию выбрать, чтобы добиться максимального эффекта при минимальной толщине конструкции.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фасад по Садово-Спасской улице.
© АБ Остоженка

Живую, чутко реагирующую на изменения угла обзора поверхность, похожую на занавес, могла обеспечить только система двойного фасада с теплыми внутренними витражами и вынесенной вперед конструкцией из жестко закрепленных стеклянных ламелей, одновременно закрывающих интерьер от просмотра снаружи, но, при определенном угле зрения, позволяющих смотреть наружу практически без помех. Более того, ламели давали возможность срежиссировать визуальные связи, расположив пластины не под одинаковым углом. Ламели, как веер, поворачиваются то в одну, то в другую сторону, чтобы открывать наиболее выигрышные виды на окружающий городской пейзаж и самые красивые здания из числа соседних шедевров.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фрагмент проектируемого фасада. © АБ Остоженка
© АБ Остоженка
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фрагмент проектируемого фасада. Примеры © АБ Остоженка
© АБ Остоженка

Ламели собраны в шесть горизонтальных лент. Причем местами они объединят несколько уровней, а на некоторых, наоборот, общий ритм неожиданно прерывается, формируя ориентированный в противоположном направлении ряд. Получается словно бы взъерошенный фасад, у которого часть ламелей лежит «против шерсти». В итоге с первого взгляда непросто определить закономерность разбивки рядов и точное количество этажей, которые скрываются за «волнующимся» стеклянным занавесом.

Архитекторы «Остоженки» выбрали для ламелей стекло «сатинат», обработанное методом химического травления. Оно не прозрачно, но пропускает достаточно света, как днем внутрь здания, так и вечером, с включенным искусственным освещением – наружу, превращая небольшое здание в светящуюся шкатулку.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Схема восприятия экрана с разных точек и движений © АБ Остоженка
© АБ Остоженка

Сходство с занавесом усиливается благодаря скошенному наискосок нижнему краю внешнего фасада. Его обрез вторит диагонали консольного выступа над проездом в автоматизированную парковку. В предыдущей версии проекта авторы составляли проезд в обрамлении колонн, но архитекторы «Остоженки» предложили более тектоничный и эффективный с точки зрения работы несущих конструкций вариант – с консольным вывесом верхнего уровня над проездом. Благодаря этому решению нагрузка не передается на внешний периметр участка, примыкающий к брандмауэру стоящего рядом здания, а значит, нет риска повредить фундаменты «соседа».
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Эскизы А.Скокана © АБ Остоженка
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Планы 1, 2, 3, 6 этажей. Разрезы 1-1
© АБ Остоженка
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фотовстройка по Садово-Спасской улице.
© АБ Остоженка

В садовом стиле
Для дворового фасада «Остоженка» также предложила новое решение, использующее стекло нестандартным способом. Архитекторы хотели впустить внутрь узкого корпуса хотя бы немного южного солнца, но затесненность внутреннего двора не позволяла использовать большие площади остекления. Да и офисная жизнь, протекающая между двумя стеклянными фасадами легко превратилась бы в подобие ТВ-шоу «За стеклом». Баланс закрытости и проницаемости для света был найден в виде равномерной перфорации заднего фасада при помощи небольших, размером всего 70х70 см проемов, часть которых закрыта матовыми стеклопакетами, а часть оставлена глухой. Сами архитекторы увидели в получившейся мелкоячеистой структуре аналогию с парковыми перголами – решетками для вьющихся растений.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фасад дворовый.
© АБ Остоженка

 
Непредсказуемый финал
Разработанный бюро «Остоженка» новый вариант проекта, включавший, помимо фасадов, ряд планировочных и конструктивных усовершенствований, благополучно прошел архитектурный совет в августе 2017 года. Предложенные решения не только отвечали на все вопросы непростого участка, но и давали возможность для развития идеи на этапе рабочего проектирования. Вот только каким образом будет проходить развитие и получится ли сохранить найденный образ, – авторы утвержденной концепции сказать не могут.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фотовстройка по Садово-Спасской улице.
© АБ Остоженка

В последнее время девелоперские компании все чаще начинают использовать метод фрагментированного проектирования, нанимая на отдельные этапы работы над проектом разные организации. Случаев, когда одно архитектурное бюро ведет проект от первой концепции до рабочего проекта и авторского надзора, крайне мало, и их становиться все меньше. Эта не противоречащая законам тактика позволяет девелоперам не только экономить средства, нанимая для выполнения разных по сложности работ разные по уровню квалификации команды, но и открывает им широкий простор для бесконтрольного искажения архитектурных решений.

Что произойдет с этим проектом, станет ли он еще одним типичным примером архитектуры без архитектора или пресловутая аномальность участка сработает на позитив и построенное здание станет образцом качественной современной и авторской архитектуры на Садовом кольце, покажет время.
 

Мастерская:
АБ Остоженка
Проект:
Административно-деловое здание в Мясницком проезде
Россия, Москва, Мясницкий проезд, вл. 3/26, стр.2

Авторский коллектив:
А.А. Скокан,А.Л. Гнездилов, Е.Н. Копытова, Д.Н. Ступина, А.М. Таирова

2017

11 Июля 2018

author pht

Автор текста:

Елена Петухова
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.