Типичная аномалия

Оригинальный фасад из стеклянных ламелей принес проекту делового центра на Садовом кольце от бюро «Остоженка» заслуженную победу на конкурсе ArchGlass 2018.

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg

Мастерская:

АБ Остоженка

Проект:

Административно-деловое здание в Мясницком проезде
Россия, Москва, Мясницкий проезд, вл. 3/26, стр.2

Авторский коллектив:
А.А. Скокан,А.Л. Гнездилов, Е.Н. Копытова, Д.Н. Ступина, А.М. Таирова

Архитектурный парад-алле
Проектировать здание на Садовом кольце – одной из самых статусных магистралей центра Москвы, особая честь и ответственность. Едва ли не каждое второе здание здесь – памятник архитектуры или достопримечательность. К усадебным домам, доходным домам рубежа XIX-XX веков, харизматичным и брутальным зданиям расцвета конструктивизма и ветшающим на глазах «коробкам» из стали и стекла советского периода наше время добавляет новые экспонаты, которые отличаются не столько архитектурными достоинствами, сколько амбициозностью, привлекая к себе внимание ценителей современной архитектуры и хранителей исторического наследия. Недавние бурные обсуждения башни МФК «Оружейный» на пересечении кольца и Долгоруковской улицы и проекта «Московский силуэт» от звездных голландцев MVRDV, показали, как непросто бывает найти нужный образ для здешнего притязательного контекста. И неуклюжая стилизация, и провокационный архитектурный жест, как оказалось, создают в «пестром» ряду застройки Садового кольца слишком большой диссонанс, который мало кого из патриотичных москвичей радует. Любой новый проект строительства или реконструкции на Садовом кольце рассматривается в профильных инстанциях едва ли не под микроскопом и согласовывается с большими трудностями. Но для некоторых проектов горнило согласований оборачивается качественной трансформацией и шансом внести достойный вклад в архитектурную коллекцию Садового кольца. Все решают профессионализм и методика работы с контекстом архитектурной команды.

Аномальное место
Историю с проектом делового здания, замыкающего периметр треугольного квартала между Садово-Спасской, Мясницкой улицей и одноименным проездом, можно было бы назвать типичной для московской проектной практики, если бы не ряд аномальных обстоятельств. Счастливый полуфинал (согласование проекта и премия ArchGlass) предваряла драматичная предыстория.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фасад по Садово-Спасской улице. Ночной вид
© АБ Остоженка
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Схема ситуационного плана
© АБ Остоженка
zooming
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Расположение и объем будущего здания

Прежде всего, на этом участке не было и не должно было быть дома. Узкая лента глубиной всего 10 метров, зажатая между двумя брандмауэрами, лучше всего подошла бы для какого-нибудь чахлого садика, упрямо сражающегося с загазованностью соседней магистрали, которая словно в насмешку, носит название «Садовой». Но именно благодаря выходу на одну из главных столичных магистралей ценность участка как места для размещения «золотых» офисных площадей была слишком велика, чтобы отдать его под ботанические нужды. Так появился аномальный по своим габаритам и потенциалу участок площадью всего 0,02 га. В 2014 году компания «Вектор» выкупила его у правительства Москвы и заказала проект мастерской Сергея Ткаченко в «Моспроекте-5». Оперативно подготовленный проект начиная с 2015 года несколько раз был представлен на архитектурный совет Москвы, но никак не мог преодолеть этот «Рубикон».
zooming
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Перспектива по Садово-Спасской улице © Моспроект-5

Проблема была не в планировке. С ней сложностей не возникло, кроме катастрофически маленькой глубины корпуса (max. 7,8 метров) и площади этажа 230 м2, из-за которой понадобилось выпускать спецтехусловия, обосновывающие отсутствие второй эвакуационной лестницы. Команда «Моспроекта-5» предложила грамотное и взвешенное решение, учитывающее все особенности микро-участка, спроектировав прямоугольный пятиэтажный корпус высотой 24,4 м и еще парой подземных этажей для паркинга, оснащенного системой роботизированной парковки.

Камнем преткновения стали фасады здания. В первую очередь парадный, выходящий на Садовое кольцо. С задним фасадом, обращенным в маленький внутренний двор, загроможденный пристройками и ризалитами, тоже было непросто, но не настолько трагично, как с главным. Подготовленные варианты, как достаточно радикальные по цвету, так и контекстуальные, с рельефной каменной облицовкой, не были поддержаны архсоветом. Поиски решений продолжались около года, но ни к чему и не привели. Нужно было найти какой-то свежий образ, способный разрешить патовую ситуацию для и без того аномального участка. Девелопер обратился в бюро «Остоженка» с предложением доработать проект – задача более чем подходящая для команды «Остоженки», стоявшей у истоков «контекстуального подхода». 

Посмотри вокруг
Прежде всего требовалось учесть географию. Участок находится на внутренней стороне Садового кольца и главный фасад будущего здания обращен на северо-северо-восток. Почти весь день он в тени, солнце освещает его утром и вечером в начале лета, и то косым светом, отбрасывая резкие тени от любого рельефа. Эта особенность не учитывалась в предыдущих вариантах фасада, а Андрей Гнездилов ездил фотографировать утреннее солнце на фасадах соседних домов – чтобы представить, какой эффект свет будет оказывать на будущее здание. Нужен был прием, превращающий проблему в преимущество, одинаково эффектно работающий в тени, при косых лучах солнца, и при вечернем искусственном освещении.

Кроме того, нельзя было не учитывать окружение здания. В радиусе 400 м от аномального участка расположены несколько безусловных архитектурных шедевров: «высотка» на Красных воротах Алексея Душкина, южный павильон метро «Красные ворота» Николая Ладовского, «Наркомзем» Алексея Щусева и конечно «Дом Центросоюза» Ле Корбюзье. В первых эскизах команда «Остоженки» пробовала отрефлексировать мотивы соседних памятников, используя сходные материалы и цвета, но очень быстро пришла к выводу, что сам подход к разработке облика «странного» здания выбран неправильно. По словам Александра Скокана, «...было ошибкой делать настоящий, нормальный дом на этом аномальном участке. И рисовать для него фасад, как у настоящего дома. Участок и сам дом настолько узки, что больше походят на театральную декорацию, изображающую дом. Поэтому, для фасада нужно было найти какой-то адекватный декоративный прием».

Так появилась идея экрана, отделяющего внешний мир с стремительным движением машин по магистрали и бесконечным потоком пешеходов от внутреннего размеренного существования обитателей будущего офиса. Это сосуществование рядом, но изолировано, с эффектом присутствия, но не нараспашку, нашло выражение в образе полога, прикрывающего, но не скрывающего друг от друга внешний и внутренний миры, реагирующего на них и дающего возможность обитателям здания регулировать степень взаимодействия. Рождение образа легко прослеживается на эскизах, в которых видно, как на четкую каркасную структуру здания словно бы набрасывают легкий занавес, как бы испещренный складками от порывов ветра и проносящихся мимо автомобилей.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фасад по Садово-Спасской улице. Эскиз А.Скокана © АБ Остоженка
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фасад по Садово-Спасской улице. Эскиз А.Скокана © АБ Остоженка

Стеклянный полог
Единственным материалом, при помощи которого можно было бы создать такой экран, было стекло. Вопрос заключался в том, какой тип стекла и какую технологию выбрать, чтобы добиться максимального эффекта при минимальной толщине конструкции.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фасад по Садово-Спасской улице.
© АБ Остоженка

Живую, чутко реагирующую на изменения угла обзора поверхность, похожую на занавес, могла обеспечить только система двойного фасада с теплыми внутренними витражами и вынесенной вперед конструкцией из жестко закрепленных стеклянных ламелей, одновременно закрывающих интерьер от просмотра снаружи, но, при определенном угле зрения, позволяющих смотреть наружу практически без помех. Более того, ламели давали возможность срежиссировать визуальные связи, расположив пластины не под одинаковым углом. Ламели, как веер, поворачиваются то в одну, то в другую сторону, чтобы открывать наиболее выигрышные виды на окружающий городской пейзаж и самые красивые здания из числа соседних шедевров.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фрагмент проектируемого фасада. © АБ Остоженка
© АБ Остоженка
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фрагмент проектируемого фасада. Примеры © АБ Остоженка
© АБ Остоженка

Ламели собраны в шесть горизонтальных лент. Причем местами они объединят несколько уровней, а на некоторых, наоборот, общий ритм неожиданно прерывается, формируя ориентированный в противоположном направлении ряд. Получается словно бы взъерошенный фасад, у которого часть ламелей лежит «против шерсти». В итоге с первого взгляда непросто определить закономерность разбивки рядов и точное количество этажей, которые скрываются за «волнующимся» стеклянным занавесом.

Архитекторы «Остоженки» выбрали для ламелей стекло «сатинат», обработанное методом химического травления. Оно не прозрачно, но пропускает достаточно света, как днем внутрь здания, так и вечером, с включенным искусственным освещением – наружу, превращая небольшое здание в светящуюся шкатулку.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Схема восприятия экрана с разных точек и движений © АБ Остоженка
© АБ Остоженка

Сходство с занавесом усиливается благодаря скошенному наискосок нижнему краю внешнего фасада. Его обрез вторит диагонали консольного выступа над проездом в автоматизированную парковку. В предыдущей версии проекта авторы составляли проезд в обрамлении колонн, но архитекторы «Остоженки» предложили более тектоничный и эффективный с точки зрения работы несущих конструкций вариант – с консольным вывесом верхнего уровня над проездом. Благодаря этому решению нагрузка не передается на внешний периметр участка, примыкающий к брандмауэру стоящего рядом здания, а значит, нет риска повредить фундаменты «соседа».
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Эскизы А.Скокана © АБ Остоженка
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Планы 1, 2, 3, 6 этажей. Разрезы 1-1
© АБ Остоженка
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фотовстройка по Садово-Спасской улице.
© АБ Остоженка

В садовом стиле
Для дворового фасада «Остоженка» также предложила новое решение, использующее стекло нестандартным способом. Архитекторы хотели впустить внутрь узкого корпуса хотя бы немного южного солнца, но затесненность внутреннего двора не позволяла использовать большие площади остекления. Да и офисная жизнь, протекающая между двумя стеклянными фасадами легко превратилась бы в подобие ТВ-шоу «За стеклом». Баланс закрытости и проницаемости для света был найден в виде равномерной перфорации заднего фасада при помощи небольших, размером всего 70х70 см проемов, часть которых закрыта матовыми стеклопакетами, а часть оставлена глухой. Сами архитекторы увидели в получившейся мелкоячеистой структуре аналогию с парковыми перголами – решетками для вьющихся растений.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фасад дворовый.
© АБ Остоженка

 
Непредсказуемый финал
Разработанный бюро «Остоженка» новый вариант проекта, включавший, помимо фасадов, ряд планировочных и конструктивных усовершенствований, благополучно прошел архитектурный совет в августе 2017 года. Предложенные решения не только отвечали на все вопросы непростого участка, но и давали возможность для развития идеи на этапе рабочего проектирования. Вот только каким образом будет проходить развитие и получится ли сохранить найденный образ, – авторы утвержденной концепции сказать не могут.
Административно-деловое здание в Мясницком проезде. Фотовстройка по Садово-Спасской улице.
© АБ Остоженка

В последнее время девелоперские компании все чаще начинают использовать метод фрагментированного проектирования, нанимая на отдельные этапы работы над проектом разные организации. Случаев, когда одно архитектурное бюро ведет проект от первой концепции до рабочего проекта и авторского надзора, крайне мало, и их становиться все меньше. Эта не противоречащая законам тактика позволяет девелоперам не только экономить средства, нанимая для выполнения разных по сложности работ разные по уровню квалификации команды, но и открывает им широкий простор для бесконтрольного искажения архитектурных решений.

Что произойдет с этим проектом, станет ли он еще одним типичным примером архитектуры без архитектора или пресловутая аномальность участка сработает на позитив и построенное здание станет образцом качественной современной и авторской архитектуры на Садовом кольце, покажет время.
 

Мастерская:

АБ Остоженка

Проект:

Административно-деловое здание в Мясницком проезде
Россия, Москва, Мясницкий проезд, вл. 3/26, стр.2

Авторский коллектив:
А.А. Скокан,А.Л. Гнездилов, Е.Н. Копытова, Д.Н. Ступина, А.М. Таирова

11 Июля 2018

Автор текста:

Елена Петухова

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.

Сейчас на главной

Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.