Уже не избушки

Сформирован шорт-лист премии АРХИWOOD-2018. Сегодня стартует «народное» голосование премии. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.

Николай Малинин

Автор текста:
Николай Малинин

27 Апреля 2018
mainImg
0 Результаты народного голосования АРХИWOOD-2018 станут известны 18 мая: в этот день в здании ЦДХ (Новая Третьяковка) состоится торжественная церемония вручения премии – уже девятая по счету.

В этом году премия снова собрала рекордное количество заявок – 180. Причем ровно треть (60 объектов) дали в совокупности номинации «Загородный дом» и «Малый объект» – то есть, именно те, где речь идет о деревянном доме. В первой из них в шорт-лист вышло сразу 10 объектов (такого никогда еще не было, так что это тоже рекорд) – что говорит о серьезном качественном росте проектов. Главная битва грозит развернуться между домами прошлогодних победителей премии – питерского бюро ХВОЯ и команды из Владивостока «Конкрит Джангл». Построенные на разных концах страны, два этих дома похожи: невысокие коробочки, снаружи – темные, внутри – светлые.
zooming
Евгений Силин, Феликс Машков («КонкритДжангл»). Дом Австриевского. Владивосток. Фотогарфия © Алексей Филимонов
zooming
Бюро ХВОЯ. Дом для двух художников. Ленинградская область. Фотография © Дмитрий Цыренщиков

Дом Евгения Силина и Феликса Машкова сделан с высоким качеством, как говорят в таких случаях – «мебельным», его даже можно принять за шкафчик. При этом фасад этого «шкафчика» решен в монументальном стиле советских дворцов: внутренние поверхности плавно скругляются, переходя к бокам и крыше, а перед зданием возникает целая «площадь» – громадная открытая терраса. Дом ХВОИ более уютен и рационален: под эффектным скатом крыши – антресоли со спальнями, а сквозной проход делит дом на жилую часть и мастерскую (которую освещает правильный верхний свет с севера).

Тему сквозного прохода и контрастного цветового решения продолжает дом ILL в Латвии (бюро INT2Architecture): только здесь все эти современные приемы оттенены привычной кровлей на два ската, а торцы отделаны старой амбарной доской (причем задние – заподлицо, а передние – с отступом). В комплекс входит здание гаража, повторяющее в миниатюре все основные решения, поставленное будто бы случайно и живописно, но создающее с главным домом своеобразное патио.
zooming
Александр Малинин, Анастасия Шевелева (INT2 architecture). ДомILL. Латвия, Царникава. Фотография © INT2 architecture

«Сарайную» эстетику развивает и ее главный идеолог Александр Ермолаев: ТАФ-кондоминиум в Балашихе построен как мастерская для учеников и соратников, сочетающая общественные зоны и уголки для творческого уединения. Внешний облик как бы безыскусен, но на самом деле точно определен планировкой и весьма оригинален. Примыкают к этому флангу Алексей Розенберг и Петр Костелов, построившие группу эко-домов в Конаково: снова фирменный серый цвет, симфония узких окон (как вертикальных, так и горизонтальных), непривычные скосы крыш (в модерне такие называли «вальмовыми»), что в совокупности придает домам совершенно нерусский образ. Внутри же все, как всегда, не просто тщательно продумано, но и увлекательно. А Конаково остается главным полигоном современной деревянной архитектуры.

Но у него появился и конкурент по этой части – эко-парк «Ясно-Поле». Там тоже любят современную архитектуру, а также – лошадей и крупный рогатый скот. А в прошлом году две эти любви соединились: Владимир Кузьмин вывел на тульские просторы целое «стадо». Дом-бык и две коровы – гостевые дома, крепко стоящие на многочисленных ногах, имеющие также остекленные «морды», пятнистые «шкуры», окна-иллюминаторы и массу других веселых примет.
zooming
Владимир Кузьмин, Иван Зверев, Николай Мордашев, Мария Гулиева, Дмитрий Краснобаев (ПОЛЕ-ДИЗАЙН). Гостевой Дом-корова. Эко-парк «Ясно-Поле». Фотография © Владимир Кузьмин

Гораздо более суровы дома-«дрозды» новичков премии – московского Buro511. Их четверо, все они черного цвета, но тоже стоят на ножках и крутят «мордами» в разные стороны. И хотя в них нет той удали, как в кузьминских зверюгах, они более сдержаны и элегантны, но все вместе эти объекты обозначают отдельное направление внутри номинации – условно назовем его «экспрессионистским». Самый скромный в этом ряду – летний домик под Новосибирском (Галина Будникова, Григорий Кужелев, Алексей Моржаков). Однако, и он не лишен экспрессии: необычный образ достигнут не только благодаря многоуровневости внутреннего пространства, но и за счет обшивки, доски которой идут параллельно не земле, а основному объему. Этот простой трюк создает яркий образ: как будто бы дом несет на себе ракету, которая вот-вот стартует в небо.

В номинации «Малый объект» (как и в номинации «Дизайн городской среды») главным объектом внимания архитекторов стала вода. Это и суперкачественная реконструкция Красногвардейских прудов (бюро Wowhaus), и обустройство набережной Енисея в Дивногорске (Алексей Мякота): эффектные объекты, напоминающие то ли птиц, то ли цветы на фоне эпических гор (и это еще одно новое место на карте премии и новое имя в списке наших героев).
Алексей Мякота, Лидия Грибакина (АДМ). Видовая площадка с навесом и амфитеатром на набережной Енисея. Дивногорск

Тут же – два объекта на набережной Волги в Самаре: «Волжский аист» (lim_architects) – подвязанные к перекладинам гамаки из простыней, и смотровые качели Антона Кочуркина: эдакий модернистский детский конструктор, который, к тому же, передвигается. На воде живут и павильоны «Реж» Егора Соловьева: обманчиво привычные, они гораздо хитрее, чем кажутся. Домики сложены в реж, то есть, с большими просветами между бревнами (так в старину рубили звонницы и прочие хозсооружения, не предполагающие постоянного пребывания человека), а просветы заполнены тонированным стеклом (поводом к чему стали сильные ветра, дующие на «Острове Дракино», как будет называться весь этот грандиозный комплекс). Менее прагматичен, но не менее эффектен «Плот-парадокс» в Выксе Анастасии Измаковой и Беллы Филатовой: он не только отсылал к оптическим играм Маурица Эшера, но и добавлял к ним странности, отправляя и без того причудливую конструкцию в плавание. Наконец, самая мощная по замыслу «водная» вещь – «Дом с люстрой» от питерской ХВОИ, дом-плот, бороздивший прошлым летом просторы «АрхСтояния». Деревянная коробочка с двумя кроватями не имеет окон, но в крышу врезан световой фонарик, в котором укреплена люстра. Днем интерьер освещается через фонарик, ночью – люстрой, при этом еще и сам домик светит всем вокруг. Удивительно волшебное, теплое и остроумное сооружение, которому трудно не пророчить победу.
zooming
Бюро ХВОЯ. «Дом с люстрой». Никола-Ленивец, «АрхСтояние-2017»

Еще одна вещь на воде – «Липовый чай» в Суханово: два причала с двух противоположных берегов озера; символизируют диалог Раневской и Лопахина; при этом оба они плавно уходят под воду: России не понадобились ни та, ни другой.
Команда «ВЛЕВО». «Липовый чай». Усадьба «Суханово». Фото: Николай Малинин

Это уже номинация «Арт-объект», в лонг-листе которой было как никогда много зверья: заяц, медведь, лось, конь (красный)… Основным поставщиком этой фауны стала впервые участвующая в премии Тюмень (и скульптор Олег Епифанов). Правда, в шорт-лист звери не пробились: помешала избыточная иллюстративность. Хотя сказать, что залогом попадания в финал стала концептуальность, тоже было бы нечестно. Все вышедшие в шорт-лист объекты хороши не только замыслом, но и исполнением – как, например, обелиск в Суханово. Это тонкая деконструкция привычного каменного архетипа: он стал легким, прозрачным, призрачным.И это неслучайно: потому что возник он здесь в память о былом величии усадьбы. Как неслучайна и точка – единственная, откуда виден и главный дом, и пруд (соединявшая их аллея давно заросла). Гораздо более злой объект на ту же тему (все они сделаны в рамках фестиваля «Древолюция») – туалет-качалка «Про[srali]Суханово». Здесь уже не элегическая печаль, как в обелиске, а злая сатира на инфантилизм взрослых дядь и теть, который, собственно, и привел усадьбу к нынешнему состоянию. И снова переосмысливается архетип, точнее – сразу два: детской качалки и дачного туалета. Но при этом они ловко объединены в один парадоксальный объект, который, к тому же, крепко и ладно сделан (как, впрочем, и обелиск).

Не менее саркастична «Зернь» Влада Киселя: скособочившаяся главка православного храма, да еще и урезанная, где вместо шпиля – шанырак (круглое отверстие для света в потолке юрты). За юрту принимали гости выставки ЭКСПО и объект мастерской Тотана Кузембаева в Астане. Но это была «Шошала» – традиционный чулан кочевников, решенный, правда, в гигантском масштабе, но собранный при этом из европоддонов. Идеология Reduce Reuse Recycle (сокращай, используй повторно, перерабатывай), которую символизировал павильон, особенно остро выглядела на эспланаде казахской столицы, застроенной стеклянными небоскребами и дворцами с национальными рюшечками. На той же эспланаде, такой же незаконной деревянной кометой, сверкнул «Передвижной коворкинг» от «Мегабудки»: деревянный домик на деревянных колесах, чьи стены изрешечены треугольными бойницами (отсылая уже к машрабии – это узорная деревянная решетка, закрывающая окна и балконы в архитектуре древнего Востока).
Кирилл Губернаторов («Мегабудка»). Передвижной коворкинг. Астана. Фотография © Макс Лишанков

Не то чтобы очень практичное, но совершенно оригинальное по своему облику сооружение, сравниться с которым может разве что туалет в виде шара от артели «Данила, Макар и братья». Артель, впервые участвующая в премии, хмуро посмотрела на архив премии и трезво заявила: «Ну, с нашими домиками нам тут, пожалуй, ничего не светит, но кое-что для вас у нас найдется». И не ошиблась.
zooming
Дмитрий Беляев, Юрий Иванов (артель «Данила, Макар и братья»). Туалет «Еж»

Не менее парадоксальна (правда, исключительно за счет перемены привычного масштаба) «Библиотека растений» от MANIPULAZIONE INTERNAZIONALE: на глазах становящийся архаизмом библиотечный каталог разверстан высотой под 3 метра и вместо карточек наполнен живыми растениями: чтобы намекать нам на то, что и они могут стать архаизмом. Точно также – масштабом ­– берет Песочница у Ельцин-центра в Екатеринбурге: не пора ли ей в «Книгу рекордов»?

«Древолюция» вернула себе передовые позиции, чуть сданные в прошлом году, выйдя в финал с 4 объектами, к которым можно добавить и сделанный под ее же брэндом (но не в Суханово) объект «Знак»: указатель к выставке недвижимости, небоскреб в виде поставленных один на другой каркасов одноэтажных домиков, предпоследний из которых работал еще и светильником. Вполне уместная отсылка к знаменитому Vitra Haus Херцога и де Мерона. Среди общественных сооружений стоит отметить фермерский рынок под Тулой Антона Кочуркина и мотель «Бумеранг» Николая Лызлова; в номинации «Интерьер» – остроумную круглую спальню Тотана Кузембаева и, как всегда, жесткую, но прекрасную смесь дерева с бетоном в квартире Алексея Розенберга.
zooming
Тотан Кузембаев, Мария Салина, Марина Коробова. Интерьер квартиры на Кутузовском. Фотография © Илья Иванов

Наконец, в номинации «Реставрация» фигурируют три очень разных объекта, три разных сюжета. Покровская (Сретенская) церковь в Заостровье (Рикасово) – это драматическая история, тянущаяся с советских времен, про то, как абсолютно уникальный памятник, чье покрытие имитирует закомары каменного храма, пытались спасать, но неудачно: главки падали, разбивались, старый лемех, который еще можно было сохранить, спасти не смогли и так далее. Георгиевская часовня в Сюме – наоборот, практически сказка, да еще со счастливым концом. Молодой реставратор Ольга Зинина обнаружила в Шенкурском районе почти руину, собрала волонтеров из фонда «Вереница», открыла сбор средств на платформе «Начинание», и за три года полностью перебрала памятник с редким клинчатым завершением. Который, впрочем, и памятником-то официально не числился – что и позволило поднять его силами добровольцев.
Ольга Зинина (автор проекта реставрации, руководитель работ). Реставрация Георгиевской часовни в Сюме (Архангельская область, Шенкурский район)

Наконец, Успенская часовня на Кижах – первый прецедент того, как объект, с которого в советское время была снята дощатая обшивка (в рамках курса Александра Ополовникова на возвращение храмам их первозданного вида), пришлось снова зашить: памятник не выдержал испытаний осадками и стал стремительно гнить. Теперь, конечно, выглядит он совсем не так аппетитно, но зато его не пришлось перебирать, теряя исторический сруб: он будет жить под новым футляром. Решение спорное, но методологически крайне важное.

Общественное голосование в интернете стартует сегодня, а закончится 16 мая. Тогда же своих победителей выберет профессиональное жюри. В него в этом году вошли Никита Токарев (директор школы МАРШ), Анна Мартовицкая (главный редактор журнала SPEECH), Алексей Бавыкин (руководитель мастерской «Алексей Бавыкин и партнеры»), Станислав Горшунов (руководитель бюро Горшунова/GORA, Нижний Новгород), многократные победители премии АРХИWOOD Дарья Бутахина и Александр Кудимов (бюро RueTemple), Виталий Горелов (руководитель проекта московского представительства компании HONKA).

Торжественная церемония награждения победителей состоится в здании на Крымском валу, 10 (ЦДХ / Новая Третьяковка) 18 мая в 19.00.

Генеральный спонсор и организатор премии – компания «Росса Ракенне СПб» (HONKA).

27 Апреля 2018

Николай Малинин

Автор текста:

Николай Малинин
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Победа прагматиков? Хроники уничтожения НИИТИАГа
НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства сопротивляется реорганизации уже почти полгода. Сейчас, в августе, институт, похоже, почти погиб. В недавнем письме президенту РФ ученые просят перенести Институт из безразличного к фундаментальной науке Минстроя в ведение Минобрнауки, а дирекция говорит о решимости защищать коллектив до конца. Причем в «обстановке, приближенной к боевой» в институте продолжает идти научная работа: проводят конференции, готовят сборники, пишут статьи и монографии.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Пять вредных вопросов
Интернет-издание Fast Company попыталось выяснить, какие вопросы лучше не задавать самому себе, чтобы не растерять свой творческий потенциал. К разговору о проблеме подключились специалисты, которые исследуют творчество или работу мозга.
Сергей Кузнецов: «Архитектура – мягкая сила для продвижения...
О карьере молодых архитекторов, том, как развивать новый профессиональный ландшафт и о главных препятствиях при реализации проектов главный архитектор Москвы рассказал на лекции, прошедшей в рамках образовательного проекта «Открытый город» на площадке МИТУ-МАСИ. На лекции собралось более 300 студентов из разных профильных вузов и архитектурных факультетов столицы.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Заметки о двадцати
Мы достаточно подробно – настолько, насколько это возможно сейчас, рассказали о конкурсных проектах пилотных площадок реновации, теперь можно немного и порассуждать.
Шесть измерений
Перевод эссе Шимона Матковски, партнера бюро «Blank Architects», посвященного «теории шести измерений», отвечающих за хорошую архитектуру. Полезно молодым архитекторам; главный совет – думать головой.
Леон Крие
Публикуем остроумный очерк об одном из самых противоречивых архитекторов наших дней – Леоне Крие – из книги Деяна Суджича «B как Bauhaus: Азбука современного мира», выпущенной издательством Strelka Press.
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Неподнятая Целина
Премия АрхиWOOD не сдается, а наоборот, выходит на новый виток: стилистику современных индивидуальных домов из дерева в стране наконец освоили, артистические туалеты не переводятся, а фестивалей несколько, благоустройство в почете.
Технологии и материалы
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Сейчас на главной
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.