Уже не избушки

Сформирован шорт-лист премии АРХИWOOD-2018. Сегодня стартует «народное» голосование премии. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.

Николай Малинин

Автор текста:
Николай Малинин

27 Апреля 2018
mainImg
Результаты народного голосования АРХИWOOD-2018 станут известны 18 мая: в этот день в здании ЦДХ (Новая Третьяковка) состоится торжественная церемония вручения премии – уже девятая по счету.

В этом году премия снова собрала рекордное количество заявок – 180. Причем ровно треть (60 объектов) дали в совокупности номинации «Загородный дом» и «Малый объект» – то есть, именно те, где речь идет о деревянном доме. В первой из них в шорт-лист вышло сразу 10 объектов (такого никогда еще не было, так что это тоже рекорд) – что говорит о серьезном качественном росте проектов. Главная битва грозит развернуться между домами прошлогодних победителей премии – питерского бюро ХВОЯ и команды из Владивостока «Конкрит Джангл». Построенные на разных концах страны, два этих дома похожи: невысокие коробочки, снаружи – темные, внутри – светлые.
zooming
Евгений Силин, Феликс Машков («КонкритДжангл»). Дом Австриевского. Владивосток. Фотогарфия © Алексей Филимонов
zooming
Бюро ХВОЯ. Дом для двух художников. Ленинградская область. Фотография © Дмитрий Цыренщиков

Дом Евгения Силина и Феликса Машкова сделан с высоким качеством, как говорят в таких случаях – «мебельным», его даже можно принять за шкафчик. При этом фасад этого «шкафчика» решен в монументальном стиле советских дворцов: внутренние поверхности плавно скругляются, переходя к бокам и крыше, а перед зданием возникает целая «площадь» – громадная открытая терраса. Дом ХВОИ более уютен и рационален: под эффектным скатом крыши – антресоли со спальнями, а сквозной проход делит дом на жилую часть и мастерскую (которую освещает правильный верхний свет с севера).

Тему сквозного прохода и контрастного цветового решения продолжает дом ILL в Латвии (бюро INT2Architecture): только здесь все эти современные приемы оттенены привычной кровлей на два ската, а торцы отделаны старой амбарной доской (причем задние – заподлицо, а передние – с отступом). В комплекс входит здание гаража, повторяющее в миниатюре все основные решения, поставленное будто бы случайно и живописно, но создающее с главным домом своеобразное патио.
zooming
Александр Малинин, Анастасия Шевелева (INT2 architecture). ДомILL. Латвия, Царникава. Фотография © INT2 architecture

«Сарайную» эстетику развивает и ее главный идеолог Александр Ермолаев: ТАФ-кондоминиум в Балашихе построен как мастерская для учеников и соратников, сочетающая общественные зоны и уголки для творческого уединения. Внешний облик как бы безыскусен, но на самом деле точно определен планировкой и весьма оригинален. Примыкают к этому флангу Алексей Розенберг и Петр Костелов, построившие группу эко-домов в Конаково: снова фирменный серый цвет, симфония узких окон (как вертикальных, так и горизонтальных), непривычные скосы крыш (в модерне такие называли «вальмовыми»), что в совокупности придает домам совершенно нерусский образ. Внутри же все, как всегда, не просто тщательно продумано, но и увлекательно. А Конаково остается главным полигоном современной деревянной архитектуры.

Но у него появился и конкурент по этой части – эко-парк «Ясно-Поле». Там тоже любят современную архитектуру, а также – лошадей и крупный рогатый скот. А в прошлом году две эти любви соединились: Владимир Кузьмин вывел на тульские просторы целое «стадо». Дом-бык и две коровы – гостевые дома, крепко стоящие на многочисленных ногах, имеющие также остекленные «морды», пятнистые «шкуры», окна-иллюминаторы и массу других веселых примет.
zooming
Владимир Кузьмин, Иван Зверев, Николай Мордашев, Мария Гулиева, Дмитрий Краснобаев (ПОЛЕ-ДИЗАЙН). Гостевой Дом-корова. Эко-парк «Ясно-Поле». Фотография © Владимир Кузьмин

Гораздо более суровы дома-«дрозды» новичков премии – московского Buro511. Их четверо, все они черного цвета, но тоже стоят на ножках и крутят «мордами» в разные стороны. И хотя в них нет той удали, как в кузьминских зверюгах, они более сдержаны и элегантны, но все вместе эти объекты обозначают отдельное направление внутри номинации – условно назовем его «экспрессионистским». Самый скромный в этом ряду – летний домик под Новосибирском (Галина Будникова, Григорий Кужелев, Алексей Моржаков). Однако, и он не лишен экспрессии: необычный образ достигнут не только благодаря многоуровневости внутреннего пространства, но и за счет обшивки, доски которой идут параллельно не земле, а основному объему. Этот простой трюк создает яркий образ: как будто бы дом несет на себе ракету, которая вот-вот стартует в небо.

В номинации «Малый объект» (как и в номинации «Дизайн городской среды») главным объектом внимания архитекторов стала вода. Это и суперкачественная реконструкция Красногвардейских прудов (бюро Wowhaus), и обустройство набережной Енисея в Дивногорске (Алексей Мякота): эффектные объекты, напоминающие то ли птиц, то ли цветы на фоне эпических гор (и это еще одно новое место на карте премии и новое имя в списке наших героев).
Алексей Мякота, Лидия Грибакина (АДМ). Видовая площадка с навесом и амфитеатром на набережной Енисея. Дивногорск

Тут же – два объекта на набережной Волги в Самаре: «Волжский аист» (lim_architects) – подвязанные к перекладинам гамаки из простыней, и смотровые качели Антона Кочуркина: эдакий модернистский детский конструктор, который, к тому же, передвигается. На воде живут и павильоны «Реж» Егора Соловьева: обманчиво привычные, они гораздо хитрее, чем кажутся. Домики сложены в реж, то есть, с большими просветами между бревнами (так в старину рубили звонницы и прочие хозсооружения, не предполагающие постоянного пребывания человека), а просветы заполнены тонированным стеклом (поводом к чему стали сильные ветра, дующие на «Острове Дракино», как будет называться весь этот грандиозный комплекс). Менее прагматичен, но не менее эффектен «Плот-парадокс» в Выксе Анастасии Измаковой и Беллы Филатовой: он не только отсылал к оптическим играм Маурица Эшера, но и добавлял к ним странности, отправляя и без того причудливую конструкцию в плавание. Наконец, самая мощная по замыслу «водная» вещь – «Дом с люстрой» от питерской ХВОИ, дом-плот, бороздивший прошлым летом просторы «АрхСтояния». Деревянная коробочка с двумя кроватями не имеет окон, но в крышу врезан световой фонарик, в котором укреплена люстра. Днем интерьер освещается через фонарик, ночью – люстрой, при этом еще и сам домик светит всем вокруг. Удивительно волшебное, теплое и остроумное сооружение, которому трудно не пророчить победу.
zooming
Бюро ХВОЯ. «Дом с люстрой». Никола-Ленивец, «АрхСтояние-2017»

Еще одна вещь на воде – «Липовый чай» в Суханово: два причала с двух противоположных берегов озера; символизируют диалог Раневской и Лопахина; при этом оба они плавно уходят под воду: России не понадобились ни та, ни другой.
Команда «ВЛЕВО». «Липовый чай». Усадьба «Суханово». Фото: Николай Малинин

Это уже номинация «Арт-объект», в лонг-листе которой было как никогда много зверья: заяц, медведь, лось, конь (красный)… Основным поставщиком этой фауны стала впервые участвующая в премии Тюмень (и скульптор Олег Епифанов). Правда, в шорт-лист звери не пробились: помешала избыточная иллюстративность. Хотя сказать, что залогом попадания в финал стала концептуальность, тоже было бы нечестно. Все вышедшие в шорт-лист объекты хороши не только замыслом, но и исполнением – как, например, обелиск в Суханово. Это тонкая деконструкция привычного каменного архетипа: он стал легким, прозрачным, призрачным.И это неслучайно: потому что возник он здесь в память о былом величии усадьбы. Как неслучайна и точка – единственная, откуда виден и главный дом, и пруд (соединявшая их аллея давно заросла). Гораздо более злой объект на ту же тему (все они сделаны в рамках фестиваля «Древолюция») – туалет-качалка «Про[srali]Суханово». Здесь уже не элегическая печаль, как в обелиске, а злая сатира на инфантилизм взрослых дядь и теть, который, собственно, и привел усадьбу к нынешнему состоянию. И снова переосмысливается архетип, точнее – сразу два: детской качалки и дачного туалета. Но при этом они ловко объединены в один парадоксальный объект, который, к тому же, крепко и ладно сделан (как, впрочем, и обелиск).

Не менее саркастична «Зернь» Влада Киселя: скособочившаяся главка православного храма, да еще и урезанная, где вместо шпиля – шанырак (круглое отверстие для света в потолке юрты). За юрту принимали гости выставки ЭКСПО и объект мастерской Тотана Кузембаева в Астане. Но это была «Шошала» – традиционный чулан кочевников, решенный, правда, в гигантском масштабе, но собранный при этом из европоддонов. Идеология Reduce Reuse Recycle (сокращай, используй повторно, перерабатывай), которую символизировал павильон, особенно остро выглядела на эспланаде казахской столицы, застроенной стеклянными небоскребами и дворцами с национальными рюшечками. На той же эспланаде, такой же незаконной деревянной кометой, сверкнул «Передвижной коворкинг» от «Мегабудки»: деревянный домик на деревянных колесах, чьи стены изрешечены треугольными бойницами (отсылая уже к машрабии – это узорная деревянная решетка, закрывающая окна и балконы в архитектуре древнего Востока).
Кирилл Губернаторов («Мегабудка»). Передвижной коворкинг. Астана. Фотография © Макс Лишанков

Не то чтобы очень практичное, но совершенно оригинальное по своему облику сооружение, сравниться с которым может разве что туалет в виде шара от артели «Данила, Макар и братья». Артель, впервые участвующая в премии, хмуро посмотрела на архив премии и трезво заявила: «Ну, с нашими домиками нам тут, пожалуй, ничего не светит, но кое-что для вас у нас найдется». И не ошиблась.
zooming
Дмитрий Беляев, Юрий Иванов (артель «Данила, Макар и братья»). Туалет «Еж»

Не менее парадоксальна (правда, исключительно за счет перемены привычного масштаба) «Библиотека растений» от MANIPULAZIONE INTERNAZIONALE: на глазах становящийся архаизмом библиотечный каталог разверстан высотой под 3 метра и вместо карточек наполнен живыми растениями: чтобы намекать нам на то, что и они могут стать архаизмом. Точно также – масштабом ­– берет Песочница у Ельцин-центра в Екатеринбурге: не пора ли ей в «Книгу рекордов»?

«Древолюция» вернула себе передовые позиции, чуть сданные в прошлом году, выйдя в финал с 4 объектами, к которым можно добавить и сделанный под ее же брэндом (но не в Суханово) объект «Знак»: указатель к выставке недвижимости, небоскреб в виде поставленных один на другой каркасов одноэтажных домиков, предпоследний из которых работал еще и светильником. Вполне уместная отсылка к знаменитому Vitra Haus Херцога и де Мерона. Среди общественных сооружений стоит отметить фермерский рынок под Тулой Антона Кочуркина и мотель «Бумеранг» Николая Лызлова; в номинации «Интерьер» – остроумную круглую спальню Тотана Кузембаева и, как всегда, жесткую, но прекрасную смесь дерева с бетоном в квартире Алексея Розенберга.
zooming
Тотан Кузембаев, Мария Салина, Марина Коробова. Интерьер квартиры на Кутузовском. Фотография © Илья Иванов

Наконец, в номинации «Реставрация» фигурируют три очень разных объекта, три разных сюжета. Покровская (Сретенская) церковь в Заостровье (Рикасово) – это драматическая история, тянущаяся с советских времен, про то, как абсолютно уникальный памятник, чье покрытие имитирует закомары каменного храма, пытались спасать, но неудачно: главки падали, разбивались, старый лемех, который еще можно было сохранить, спасти не смогли и так далее. Георгиевская часовня в Сюме – наоборот, практически сказка, да еще со счастливым концом. Молодой реставратор Ольга Зинина обнаружила в Шенкурском районе почти руину, собрала волонтеров из фонда «Вереница», открыла сбор средств на платформе «Начинание», и за три года полностью перебрала памятник с редким клинчатым завершением. Который, впрочем, и памятником-то официально не числился – что и позволило поднять его силами добровольцев.
Ольга Зинина (автор проекта реставрации, руководитель работ). Реставрация Георгиевской часовни в Сюме (Архангельская область, Шенкурский район)

Наконец, Успенская часовня на Кижах – первый прецедент того, как объект, с которого в советское время была снята дощатая обшивка (в рамках курса Александра Ополовникова на возвращение храмам их первозданного вида), пришлось снова зашить: памятник не выдержал испытаний осадками и стал стремительно гнить. Теперь, конечно, выглядит он совсем не так аппетитно, но зато его не пришлось перебирать, теряя исторический сруб: он будет жить под новым футляром. Решение спорное, но методологически крайне важное.

Общественное голосование в интернете стартует сегодня, а закончится 16 мая. Тогда же своих победителей выберет профессиональное жюри. В него в этом году вошли Никита Токарев (директор школы МАРШ), Анна Мартовицкая (главный редактор журнала SPEECH), Алексей Бавыкин (руководитель мастерской «Алексей Бавыкин и партнеры»), Станислав Горшунов (руководитель бюро Горшунова/GORA, Нижний Новгород), многократные победители премии АРХИWOOD Дарья Бутахина и Александр Кудимов (бюро RueTemple), Виталий Горелов (руководитель проекта московского представительства компании HONKA).

Торжественная церемония награждения победителей состоится в здании на Крымском валу, 10 (ЦДХ / Новая Третьяковка) 18 мая в 19.00.

Генеральный спонсор и организатор премии – компания «Росса Ракенне СПб» (HONKA).

27 Апреля 2018

Николай Малинин

Автор текста:

Николай Малинин
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Пять вредных вопросов
Интернет-издание Fast Company попыталось выяснить, какие вопросы лучше не задавать самому себе, чтобы не растерять свой творческий потенциал. К разговору о проблеме подключились специалисты, которые исследуют творчество или работу мозга.
Сергей Кузнецов: «Архитектура – мягкая сила для продвижения...
О карьере молодых архитекторов, том, как развивать новый профессиональный ландшафт и о главных препятствиях при реализации проектов главный архитектор Москвы рассказал на лекции, прошедшей в рамках образовательного проекта «Открытый город» на площадке МИТУ-МАСИ. На лекции собралось более 300 студентов из разных профильных вузов и архитектурных факультетов столицы.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Заметки о двадцати
Мы достаточно подробно – настолько, насколько это возможно сейчас, рассказали о конкурсных проектах пилотных площадок реновации, теперь можно немного и порассуждать.
Шесть измерений
Перевод эссе Шимона Матковски, партнера бюро «Blank Architects», посвященного «теории шести измерений», отвечающих за хорошую архитектуру. Полезно молодым архитекторам; главный совет – думать головой.
Леон Крие
Публикуем остроумный очерк об одном из самых противоречивых архитекторов наших дней – Леоне Крие – из книги Деяна Суджича «B как Bauhaus: Азбука современного мира», выпущенной издательством Strelka Press.
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Поиск героя
В галерее на Шаболовке до 10 сентября открыта выставка «Степан Липгарт. Семнадцатая утопия. Архитектурные проекты 2007 – 2017».
Неподнятая Целина
Премия АрхиWOOD не сдается, а наоборот, выходит на новый виток: стилистику современных индивидуальных домов из дерева в стране наконец освоили, артистические туалеты не переводятся, а фестивалей несколько, благоустройство в почете.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
В Пермском Политехе обучили искусственный интеллект...
В Пермском Политехе разработали интеллектуальную систему обработки изображений зданий, которая может определять цветовые закономерности архитектурных объектов. Технология поможет застройщикам многоквартирных домов эффективнее встраивать проекты в городское пространство.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.