English version

Архитекторы АПЕКС: «Должны появиться новые Шуховы и Шехтели»

Архитекторы АПЕКС читают в школе МАРШ курс Creative BIM. Мария Фадеева разбиралась, что такое креативный BIM, и какой была бы архитектура без компьютеров.

Мария Фадеева

Беседовала:
Мария Фадеева

mainImg
zooming
Поиск формы © Проектное бюро АПЕКС

Иван Анохин, Ольга Лебедева, Андрей Дермейко,
авторы курса “Creative BIM” в МАРШ 

В начале февраля в МАРШ прошел трехдневный курс «BIM в проектном бюро. С чего начать?». Это начало совместного эксперимента Московской архитектурной школы и компании АПЕКС по переосмыслению роли технологий в процессе проектирования и преподавания. Преподавания как архитекторам, так и тем, кто управляет проектным процессом. Вторым, куда более длительным этапом станет трехмесячный интенсив «Creative BIM», в ходе которого авторы курса: Ольга Лебедева, Иван Анохин и Андрей Дермейко хотят воспроизвести полноценный командный процесс проектирования от эскиза до рабочей виртуальной модели, которая позволит реализовать объект – летний павильон для Artplay – в натуре. Партнерами стройки выступят компании Gradas, Guardian, Schüco и Каптехнострой. Разбираемся в специфике заявленного эксперимента.
Рабочий процесс в бюро © Проектное бюро АПЕКС

Архи.ру:
– Я бы хотела начать наш разговор с понимания предмета вашего преподавания. Что такое креативное информационное моделирование зданий? Мне всегда казалось, что BIM – технология суровая и для творчества не особо годится, скорее нужна для его оформления в строительную документацию.

Андрей Дермейко:
– Мы хотим показать, как творческий процесс разработки концепции и технический процесс подготовки документации могу быть увязаны друг с другом. В фокусе курса – проектируемый объект, соответственно, возможности программ будут изучаться с обязательным практическим применением к тем идеям, которые сгенерируют участники. В свою очередь, исследование и выбор подходящего софта сможет подсказать новые направления для развития концепции.

Вследствие маркетинговой политики вендоров и производителей программного обеспечения, а также фрагментированности информации в сети у людей складывается впечатление, что BIM – это «какой-то софт». В действительности же BIM – это технология, и список программ, которые позволяют работать по этой технологии, довольно широк. И мы хотим рассмотреть, в рамках курса, разные программы, чтобы наши слушатели, разработав идею в модели, смогли передать материалы непосредственно на стройку: подрядчику, производителю.
Рабочий процесс в бюро © Проектное бюро АПЕКС
Рабочий процесс в бюро © Проектное бюро АПЕКС

Иван Анохин:
– Для нас среда BIM – это единое пространство творчества, виртуальный мир, в котором взаимовыгодно сосуществуют все участники процесса. Наш курс не подразумевает изучение программ как набора инструментов, он призван смоделировать деятельность проектной группы: от этапа концепции до перерезания ленточки на воплощенном объекте. Именно поэтому мы сначала провели короткий интенсив о внедрении BIM в проектное бюро. В то же время, верно, что в плане «строгости» этой технологии – требования к гигиене среды высоки, это не «автокад» или лист бумаги, на котором рисуется план, а потом копируется для проверки другой планировки. Мы постараемся показать принципы работы в таких условиях на базе аккумулированного АПЕКСом опыта не только проектирования, но и управления проектом, удаленного взаимодействия с коллегами, включая зарубежных.
ГЭС-2. Взрыв-схема демонтируемых и сохраняемых частей здания © Проектное бюро АПЕКС

– Как я понимаю, это тот подход, благодаря которому вашей компании удается быть столь эффективными на рынке. Зачем же вы будете других учить тому, что позволяет выигрывать в конкуренции за заказчика?

Ольга Лебедева:
– АПЕКС – многопрофильная компания, направление преподавания – еще одна ступень развития коллектива, расширения наших навыков. За счет курса сотрудники вовлекаются в образовательную работу: чтение лекций, разработка программы курса, преподавание, участие в промежуточных показах в качестве членов жюри...

Андрей Дермейко:
– Кроме того, это способ влияния на информационное поле, возможность двигать отрасль и экономику, как бы пафосно ни звучало.

Иван Анохин:
– Для нас как для активно развивающейся компании интересно и расширять свои горизонты в современных технологиях, и делиться своими наработками с коллегами по цеху. Такого образовательного продукта еще не было на рынке.

Ольга Лебедева:
– Этот курс в числе прочего – еще и возможность расширить наш кадровый ресурс, предварительно предоставив обучение и базу для командной работы. Знание софта всегда можно будет подтянуть, а вот понимание процесса от начала до конца и умение работать с командой и производством – реально ценные знания сотрудников.
ГЭС-2. Перевод лазерного сканирования здания в BIM-модель © Проектное бюро АПЕКС

– Какова ваша личная мотивация при разработке и ведении этого курса?

Иван Анохин:
– Я много лет занимался арт-проектами и участвовал в образовательных семинарах. Мне интересно применить этот опыт в BIM формате, позволяющем создать высокотехнологичный объект.

Андрей Дермейко: 
– Каждый раз обучая кого-то, ты учишься сам и наводишь порядок в своей голове. Это дополнительный повод систематизации своих знаний. К тому же я давно не преподавал вне АПЕКСа – надо изнутри изучать происходящее на рынке в целом, в том числе, для коррекции стратегии развития компании.

– Ольга, у тебя, кажется, нет еще опыта преподавания?

Ольга Лебедева:
– В рамках вуза еще нет, но давно хотелось начать. В рамках бюро это постоянный процесс собственного обучения и передачи знаний команде. Накоплен большой опыт, за 14 лет я поработала в нескольких крупных московских бюро, училась в Колумбийском университете, увидела и испытала на себе многообразие методов и работы и обучения. Хочется делиться.

Меня захватывает идея показать за такой короткий срок весь процесс работы от идеи до реализации – ведь обычно это занимает больше года, а на крупных объектах несколько лет. Хочется показать, что каждый этап работы – концепция, проект, выпуск документации, производство, стройка – все интересно и может доставлять радость от процесса.

Соблазн использования большого количества программ, особенно в конце в роли заказчика – тоже не последний стимул. И, конечно, возможность реализации объекта с серьезными партнерами, готовыми предоставить лучшие материалы и качественное производство – об этом можно только мечтать. Не будь я соавтором курса, сама бы пошла учиться у нас.
ЖК на Долгоруковской улице. BIM-модель c послойным отображением элементов здания © Проектное бюро АПЕКС

– Андрей сказал о широком списке программ, входящих в среду BIM. Сколько их, и какой процент вы используете в ходе курса?

Андрей Дермейко:
– Существует международная некоммерческая организация Building Smart, которая занимается разработкой и поддержкой IFC – универсального нейтрального обменного формата, обеспечивающего совместимость софта в BIM среде. На их сайте перечислены все программы, которые сертифицированы для работы с этим форматом. Сейчас в списке более пятидесяти наименований, но он постоянно пополняется. Плюс существует определенная типология: одни программы созданы для проектирования, то есть создания информации, другие для ее анализа, третьи – для управления и преобразования...
ЖК на Долгоруковской улице. Взрыв-схема слоев фасада © Проектное бюро АПЕКС

Иван Анохин:
– Стоит отметить, что кроме специализированных программ есть те, которые могут просто подключаться к ней, к примеру, всем нам знакомый Excel. Он хорошо вписывается и помогает при параметризировании, снятии информации, описании.
Перспективный вид, созданный на основе BIM-модели комплекса на Долгоруковской улице © Проектное бюро АПЕКС

Андрей Дермейко:
– И позволяет представить заказчику данные в том виде, в котором он привык их читать. А это очень важно. Мы говорим не только о программах, но и о работе команды, способах обмена информацией, ее получения, генерации и управления. Об огромном спектре сценариев.

В курсе мы рассчитываем коснуться семи-восьми программ.

– Мне как журналисту импонирует упоминание понятия информации. Но для непривычного уха не звучит ли это слишком абстрактно в отношении архитектуры, как материального объекта, состоящего из окон, дверей, кирпичиков...

Андрей Дермейко:
– Но их ведь нет без параметров. Собственно и в классическом рукотворном чертеже мы видим набор линий, и их прочтение зависит лишь от интерпретации какой-то совокупности линий как стены, а иной в качестве проема. Что наполняет их смыслом? Умение читать: кто-то записал информацию на лист, а другой расшифровал.

Иван Анохин:
– Информационная модель здания отличается от чертежа тем, что мы можем оперировать не только тремя измерениями, но и такими параметрами как время, финансовая модель... При должной настройке модели возможно снимать достаточно большие массивы информации от спецификаций или схем раскладки нетиповых элементов – до смет и временных графиков.

– Судя по вашим описаниям, BIM как технология уже состоялась, и ждать от нее чего-то абсолютно переворачивающего архитекторский быт больше не стоит. Или инновационный потенциал этой среды не исчерпан?

Андрей Дермейко:
– И правда, в последнее время нет речи о каком-то принципиально новом поколении программного обеспечения, конкуренция больше строится на работе с деталями. Но если мы говорим о влиянии BIM на архитектуру, то трансформация строительного этапа только начинается: работа с 3D-принтерами, выход на площадку роботов. BIM модель как база данных обладает гораздо большим потенциалом для последующей автоматизации строительства, чем чертеж. Конечно не завтра, но тут еще произойдет много интересного.

– А если BIM исчезнет, то станет ли ваша архитектура другой?

Ольга Лебедева:
– Моя лично вряд ли. Я делала сложные проекты, пока училась, без компьютера вручную до пятого курса. Бесспорно, без BIM все математические расчеты окажется сложнее производить, но я буду больше рисовать, получать наслаждение от процесса черчения руками, а количество чертежей максимально сократится. И, конечно, будет больше макетов.

А вот архитектура проектного бюро, крупные комплексы, большие масштабы, сложные реконструкции, инженерные сооружения – сильно зависят от скорости обработки и выдачи документации, от объемов, от высокой точности чертежей всех смежных дисциплин и единой базы всех участников процесса. И тут уже невозможно представить себе сегодня такой процесс без BIM среды. Такой архитектуры просто не будет, потому что по времени процесс будет растянут настолько, что станет не рентабельным.

Иван Анохин:
– В целом моя архитектура останется такой же. Архитектурный образ, в первую очередь, – продукт нас самих, он рождается в нашем воображении. На данный момент процесс работы с бумагой относится только к самым первым этапам формирования образа.

Компьютер предоставляет достаточно большой инструментарий для проверки идей на жизнеспособность.
Вопрос в другом: компьютерные технологии кардинально меняют сроки проектирования, причем не всегда в лучшую сторону. С одной стороны, BIM ускоряет работу, это запрос рынка. С другой стороны, ускорение не всегда становится синонимом продуманности и проработанности. Необходим баланс. Собственно его нахождение – между количеством времени, затраченным на формирование образа, фильтрацию идей, продумывание до мелочей всех узлов, деталей и технологией самого процесса – стало бы ответом на твой предыдущий вопрос о перспективе развития. Должны появиться новые Шуховы и Шехтели.

Если BIM исчезнет, я с радостью возьму карандаш, но буду скучать по свободе абстрактного формотворчества и простоте решения рутинных задач.

Поставщики, технологии

15 Марта 2018

Мария Фадеева

Беседовала:

Мария Фадеева
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Победа пополам
Конкурс на концепцию развития центральной части Саратова завершился победой сразу двух участников. Показываем проекты победителей и рассказываем, чем конкретно займется каждый из них.