Архитекторы АПЕКС: «Должны появиться новые Шуховы и Шехтели»

Архитекторы АПЕКС читают в школе МАРШ курс Creative BIM. Мария Фадеева разбиралась, что такое креативный BIM, и какой была бы архитектура без компьютеров.

author pht

Беседовала:
Мария Фадеева

mainImg
zooming
Поиск формы © Проектное бюро АПЕКС

Иван Анохин, Ольга Лебедева, Андрей Дермейко,
авторы курса “Creative BIM” в МАРШ 

В начале февраля в МАРШ прошел трехдневный курс «BIM в проектном бюро. С чего начать?». Это начало совместного эксперимента Московской архитектурной школы и компании АПЕКС по переосмыслению роли технологий в процессе проектирования и преподавания. Преподавания как архитекторам, так и тем, кто управляет проектным процессом. Вторым, куда более длительным этапом станет трехмесячный интенсив «Creative BIM», в ходе которого авторы курса: Ольга Лебедева, Иван Анохин и Андрей Дермейко хотят воспроизвести полноценный командный процесс проектирования от эскиза до рабочей виртуальной модели, которая позволит реализовать объект – летний павильон для Artplay – в натуре. Партнерами стройки выступят компании Gradas, Guardian, Schüco и Каптехнострой. Разбираемся в специфике заявленного эксперимента.
Рабочий процесс в бюро © Проектное бюро АПЕКС

Архи.ру:
– Я бы хотела начать наш разговор с понимания предмета вашего преподавания. Что такое креативное информационное моделирование зданий? Мне всегда казалось, что BIM – технология суровая и для творчества не особо годится, скорее нужна для его оформления в строительную документацию.

Андрей Дермейко:
– Мы хотим показать, как творческий процесс разработки концепции и технический процесс подготовки документации могу быть увязаны друг с другом. В фокусе курса – проектируемый объект, соответственно, возможности программ будут изучаться с обязательным практическим применением к тем идеям, которые сгенерируют участники. В свою очередь, исследование и выбор подходящего софта сможет подсказать новые направления для развития концепции.

Вследствие маркетинговой политики вендоров и производителей программного обеспечения, а также фрагментированности информации в сети у людей складывается впечатление, что BIM – это «какой-то софт». В действительности же BIM – это технология, и список программ, которые позволяют работать по этой технологии, довольно широк. И мы хотим рассмотреть, в рамках курса, разные программы, чтобы наши слушатели, разработав идею в модели, смогли передать материалы непосредственно на стройку: подрядчику, производителю.
Рабочий процесс в бюро © Проектное бюро АПЕКС
Рабочий процесс в бюро © Проектное бюро АПЕКС

Иван Анохин:
– Для нас среда BIM – это единое пространство творчества, виртуальный мир, в котором взаимовыгодно сосуществуют все участники процесса. Наш курс не подразумевает изучение программ как набора инструментов, он призван смоделировать деятельность проектной группы: от этапа концепции до перерезания ленточки на воплощенном объекте. Именно поэтому мы сначала провели короткий интенсив о внедрении BIM в проектное бюро. В то же время, верно, что в плане «строгости» этой технологии – требования к гигиене среды высоки, это не «автокад» или лист бумаги, на котором рисуется план, а потом копируется для проверки другой планировки. Мы постараемся показать принципы работы в таких условиях на базе аккумулированного АПЕКСом опыта не только проектирования, но и управления проектом, удаленного взаимодействия с коллегами, включая зарубежных.
ГЭС-2. Взрыв-схема демонтируемых и сохраняемых частей здания © Проектное бюро АПЕКС

– Как я понимаю, это тот подход, благодаря которому вашей компании удается быть столь эффективными на рынке. Зачем же вы будете других учить тому, что позволяет выигрывать в конкуренции за заказчика?

Ольга Лебедева:
– АПЕКС – многопрофильная компания, направление преподавания – еще одна ступень развития коллектива, расширения наших навыков. За счет курса сотрудники вовлекаются в образовательную работу: чтение лекций, разработка программы курса, преподавание, участие в промежуточных показах в качестве членов жюри...

Андрей Дермейко:
– Кроме того, это способ влияния на информационное поле, возможность двигать отрасль и экономику, как бы пафосно ни звучало.

Иван Анохин:
– Для нас как для активно развивающейся компании интересно и расширять свои горизонты в современных технологиях, и делиться своими наработками с коллегами по цеху. Такого образовательного продукта еще не было на рынке.

Ольга Лебедева:
– Этот курс в числе прочего – еще и возможность расширить наш кадровый ресурс, предварительно предоставив обучение и базу для командной работы. Знание софта всегда можно будет подтянуть, а вот понимание процесса от начала до конца и умение работать с командой и производством – реально ценные знания сотрудников.
ГЭС-2. Перевод лазерного сканирования здания в BIM-модель © Проектное бюро АПЕКС

– Какова ваша личная мотивация при разработке и ведении этого курса?

Иван Анохин:
– Я много лет занимался арт-проектами и участвовал в образовательных семинарах. Мне интересно применить этот опыт в BIM формате, позволяющем создать высокотехнологичный объект.

Андрей Дермейко: 
– Каждый раз обучая кого-то, ты учишься сам и наводишь порядок в своей голове. Это дополнительный повод систематизации своих знаний. К тому же я давно не преподавал вне АПЕКСа – надо изнутри изучать происходящее на рынке в целом, в том числе, для коррекции стратегии развития компании.

– Ольга, у тебя, кажется, нет еще опыта преподавания?

Ольга Лебедева:
– В рамках вуза еще нет, но давно хотелось начать. В рамках бюро это постоянный процесс собственного обучения и передачи знаний команде. Накоплен большой опыт, за 14 лет я поработала в нескольких крупных московских бюро, училась в Колумбийском университете, увидела и испытала на себе многообразие методов и работы и обучения. Хочется делиться.

Меня захватывает идея показать за такой короткий срок весь процесс работы от идеи до реализации – ведь обычно это занимает больше года, а на крупных объектах несколько лет. Хочется показать, что каждый этап работы – концепция, проект, выпуск документации, производство, стройка – все интересно и может доставлять радость от процесса.

Соблазн использования большого количества программ, особенно в конце в роли заказчика – тоже не последний стимул. И, конечно, возможность реализации объекта с серьезными партнерами, готовыми предоставить лучшие материалы и качественное производство – об этом можно только мечтать. Не будь я соавтором курса, сама бы пошла учиться у нас.
ЖК на Долгоруковской улице. BIM-модель c послойным отображением элементов здания © Проектное бюро АПЕКС

– Андрей сказал о широком списке программ, входящих в среду BIM. Сколько их, и какой процент вы используете в ходе курса?

Андрей Дермейко:
– Существует международная некоммерческая организация Building Smart, которая занимается разработкой и поддержкой IFC – универсального нейтрального обменного формата, обеспечивающего совместимость софта в BIM среде. На их сайте перечислены все программы, которые сертифицированы для работы с этим форматом. Сейчас в списке более пятидесяти наименований, но он постоянно пополняется. Плюс существует определенная типология: одни программы созданы для проектирования, то есть создания информации, другие для ее анализа, третьи – для управления и преобразования...
ЖК на Долгоруковской улице. Взрыв-схема слоев фасада © Проектное бюро АПЕКС

Иван Анохин:
– Стоит отметить, что кроме специализированных программ есть те, которые могут просто подключаться к ней, к примеру, всем нам знакомый Excel. Он хорошо вписывается и помогает при параметризировании, снятии информации, описании.
Перспективный вид, созданный на основе BIM-модели комплекса на Долгоруковской улице © Проектное бюро АПЕКС

Андрей Дермейко:
– И позволяет представить заказчику данные в том виде, в котором он привык их читать. А это очень важно. Мы говорим не только о программах, но и о работе команды, способах обмена информацией, ее получения, генерации и управления. Об огромном спектре сценариев.

В курсе мы рассчитываем коснуться семи-восьми программ.

– Мне как журналисту импонирует упоминание понятия информации. Но для непривычного уха не звучит ли это слишком абстрактно в отношении архитектуры, как материального объекта, состоящего из окон, дверей, кирпичиков...

Андрей Дермейко:
– Но их ведь нет без параметров. Собственно и в классическом рукотворном чертеже мы видим набор линий, и их прочтение зависит лишь от интерпретации какой-то совокупности линий как стены, а иной в качестве проема. Что наполняет их смыслом? Умение читать: кто-то записал информацию на лист, а другой расшифровал.

Иван Анохин:
– Информационная модель здания отличается от чертежа тем, что мы можем оперировать не только тремя измерениями, но и такими параметрами как время, финансовая модель... При должной настройке модели возможно снимать достаточно большие массивы информации от спецификаций или схем раскладки нетиповых элементов – до смет и временных графиков.

– Судя по вашим описаниям, BIM как технология уже состоялась, и ждать от нее чего-то абсолютно переворачивающего архитекторский быт больше не стоит. Или инновационный потенциал этой среды не исчерпан?

Андрей Дермейко:
– И правда, в последнее время нет речи о каком-то принципиально новом поколении программного обеспечения, конкуренция больше строится на работе с деталями. Но если мы говорим о влиянии BIM на архитектуру, то трансформация строительного этапа только начинается: работа с 3D-принтерами, выход на площадку роботов. BIM модель как база данных обладает гораздо большим потенциалом для последующей автоматизации строительства, чем чертеж. Конечно не завтра, но тут еще произойдет много интересного.

– А если BIM исчезнет, то станет ли ваша архитектура другой?

Ольга Лебедева:
– Моя лично вряд ли. Я делала сложные проекты, пока училась, без компьютера вручную до пятого курса. Бесспорно, без BIM все математические расчеты окажется сложнее производить, но я буду больше рисовать, получать наслаждение от процесса черчения руками, а количество чертежей максимально сократится. И, конечно, будет больше макетов.

А вот архитектура проектного бюро, крупные комплексы, большие масштабы, сложные реконструкции, инженерные сооружения – сильно зависят от скорости обработки и выдачи документации, от объемов, от высокой точности чертежей всех смежных дисциплин и единой базы всех участников процесса. И тут уже невозможно представить себе сегодня такой процесс без BIM среды. Такой архитектуры просто не будет, потому что по времени процесс будет растянут настолько, что станет не рентабельным.

Иван Анохин:
– В целом моя архитектура останется такой же. Архитектурный образ, в первую очередь, – продукт нас самих, он рождается в нашем воображении. На данный момент процесс работы с бумагой относится только к самым первым этапам формирования образа.

Компьютер предоставляет достаточно большой инструментарий для проверки идей на жизнеспособность.
Вопрос в другом: компьютерные технологии кардинально меняют сроки проектирования, причем не всегда в лучшую сторону. С одной стороны, BIM ускоряет работу, это запрос рынка. С другой стороны, ускорение не всегда становится синонимом продуманности и проработанности. Необходим баланс. Собственно его нахождение – между количеством времени, затраченным на формирование образа, фильтрацию идей, продумывание до мелочей всех узлов, деталей и технологией самого процесса – стало бы ответом на твой предыдущий вопрос о перспективе развития. Должны появиться новые Шуховы и Шехтели.

Если BIM исчезнет, я с радостью возьму карандаш, но буду скучать по свободе абстрактного формотворчества и простоте решения рутинных задач.

Поставщики, технологии

представительство компании GRADAS  на Архи.ру Партнерами строительства летнего павильона Artplay, упомянутого в интервью, выступают компании Gradas, Guardian и другие.
представительство компании Guardian Glass на Архи.ру
Schueco

15 Марта 2018

author pht

Беседовала:

Мария Фадеева
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.