Гибкая устойчивость

С 4 по 6 ноября в Барселоне прошел Всемирный архитектурный фестиваль (WAF). Мероприятие проводится уже во второй раз, и в нем вновь активное участие приняли российские архитекторы, вошедшие в число номинантов на победу в тематических разделах. Таким образом, популярная в последнее время точка зрения о катастрофическом отставании россиян от современной мировой архитектуры уже дважды была опровергнута на практике. Мы способны соревноваться на равных, если не с мировой архитектурной элитой, то с ведущими практикующими командами со всего мира.

author pht

Автор текста:
Елена Петухова

10 Декабря 2009
mainImg
Теперь уже трудно поверить, но до того как в прошлом году прошел первый Всемирный архитектурный фестиваль, организованный по инициативе и при поддержке двух ведущих архитектурных журналов «Architectural Review» и «Architectural Record», в мире ни разу не проводилось подобных мероприятий. Конечно, существует множество конкурсов и премий, определяющих лучшее здание или архитектора года, но они носят либо закрытый характер, когда номинантов выдвигает сам оргкомитет и он же определяет победителя, либо селективный, когда проекты номинируются по географическому (региональные или национальные смотры-конкурсы) и типологическому признакам, а также по факту использования того или иного материала. Долгое время никто не брал на себя обязательства собрать в единую конкурсную программу проекты со всего мира, пока инициативная группа, возглавляемая Полом Финчем, главным редактором «Architectural Review», не отважилась воплотить в жизнь эту беспрецедентную по размаху и амбициозности идею.
«Лучшее здание мира» 2009 – Культурный центр Mapungubwe Interpretation Center (Южная Африка). Архитектор Питер Рич, бюро Peter Rich Architects
Проект – победитель раздела «Культура» и обладатель титула «Лучшее здание мира» 2009 – Культурный центр Mapungubwe Interpretation Center (Южная Африка). Архитектор Питер Рич, бюро Peter Rich Architects
Принцип проведения конкурса достаточно прост. Участвовать в нем и претендовать на звание «Лучшего здания мира» может любой архитектор из любой страны. Для этого требуется прислать заявку с презентационными материалами своего объекта и оплатить конкурсный сбор (545 евро). Все присланные заявки проходят предварительный отбор (!), на основании которого формируется шорт-лист каждой из номинаций (одна номинация – это одна типология, но каждая типология, в свою очередь, разделилась на проекты, строящиеся здания и уже построенные, так что в общей сложности на фестивале были представлены объекты в 42 категориях). При этом, наученные опытом прошло года, организаторы многократно призывали потенциальных участников конкурса ответственно подходить к отбору и оформлению высылаемых материалов. В частности, на официальном сайте WAF приведены требования к конкурсным работам: для того, чтобы здание попало в шорт-лист и смогло претендовать на победу, оно должно соответствовать не только знаменитой витрувианской триаде, но и обладать пятнадцатью качествами, в числе которых устойчивость, масштабность, контекстуальность, выразительность архитектурного языка и т.д.
zooming
Вид на Mapungubwe Interpretation Center (Южная Африка) на закате. Проект Peter Rich Architects
Следующий конкурсный этап – самый зрелищный и необычный. Во время фестиваля авторы проектов, попавших в шорт-лист, представляют их на суд жюри. Эти презентации открыты для публики, каждый может свободно прийти и детально ознакомится с авторской концепцией, заложенной в архитектуру, а также задать автору вопрос. Марафон презентаций длится два дня, в течение которых жюри разделов выбирают победителей в своей номинации. На третий день проходят презентации победителей из всех разделов и, наконец, из их числа выбирается одно здание, которому присуждается титул «Лучшее здание мира».
Интерьер Mapungubwe Interpretation Center (Южная Африка). Проект Peter Rich Architects
Без сомнения, конкурсная процедура выстроена чрезвычайно прозорливо, фактически исключая любую возможность обвинить организаторов в пристрастности или подтасовке результатов. И в этом плане нужно отдать организаторам должное. Архитектурные конкурсы, особенно конкурсы построек – дело очень непростое, и их результаты редко отражают объективное положение дел и реальное качество архитектуры. Однако на WAF все организовано так, чтобы никакие политические и субъективные соображения и личные отношения не исказили финальную картину и не заронили в мировой архитектурной общественности сомнения относительно чистоты результатов конкурса. Для только что созданного и амбициозно настроенного всемирного фестиваля – это основополагающий залог успеха.
В процессе строительства Mapungubwe Interpretation Center. Проект Peter Rich Architects
zooming
Схематичный генеральный план Mapungubwe Interpretation Center. Проект Peter Rich Architects
zooming
Концепция и схематический разрез Mapungubwe Interpretation Center. Проект Peter Rich Architects
Конечно, когда в каждом разделе соревнуются по 15 зданий примерно одного уровня, причем 5 из них созданы по проектам архитектурных звезд и уже многократно публиковались на страницах профессиональной прессы, членам жюри трудно соблюдать беспристрастность. Неизбежна определенная векторизация отбора, при которой в качестве наиболее важных качеств проектов-номинантов выбираются два-три. Например, в этом году, с учетом кризиса и общей озабоченности экологией, такими критериями стали экономичность, устойчивость (во всем многообразии понятия «sustainability») и любимая всеми инновационность (правда, не технологического свойства, а скорее интеллектуального). Эти негласные установки, подкрепленные идеологически ориентированным спецпроектом «Less Does More» («Меньшее создает большее»), который был подготовлен организаторами фестиваля и стал своеобразным девизом всего мероприятия – определили выбор победителей в большинстве разделов. А в итоге повлияли и на решение финального жюри, признавшего в качестве «Лучшего здания мира» культурный Центр из Южной Африки (Mapungubwe Interpretation Center) бюро «Peter Rich Architects». Такое, на первый взгляд, экстравагантное и несколько курьезное решение могло бы скомпрометировать фестиваль, если бы не одно «но»: все проекты, вышедшие в финал, выполнены на высочайшем уровне. В каких-то зданиях качество архитектуры исходит из ее художественности, в каких-то – из совершенства технологий, в каких-то – из оригинальности идеи, но любое из них имеет полное право называться «лучшим». И в этом году архитекторы, принявшие участие в Барселонском фестивале как конкурсанты, члены жюри и посетители, сочли необходимым представить миру именно такую ипостась современной архитектурной мысли, лишенную претенциозности, не отягощенную гигантскими инвестициями, предельно органичную и честную.
zooming
Логотип Всемирного архитектурного фестиваля в Барселоне WAF 2009
Агентство архитектурных новостей попросило поделиться своими впечатлениями о Всемирном архитектурном фестивале в Барселоне 2009 года нескольких его российских участников.

Владимир Плоткин
Архитектор, главный архитектор ТПО «Резерв», участник конкурсной программы WAF 2008 в разделах «Общественное здание», «Торговля», «Частный дом», член жюри WAF 2008, 2009

В этом году я был на WAF уже второй раз. В 2008 году я участвовал в конкурсе и был членом жюри в разделе «Производство», словом, побывал по обе стороны баррикад. В этом году я только жюрил, но мне досталась одна из самых интересных и насыщенных номинаций – «Культура», в ней выставлялось больше всего проектов (17 номинантов), и конкуренция была достаточно серьезной. Кроме того, я участвовал в судействе студенческого конкурса.

К сожалению, должен сказать, что первый и второй фестивали сильно отличаются друг от друга, и не в пользу последнего. В 2008 году я был поражен тем, как он был организован, насколько звездным был состав участников и спикеров, уровнем проектов, интересной атмосферой, возможностями для живого общения. Думаю, такое сильное впечатление объяснялось еще и тем, что он стартовал вскоре после открытия Венецианской Биеннале и кардинально отличался от нее. После гламурного праздника жизни в Венеции, красивого, но абсолютно неархитектурного, Барселонский фестиваль ассоциировался скорее с нашим «Зодчеством», только с поправкой на современный уровень и международный масштаб мероприятия.

В этом году в конкурсную программу включили не только постройки, но и проекты. Уровень работ стал значительно скромнее, что не удивительно. Чрезвычайно трудно находить каждый год по 500-700 построек высочайшего уровня, даже если ты не ограничен географией. Впрочем, нельзя сказать, что «архитектурные звезды» в этом году обошли фестиваль своим вниманием. Ведь он организован под эгидой двух ведущих мировых архитектурных журналов: английского «Architectural Review» и американского «Architectural Record»; публикация в которых престижна для всех архитекторов без исключения. Только в разделе «Культура» были представлены проекты таких архитекторов, как Эрик Мираллес и Бенедетта Тальябуэ, Николас Гримшоу и Норман Фостер. Кроме того, были прекрасные проекты из Кореи, Сингапура и Австрии. Это я перечисляю только те работы, которые сам для себя отметил. А вообще из 17 номинировавшихся проектов 12 были на отличном уровне. Больше всего мне понравился проект Гримшоу. Великолепная работа, очень богатая, чрезвычайно изобретательная, хорошо продуманная. Но меня абсолютно не поддержали мои коллеги по жюри, аргументируя свое решение тем, что «с таким бюджетом любой дурак может столько фокусов построить». Так что им это здание было не интересно. Зато южноафриканский проект Mapungubwe Interpretation Center пришелся по душе, точнее, по уму, поскольку выбор победителя был продиктован не столько эмоциями, сколько анализом конъюнктуры и следования актуальному тренду «sustainability».

Сергей Скуратов
Архитектор, руководитель бюро «Сергей Скуратов Architects», участник конкурсной программы WAF 2009 в разделах «Многофункциональное жилье», «Офисы»

Фестиваль оставил смешанное впечатление. После успеха прошлогоднего WAF, от него все очень многого ждали и в этом году. Но этого не произошло и, мне кажется, по вполне закономерным причинам. Первое мероприятие всегда более яркое, масштабное, ведь туда попадают самые интересные работы, созданные за все предыдущие годы. А последующим мероприятиям достаются по остаточному принципу либо недавно законченные здания, либо объекты, по каким-то причинам не показанные в прошлый раз.

Свою негативную роль, несомненно, сыграл и кризис. Меньше было участников, меньше посетителей. В 2008 году среди участников конкурса и архитекторов, выступавших с лекциями, было значительно больше звезд первой величины. В этом году среди приглашенных и конкурсантов были громкие имена, но, в основном, в конкурсной программе выставлялся очень хороший, высокопрофессиональный средний класс, делающий качественную современную архитектуру, но при этом какую-то неуловимо одинаковую.

На этом фоне российские проекты выглядели очень неплохо. Некоторые даже имели шансы на победу. Например, после завершения конкурса председатель жюри номинации «Офисы», где я выставлял «Даниловский форт», сказал, что этот проект вошел в тройку лучших. Оказалось, он видел мое здание в Москве, и оно произвело на него большое впечатление.

Не сомневаюсь, что в плане качества архитектуры наши проекты были на уровне. Но ряд обстоятельств не позволил нам добиться победы. В моем случае, прежде всего, негативную роль сыграл мой несовершенный английский. В условиях, когда у тебя есть только 10 минут на то, чтобы донести до членов жюри суть проекта, очень важна живость передачи информации, если угодно, артистизм. Когда я защищаю проект по-русски, я могу и пошутить, и убежденно что-то сказать, акцентировать внимание. Но в презентации на английском языке я не мог это сделать. Эффект от выступления был не тот.

С другой стороны, для меня оказалось неожиданным то внимание, которое члены жюри проявили к судьбе уже построенного здания. Как оно функционирует, как его обживают арендаторы, как оно развивается? Для них это нормально. Большинство конкурсантов показывало офисные здания не только снаружи, но и изнутри, вместе с интерьерами, дизайн которых продолжал темы, начатые в архитектуре. А у «Даниловского форта», только что сданного в эксплуатацию, ведь еще нет ни арендаторов, ни интерьеров. Его судьба только начинает складываться… В результате, в разделе «Офисы» победило здание Unileverhaus, спректированное бюро Behnisch Architekten. Это, безусловно, достойный проект, но сказать, что это выдающаяся архитектура, я не могу. Судя по всему, победу ему принесло то, что в нем реализованы все принципиальные для сегодняшнего архитектурного истеблишмента качества: инновационность, экологичность, большой социальный резонанс, экономичность.

Андрей Асадов
Архитектор, руководитель «Мастерской А.Асадова», участник конкурсной программы WAF 2009 в разделах «Интерьер», «Реконструкция», «Концептуальный проект»

После многочисленных восторженных откликов от коллег, ездивших на первый фестиваль WAF 2008, мы решили принять в нем участие и показать две наши постройки (реконструированное здание САР и интерьер нового театра ГИТИС), а также концептуальные проекты из серии «Острова».

Мы приняли такое решение, скорее, из соображений саморазвития (других посмотреть, себя показать), чем из каких-то стратегических расчетов. Участие в подобных конкурсах не имеет практической выгоды, тем более что победитель получает только титул (признание и почет), а не денежный приз. Да и заказчиков там российский архитектор точно найти не может. В какой-то мере этот фестиваль действительно похож на «Зодчество» и «Золотое сечение», только в мировом масштабе. А принять участие в этих смотрах до последнего времени считал себя обязанным каждый уважающий себя архитектор. Теперь у нас есть возможность посещать и международные фестивали, и мне кажется, это может быть чрезвычайно полезно и интересно для российских архитекторов. Но здесь есть один принципиальный момент – свободное владение английским языком, отсутствие которого сильно ограничивает нас и в плане презентации проектов, и в знакомствах, и в профессиональном общении на самом фестивале.

Кроме того, следует очень тщательно продумывать презентацию своего проекта. Привычный для нас подход тут не годится. Прежде всего, не нужно стремиться включить как можно больше материалов в одну презентацию. Именно в этом, как мне кажется, мы ошиблись, представляя серию проектов «Острова» и включив в нее все сделанные варианты. Это не могло не дезориентировать жюри. Они без конца задавали мне вопросы о причинах объединения разных по морфотипу объектов в один цикл. Наверно, нужно было оставить только один проект. Тогда наша концепция была бы более понятной, а впечатление от нее – глубоким.

Еще одним принципиальным моментом для презентаций проектов на WAF стало то огромное внимание, которое уделяли иностранные конкурсанты и члены жюри социальной значимости проектов. Вопрос «В чем польза вашего проекта для людей? Что от реализации вашей идеи изменится к лучшему в их жизни?» был основополагающим при оценке конкурсных работ. И к ответу на него лучше быть готовым заранее. Если кто-то из российских архитекторов решит принять участие в следующем фестивале, ему обязательно нужно учитывать все эти моменты.

Статистика WAF 2009
Количество заявок: более 1500
Количество номинаций: 42.
Постройки – 15 номинаций. Интерьеры и предметный дизайн – 8 номинаций. Конструкции – 9 номинаций. Концептуальный (футуристичный) проект – 10 номинаций.
География участников конкурса: 84 страны
Количество проектов в шорт-листе: 612
Количество российских проектов в шорт-листе: 18
Количество медиа-партнеров фестиваля (профессиональных изданий): 61 
Рафаэль Виньоли (в центре) и Пол Финч (справа) вручают приз автору «Лучшего здания мира», архитектору Питеру Ричу, бюро Peter Rich Architects (Южная Африка)
Южноафриканский архитектор Питер Рич (бюро Peter Rich Architects) с призом за «Лучшее здание мира» 2009 – Mapungubwe Interpretation Center
Проект – победитель раздела “Civic and Community” (Социальные объекты) – Станция скорой помощи в Загребе, Хорватия. Проект бюро “Produkcija 004”, Хорватия
Проект – победитель раздела “Health” (Здоровье) – Центр детской реабилитации в Тампико, Мексика. Проект бюро “Sordo Madaleno Arquitectos”, Мексика. Фото: Fernando Cordero
Проект – победитель раздела “Display” (Экспозиция) – Вольеры для попугаев. Проект бюро “Batlle & Roig Architects”, Испания. Фото: Eva Serrats
Проект – победитель раздела “Holiday” (Отдых) – Ресторан «Тусен» в Рамундбергете, Швеция. Проект бюро “Murman Arkitekter ab”, Швеция. Фото: Hans Murman
Проект – победитель раздела “House” (Частный дом) – Вилла "Klein Bottle House« в Рае, Австралия. Проект бюро »McBride Charles Ryan", Австралия. Фото: John Gollings
Проект – победитель раздела “Housing” (Жилье) – Дом "The Met« в Банкоке, Таиланд. Проект бюро »WOHA", Сингапур. Фото: Patrick Bingham-Hall
Проект – победитель раздела “Interior” (Интерьер) – Шоу-рум "Corian Super-Surfaces« фирмы »DuPont« в Милане, Италия. Проект бюро »Amanda Levete Architects", Великобритания. Фото: Leo Torri
Проект – победитель раздела “Learning” (Учебное здание) – «Жемчужная Академия моды» в Джапуре, Индия. Проект бюро “Morphogenesis”, Индия. Фото: Andre J Fanthome
zooming
Проект – победитель раздела “New&Old” (Реконструкция) – реконструкция площади Папаши Даффи (Father Duffy) в Нью-Йорке, США. Проект архитекторов Perkins Eastman(США) и Choi Ropiha (Австралия). Генплан – "William Fellows/ PKSB". Фото: John Saeyong Ra
Проект – победитель раздела “Office” (Офис) – офисный центр Unileverhaus в Гамбурге, Германия. Проект бюро “Behnisch Architekten”, Германия. Фото: Adam Mork
zooming
Проект – победитель раздела “Shopping” (Торговля) – Цветочный магазин “Havaianas”, Сан-Паулу, Бразилия. Проект архитектора Isay Weinfeld, Бразилия. Фото: Nelson Kon
zooming
Проект – победитель раздела “Sport” (Спорт) – Спортивный комплекс "Berry«, Австралия. Проект бюро »Allen Jack + Cottier", Австралия. Фото: Nic Bailey – Allen Jack+Cottier
Проект – победитель раздела "Production, Energy and Recycling« (Производство, энергия, переработка) – Бодега (винодельня) »Protos«, Испания. Проект бюро »Rogers Stirk Harbour + Partners", Великобритания. Фото: Katsuhisa Kida
Проект – победитель раздела “Transport” (Транспорт) – Станция "Bras Basah« скоростного метро. Проект бюро »WOHE", Сигапур. Фото: Patrick Bingham-Hall
Проект – победитель раздела “Landscape” (Ландшафт) – Городской парк "Adaptation Palettes« в Пекине, Китай. Проект »Turen Design Institute", Пекин. Фото: Cao Yang Kongjian Yu


10 Декабря 2009

author pht

Автор текста:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.