Гибкая устойчивость

С 4 по 6 ноября в Барселоне прошел Всемирный архитектурный фестиваль (WAF). Мероприятие проводится уже во второй раз, и в нем вновь активное участие приняли российские архитекторы, вошедшие в число номинантов на победу в тематических разделах. Таким образом, популярная в последнее время точка зрения о катастрофическом отставании россиян от современной мировой архитектуры уже дважды была опровергнута на практике. Мы способны соревноваться на равных, если не с мировой архитектурной элитой, то с ведущими практикующими командами со всего мира.

Елена Петухова

Автор текста:
Елена Петухова

10 Декабря 2009
mainImg
Теперь уже трудно поверить, но до того как в прошлом году прошел первый Всемирный архитектурный фестиваль, организованный по инициативе и при поддержке двух ведущих архитектурных журналов «Architectural Review» и «Architectural Record», в мире ни разу не проводилось подобных мероприятий. Конечно, существует множество конкурсов и премий, определяющих лучшее здание или архитектора года, но они носят либо закрытый характер, когда номинантов выдвигает сам оргкомитет и он же определяет победителя, либо селективный, когда проекты номинируются по географическому (региональные или национальные смотры-конкурсы) и типологическому признакам, а также по факту использования того или иного материала. Долгое время никто не брал на себя обязательства собрать в единую конкурсную программу проекты со всего мира, пока инициативная группа, возглавляемая Полом Финчем, главным редактором «Architectural Review», не отважилась воплотить в жизнь эту беспрецедентную по размаху и амбициозности идею.
«Лучшее здание мира» 2009 – Культурный центр Mapungubwe Interpretation Center (Южная Африка). Архитектор Питер Рич, бюро Peter Rich Architects
Проект – победитель раздела «Культура» и обладатель титула «Лучшее здание мира» 2009 – Культурный центр Mapungubwe Interpretation Center (Южная Африка). Архитектор Питер Рич, бюро Peter Rich Architects

Принцип проведения конкурса достаточно прост. Участвовать в нем и претендовать на звание «Лучшего здания мира» может любой архитектор из любой страны. Для этого требуется прислать заявку с презентационными материалами своего объекта и оплатить конкурсный сбор (545 евро). Все присланные заявки проходят предварительный отбор (!), на основании которого формируется шорт-лист каждой из номинаций (одна номинация – это одна типология, но каждая типология, в свою очередь, разделилась на проекты, строящиеся здания и уже построенные, так что в общей сложности на фестивале были представлены объекты в 42 категориях). При этом, наученные опытом прошло года, организаторы многократно призывали потенциальных участников конкурса ответственно подходить к отбору и оформлению высылаемых материалов. В частности, на официальном сайте WAF приведены требования к конкурсным работам: для того, чтобы здание попало в шорт-лист и смогло претендовать на победу, оно должно соответствовать не только знаменитой витрувианской триаде, но и обладать пятнадцатью качествами, в числе которых устойчивость, масштабность, контекстуальность, выразительность архитектурного языка и т.д.
zooming
Вид на Mapungubwe Interpretation Center (Южная Африка) на закате. Проект Peter Rich Architects

Следующий конкурсный этап – самый зрелищный и необычный. Во время фестиваля авторы проектов, попавших в шорт-лист, представляют их на суд жюри. Эти презентации открыты для публики, каждый может свободно прийти и детально ознакомится с авторской концепцией, заложенной в архитектуру, а также задать автору вопрос. Марафон презентаций длится два дня, в течение которых жюри разделов выбирают победителей в своей номинации. На третий день проходят презентации победителей из всех разделов и, наконец, из их числа выбирается одно здание, которому присуждается титул «Лучшее здание мира».
Интерьер Mapungubwe Interpretation Center (Южная Африка). Проект Peter Rich Architects

Без сомнения, конкурсная процедура выстроена чрезвычайно прозорливо, фактически исключая любую возможность обвинить организаторов в пристрастности или подтасовке результатов. И в этом плане нужно отдать организаторам должное. Архитектурные конкурсы, особенно конкурсы построек – дело очень непростое, и их результаты редко отражают объективное положение дел и реальное качество архитектуры. Однако на WAF все организовано так, чтобы никакие политические и субъективные соображения и личные отношения не исказили финальную картину и не заронили в мировой архитектурной общественности сомнения относительно чистоты результатов конкурса. Для только что созданного и амбициозно настроенного всемирного фестиваля – это основополагающий залог успеха.
В процессе строительства Mapungubwe Interpretation Center. Проект Peter Rich Architects
zooming
Схематичный генеральный план Mapungubwe Interpretation Center. Проект Peter Rich Architects
zooming
Концепция и схематический разрез Mapungubwe Interpretation Center. Проект Peter Rich Architects

Конечно, когда в каждом разделе соревнуются по 15 зданий примерно одного уровня, причем 5 из них созданы по проектам архитектурных звезд и уже многократно публиковались на страницах профессиональной прессы, членам жюри трудно соблюдать беспристрастность. Неизбежна определенная векторизация отбора, при которой в качестве наиболее важных качеств проектов-номинантов выбираются два-три. Например, в этом году, с учетом кризиса и общей озабоченности экологией, такими критериями стали экономичность, устойчивость (во всем многообразии понятия «sustainability») и любимая всеми инновационность (правда, не технологического свойства, а скорее интеллектуального). Эти негласные установки, подкрепленные идеологически ориентированным спецпроектом «Less Does More» («Меньшее создает большее»), который был подготовлен организаторами фестиваля и стал своеобразным девизом всего мероприятия – определили выбор победителей в большинстве разделов. А в итоге повлияли и на решение финального жюри, признавшего в качестве «Лучшего здания мира» культурный Центр из Южной Африки (Mapungubwe Interpretation Center) бюро «Peter Rich Architects». Такое, на первый взгляд, экстравагантное и несколько курьезное решение могло бы скомпрометировать фестиваль, если бы не одно «но»: все проекты, вышедшие в финал, выполнены на высочайшем уровне. В каких-то зданиях качество архитектуры исходит из ее художественности, в каких-то – из совершенства технологий, в каких-то – из оригинальности идеи, но любое из них имеет полное право называться «лучшим». И в этом году архитекторы, принявшие участие в Барселонском фестивале как конкурсанты, члены жюри и посетители, сочли необходимым представить миру именно такую ипостась современной архитектурной мысли, лишенную претенциозности, не отягощенную гигантскими инвестициями, предельно органичную и честную.
zooming
Логотип Всемирного архитектурного фестиваля в Барселоне WAF 2009

Агентство архитектурных новостей попросило поделиться своими впечатлениями о Всемирном архитектурном фестивале в Барселоне 2009 года нескольких его российских участников.

Владимир Плоткин
Архитектор, главный архитектор ТПО «Резерв», участник конкурсной программы WAF 2008 в разделах «Общественное здание», «Торговля», «Частный дом», член жюри WAF 2008, 2009

В этом году я был на WAF уже второй раз. В 2008 году я участвовал в конкурсе и был членом жюри в разделе «Производство», словом, побывал по обе стороны баррикад. В этом году я только жюрил, но мне досталась одна из самых интересных и насыщенных номинаций – «Культура», в ней выставлялось больше всего проектов (17 номинантов), и конкуренция была достаточно серьезной. Кроме того, я участвовал в судействе студенческого конкурса.

К сожалению, должен сказать, что первый и второй фестивали сильно отличаются друг от друга, и не в пользу последнего. В 2008 году я был поражен тем, как он был организован, насколько звездным был состав участников и спикеров, уровнем проектов, интересной атмосферой, возможностями для живого общения. Думаю, такое сильное впечатление объяснялось еще и тем, что он стартовал вскоре после открытия Венецианской Биеннале и кардинально отличался от нее. После гламурного праздника жизни в Венеции, красивого, но абсолютно неархитектурного, Барселонский фестиваль ассоциировался скорее с нашим «Зодчеством», только с поправкой на современный уровень и международный масштаб мероприятия.

В этом году в конкурсную программу включили не только постройки, но и проекты. Уровень работ стал значительно скромнее, что не удивительно. Чрезвычайно трудно находить каждый год по 500-700 построек высочайшего уровня, даже если ты не ограничен географией. Впрочем, нельзя сказать, что «архитектурные звезды» в этом году обошли фестиваль своим вниманием. Ведь он организован под эгидой двух ведущих мировых архитектурных журналов: английского «Architectural Review» и американского «Architectural Record»; публикация в которых престижна для всех архитекторов без исключения. Только в разделе «Культура» были представлены проекты таких архитекторов, как Эрик Мираллес и Бенедетта Тальябуэ, Николас Гримшоу и Норман Фостер. Кроме того, были прекрасные проекты из Кореи, Сингапура и Австрии. Это я перечисляю только те работы, которые сам для себя отметил. А вообще из 17 номинировавшихся проектов 12 были на отличном уровне. Больше всего мне понравился проект Гримшоу. Великолепная работа, очень богатая, чрезвычайно изобретательная, хорошо продуманная. Но меня абсолютно не поддержали мои коллеги по жюри, аргументируя свое решение тем, что «с таким бюджетом любой дурак может столько фокусов построить». Так что им это здание было не интересно. Зато южноафриканский проект Mapungubwe Interpretation Center пришелся по душе, точнее, по уму, поскольку выбор победителя был продиктован не столько эмоциями, сколько анализом конъюнктуры и следования актуальному тренду «sustainability».

Сергей Скуратов
Архитектор, руководитель бюро «Сергей Скуратов Architects», участник конкурсной программы WAF 2009 в разделах «Многофункциональное жилье», «Офисы»

Фестиваль оставил смешанное впечатление. После успеха прошлогоднего WAF, от него все очень многого ждали и в этом году. Но этого не произошло и, мне кажется, по вполне закономерным причинам. Первое мероприятие всегда более яркое, масштабное, ведь туда попадают самые интересные работы, созданные за все предыдущие годы. А последующим мероприятиям достаются по остаточному принципу либо недавно законченные здания, либо объекты, по каким-то причинам не показанные в прошлый раз.

Свою негативную роль, несомненно, сыграл и кризис. Меньше было участников, меньше посетителей. В 2008 году среди участников конкурса и архитекторов, выступавших с лекциями, было значительно больше звезд первой величины. В этом году среди приглашенных и конкурсантов были громкие имена, но, в основном, в конкурсной программе выставлялся очень хороший, высокопрофессиональный средний класс, делающий качественную современную архитектуру, но при этом какую-то неуловимо одинаковую.

На этом фоне российские проекты выглядели очень неплохо. Некоторые даже имели шансы на победу. Например, после завершения конкурса председатель жюри номинации «Офисы», где я выставлял «Даниловский форт», сказал, что этот проект вошел в тройку лучших. Оказалось, он видел мое здание в Москве, и оно произвело на него большое впечатление.

Не сомневаюсь, что в плане качества архитектуры наши проекты были на уровне. Но ряд обстоятельств не позволил нам добиться победы. В моем случае, прежде всего, негативную роль сыграл мой несовершенный английский. В условиях, когда у тебя есть только 10 минут на то, чтобы донести до членов жюри суть проекта, очень важна живость передачи информации, если угодно, артистизм. Когда я защищаю проект по-русски, я могу и пошутить, и убежденно что-то сказать, акцентировать внимание. Но в презентации на английском языке я не мог это сделать. Эффект от выступления был не тот.

С другой стороны, для меня оказалось неожиданным то внимание, которое члены жюри проявили к судьбе уже построенного здания. Как оно функционирует, как его обживают арендаторы, как оно развивается? Для них это нормально. Большинство конкурсантов показывало офисные здания не только снаружи, но и изнутри, вместе с интерьерами, дизайн которых продолжал темы, начатые в архитектуре. А у «Даниловского форта», только что сданного в эксплуатацию, ведь еще нет ни арендаторов, ни интерьеров. Его судьба только начинает складываться… В результате, в разделе «Офисы» победило здание Unileverhaus, спректированное бюро Behnisch Architekten. Это, безусловно, достойный проект, но сказать, что это выдающаяся архитектура, я не могу. Судя по всему, победу ему принесло то, что в нем реализованы все принципиальные для сегодняшнего архитектурного истеблишмента качества: инновационность, экологичность, большой социальный резонанс, экономичность.

Андрей Асадов
Архитектор, руководитель «Мастерской А.Асадова», участник конкурсной программы WAF 2009 в разделах «Интерьер», «Реконструкция», «Концептуальный проект»

После многочисленных восторженных откликов от коллег, ездивших на первый фестиваль WAF 2008, мы решили принять в нем участие и показать две наши постройки (реконструированное здание САР и интерьер нового театра ГИТИС), а также концептуальные проекты из серии «Острова».

Мы приняли такое решение, скорее, из соображений саморазвития (других посмотреть, себя показать), чем из каких-то стратегических расчетов. Участие в подобных конкурсах не имеет практической выгоды, тем более что победитель получает только титул (признание и почет), а не денежный приз. Да и заказчиков там российский архитектор точно найти не может. В какой-то мере этот фестиваль действительно похож на «Зодчество» и «Золотое сечение», только в мировом масштабе. А принять участие в этих смотрах до последнего времени считал себя обязанным каждый уважающий себя архитектор. Теперь у нас есть возможность посещать и международные фестивали, и мне кажется, это может быть чрезвычайно полезно и интересно для российских архитекторов. Но здесь есть один принципиальный момент – свободное владение английским языком, отсутствие которого сильно ограничивает нас и в плане презентации проектов, и в знакомствах, и в профессиональном общении на самом фестивале.

Кроме того, следует очень тщательно продумывать презентацию своего проекта. Привычный для нас подход тут не годится. Прежде всего, не нужно стремиться включить как можно больше материалов в одну презентацию. Именно в этом, как мне кажется, мы ошиблись, представляя серию проектов «Острова» и включив в нее все сделанные варианты. Это не могло не дезориентировать жюри. Они без конца задавали мне вопросы о причинах объединения разных по морфотипу объектов в один цикл. Наверно, нужно было оставить только один проект. Тогда наша концепция была бы более понятной, а впечатление от нее – глубоким.

Еще одним принципиальным моментом для презентаций проектов на WAF стало то огромное внимание, которое уделяли иностранные конкурсанты и члены жюри социальной значимости проектов. Вопрос «В чем польза вашего проекта для людей? Что от реализации вашей идеи изменится к лучшему в их жизни?» был основополагающим при оценке конкурсных работ. И к ответу на него лучше быть готовым заранее. Если кто-то из российских архитекторов решит принять участие в следующем фестивале, ему обязательно нужно учитывать все эти моменты.

Статистика WAF 2009
Количество заявок: более 1500
Количество номинаций: 42.
Постройки – 15 номинаций. Интерьеры и предметный дизайн – 8 номинаций. Конструкции – 9 номинаций. Концептуальный (футуристичный) проект – 10 номинаций.
География участников конкурса: 84 страны
Количество проектов в шорт-листе: 612
Количество российских проектов в шорт-листе: 18
Количество медиа-партнеров фестиваля (профессиональных изданий): 61 
Рафаэль Виньоли (в центре) и Пол Финч (справа) вручают приз автору «Лучшего здания мира», архитектору Питеру Ричу, бюро Peter Rich Architects (Южная Африка)
Южноафриканский архитектор Питер Рич (бюро Peter Rich Architects) с призом за «Лучшее здание мира» 2009 – Mapungubwe Interpretation Center
Проект – победитель раздела “Civic and Community” (Социальные объекты) – Станция скорой помощи в Загребе, Хорватия. Проект бюро “Produkcija 004”, Хорватия
Проект – победитель раздела “Health” (Здоровье) – Центр детской реабилитации в Тампико, Мексика. Проект бюро “Sordo Madaleno Arquitectos”, Мексика. Фото: Fernando Cordero
Проект – победитель раздела “Display” (Экспозиция) – Вольеры для попугаев. Проект бюро “Batlle & Roig Architects”, Испания. Фото: Eva Serrats
Проект – победитель раздела “Holiday” (Отдых) – Ресторан «Тусен» в Рамундбергете, Швеция. Проект бюро “Murman Arkitekter ab”, Швеция. Фото: Hans Murman
Проект – победитель раздела “House” (Частный дом) – Вилла "Klein Bottle House« в Рае, Австралия. Проект бюро »McBride Charles Ryan", Австралия. Фото: John Gollings
Проект – победитель раздела “Housing” (Жилье) – Дом "The Met« в Банкоке, Таиланд. Проект бюро »WOHA", Сингапур. Фото: Patrick Bingham-Hall
Проект – победитель раздела “Interior” (Интерьер) – Шоу-рум "Corian Super-Surfaces« фирмы »DuPont« в Милане, Италия. Проект бюро »Amanda Levete Architects", Великобритания. Фото: Leo Torri
Проект – победитель раздела “Learning” (Учебное здание) – «Жемчужная Академия моды» в Джапуре, Индия. Проект бюро “Morphogenesis”, Индия. Фото: Andre J Fanthome
zooming
Проект – победитель раздела “New&Old” (Реконструкция) – реконструкция площади Папаши Даффи (Father Duffy) в Нью-Йорке, США. Проект архитекторов Perkins Eastman(США) и Choi Ropiha (Австралия). Генплан – "William Fellows/ PKSB". Фото: John Saeyong Ra
Проект – победитель раздела “Office” (Офис) – офисный центр Unileverhaus в Гамбурге, Германия. Проект бюро “Behnisch Architekten”, Германия. Фото: Adam Mork
zooming
Проект – победитель раздела “Shopping” (Торговля) – Цветочный магазин “Havaianas”, Сан-Паулу, Бразилия. Проект архитектора Isay Weinfeld, Бразилия. Фото: Nelson Kon
zooming
Проект – победитель раздела “Sport” (Спорт) – Спортивный комплекс "Berry«, Австралия. Проект бюро »Allen Jack + Cottier", Австралия. Фото: Nic Bailey – Allen Jack+Cottier
Проект – победитель раздела "Production, Energy and Recycling« (Производство, энергия, переработка) – Бодега (винодельня) »Protos«, Испания. Проект бюро »Rogers Stirk Harbour + Partners", Великобритания. Фото: Katsuhisa Kida
Проект – победитель раздела “Transport” (Транспорт) – Станция "Bras Basah« скоростного метро. Проект бюро »WOHE", Сигапур. Фото: Patrick Bingham-Hall
Проект – победитель раздела “Landscape” (Ландшафт) – Городской парк "Adaptation Palettes« в Пекине, Китай. Проект »Turen Design Institute", Пекин. Фото: Cao Yang Kongjian Yu

10 Декабря 2009

Елена Петухова

Автор текста:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.